На главную

Выпуск #32. Аннетт

Аннетт – пропагандист методики естественного оздоровления и омоложения без агрессивных уколов, через ежедневную заботу внимание и любовь к себе. Создатель онлайн-марафонов по омоложению, которые проходят тысячи женщин. Совладелец ювелирной мастерской @m_treshka и популярный instagram-блоггер, собравший более 712 000 подписчиков на своем аккаунте в Instagram.

Аннетт
19 ноября 2017
Слушать в iTunes Слушать в SoundCloud Смотреть на YouTube

Из этого подкаста вы узнаете:

  • Какое отношение упражнения для поддержания красоты и здоровья имеют к успешной раскрутке ювелирного бизнеса
  • Как фотография в профиль может разбить все иллюзии и запускает цикл превращения из «тети- урода»
  • На чем основаны нормальные, естественные, ручные процессы поддержания своей красоты, здоровья и молодости или как позвоночник влияет на овал вашего лица
  • Опасны ли домашние упражнения от «не врача, не косметолога, не зож-тренера с сертификатом» для вашего здоровья
  • Интриги, скандалы, расследования- откуда берутся негативные отзывы и разоблачительные статьи и как к тому конструктивно относиться
  • Монетизация любимого бесплатного хобби- или 4 года писанины до своего первого платного марафона
  • Влияет ли инфраструктура бизнеса на его масштабирование или зачем нужен сайт, если и так все хорошо
  • Как личный бренд влияет на продажи ювелирных украшений
  • Почему раскрутка инстаграмма начинается «от сердца», работают ли гивы сегодня и зачем быть в стриме

И если подкаст для вас актуален, то не забудьте поставить рейтинг и написать нам комментарий!

Сделать это очень просто:

  1. Проходите по ссылке https://itunes.apple.com/ru/podcast/bud-brendom/id1188861100?mt=2
  2. Нажимаете на голубую кнопку под аватаром подкаста "VIEW IN ITUNES"
  3. Если у вас на компьютере установлен iTunes, то он автоматически откроет вам нужное окно
  4. В программе iTunes на странице подкаста надо нажать "ОЦЕНКИ И ОТЗЫВЫ"
  5. Откроется раздел отзывов, где надо нажать кнопку "НАПИСАТЬ ОТЗЫВ"
  6. В открывшемся окне необходимо поставить оценку в звездах, написать заголовок и текст отзыва

Ваша оценка и пара слов помогут большему количеству предпринимателей узнать о нас и получить пользу для активации и роста персонального бренда каждого практикующего и начинающего профессионала.

Текстовая версия подкаста:

Мария:  Привет!

Меланетт:  Привет!

Мария:  Во-первых, я хочу начать с благодарности.

Меланетт:  Уточни.

Мария:  Потому что я проходила твой «Базовый»…

Меланетт:  Да ты что?

Мария:  Я проходила твой «Продвинутый»…

Меланетт:  Ооо…

Мария:  Представляешь?

Меланетт:  Готовься, есть пища для разговоров?

Мария:  Да, есть пища для разговоров, потому что утром, просыпаясь, я вижу дверь – я зависаю, периодически встаю с рамкой, но…

Меланетт:  С рамкой…

Мария:  С рамкой, да-да, но встаю. Не буду показывать, как, но, в общем, встаю. Когда я активно занималась, практиковала, мы даже смеялись, как я в деревне где-то, ухожу, сажусь, начинаю что-то там крутить, разворачивать, щелкаю и так далее – работает. Когда я это делала, реально результаты были и, конечно, я хочу начать с этого, потому что мне интересно, откуда вообще, в принципе, берется методика. Тысяча человек у тебя обучаются, изначально у многих наверняка есть скепсис: «Как же я пойду к блогеру в Instagram обучаться?», а потом мы видим результаты «До» – «После». Откуда у тебя взялось это?


СЕКРЕТЫ ЮВЕЛИРНОГО ДЕЛА, ИЛИ КАК РАСКРУТИТЬ ОДИН ИЗ САМЫХ ТЯЖЕЛО РАСКРУЧИВАЕМЫХ БИЗНЕСОВ

Меланетт:  Откуда это все взялось? Все произошло, на самом деле, спонтанно, неожиданно. Начну с того, что мой основной вид деятельности – это ювелирка, ювелирные украшения весьма дорогие, достаточно люксовые такие вещи, и так как я присоединилась к бизнесу моей мамы, я долго думала. У меня была задача раскручивать, популяризировать, чтобы обращали внимание. Я очень много потренировалась со звездами, с рекламой, с журналами – очень много было выкинуто денег без толку. Но, на самом деле, это было ожидаемо, потому что ювелирка является самым тяжело раскручиваемым продуктом.

Мария:  Вообще в мире?

Меланетт:  Да. Во всех учебниках по бизнесу большими буквами написано, что ювелирка – один из самых тяжело раскручиваемых продуктов.

Мария:  Сразу – почему?

Меланетт:  Наверно, очень много предложений – это раз, потом много существует компаний от мала до велика. Из той же серии, как карат может стоить 10 000 $, а потом тот же самый карат – 40 000 $. Вот такие разбросы в зависимости от брендов – там очень много сопутствующих вещей. Естественно, все крупные компании, которые сейчас у тебя на слуху – Cartier, Graff, Chopard – это вековые компании, которые годами, сотнями лет развивались, и сейчас они известны. Я хотела этот процесс ускорить весьма, чтобы все-таки на мою долю досталась слава.

Мария:  Давай сразу тогда – у вас ювелирный, о’кей. У вас свое производство?

Меланетт:  У нас своя мастерская. Она весьма скромная. У нас своя мастерская, у нас шоу-рум то открывается, то закрывается. Мы работаем с частными клиентами, в основном, с бриллиантами, да и не только с бриллиантами, на самом деле, на заказы крупных серьезных украшений. Надеюсь, через время открою магазин, о котором я мечтала. Я не могу открыть просто магазин – мне нужно открыть сразу «вау-магазин», и вот я все вынашиваю.

Мария:  То есть это получается такая история, что я хочу что-то эксклюзивное, я иду к вам и по моему дизайну делаю что-то?

Меланетт:  Да. Эксклюзивное или неэксклюзивное, может быть, ты уже видела где-то эту картинку, а, может, ты не можешь позволить себе по картинке – мы можем сделать проще вариант, дешевле вариант, из других камней.

Мария:  То есть, таким образом, не сапфир, а…другой сапфир?

Меланетт:  Другой сапфир, да :) У нас вообще слоган: «Мы превращаем ваши мечты в украшения» и, возвращаясь к теме того, как произошло с красотой, я приняла решение, что хватит ходить и просить какую-то рекламную селебрити или платить денег, чтобы о тебе написали. Я знала, что мама делает прекрасные, шикарные украшения, которые достойны внимания. Она выигрывала даже несколько ювелирных конкурсов крутых и некрутых, и надо было как-то шевелиться. Тут меня озарило, что хватит тренироваться на звездах, сейчас сами станем звездой.

Мария:  То есть ты приняла решение: «Я стану звездой?».

Меланетт:  Я стану звездой :) Нет, на самом деле, было скромнее. Цель была в том, чтобы привлечь чем-то аудиторию – тем, что я верю, знаю – и тогда они увидят, чем я занимаюсь, тогда они увидят, что я ношу. Видите, я все ношу на себе, все это мы, by my mom. Таким образом, я хотела обратить внимание на украшения. Тогда я еще не знала, что именно мне писать. Когда я тогда, 5 лет назад, зарегистрировалась в Instagram, я как раз только родила и у меня была компания единомышленников, и тоже таких же рожавших, причем достаточно многие, кто стал сейчас тоже блогерами. Это как раз Люба пиар блог, в принципе. Мы вместе одновременно родили, и у нас получился такой клубок этой мамской тусовки младенчиков в Instagram.

Мария:  Вы там познакомились в Instagram?

Меланетт:  Мы познакомились еще раньше на других ресурсах, где мы были просто беременные и знакомились с этим состоянием, обменивались впечатлениями, что происходит. Таким образом, я 5 лет назад зарегистрировалась в Instagram, мы перешли из одного интернет ресурса беременных в другой ресурс – Instagram и начали с ним знакомиться. Я думаю: «Ну, отличная площадка», потому что до этого у нас были в Facebook каталоги наших украшений и там какое-то общение с потенциальными клиентами, а потом Instagram. Там все тяжелее шло – были некачественные фотографии, я не знала, что и как делать, кроме качественных фотографий ювелирки. Да, мне нравилось, но толку от этого было скромно. У меня была аудитория – это декретные мамы, которые должны были просить…

Мария:  У мужей?

Меланетт:  Да. «Дай, пожалуйста, я хочу там украшение» - «Ты что, сдурела? Зачем тебе оно ходить дома пока три года. Тебе не нужны эти игрушки». Ну, я утрирую, но, конечно, не та аудитория была.

ЧУЖОВИЩЕ ИЛИ КРАСАВИЦА- КАК ФОТОГРАФИЯ В ПРОФИЛЬ РАЗБИЛА ВСЕ ИЛЛЮЗИИ

Меланетт:  Параллельно с этим я познаю достаточно интересные техники, методики, упражнения и большинство этих знаний от моей мамы приходят. Она говорит: «Займись собой, займись собой», а я ей: «Да я и та красивая. Что ты ко мне пристала? Мне 27 лет». Она говорит: «Да, красивая». Сфоткала меня в профиль и говорит: «Смотри, какая ты красивая», и я такая: «Уууу…». Просто тетя, урод-тетя, которой не 27 лет, а 47 лет, а, может, 57 лет. Полное отсутствие шеи, полное отсутствие подбородка, на спине гора растет. Меня мама сфотографировала в профиль, это было лето, я как раз сидела в тоненькой маечке на бретельках. Я увидела всю красоту, которую я не видела в зеркале, и я плакала. Я реально плакала, вообще серьезно так плакала, я была просто в коме, потому что я не могла никогда себе представить, что я такое чудовище, правда. Потом меня уже сфоткали со спины и там еще хуже картина была. Я реально говорю, что это была женщина пятидесяти лет с серьезным опытом жизни, грузом, и я тут же схватилась за те упражнения, которые мама мне впихивала, впихивала, говорила: «Давай, займись, займись». Она уже год сама занималась, если не больше, а я все думала, что я красотка. Мои иллюзии были разбиты в одночасье и я начала заниматься.

Мария:  А она тебе просто показывала: «Здесь делай вот так»?

Меланетт:  Она тоже нашла все эти упражнения, методики, ходила на курсы, читала книги. Большинство этих упражнений основаны на остеопатических принципах, на остеопатии, на краниосакральной терапии. Многие остеопаты то одно такое упражнение покажут, то другое, и я так с миру по нитке все эти упражнения собираю. В одном месте они так называются, в другом – так, в третьем – вот так, у кого-то есть какие-то авторские права, но это тоже отдельная история. Вот это все я собирала, потом дополняла очень интересными дренажными техниками, потом вакуумный массаж – то пробовала, пятое, десятое… Я к чему это говорю? Я сама менялась, серьезно менялась на глазах. Можно смело прокрутить мою ленту до 2012 года и прямо так смотреть, как я менялась. Вроде бы, тоже тут не урод, но все основное бы лучше, а лет-то все больше. Тогда мне было 27, а сегодня мне уже 33. Кто анализирует, тот видит, что все основано на моем опыте, абсолютно все опробовано на мне, любое упражнение. Я некоторые упражнения полгода вынашиваю, иногда еще больше, чтобы додумать, доощущать, допонимать всю эту биомеханику, происходящую внутри организма, чтобы людям, которые мне доверяют и меня сейчас читают, отвечать. Если я не могу ответить на вопрос, а такое часто бывает, потому что вопросы, связанные с медицинскими спец.диагнозами, с какими-то осложнениями, которые есть у человека, я не могу ответить на этот вопрос, но я знаю теперь, кто может помочь мне в этих вопросах. Я вокруг себя собрала много интересных людей: огромное количество остеопатов, неврологов, гинекологов, много кого. Уже приходится, понимаешь? Я могу обратиться, мой друг может дать совет и я его перенесу, то есть тот совет, который можно дать онлайн, насколько это возможно. Я уже говорила, что все начиналось с красоты: лицо, нос – красота. Сейчас я уже могу ответить, что меня касается все: ЖКТ, суставы, плоскостопие, иксообразные ножки, стоматология, остеохондрозы, кифозы, сколиозы и лордозы. Вот таким образом я докатилась до таких серьезных диагнозов, серьезных проблем, которые я стараюсь решить, и очень хочу помочь людям.

КАК РОДИЛАСЬ МЕТОДИКА ЕСТЕСТВЕННОГО, НОРМАЛЬНОГО РУЧНОГО ОМОЛОЖЕНИЯ И ПОДДЕРЖАНИЯ КРАСОТЫ И ЗДОРОВЬЯ

Мария:  Получается, что ты вбирала в себя этот опыт, тестировала, потом выложила в некую последовательность действий, как ты эффективно это видишь, и вот сформировался комплекс упражнений, которые ты делала регулярно?

Меланетт:  Ну, это так кратко. На самом деле, три года я просто писала. Я никогда не знала, что это выльется в такую огромную читательскую аудиторию, я никогда не знала, что какие-то будут марафоны. Это все, на самом деле, родили мои читатели, они меня сподвигли на все эти идеи. Я больше четырех лет пишу о чудо-валике. Мне кажется, что уже все знают о чудо-валике, уже невозможно не знать.

Мария:  Когда мы сидели здесь за столом, мы делали упражнение, в пилатес есть валик.

Меланетт:  Да.

Мария:  Мне делали упражнение, и я говорю: «А я лежу перед сном 5 минут на валике», и она говорит: «Ты у Меланетт это взяла?». Я говорю: «Да». То есть у меня здесь тренер тоже говорит: «Ты у Меланетт? А сколько ты лежишь?». Я говорю: «Я лежу две недели».

Меланетт:  Ну, вот таким вот образом я 4 года назад начала писать о валике. Я написала, что это прекрасная методика, которую раскрутил японский врач, но и он тоже это не придумал – это уже тысячелетние наработки народа, знания. Ролл и в пилатесе, и в йоге кирпичики – все, что угодно. Японский врач раскрутил валик на самой острой теме для женщин – похудение, нахождение той тонкой талии, которую вы за годы своей жизни потеряли. Когда я первый раз 4 года назад об этом написала, и я написала в очень классном паблике, многие же прошли мимо: «Что за бред? Что, полежать 5 минут и будет тонкая талия? Полежать 5 минут и осанка выпрямится? Ой, да ладно! Полежать 5 минут и пройдет боль, которая меня мучает 10 лет?». Ну, ты понимаешь. Я 4 года писала, чтобы люди начали пробовать. Я написала – все прошли мимо. Я показала, как я лежу – прошли мимо. Я показала, как я после спортзала полежала тоже – все прошли мимо. Наверно, какой-то отголосок, когда я капала, капала, капала, капала и не сдавалась, наверно, отголосок был где-то через полгода, когда я писала: «Я полежала – мне стало легче. Я полежала – мне стало еще хуже» и так далее, когда это обострение возможно, о котором я много пишу. О чем я говорю? Те вещи, которые я пишу, а я пишу вещи весьма нестандартные, в полном разрезе с современными маркетинговыми, косметологическими и хирургическими делами – полный разрез: «Ну, как?! Что за бред?!». Никто же это не раскручивает. Люди настолько мудры, они годами, тысячелетиями, сотнями лет собирали всякие методики, техники, упражнения и помогали себе. Эти методы, на самом деле, давно известны людям, просто кто их в кучу так собрал, кто – так, кто дополнил другими вещами. Сейчас это никому не интересно, ведь интересно платить бабки, зарабатывать прибыль – «Зачем вам напрягаться? Сходите к нам. Мы вам сейчас воткнем, порежем, натянем» и так далее, и то это не даст желаемый результат – вот в чем проблема. Когда я вообще против агрессивных, кардинальных вмешательств, самое главное, что оно не даст вам того результата, который вы хотите. Потом, может быть, даст, но весьма кратковременный, а точка невозврата уже пройдена, когда идет вмешательство на уровне ножа и, соответственно, любого рубца (рубец – это не обязательно тот, который виден), это уже не норма, уже это восстановить сложно. Понимаешь, о чем я говорю, да?

Мария:  Да.

Меланетт:  Я как раз за естественные, нормальные, ручные процессы поддержки своей красоты, поддержки своего главного здоровья, поддержки своего позвоночника. Я пытаюсь донести до людей, что если у вас вот такой позвоночник, нечего тереть овал – он не подтянется. Обратитесь к первоисточнику, причине этого потекшего овала, а люди не могут понять. Даже вчера я давала интервью в газету «Аргументы и Факты», девушка вот так вот стояла: «А причем здесь шея? А причем здесь плечи? Ну, вот у меня носогубка. Причем здесь плечи?», и вот ты ей объясняешь. Она говорит: «Я все равно не понимаю. А причем здесь лопы стопы?». Ты, наверно, уже знаешь, причем здесь лопы стопы. Конечно, людям сложно это донести. Для большинства кажется, что это полный бред, шарлатанство, мухлеж и так далее.

Мария:  Да.

Меланетт:  Но мухлеж так не может развиваться, понимаешь?

Мария:  Да, я просто вижу даже с момента, когда я наблюдаю, как ты растешь, и я понимаю, что ты растешь в том числе потому, что каждый марафон заканчивается валом позитивных результатов.

Меланетт:  Ну, не только, давай так по чесноку. Есть люди, которые не получают результат, но я уверена (я, конечно, не могу это проверить), что они просто не так работали, как я им рекомендовала во время марафона. Просто сразу скажу: много позитивных, конечно, отчетов, но есть и недовольные.

Мария:  Хорошо, но если динамика аккаунта, как можно смотреть: вовлеченность, лайки, подписчики и так далее... Мы можем же по этому критерию смотреть?

Меланетт:  Можем, да. ОПАСНАЯ

Меланетт:  ОТКУДА БЕРЕТСЯ НЕГАТИВ И КАК К НЕМУ ОТНОСИТЬСЯ

Мария:  Количество отзывов, которые пишут… Да, есть негатив, и я сейчас спрошу тебя по поводу негатива, потому что когда я гуглила про тебя, естественно, я столкнулась там с информацией определенного рода. Мне очень интересно, как ты к этому относишься.

Меланетт:  К негативу?

Мария:  Ну, да.

Меланетт:  К клевете, грязи и всему остальному?

Мария:  Какая основная претензия?

Меланетт:  Я же не про здоровье.

Мария:  Да, «вы же не врач?».

Меланетт:  Не врач.

Мария:  «Вы же не… кто-то там?»

Меланетт:  Не косметолог. Без лицензии, без сертификата, не тренер и все остальное.

Мария:  Да, и «какое право вы имеете нести это в массы».

Меланетт:  Вот эта грязь и клевета, которую на меня льют, она уже существует с лета.

Мария:  То есть это недавно началось?

Меланетт:  Ну, для меня это уже давно, это уже месяца четыре или три эта статья висит, ее популяризируют, проталкивают и мне почему-то говорят: «А что ты не решаешь эту задачу?». Почему не решаю? Я решаю в юридическом порядке эту задачу. В данный момент она еще не решена, юридические вещи происходят долго. Шашкой махать и рассказывать, что я Новый год, я не вижу смысла. Те люди, которые меня читают, они прекрасно все знают. Те люди, которые пришли в марафон, ржут над той статьей и говорят, что это вырванные фото из видео, из контекста, то есть полный бред. Как можно из видео вырвать фотку и что-то там показать?

Мария:  Потому что в видео же идет процесс движения, ты можешь взять процесс незакончено, и получается стоп-кадр не в том месте, которое является финальной точкой движения.

Меланетт:  Даже если их не брать, многие говорят, что я опасна.

Мария:  Так… И?

Меланетт:  Конечно, я опасна. Для людей, у которых отсутствует мозг, для людей, которые не способны читать, для людей, которые не способны слышать, что я говорю, и для людей, которые абсолютно не понимают, что с ними происходит. Мы девочки, очень у нас развита интуиция, мы же очень хорошо себя знаем и когда мы что-то делаем, я очень прошу слушать свой организм, что происходит. Что происходит? Ну, ты сама пришла на марафон, ты знаешь, что это очень простые упражнения на уровне ЛФК. Скажи, можно себе повредить?

Мария:  Я не знаю, как можно себе повредить, стоя вот так – не буду показывать.

Меланетт:  Я тебе про то же самое. Вот даже сейчас я задала вопрос, и ты даже смутилась.

Мария:  Я не буду показывать упражнение.

Меланетт:  Да. Но, на самом деле, с дуру можно сама знаешь, что себе сломать, правда. Человек не дочитал, человек не понял, что после валика нельзя брать тяжелое, а потом говорят: «Ай-яй-яй! Вот тут заклинило». Я говорю: «А что вы делали?». Она говорит: «Я решила поменять шторы, я решила их постирать ровно после того, как полежала на валике». Ты говоришь: «А почему вы не прочитали до конца и почему вы не дослушали видео до конца?». Она говорит: «Ой, а я услышала, что за то, что ты лежишь на валике, можно получить минус 13 см в талии, и все – я уже все забыла и побежала лежать». Я к чему говорю? Я действительно очень опасна для людей, не способных думать. Я действительно очень опасна для людей, которые не хотят слушать, что говорит им тело, потому что мы все очень разные, очень разные. От одного упражнения одному человеку будет офигенно, другому будет похуже, потому что у него спазмированы мышцы, он может почувствовать головокружение. Третий еще не в курсе, что у него есть какие-то спец.диагнозы с работой сосудов или с положением позвоночника – он даже не в курсе этого. Он жил и жил, а тут сделал пару движений, и ему стало плохо. И ты говоришь: «Вот у нас есть остеопат. Ты можешь задать ему пару вопросов онлайн, но я вам рекомендую сходить на осмотр, потому что вот так в виртуальной сети выяснить, какой у тебя диагноз, надо обязательно сходить, а лучше еще сделать МРТ». Конечно, такие случаи бывают, но я считаю, что это даже хорошо – ты хотя бы в курсе, что происходит. Но, опять же, все моменты в моем марафоне описаны, для чего мы это делаем, все акценты расставлены, для чего мы делаем. Вы можете как угодно класть руки, но мне нужно, чтобы вы растянули мышцу. Мне абсолютно все равно, как вы это сделаете, даже все равно, собственными вы руками это сделаете, или к мужу обратитесь, или к маме. Я вам объясняю принцип, зачем мы это делаем. Мы делаем зажим, а потом мы его растягиваем, и пофигу, куда у вас там локти смотрят, мне абсолютно пофигу, реально. У меня есть люди-инвалиды, которые участвуют, есть, которые в креслах участвуют, есть без кисти, без руки участвуют. Они справляются, а полноценный четырехногий человек ищет какие-то статьи, где я опасна. Все знают, что я без медицинского образования, но также многие знают, что от меня советов намного полезнее и больше, чем от людей, которые имеют диплом, которые вообще забыли, что такое «Не навреди» – это отдельная история. По поводу того, как я отношусь к статье и не только к статье, а к грязи, которая на меня поливается – мне абсолютно все равно.

Мария:  Я поняла, как ты реагируешь. То есть внутренне тебя это не задевает уже? Или все-таки есть?

Меланетт:  Вообще нет, честно. Я тебе прямо честно говорю – нет, меня внутренне не задевает. Конечно, это клевета. Это клевета от людей, которые были моими партнерами, у которых я числилась тренером. Дальше мы не смогли договориться о наших дальнейших действиях, потому что у них была перетрубация их компании, их организации, и мне выдвинули такие условия, с которыми я была не согласна.

Мария:  Я так предполагаю, что с коммерческой точки зрения наверняка часть людей, которые, как они считают, должна идти к ним, они просто пошли к тебе.

Меланетт:  Нет, там даже все было проще. Они работали с достаточно серьезными, жесткими такими техниками, с которыми я никогда не буду работать как раз потому, что я не медик. Мне достаточно показывать самые простые упражнения, которые можно показать в Интернете, которые можно показать человеку на дальнем расстоянии, не видя его, не поставив его руки – те упражнения, которым вы не можете себе навредить. Прелесть всех этих упражнений в чем? Кстати, по поводу опасности для здоровья: если ты их сделаешь неправильно, оно просто не сработает, оно не даст ни плохой результат, ни хороший. Мы сейчас не говорим уже про то, что ты совсем не умеешь читать и передавливаешь себе там что-то, или ты прыгаешь – хочешь познакомиться с соседями, как дурачок, то есть что-то ты не понял. Но прелесть их в том, что если ты что-то сделал неправильно, ты просто не получишь результат.

КАК МОНЕТИЗИРОВАТЬ СВОЕ БЕСПЛАТНОЕ ХОББИ- 4 ГОДА ПИСАНИНЫ ДО ПЕРВОГО ПЛАТНОГО МАРАФОНА

Мария:  Хорошо, с этой темой понятно. Давай вернемся к алгоритму твоего выхода в коммерческую…

Меланетт:  В свет?

Мария:  Ну, да :) То есть ты искала для себя возможность, как раскрутить себя, чтобы потом через раскрутку показать…

Меланетт:  Показать свою деятельность.

Мария:  Да, то есть целью был, в принципе, ювелирный бизнес?

Меланетт:  Да, был ювелирный бизнес.

Мария:  И ты начала делиться, нашла эту грань пользы и подумала, наверно, типа: «Что я могу дать? Вот это мне интересно» и начала рассказывать об этом.

Меланетт:  Да. Я как раз похорошела, мама мне воткнула и я начала заниматься, и как раз меня это все заинтересовало. В ход пошли эти старые бабушкины газетки «ЗОЖ» об уринотерапии и не только, когда ты это все читаешь и выискиваешь действительно какие-то полезные вещи, хотя раньше ты так проходила и думала: «Боже, да чтобы со мной этого никогда не случилось». Потом меня это заинтересовало и заинтересовало, как все легко и просто, как люди могут, на самом деле, помогать себе до того, как обратиться уже скрюченным и, не дай Бог, с серьезным диагнозом.

Мария:  Когда ты поняла, что ты готова это упаковать как продукт? Когда аудитория?

Меланетт:  Ооо, не скоро. Я тебе говорю, что я свой первый платный марафон сделала после четырех лет писанины. Три с половиной года я писала, представляешь?

Мария:  Давай для слушателей – что такое «писала»? Ты писала раз в день, раз в неделю?

Меланетт:  Ты знаешь, я уже такого не помню, но, на самом деле, я регулярно писала. Я тебе скажу, что, наверно, первые 10 000 читателей у меня стали за 4 месяца или за 5 – небольшая цифра, а я ей уже очень гордилась.

Мария:  Я просто скажу для слушателей, что сегодня уже больше 600 000 читателей в Instagram.

Меланетт:  Я думаю, что это мало. С моей темой уже давно должно быть миллион. Шучу. Я писала просто про то, на чем основана наша красота.

Мария:  А ты училась, как писать? Ты когда-нибудь проходила курсы по Instagram или что-нибудь?

Меланетт:  Нет.

Мария:  Сейчас ты пишешь все еще сама?

Меланетт:  Сама.

Мария:  Все делаешь сама? Фотографии тоже?

Меланетт:  Все сама. Ну, сейчас по фотографиям я стараюсь обращаться к девочкам-профессиональным фотографам, чтобы они меня фоткали.

Мария:  Ты просто берешь фотографию с профессионального фотосета и ставишь ее? Вот сейчас мы пообщались и ты выставила фотографию: «Я в платье в саду».

Меланетт:  Ну, типа того, да. Когда я поняла, что это круто? Я писала и говорю: «А давайте попробуем вот такое упражнение? А давайте попробуем сделать вот такую ванну? А давайте мы с вами сегодня полежим на валике?». Вот в такой играющей форме я подбивала моих читателей вместе все это делать. В коллективе, в команде намного веселее. Не то, что «я с понедельника начну новую жизнь и во вторник она у меня закончится», а тут уже есть Маша, Глаша, даже Паша, и с ним уже веселее, или муж и жена, или мама с дочкой – они друг друга «подпиливают». Я разные квесты придумывала: «Давайте замерим талию. Давайте полежим месяц.

Мария:  В общем, вовлекала всех.

Меланетт:  Я вовлекала. Это было мне самой интересно. Я все эти марафоны придумывала вообще для себя, я тебе клянусь. Ну, не хочешь же писать о красоте толстопопой девочкой с горой на спине. Я сама себе придумала мотивашку: «Если уж ты пишешь о красоте, шевели булочками и давай тоже сама делать». Я одно упражнение дала, другое, а потом говорю: «Давайте мы три недели с вами делаем три упражнения», и так сам по себе получился некий марафон. Были бесплатные марафоны, я задание тогда давала через день. Их в общей сложности было 9-12, в зависимости от того, сколько было недель, и мы все упражнения делали каждый день. Как ты понимаешь, все начинали за здравие в начале марафона, а кончали за упокой – фишка бесплатности.

Мария:  Да. Сколько процентов доходило?

Меланетт:  Грубо говоря, 1 000 человек сказали: «Да, я с вами!». Первая неделя прошла, давайте писать отчеты. Ну, 500 человек написали отчеты. В конце второй недели – 200, в конце третьей недели – пуф… Когда я сказала: «Будут призы. Снова будет бесплатный марафон и будут призы», все такие: «О, тут уже веселее!». Я говорю: «Фотографию нужно делать у себя по собственному желанию». Потом я поняла, что по собственному желанию никто ничего фоткать не хочет, делиться и подавно, и я опять придумала призы. Я говорю: «Так, кто поделится своими результатами, вам баночка крема или валик», и начали веселее шевелиться. Но фигня заключалась в том, что в бесплатных марафонах никто не доходил до конца или просто мало, или они доходили, но молчали, а мне нужна была обратная связь. Как раз в один день я так расстроилась, думаю: «Ты тут вкалываешь, стараешься все бесплатно». У меня тогда еще и мысли не было, что это надо делать платно, еще не было вот этой коммерции в Instagram. Было от души, что ли, искренне, еще не было этой коммерциализации полной. Я пишу такое письмо: «Девочки, знаете, вы хамки. Я так вкалываю! Я вас прошу написать отчет – вы не пишете, я прошу написать отзыв – вы его не пишете. Я не знаю, что с вами происходит, и я понимаю, что вы ничего не делаете, и значит для меня это бесполезно». Вот так написала, встала и ушла.

Мария:  Типа «не буду больше?».

Меланетт:  Да, не буду. Типа все, марафон закончился, больше я не буду писать. И что ты думаешь? И тут понеслось – на почту присылают, в комментариях пишут: «Аня, вы тут мне помогли. Аня, я вам сейчас пришлю фотографию. Аня, да вы мне изменили жизнь. Аня, да вы мне спасли семью. Аня, да вы помогли моему ребенку». Я говорю: «Где вы были раньше?!». Вот это был толчок, так сказать. Тогда очень много таких трогательных очень отзывов пришло. Я, конечно, не ушла бы, но я их так взбодрила. Я говорю: «Я вкладываюсь, а вы не выкладываетесь – мне это не надо». После бесплатных марафонов, когда я поняла, что результаты-то есть, они такие мизерные, хотя я очень гордилась теми вещами, которые мне люди присылали, а как ты можешь понимать, когда они присылают фотографию, мало кто из них разрешает выложить фотографию, ну очень мало, буквально 1 из 10, и то это, наверно, очень высоко: «Аня, эта фотография только для вас». Естественно, я никогда не подведу человека и ни в коем случае ради своей популярности не выложу. И так хайп, что это фотошоп, да еще и чужой фотошоп. Соответственно, возвращаясь к тому, когда у меня стала коммерция, платными марафоны у меня стали в июне прошлого года, даже меньше полутора лет. У меня первый платный марафон был в начале лета прошлого года. И знаешь, что самое интересное? Именно читатели просили: «Аня, сделай», а я где-то говорила: «Ну, можно создать более серьезный марафон, уже не из 9-12 упражнений, а можно создать более серьезный». На тот период времени я решила попробовать его сделать в Instagram. Instagram позволяет сделать закрытый аккаунт, провести оплату и так далее, впустить людей, которые заинтересованы, и там работать.

Меланетт:  Когда я объявила: «Кто хочет, начинайте с такого, проходите, читайте информацию и оплачивайте», я закрыла оплаты намного раньше, потому что я знала, что я просто не справлюсь. Я одна и я всегда одна. Ну, сейчас у меня есть техподдержка, которая отвечает за сайт, а тогда я всегда была одна. Потом я взяла помощницу, которая уже отвечала на письма, потому что невозможно было не отвечать и нельзя было пропустить письма, которые содержат слова «SOS», типа: «SOS! Спину свело, встать не могу» – вот такие вещи пропустить нельзя, а такой был объем писем, что элементарно ты их пропустишь, человека подведешь и так далее.

Мария:  Сейчас все у нас внутри там на платформе уже, правильно?

Меланетт:  Сейчас у нас есть платформа, да.

Мария:  Да, потому что я помню, что я писем никаких не писала – все на платформе: комментарии, обсуждения.

Меланетт:  И был успешный марафон, правда. Он был успешный, много человек поделились своими отчетами, но тут, как и в первые марафоны, я точно так же писала, что фотографируемся по желанию и в конце марафона тоже фотографируемся по желанию, и еще раз по желанию, если захотите со мной поделиться, и еще раз по желанию, если захотите, чтобы я вас показала на весь мир. И где-то уже в начале этого года, в январе, я придумала денежный конкурс – спонсоры там всякие кремчики дарят, коврики полезные, я ювелирные украшения дарю. Все это было придумано для того чтобы люди начали себя фотографировать. Во-первых, тут есть азарт. Для меня самое главное, что человек видит динамику, потому что как раз я тебе говорила, что есть недовольные марафоном. Ты знаешь, кто недовольные марафоном? Кто себя не фоткал. Он себя не фоткал. В зеркало он видит себя каждый день и он не видит изменений. Если бы я за три недели отобрала бы зеркала, можете не фоткать, но отобрала бы зеркала, и нет у вас шанса смотреть в зеркало, тогда бы вы увидели разницу. Потом как раз люди, которые были недовольны: «Я не получила никакого результата», конечно, здесь все относительно. Важно, с какими первичными данными ты приходишь. Ко мне приходят девочки в 23 года, и она не довольна результатом. Я смотрю: «Да ты красавица! Что ты от меня-то хочешь?». Она: «А у меня вот тут вот…».

Мария:  Да-да.

Меланетт:  И ты сама понимаешь, что я занимаюсь общей картиной мира, а не точечной проработкой какой-то…

Мария:  Морщинки какой-то.

Меланетт:  Да. Точечно мы это уже все в продвинутых марафонах делаем. Таким образом, конкурс заставил девчонок фотографироваться, заставил девчонок еще больше работать.

Мария:  И пошло еще больше результатов?

Меланетт:  Конечно! Еще больше результатов, люди стали видеть свою динамику, люди не стали опускать свои руки, а то некоторые подумали, что марафон прошла, похорошела и все – я пошла дальше. Ты каждый день говоришь: «Нет, извините, это уже на всю оставшуюся жизнь. Ты обратно так же скрутишься, потому что ты каждый день себя используешь. Поэтому этот конкурс привнес новую такую волну, и это все равно тот азарт, когда «что-то у Машки получилось!» Машка пишет: «Вау! Прикоснулась к подголовнику!» и она бежит, и давай еще веселее делать.

КАК ИНФРАСТРУКТУРА БИЗНЕСА ВЛИЯЕТ НА ЕГО РОСТ ИЛИ ЗАЧЕМ НУЖЕН САЙТ, ЕСЛИ КАЧАЕТ INSTAGRAM

Мария:  Слушай, а когда ты почувствовала такой значительный рост, динамику роста, когда, допустим, был момент, хайп, как некоторые говорят, когда было нормально, а потом хоп! – и резко выросла ты?

Меланетт:  Ты знаешь, наверно, это было как раз, когда я придумала сайт, когда уже все говорило о том, что невозможно в Instagram существовать даже про марафон – мне нужна была больше площадка, чтобы полезную информацию где-то копить, чтобы люди наконец-таки ее находили. Сейчас у меня под 1 000 комментариев и человек не может найти последний комментарий и не хочет.

Мария:  Да, это неудобно, потому что даже если интересно, бывает…

Меланетт:  Даже если интересно, ты дальше уже пошел свои дела делать. Ты думаешь, что ты потом это прочитаешь, потом ты это не читаешь и это теряется.

Мария:  Да.

Меланетт:  Уже все говорило о том, что необходимо создать свой сайт. Создать свой сайт нет никаких проблем, есть проблема сделать его удобным для большинства людей. Меня читают люди от 20 до 70 лет. Как ты можешь понять, взрослые девчонки не всегда способны быстро, им Instagram был тяжел, они из-за меня там регистрировались, а теперь еще сайт. Развитие пошло тогда, когда я создала сайт. Во-первых, я все автоматизировала, во-вторых, у меня появились помощники, у меня появились люди, которые отвечают на все вопросы: Как? Что? Зачем? Почему? Наверно, это было как раз в декабре прошлого года. Я как раз в декабре прошлого года создала сайт, на него пришло в два раза больше участников.

КАК ЛИЧНЫЙ БРЕНД ВЛИЯЕТ НА ПРОДАЖИ ЮВЕЛИРНЫХ УКРАШЕНИЙ

Мария:  Хорошо, а в итоге как это отразилось на ювелирном бизнесе?

Меланетт:  Прекрасно! Вообще отлично. Знаешь, как получилось? Я очень рада, что девочки обратили на меня внимание, они увидели, что я тоже изменилась. Я иногда подшучиваю: «Чтобы результат закрепить, надо сюда еще бриллиантик вставить и так еще волшебней будет». Мне говорят: «А я хочу такое колье, как у Ани». Мне это, конечно, безумно приятно, я не знала, что так будет, но «Я хочу колье именно как у Ани».

Мария:  Или бабочку.

Меланетт:  Или бабочку, как у Ани. Я, слава Богу, стала больше. Сразу могу сказать, что большинство клиентов – это те, которые прошли марафон. Даже сегодня у меня была встреча с клиенткой – она прошла «Базовый», она собирается в «Продвинутый», она хочет кольешки – это наши фирменные вещи, которые ты наверняка видела – я все время в них. И вот они приходят и приходят, они мне доверяют. У меня бизнес-то связан с тем, что чаще всего на заказ. Люди же волнуются: «А хорошо ли мне сделают? А вдруг они возьмут и не так сделают? А поняли ли они меня?». Тут человек все-таки мне более-менее доверяет. Понятное дело, что это все-таки виртуальный мир, но мы встречаемся, он больше доверяет тебе, я его начинаю понимать, знаю, что он хочет, что он не хочет, и она уже смелее может отдать свой камень, который она берегла 10 лет, и все руки не доходили сделать.

Мария:  Скажи, а само закрытие на сделку в ювелирке – ты лично общаешься с клиентами?

Меланетт:  Да. Я и мама.

Мария:  То есть это клиенты VIP уровня, и у тебя всегда личный подход, выбор камней, компановка, разработка дизайна какого-то.

Меланетт:  Но я тебе могу сказать по секрету, что чаще всего люди просто говорят: «Я хочу кольцо с рубином. Мне по фигу. Дальше делайте, что хотите». Это счастье, понимаешь?

Мария:  Да, потому что это фантазия, это творчество.

Меланетт:  Это часто происходит как раз из-за того, что люди меня знают, знают мои украшения, знают украшения, которые мама делает, и они говорят: «Я просто 1000 лет мечтала о рубине или об изумруде. Сделайте мне что-нибудь». Легко! Представляешь, не надо отчитываться: «Вот, мы нарисовали так». Тебе говорят: «Нет, мне так не нравится, давайте вот так».

Мария:  А мама прямо руками делает это?

Меланетт:  Мама у меня руками может делать, но в данный момент она не считает нужным – у нее есть крутые мастера, которых мы долго тренировали и собирали, и они намного лучше делают. Есть вещи, которые она способна сделать руками, но есть намного круче мастера, которые уже делают.

Мария:  Придумывают. Хорошо, вопрос все-таки еще глубже в прошлое – мне просто любопытно. А как так получилось, что мама пришла к этой теме? В двух словах.

Меланетт:  К какой? К ювелирной?

Мария:  Да.

Меланетт:  Ой, она же геолог по образованию, она знаток по камням. Она закончила МГУ, причем очень взрослой девочкой уже закончила, в 35-36, наверно, что-то такое. Это ее не первое образование. По первому образованию она строитель. Страсть к камням у нее была всегда, но самая основная ее страсть еще с советских времен – сделать из говна конфетку, когда ничего в стране нет, но хочу, как в кино видела в польском или в болгарском, или во французском. В этом плане она просто мастер, то есть из чего-то слепить такое, что «Вау! Я тоже так хочу!». Связать, сшить, слепить – вот такое. Она вообще очень любопытный человек по своей природе. Это мое счастье и ее.

Мария:  И это чувствуется тоже в ее упражнениях и в текстах. Может быть, именно из-за этого любопытства к жизни, интереса, она выглядит гораздо моложе своих лет.

Меланетт:  А ты как думала? Конечно! Мне-то повезло, что она уже на себе испытала другое, пятое, десятое, сделала ошибки и сказала мне: «Туда ходи, туда не ходи, а тут работай» – то же самое любопытство. Возвращаясь к камням, она видела украшения по баснословным ценам и думала: «Как же сделать такое же украшение, но не так дорого?». Страсть была, искала, делала. Потом потихонечку сама стала делать: к какому-то частному мастеру обратилась, потом к другому мастеру обратилась, сама поняла этот процесс. Закончила геологический факультет МГУ, получила диплом, поехала туда, сюда, а потом начала делать. Начала делать сначала чужими руками в чужих мастерских, но по своим идеям, а потом уже открыла свое. Как раз я к ней присоединилась очень случайно.

АВТОФОРУМ КАК ПЕРВАЯ ТОЧКА СПОНТАННЫХ ПРОДАЖ ЮВЕЛИРКИ

Мария:  Да, я помню, что ты строила карьеру в корпорации.

Меланетт:  В «Большой четверке».

Мария:  Да, и в итоге решила уйти и помогать в семейном бизнесе, или как?

Меланетт:  На самом деле, можно и так назвать. У меня мама такой веселый человек. Я бы, наверно, в последнюю очередь подумала иметь с ней общий бизнес, скажу тебе сразу, но здесь получилось случайно абсолютно. Я проработала в финансовой академии американского экономического института в Пенсильвании, я потом приехала в Москву и сразу устроилась в «Большую четверку» стажером, как все обычные люди, и проработала там 6 лет. Компания «PNG». Помню только первые три буквы :) Безумно мне все это не нравилось: все эти Excel, 1С, SAP и так далее – аудиторская консалтинговая работа, где тогда еще были большие клиенты, мне не повезло, типа какие-нибудь совдеповские, с которыми нужно общаться: женщины такие серьезные с такими челками синими, которые еще много зарабатывали. Мне дико это не нравилось, правда. Папа меня заставил к этому отнестись, как к очередному учебному заведению, которое учит жизни, но это так и есть. Там всех дятлов после институтов, которые все равно дятлы, выучат жизни, что, как и так далее. Как раз тогда я вышла замуж и я тут же забеременела (я сначала забеременела, а потом вышла замуж, как известно), я поняла, что все: «Ребята, до свидания!».

Мария:  То есть ты с радостью ушла в декрет?

Меланетт:  Да, причем я очень глупо ушла в декрет – я просто написала заявление об увольнении.

Мария:  То есть ты не в декрет ушла?

Меланетт:  Нет. Ты знаешь еще таких беременных тупиц, которые просто…?

Мария:  Ну, я не искала, но…

Меланетт:  И я ухожу с гордо поднятой головой, но я это целенаправленно делала, потому что когда я забеременела, я начала спать, как сурок. Я засыпала просто от прочтения смс-ки, пряталась в туалете поспать или в машине, но просто рубило первые три месяца. Потом я сказала: «Все. Я больше не могу. Это издевательство». Я написала заявление со словами: «Будь что будет». Отоспалась дома, хорошо так отоспалась, потом бодряк такой был! Думаю: «А что делать? Что-то скучно». И тут мама говорит: «Слушай, я столько украшений понаделала, просто капец», а продавец она не продавец. Она говорит: «Я не знаю, что делать». И я такая говорю: «А давай я попробую». Она говорит: «А попробуй». Это самый хороший был как раз ноябрь месяц, перед Новым годом прямо. Я уже достаточно широко известная в узких кругах, и я была очень активным пользователем автофорумов.

Мария:  Чего?

Меланетт:  Автофорумов. Автофорумы, знаешь?

Мария:  Автофорумы?

Меланетт:  Ну, есть там машина марки, допустим, Lexus или BMW, bmw.ru или lexus.ru – у меня разные были машины, и я там была зарегистрирована.

Мария:  И ты была активным пользователем?

Меланетт:  Я была активным пользователем.

Мария:  Но там же мужчины, в основном, наверно?

Меланетт:  Нет.

Мария:  Нет?

Меланетт:  Что ты, нет. Когда у меня спрашивают, где найти мужа, я им говорю: «Автофорум» :) Я там тоже его нашла, к слову. Вот я на автофоруме, как раз моя аудитория – это большинство мужчин. Меня все знают как Анетт, я уже давно Анетт там была, это был 2007-2008 год, а как раз украшения стала продавать в 2011. Я говорю: «Ребята, у меня офигенные украшения! Налетай! Я решу любую вашу головную боль с подарком для вашей любимой. Для много любимых решу проблему», а это реально для мужчин проблема, головняк, особенно когда много женщин в семье: жена, любовница, теща, дочь, сестра и так далее. Я продала все подчистую. Кто-то уже говорил: «Ну, что-нибудь найди!»

Мария:  Подожди, у тебя не было сайта, не было ничего?

Меланетт:  У меня не было ничего. Я поговорила с админами сайта и спросила: «Можно?». Они мне сказали: «Конечно, можно». Я создала свою тему: «Ювелирка моей мамы Мари Де Башир».

Мария:  А как там сертификаты на камни? Или как это?

Меланетт:  Это все есть. Без них не продают. Есть и пробы, и сертификаты, конечно.

Мария:  Ну, мало ли. Я не знаю, как это продается.

Меланетт:  Нет, это все есть. Не было тогда еще кассы, а все остальное тут.

Мария:  В общем, ты все продала.

Меланетт:  Я все продала. Мне это так понравилось! Мне прямо реально понравилось. Я такая веселая, с пузом на встречу со своим тюфячком, с чемоданчиком, с плащиком: «Выбирай!». Мне так понравилось удовлетворять желания и потребности людей, радовать их – прямо хорошо получилось. Мама говорит: «А ну-ка давай дальше продолжай». И я как раз разгрузила ее тем, что она углубилась только в творчество, а я как бывший аудитор забрала бэк-офис: бухгалтерия, налоги, общение с клиентами. Я люблю общение с клиентами и с поставщиками, мамин сайт и так далее – вот это все понеслось. Я занимаюсь бэк-фоисом, а мама у меня творец. Я общаюсь с клиентами, но есть такие крутые клиенты, которые требуют только маму, это понятно, но бэк-офис – это я, а мама – творец.

Мария:  А сейчас как?

Меланетт:  Точно так же. Сейчас вот она уехала, я за нее смотрю, что мастера делают.

Мария:  А штат сейчас есть? Маркетолог по этой теме?

Меланетт:  Нет. Я никому не доверяю.

Мария:  Получается, что это такой семейный бизнес, в котором есть мастера – это люди, которые создают, мама-творец, ты все еще бэк-офис?

Меланетт:  Да, я бэк-офис. Я там иногда косячу, хорошо косячу, но это вся моя вотчина, да.

Мария:  А ты до сих пор смотришь на направление оздоровления и так далее все-таки как на хобби? Сейчас это как любимое хобби, которое в том числе монетизируется?

Меланетт:  Хороший вопрос. Монетизируется оно хорошо, но я еще раз говорю, что…

Мария:  Цели никогда такой не было?

Меланетт:  Цели такой никогда не было. Наверно, поэтому так и хорошо, потому что была реальная идея и она до сих пор существует. У меня очень много идей дальше, очень большое количество упражнений, я просто пытаюсь додумать, как их показать виртуально, потому что они сложные, они уже сложнее. Ты могла тоже видеть мою хронологию. Я потихонечку писала о спине, о спине, о спине, потом о шее, о шее, потом о лице. Я еще терпела: «Когда же я расскажу про пятку? О взаимоотношении пятки и лба?». Если бы я это написала сразу, люди бы освистали, а я им прямо готовую тему мариную. Я сейчас хочу, допустим, показать упражнения на руки, как можно омолаживать руки. Если бы я об этом сразу рассказала, все бы покрутили у виска. Надо мазаться кремом, носить варежки и лучше спать в гиалуроновой кислоте.

Мария:  Да, перчатки и какой-то крем есть, как-то он называется…

Меланетт:  Да, допустим, я готовлю.

Мария:  Парафин!

Меланетт:  Парафин, да, но все нужно изнутри делать, а не парафином извне, но не суть. Я просто говорю, что аудиторию я стараюсь чувствовать. Я понимаю, что сейчас она готова выслушать, что сейчас опять будет разбитие стереотипов. Я стараюсь все время разбивать стереотипы.

КАК ОБЩАТЬСЯ СО СВОЕЙ АУДИТОРИЕЙ ИЛИ «Я НЕ ИГРАЮ В ДВОЙНЫЕ ИГРЫ»

Мария:  Про твой тон хочу спросить.

Меланетт:  Тон?

Мария:  Тон общения с аудиторией. Не сейчас тон, а вообще. Ты достаточно хлестка и отчасти жестка иногда.

Меланетт:  Да, ходят легенды. Что еще ходит за слух, что я жесткая?

Мария:  Это не слух. Ты конкретная просто. Это не жесткость. Просто кто-то интерпретирует конкретность, они начинают что-то спрашивать такое, а ты говоришь: «Если вы сомневаетесь, не идите».

Меланетт:  Да.

Мария:  И без смайликов.

Меланетт:  Без смайликов.

Мария:  Да, это выглядит, как…

Меланетт:  Свободны?

Мария:  Да. До свидания. Конечно, это может интерпретироваться как жесткость, хотя для меня это конкретность. Но ведь есть люди, которые пытаются, и у них это работает, быть пушистей, быть приятней.

Меланетт:  Это лицемерие. Это двойные стандарты.

Мария:  Ты никогда не пыталась играть по правилам Instagram? Ты всегда была, как есть?

Меланетт:  Я до сих пор. Я, как наш глубокоуважаемый президент Владимир Владимирович Путин. Буквально вот у него был саммит или еще что-то и он сказал, и я, кстати, поняла, что это моя тема. Владимир Владимирович говорит: «Мы не играем в двойные игры. Почему выгодно быть нам партнерами? Потому что если мы сказали – мы сделали. Мы не виляем своей жопой нигде, извините за выражение, и не подстраиваемся тут – так, а тут – так. Очень удобно и уверенно быть с нами партнерами». Точно так же и я. Я ни под кого не подстраиваюсь. Я прямолинейная, честная, у меня есть свои принципы, у меня есть свои ценности, я их берегу, стараюсь поддерживать и не менять. Вот это «быть удобной кому-то», оно энергозатратно.

Мария:  100%.

Меланетт:  Ну, невозможно. Ты не стодолларовая купюра при ответе человеку на вопрос. В директе, понимаешь? Для меня это важно. На меня муж ругается и говорит: «Ты слишком тратишься на себя». Ну, не могу. Я знаю, как человеку помочь, но он идет не тем путем, он идет бестолковым путем. Я знаю, где есть толковый путь. Хотя даже эти советы иногда проходят мимо.

Мария:  Я хочу сейчас немножко резюмировать этот момент. Сегодня у меня была консультация с человеком, и я рассказывала твой пример, потому что я вижу, что ты, по сути, через Instagram продаешь дорогие ювелирные украшения.

Меланетт:  Так и есть. Но не только. Сейчас новые клиенты я знаю, что с Instagram, с марафонов, что ты и сказала.

Мария:  Да, и человек, с которым у меня была встреча, говорил: «Да как это возможно? Этого не может быть! Да это не возможно!».

Меланетт:  Почему?

Мария:  Потому что это же очень дорогой продукт. Мысль-то у всех какая: «Какие нужно делать посты? Как же нужно преподносить аудитории, чтобы она верила?» и так далее. Но алгоритм-то заключается в том, я хочу резюмировать для слушателей, что, по большому счету, ты задала себе вопрос: «Как я могу давать пользу и наращивать аудиторию?», взяла ту грань, которая тебе так нравилась, пошла по этой грани без цели монетизировать, дала пользу по этой грани. Потом так получилось, что ты начала ее монетизировать, потому что запрос пошел от аудитории. Ты привела пример, что девушка, которая один раз прошла марафон, это же энергетический обмен: она пошла на марафон, она еще ближе с тобой познакомилась, еще больше стала к тебе…

Меланетт:  А вдруг ей разонравилась? Не только ближе...

Мария:  Ну, да, есть и такой пример, то есть пошла, приблизилась ближе, поняла, что это не ее человек.

Меланетт:  Да, конечно.

Мария:  Но в итоге, если она поняла, что ее, она думает: «Что мне купить: платье или пойти в «Korloff», или еще куда-то. Пойду лучше сюда, просто потому что я уже чувствую себя на связи именно с этим человеком, он мне импонирует.

Меланетт:  С этим я согласна.

Мария:  А когда читатель становится твоим? Как понять вообще, что это твой читатель?

Меланетт:  Когда он ждет твоих постов, когда он ждет новые темы, когда он наконец-то за 5 лет молчания пишет тебе какой-то комментарий или вообще говорит: «Я пишу первый раз. Вы просто обалденны!». Или: «Я пишу первый раз за три года чтений, и вы пипец как мне помогли!». Ты думаешь: «Ну, надо же!» – вот это твой человек. Да и молчаливых читателей много, конечно.

Мария:  Да, 100%. А как в таком огромном потоке, количестве сообщений, там ворох у тебя сообщений…

Меланетт:  Тяжело.

Мария:  Ты же лично, получается, все это проверяешь? Ты все комментарии смотришь?

Меланетт:  Когда пост такой тематический, да, я все читаю. Я просто не всегда начинаю отвечать по пять раз на один и тот же вопрос, на который я уже ответила, но я все читаю, да.

КАКИЕ ТОЧКИ КОНТАКТА РАБОТАЮТ ДЛЯ БИЗНЕСА, И МОЖНО ЛИ ОБОЙТИСЬ БЕЗ ТАРГЕТИНГОВОЙ РЕКЛАМЫ И YOTUBE-КАНАЛА

Мария:  Хорошо, тогда такой еще момент: ты никогда не думала о других точках контакта? Например, про YouTube?

Меланетт:  Год назад меня номинировали в Neo Forum, там есть как раз номинации на всяких виртуальных площадках блогеров в разных номинациях: бьюти, мама, путешественник и так далее. Большинство было ютуберов. Нас там 4-5 человек было, так я одна в Instagram со своими 100 000-150 000 человек – просто тьфу! – по сравнению с теми, кто в Youtube там, где миллионы. Я говорю: «А что это я тут? За меня же никто не проголосует», но, если честно, то я пока не готова. Я лучше пока своим сайтом буду заниматься. Мой сайт развивается через Instagram. Я не раскручиваю сайт где-то в других источниках. Нет смысла поймать кого-то за грудь и сказать: «Пойдем на марафон! Шею вытягиваешь, и фигура преображается». Он скажет: «Ты что, вообще что ли?». Марафон как раз создан для моих читателей, которые уже давно мариновались и знают, о чем я говорю, и наконец-таки они пришли, чтобы дойти до конца, не просто попробовать, а дойти.

Мария:  Хорошо, а по поводу 1 000 000 ты пошутила или работаешь на то, чтобы у тебя был 1 000 000 и больше?

Меланетт:  Специально не работаю, нет.

Мария:  Хорошо, а что ты делаешь?

Меланетт:  Хотя, нет. Я участвую во всяких этих, знаешь, сейчас куча инструментов в Instagram: гивы и так далее. Я так долго на это смотрела и думала: «Блин, какая-то фигня», но мне так стало обидно, что те, у кого не фигня, уже столько подписчиков, и думаешь: «Может, тоже что-то уже нужно начать?» Я считаю, что это неплохие инструменты знакомить с собой людей.

Мария:  То есть гивы?

Меланетт:  Да, гивы, марафоны, другие марафоны, когда мы соединяемся, собираемся, коллаборация происходит, делаем такие проекты. Они эффективны, да. Хотя бы люди со мной знакомятся. Откуда еще они могут узнать, что существует такая девчонка?

Мария:  Наверно, таргетинг и такие штуки ты не используешь?

Меланетт:  Нет. Может, мне пора маркетолога завести?

Мария:  Нет, учитывая, какие у тебя результаты. Сейчас есть люди, у которых есть маркетологи, но у них нет таких результатов, так что делаем выводы.

Меланетт:  Я же тебе говорю, весь бизнес, как и ювелирный, я весь делаю сама. Всегда мне говорят, что это плохо, что каждый должен заниматься своим делом. А я поняла, что каждый, кто занимается своим делом, хочет тебя поиметь, потому что ты не знаешь этой темы.

Мария:  Не разбираешься.

Меланетт:  Не разбираешься. Знаешь, когда приезжаешь с машиной к механику Гаврилу, а он тебе говорит: «Вот это, вот это, вот это надо поменять» и счет тебе выставляет. Но ты же не знаешь, что там, ты же только… Но пришлось когда-то разобраться, и ты говоришь: «Слышишь, ты, на ноздри накинулся. Вот это мне не надо менять, вот это поменял, и все это 100 рублей стоит». То же самое сайт.

Мария:  Ты реально в машинах так разбираешься?

Меланетт:  Была история, когда я ремонтировала разбитые машины.

Мария:  Тогда я поняла, почему автофорум.

Меланетт:  Это давно было. Но это я к примеру сказала. Конечно, мы не можем знать обо всем, о медицине и всем остальном, но каким-то образом углубиться в свою проблему. Любая проблема рождает дополнительные возможности. Углубиться в нее и просто понять, что тебе рассказывают, просто необходимо. Это здорово, что у нас есть авторитет, не важно, механик это или доктор, к которому ты смело приходишь и говоришь: «Вот болит», и ты ему веришь, но таких людей единицы. Остальные просто наглухо верят, потому что он в белом халате и потому что у него где-то там какой-то диплом. А где его «сарафанное радио», где его суперуспешные работы? Где они? И, к сожалению, большинство из нас только на своих ошибках…

Мария:  Либо находят того самого человека, либо знания.

Меланетт:  Либо находят того человека, либо ничего не находят, да.

Мария:  Либо находят алгоритм и, вполне возможно, этот алгоритм может привести к тому, что…

Меланетт:  Вот поэтому я все делаю сама, я никому ничего не могу доверить, правда. У меня люди спрашивают: «Почему ты посты пишешь сама?». Да потому что если люди увидят, что я без ошибок пишу, они сразу поймут, что это пишу не я :) Какой вы копирайтер, который супергениально напишет без орфографических ошибок, сразу все – пиши пропало. У меня есть помощник только почту проверяет. «А ты же даже директ читаешь». Я говорю: «Ну, приходится. Приходится читать, потому что как раз много обращений, связанных с SOS: «SOS! У меня заклинило! SOS! Я не могу встать с кровати. Аня, помоги» – вот такие вещи. Сайт еще, только сайт доверила, потому что это уже техническая история, это уже трындец разбираться.

КАК РАСКРУТИТЬ СВОЙ INSTAGRAM И РАБОТАЮТ ЛИ ГИВЫ СЕГОДНЯ?

Мария:  Хорошо, тогда давай резюмируем в рекомендации тем людям, которые сегодня в Instagram недавно?

Меланетт:  Рекомендации?

Мария:  Ну, может быть, ты можешь что-нибудь подсказать? Смотри, ты говоришь, что работают марафоны, гивы, но в марафон же большой не попасть, если ты небольшой? Допустим, если у человека 5 000?

Меланетт:  Только гивы. Хорошо, давай начнем не с инструментов раскрутки, а давай начнем все-таки от сердца, да?

Мария:  Да.

Меланетт:  Я считаю, что если кто-то считает меня успешной, то этот успех пришел из-за того, что я делала это искренне, я этим болела. Когда девочки начали присылать свои результаты, я обалдела. Я поняла, какое доверие у нас, и меня это еще больше взбодрило. Я придумала цикличность этого процесса, что если марафон проходит, я сама его активно прохожу. Я все время молодец. Я же тоже человек, я тоже расслабляюсь и не делаю, а так проходит марафон и мне стыдно. Мне стыдно перед своими 1 000 человек, что надо вместе с ними делать. Соответственно, я все время развиваюсь, ищу те или иные техники. Я думаю, что главное – это своим делом болеть, просто реально заболеть, не думать ни о какой будущей прибыли, не думать, чтобы использовать свой блог как рекламу – мне кажется, она всех достала уже. Думать о том, что ты делаешь, любить свое дело. Только идея и возбуждение к этому делу тебе даст результат, а там уже дело пятое – ты подумаешь и об инструментах, потом тебя судьба сведет или энергия с кем-то, вы сделаете классную коллаборацию, как я с Иреной Понарошку. Вот видишь, ты меня узнала через Ирену Понарошку. Оно само иногда случается – просто двигайся.

Мария:  Просто даже любопытно, как ты с ней познакомилась?

Меланетт:  Хороший вопрос подметила. Мы с ней на одном мероприятии познакомились.

Мария:  На событии?

Меланетт:  Было мероприятие, Люба пиар-блог организовывала. Я только-только родила, у меня была вторая дочь Марфа, и там мы познакомились с Иреной Понарошку. Я там еще с кем-то познакомилась – с Аней доктор-мама. Вот так познакомилась, потом: – Давай мероприятие сделаем? – Давай сделаем мероприятие. И понеслось потом:

  • А давай еще сделаем мероприятие.
  • А давай еще.
  • Анька, вот подскажи, мне там рекомендуют…
  • Не надо.
  • А меня берут на передачу, там нужно что-то рассказать про фэйс.
  • Рассказываешь вот это.
Вот так это и понеслось.

Мария:  Мы, кстати, тоже познакомились с тобой на мероприятии, где Люба подписывала книжку «Феномен Instagram».

Меланетт:  Это я помню.

Мария:  Я просто думаю: «Прикольно». Это нетворкинг, кстати, такая тема.

«БУДЬТЕ В СТРИМЕ И ПОЧАЩЕ ОБЩАЙТЕСЬ»

Меланетт:  Если возвращаться к тому, какой дать совет ребятам, которые развивают свой Instagram, им, конечно, надо быть в стриме. Меня называют жесткой иногда отдельно от всех. Сейчас я приблизилась ко всем, потому что я считаю, что это как в любой сфере: актрисы, допустим, где закулисье, они должны общаться. Не то, что рука руку моет, но это общение приводит к каким-то стечениям обстоятельств, к новым проектам, к новым задачам. Как раз это дает толчок развиваться дальше. Одному в закрытых стенах это тяжело делать, какой бы ты уникальный и гениальный не был. Иногда нужна другая энергия, другие идеи.

Мария:  То есть нужно искать своих, пересечения, общаться по этой теме с кем-то. Вот это вторая рекомендация.

Меланетт:  Да, я думаю, что нужно обязательно общаться, и это общение приведет к каким-то классным проектам, классным идеям, совместным мероприятиям, которые тоже дадут эффект, конечно. Вы должны с собой познакомить людей.

Мария:  Круто! Я благодарю тебя.

Меланетт:  Спасибо. Спасибо, что позвали. В завершении для девочек, которые стараются быть молодыми, красивыми, здоровыми, развивающимися. Я самое главное хочу пожелать – такую банальность, как любить себя, радовать себя, баловать себя, проще относиться к своим промахам, ошибкам, потому что это норма, это нормальный процесс развития. Не забывать себя. Что я имею в виду? Не растворяться в других людях: в семьях, в мужьях, в детях, в родителях. Всегда уделять время себе любимой: хоть упражнения, хоть гимнастики – не важно. Каждый день вы должны посвящать определенное время только себе.

Мария:  Я очень сильно присоединяюсь к тому, что говорит Анетт, я воспринимаю это пожелание, как для себя, на самом деле. Благодарю тебя за то, что ты нашла время, что мы с тобой встретились наконец-то, нашему не случайному знакомству, и еще раз благодарю тебя за марафоны.

Меланетт:  Спасибо!

Мария:  Потому что кто бы что ни говорил, мы знаем и, как ты видишь, и мои друзья заглядывающие в эту дверь тоже…

Меланетт:  Что марафон – чудо.

Мария:  Что марафоны работают, это очень круто! Друзья, мы ждем ваши комментарии относительно того, что было для вас особенно полезно, какие-то инсайты, которые вы получили, лайки, репосты, и благодарю вас за внимание. Это был подкаст «Будь брендом» с Марией Азаренок. Счастливо!


Плюсануть
Поделиться
Отправить
Класснуть

Мы в соцсетях


Политика конфиденциальности Пользовательское соглашение Договор-оферта support@azarenokpro.com