На главную

Выпуск #27. Анна Бадаева

Имидж стилист и руководитель Академии имиджа и стиля Time for image, автор самой точной методики определения цветотипа.
Создатель тренингов, мастер-классов и обучающих онлайн-программ.
В январе 2017 года количество клиентов компании перешагнуло планку в 25.000 человек!

Анна Бадаева
26 августа 2017
Слушать в iTunes Слушать в SoundCloud Смотреть на YouTube

Из этого подкаста вы узнаете:

  • Как из магистра химической технологии и работника крупной корпорации родился имидж-стилист
  • Стиль - это ремесло или бизнес?
  • В чем особенность построения бренда владельца компании
  • Продуманный имидж = успех? Можно ли через стиль управлять впечатлением о себе?
  • Как создать свой индивидуальный стиль и всегда ли надо быть «роковой красоткой»
  • Что такое цветотип и зачем он нужен
  • Все ли стилисты одинаково полезны и возможна ли стильная жизнь без стилиста

И если подкаст для вас актуален, то не забудьте поставить рейтинг и написать нам комментарий!

Сделать это очень просто:

  1. Проходите по ссылке https://itunes.apple.com/ru/podcast/bud-brendom/id1188861100?mt=2
  2. Нажимаете на голубую кнопку под аватаром подкаста "VIEW IN ITUNES"
  3. Если у вас на компьютере установлен iTunes, то он автоматически откроет вам нужное окно
  4. В программе iTunes на странице подкаста надо нажать "ОЦЕНКИ И ОТЗЫВЫ"
  5. Откроется раздел отзывов, где надо нажать кнопку "НАПИСАТЬ ОТЗЫВ"
  6. В открывшемся окне необходимо поставить оценку в звездах, написать заголовок и текст отзыва

Ваша оценка и пара слов помогут большему количеству предпринимателей узнать о нас и получить пользу для активации и роста персонального бренда каждого практикующего и начинающего профессионала.


Подарок от Анны
«Идеи сочетания цветов»
в нашем телеграм-канал-боте AZARENOKPRO_BOT

Telegram

нажмите кнопку
«загрузить все посты»

Текстовая версия подкаста:

Мария: Аня, привет!

Анна: Привет!

Мария: Благодарю тебя за то, что ты присоединилась к авторскому подкасту. Ты начинала свою деятельность в этой нише в 2007 году?

Анна: Да.


КАК ИЗ МАГИСТРА ХИМИЧЕСКОЙ ТХНОЛОГИИ И РАБОТНИКА КРУПНОЙ КОРПОРАЦИИ РОДИЛСЯ ИМИДЖ-СТИЛИСТ

Мария: В списке твоих профессий, я прочитала, был стилист по волосам, имидж-стилист, визажист, фотограф и так далее.

Анна: Верно.

Мария: Много разных граней в этой нише.

Анна: Но началось все не с этого.

Мария: А с чего?

Анна: По первому образованию я химик-технолог нефтегазовой отрасли.

Мария: Так, отлично.

Анна: А точнее магистр химической технологии и экологии. Соответственно, с нефтегазовой отраслью меня связывают, получается, шесть лет образования и 8 лет «Газпром Нефть» смазочные материалы.

Мария: У меня как раз и был вопрос: до 2007 года где ты была, и почему ты пришла сюда?

Анна: Моя жизнь до 2007 года?

Мария: Да.

Анна: Кто такие люди из нефтянки? Есть мужчины, которые достигают определенных положений, высот и успехов, и это отражается на их ощущении себя, на их заработке и так далее, а есть женщины, которые, как-то так исторически сложилось, в нефтянке больше для организации процесса. Соответственно, я молодая девушка, получившая высшее образование в нефтегазовой сфере, пошла работать в офисную жизнь, и случился со мной «День сурка». Это не плохо и не хорошо, это определенная особенность офисной жизни, наверно. Но я подумала однажды: «А хочу ли я, чтобы так было всегда?», и ответ, скорее, был «Нет», поэтому, естественно, мое творческое начало как-то искало выход, и тогда я начала осваивать профессиональную фотографию. Поскольку я была перфекционистом уже тогда, то я посчитала правильным, что если я буду создавать еще и сам образ в кадре, тогда фотки будут вообще суперские. Поэтому пришлось освоить направление визажа, немножечко относительно причесок, относительно построения образа… По сути, я выполняла задачу стилиста: проработка образа, соединение это с целями и задачами моего клиента, модели, которая в кадре стоит. Но я тогда не осознавала, что это вообще так называется и этим является.

Мария: Слушай, а ты сразу начала на этом зарабатывать, или это было какое-то время хобби?

Анна: На чем? На фотосессиях?

Мария: Да.

Анна: Конечно же, был период, когда я училась, и тогда я мучила всех своих знакомых предложением: «Не хочешь ли пофоткаться? Не хочешь ли, я тебе сделаю красивые фоточки на аватарку?» – заманчивые предложения, от которых невозможно было отказаться. Дальше, когда у меня был уже совершенно сумасшедший поток, я подумала, что в этом, наверно, что-то есть и, скорее всего, это стоит денег. Поэтому я начала проводить по фотосессии с 1 000 рублей, и к концу этой деятельности, когда я оставила, мои съемки стоили порядка 25 000-30 000 рублей по состоянию на 2010-2011 год. По сути, это неплохие деньги и на сегодняшний день.

Мария: Да, мягко говоря. Получается, что ты прошла путь от того, что ты вошла туда ради интереса, как хобби, потом 1 000 рублей за съемку, и в итоге 25 000 рублей за съемку?

Анна: Да. Рост шел от моего профессионализма – раз, от моего предложения и комплексного подхода – два, то есть женщина приходила не просто за красивыми фотографиями, а за неким состоянием, потому что все мы понимаем, что сфоткали нас на паспорт, и это фотки на паспорт. Ты не сидишь на них, не медитируешь, не восхищаешься, после этих фотографий ты не выходишь замуж, у тебя не начинается новый медовый месяц, правильно? После того, как мои клиенты-женщины, они были в возрасте от 13 до 53 лет, то есть такой хороший диапазон, они видели себя на фото и говорили: «Боже мой, Анечка, это что? Это фотошоп, да?». Я говорю: «Посмотри, я тебе убрала прыщик и правильно сделала цветокоррекцию, потом мы с тобой причесались, подкрасились и правильно поставили свет. Это ты, дорогая». Она такая: «Да ладно! Неужели я такая красивая?». Действительно это влияет на самооценку. По сути, мне кажется, женщину делает самооценка и интеллект, конечно же.

Мария: А когда был момент, когда ты отпустила корпоративную жизнь, и была только в этом, и поняла, что тебя это дело уже кормит?

Анна: Я сейчас скажу. Я очень долго не переходила основательно в имидж и стиль. Более того, я очень долго себя вообще стилистом не называла. Мне было как-то страшно сказать: «Вы знаете, я стилист». Во-первых, потому что я не сразу получила образование в этой сфере. Как-то так сложилось, что я вообще по структуре личности человек-практик и каждую детальку пробую на зуб, насколько это мне интересно и так далее. Поэтому изначально я начала работать с достаточно опытным стилистом, стала ее директором, и в виду того, что все стилисты разные, у них разные умения, она непосредственно занималась своей работой, работой стилиста, а я ее продвигала. Я писала статьи, искала ей клиентов, делала сайт, визитку, задизайнила материалы, презентации… Получается, я делаю все, кроме непосредственного контакта с клиентом. Ах, да, еще по телефону разговаривала, отвечала на звонки.

Мария: Такая была правая рука человека-стилиста?

Анна: Да, правая накаченная красивая рука :)

Мария: А сама когда осмелилась?

Анна: Потом, когда к женщине-стилисту, о которой я говорю, присоединились еще несколько стилистов, все это стало похоже уже на компанию, мы зарегистрировали юр.лицо, то есть уже перешли на абсолютно официальный вид деятельности, а потом, когда у нас уже стала образовываться команда, то есть стало уже несколько стилистов в моей команде, моих подопечных, мы уже организовали юр.лицо, зарегистрировали товарный знак, то есть все вот так.

Мария: То есть это уже рождение компании «Time for Image»?

Анна: Да, это де-юре, получается, 2011 год.

РЕМЕСЛО ИЛИ БИЗНЕС?

Мария: Многие стилисты, которых я на сегодняшний момент вижу на рынке, они, в основном, работают в этой теме как в ремесле, то есть они продвигают себя, у них, возможно, есть ассистенты, но они работают, оказывают услуги клиентам, и если масштабируются, то только через обучение, а ты именно владелец компании. Мне был интересен переход.

Анна: Когда мы работаем на уровне человек-человек, то мы понимаем, что люди – не машины, и у людей бывают разные периоды, дни в месяце и так далее, правильно?

Мария: Да.

Анна: У женщины, в принципе, существо такое, у которого меняется настроение, и, грубо говоря, взяла, поругалась с мужем, и все – не могу работать с клиентами, или болит голова – все, что-то не то, или просто что-то погода не та, и все.

Мария: Особенно в творческой профессии так.

Анна: По поводу творческой профессии у меня есть комментарий: я не считаю работу стилиста абсолютно творческой профессией. У меня совершенно четкое представление о том, что внешность человека – это абсолютно точный подход, мы об этом поговорим еще.

Мария: Поговорим чуть попозже.

Анна: Поэтому, когда я видела, что у нас есть определенное расписание, и мой заработок зависит от настроения исполнителя, сотрудника, получается, что весь мир крутится вокруг эмоционального фона этого сотрудника. Это не совсем правильно, логично?

Мария: Да.

Анна: Поэтому для меня стало очевидно, что я не хочу зависеть от собственного имени, то есть можно продвигать себя как бренд, а можно продвигать бренд, который ты создала. Поэтому я не создавала «Академию имиджа и стиля Анны Бадаевой» по этой причине, а во-вторых, наверно, просто природная скромность. Я изначально определила для себя, что это должна быть команда, команда единомышленников и команда, в которой в случае чего я могу заменить кого-то.

Мария: Взаимозаменяемые игроки?

Анна: Да. При этом эти люди объединены единым стандартом, и будет работать Катя, Маша, Саша или Света – по большому счету, без разницы, потому что всем нужно уйти в отпуск, у всех может быть какое-нибудь плохое, нерабочее настроение – вот это более удобная форма.

Мария: У тебя очень предпринимательский подход к процессу.

Анна: Как показывает практика, что-то в этом есть, и я делаю это абсолютно интуитивно, я ничего не изучала и не думала на этот счет.

Мария: Такой вопрос: Не было ли тебе страшно в момент этого перехода? Сейчас мы находимся в этом уютном пространстве, здесь залы для обучения, залы для работы с клиентами, уютные кабинеты на Арбате, то есть я понимаю, что это определенная арендная плата и так далее.

Анна: Страшно было. Более того, я ужасная трусиха. Именно поэтому я не перешла в эту сферу сразу, как только поняла, что это то, что меня зажигает, это то, что рождает во мне эндорфины в процессе и после работы. Страшно было уходить от того, что у меня была стабильная зарплата, она была относительно невысокой, как могла бы быть согласно моим амбициям, например, но она была стабильной, у меня был ДМС. Это значит, что раз в месяц стабильно я получала деньги, на которые я могла оплачивать квартиру, покупать себе еду, туфли и инвестировать во все свои безумные идеи. От этого было страшно уйти, поэтому я не перешла из наемного сотрудника полностью в свой бизнес до тех пор, пока мое это авантюрное направление не превысило совокупно в доходе в три раза мой офисный доход.

Мария: У тебя была специально такая планка, или ты интуитивно поняла, что сейчас можно? В три раза, ты говоришь.

Анна: Я для себя отметила просто определенную веху, когда можно. Есть люди, которые просто готовы прыгнуть в пропасть, и это определенный формат жизни, это ни плохо, ни хорошо. Я для себя поняла: «Ань, у тебя есть определенные финансовые обязательства. Тебе в любом случае в месяц нужно взять и выложить такую-то сумму. Поэтому если твой доход нестабилен, тогда почку продавать что ли?». Поэтому это мой подход – я перестраховщик в этом отношении. Когда у тебя уже есть парашют какой-то запасной, то можно уже и покреативить.

Мария: Вы стали большой компанией с определенным зарплатным фондом и затратной частью, наверно, тоже не сразу?

Анна: Конечно, не сразу. Более того, изначально «Time for Image» я придумывала одна. У меня на тот момент не было супруга, я была не в отношениях. Это все началось, когда я была, скажем так, между своими браками.

Мария: Межмужье, как говорит одна моя подружка :)

Анна: Межмужье. Соответственно, я не обязана этим подарком со стороны сильного плеча и так далее. А за такое интенсивное развитие я благодарю своего супруга, который взял на себя весь тот, простите, геморрой, которым я не люблю заниматься – это финансовые всякие дела, операционные дела. Этим офисом я также обязана ему, потому что я бы, наверно, никогда в жизни не нашла бы такой хороший офис. Как истинная девочка, я склонна реагировать на какие-то предложения, которые мне эмоционально в эту секунду приятны, а то, что там куча косяков, это уже…

«НЕ РАБОТАЙТЕ С МУЖЬЯМИ» ИЛИ КАК ВЕСТИ СЕМЕЙНЫЙ БИЗНЕС

Мария: То есть сейчас речь идет о том, что «Time for Image» – это уже семейный бизнес?

Анна: Ну… :) Ну, да, но просто я так об этом не думаю, потому что по факту мы все равно 24/7 вместе, и это в большей степени партнерский бизнес, а мы в момент общения на работе не чувствуем себя супругами. Вообще, девочки, не работайте с мужьями. Если у вас есть выбор, не работайте.

Мария: Кстати, это такая тонкая грань, работать или не работать.

Анна: Не работать.

Мария: Хорошо, но ты работаешь. Как удается сохранить баланс? Давай про это, потому что часто спрашивают.

Анна: Ты уверена, что ты хочешь про это знать?

Мария: Я хочу знать, как баланс сохранить.

Анна: Никак, просто пытаться сохранить его и все. Нет специального универсального секрета, потому что очень высок соблазн, находясь дома, спросить: «Ну что, ты вот по этим счетам оплатил? А как ты здесь поступишь? А что ты по этому поводу думаешь?». В принципе, грани между работой и семьей как таковой не становится. В определенный момент жизни ты понимаешь, что вся твоя жизнь – это сплошная работа. Если вы любите так, то это для вас, а я все-таки в определенный период своей жизни осознаю, что для меня важно чувствовать себя именно женой, той самой женой, этой легкой девочкой или какой-то феей, к которой относятся по-особенному. А тут я партнер – существо бесполое в некотором смысле. Надо – делай, и все. Не надо, не работайте с мужьями.

Мария: Сказала Анна, которая работает с мужем.

Анна: Может быть, как-то у всех по-разному, у нас не просто. Лучше, чем, наверно, могло бы быть, но это сложно.

Мария: Скажи фишку. Я слышала такое правило, что «дома не разговариваем», или «в это время выключаем телефоны».

Анна: Это нереально, Маш.

Мария: Нереально?

Анна: Это нереально просто, если ты болеешь какой-то идеей. Вот тебя посреди ночи, в полтретьего, осенила какая-нибудь мысль. Ну, как об это не сообщить?!

Мария: Разбудить и сообщить.

Анна: Например, сидишь в кино: «А если сделать так?». Он говорит: «Аня, ну, все. Ну, что это такое?», или наоборот он вспомнил о каких-то вещах и начал мне в момент, в который я ловлю музу или дзен: «Вот, почему это вот так?».

Мария: Хорошо. Девочки, не работаем с мужьями, а если работаем, то работаем. Как-то так.

Анна: Да, правильно.

КАК СТРОИТЬ ЛИЧНЫЙ БРЕНД ВЛАДЕЛЬЦА БИЗНЕСА

Мария: Давай к теме личного бренда твоего.

Анна: Давай, хорошо.

Мария: Какую роль во всем этом процессе – в росте компании, в ее публичности – как ты предполагаешь, играет твой личный бренд?

Анна: Я не специалист в этом направлении, мне сложно однозначно судить на эту тему. Я знаю то, что мне каким-то чудесным образом удается вдохновлять наших подписчиков, наших клиентов, что мои ценности в части основательного подхода к изучению своей внешности для них близки.

Мария: Отзываются?

Анна: Да, и что в этом они находят родное для себя, что они мне доверяют, доверяют моим рекомендациям. Раньше была такая тенденция, что все хотели идти именно к Анне Бадаевой, но Анна Бадаева же не резиновая, и клонировать ее невозможно, и как-то так осторожно шли к сотруднику. Сейчас такого нет, у нас высокие стандарты качества, все очень довольны, и большой такой процент «сарафанного радио», то есть на рекламу мы особо много не тратим.

Мария: Я как раз тоже хотела поговорить про продвижение, потому что у тебя хорошо раскручен Instagram, я предполагаю, что там высокая вовлеченность, много подписчиков, классные вопросы, диалоги и так далее…

Анна: Неплохой Instagram, однако, надо заметить, что все-таки он не первый день существует, и за то время, когда он был начат, в принципе, мы бы могли вообще быть самыми большими, наверно, в этой нише. Но поскольку я практически вообще не вкладываю рекламный бюджет, это все органика, то есть мы могли быть больше.

Мария: Органика, так же, как и YouTube?

Анна: Да.

Мария: У тебя прекрасный, понятный YouTube-канал, причем некоторые видео набирают больше 100 000, и там видны такие трендовые темы. Ты вообще предполагаешь, какая тема выстрелит, какая нет, или ты пробуешь разные? Интуитивно работаешь?

Анна: Я, в принципе, с одной стороны, работаю интуитивно, с другой стороны, просто беру вопросы, которые задаются на тренингах, в Instagram, в личной беседе, когда общаюсь с клиентом, встретив его в офисе, и на такие актуальные темы стараюсь…

Мария: Как ты предполагаешь, личный бренд владельца бизнеса и личный бренд мастера как-то отличаются по твоему ощущению, именно развитие личного бренда?

Анна: Мастера?

Мария: Да, то есть человека, который как раз таки активно работает с клиентами. Ты говорила о том, что все хотели попасть к Анне Бадаевой, но ты же каким-то образом перевела это в плоскость, что люди, доверяя тебе, идут в компанию и идут к твоим мастерам? Мастер, я имею в виду в большом смысле этого слова – мастер имиджа, мастер консалтинга, мастер чего-то...

Анна: У нас получается следующая картина, я, опять же, предполагаю, а ты как специалист можешь меня поправить: есть бренд «Time for Image», есть бренд Анна Бадаева, хотя я не мыслю о себе как о бренде. Просто в виду того, что меня знают, это можно категоризировать как бренд.

Мария: Не можно, а нужно.

Анна: Может и нужно. Я просто особо это не простраивала, поэтому для меня это не очень принципиальный момент сейчас. Для меня важнее, чтобы люди шли в «Time for Image», потому что «Time for Image» – это действительно дружная команда крутых специалистов, которые очень любят свое дело, которые любят клиентов, которые не равнодушны, которые работают не просто оттарабанила и все, с пожеланиями удачи – пока. Мы со многими клиентами дружим, общаемся. Есть истории, когда клиенты настолько давно с нами в дружеских отношениях, что они уже рассказывают о жизненных каких-то чудесах, которые происходили благодаря изменению в их внешнем плане. Там уже дети рождаются, уже не первый, не второй, это уже так.

Мария: Они уже так долго с вами?

Анна: Да, поэтому для них «Time for Image» – это «Time for Image», это классные специалисты, классные люди при этом, люди-человеки, но их собрала Анна Бадаева.

Мария: Да, я тебе и хотела это сказать, что собрала-то их Анна Бадаева – это раз, а два – когда у меня был первый поток мастер-группы «Будь брендом», меня заочно с тобой познакомили по рекомендации. Я спрашиваю: «Кто у нас есть стилисты, имидж-консультанты? На кого обратить внимание?», и мне выслали несколько аккаунтов, и я примеры с твоего аккаунта даже вставляла в презентацию, показывая, как нужно делать, когда ты продвигаешь свою компанию через личный бренд.

Смотри, простой пример: показывается процесс обучения, и я вижу красивый профессиональный фотосет, в котором я вижу тебя, как ты обучаешь, что-то там с цветами, какими-то платочками и так далее. Кто-то как делает: берет картинку из интернета или фотографирует какого-то мастера, которого никто не знает, и выкладывает на сайт компании. Это не вызывает чувства сопричастности. На твоих фотографиях, в твоем аккаунте я вижу тебя. Я вижу пост про то, как нужно носить баску, и я вижу пример на тебе, понимаешь? Ты ведешь аккаунт, и ты показываешь мне на профессиональных фотографиях, как нужно носить баску. Это красивые качественные фотографии, яркие, сочные, все классно сделано, поэтому логично, что доверие к тебе переходит на доверие к компании, и я прихожу и становлюсь клиентом – вот вся цепочка. Ты это интуитивно делаешь.

Анна: Да. На самом деле, последние несколько месяцев я как-то так подступилась к этой теме, я понимаю, что человека должно быть больше, но усталость, недосып, синяки под глазами я приношу в фотосессии, но я поработаю над этим :) В целом, я согласна с тем, что никогда в том же интернет-магазине никто не будет подписываться тупо на пиджак, безличностное что-то. Люди покупают у людей, реально.

ИМИДЖ = УСПЕХ: КАК ВНЕШНИЙ ВИД ВЛИЯЕТ НА ДОВЕРИЕ К БРЕНДУ?

Мария: Класс. Давай по поводу клиентов. Интересно, с какими запросами вообще приходят люди? Кто твой клиент?

Анна: У нас очень широкая целевая аудитория. У нас несколько сегментов задействовано. Основной костяк, основной самый широкий портрет клиента – это 25-35 лет, я предполагаю, что это самые активный по развитию возраст женщины. У нас, в основном, женская аудитория, мужчины тоже есть, но о них чуть позже. Эта женщина хочет выглядеть настолько хорошо, насколько она хочет быть успешной.

Мария: То есть вы связываете имидж и успех?

Анна: Конечно. Мы все – социальные животные. Если ты плохо выглядишь, то, наверно, с тобой не стоит иметь дело. В принципе, человек здоровый, уделяющий себе время, который любит себя, который любит остальных, он будет хорошо выглядеть и хорошо пахнуть, в том числе. Если ты косматая, непричесанная, с потекшей тушью, то, наверно, что-то у тебя происходит. Есть некий стереотип хорошо выглядящей женщины. Я сейчас не говорю про жуткие какие-нибудь филлеры, утиные губы. Есть определенный стереотип, на который мы так или иначе ориентируемся – что такое ухоженность.

Мария: Ты говоришь не про искусственную красоту, а про социально приемлемые нормы, назовем это так, да?

Анна: Да, не именно про искусственно достигнутый какой-то потрясающий образ, а именно естественный образ, в рамках которого тебе верят. Ты говоришь: «Я успешный человек», и при этом у тебя вся кофточка в катышках. Теоретически это действительно может быть правдой. Когда мы смотрим на счастливую маму, счастливую в скобочках успешную маму, которая состоялась как мать, мы должны, наверно, видеть счастливое лицо. Если женщина говорит: «Я счастливая мать», и при этом у нее глаза красные и сгорбленная спина, и нервная система просто настолько истощена, конечно, у всех представления о счастье разные, но мы здесь немножечко перестаем ей верить. То же самое, когда женщина говорит: «Вы знаете, я зарабатываю пару ярдов в месяц», но при этом она в рваных колготках, то стереотипно мы просто перестаем ей верить.

Мария: Ну, колготки могут порваться случайно, а, например, кофта с катышками здесь, безусловно, работает в минус. Получается, придется доказывать другими какими-то моментами. Получается, человека встречают по одежке – это про эту историю.

Анна: Есть несколько уровней восприятия, насколько внешность кажется ухоженной, насколько внешность кажется гармоничной, насколько она естественна. Ты можешь быть очень просто одет, но при этом от тебя веет такой силой, что мы тебе верим. Если Цукерберга мы вспомним, то он ходит в джинсах и в обычной хлопчатобумажной футболке. Шутка, что у Марка Цукерберга семь футболок и семь пар джинсов на каждый день, «неделька», но при этом это не делает его каким-то другим.

КАК СОЗДАТЬ ИНДИВИДУАЛЬНЫЙ СТИЛЬ И ВСЕГДА ЛИ НАДО БЫТЬ «РОКОВОЙ КРАСОТКОЙ»

Мария: Смотри, твоя команда обучает основам построения гармоничного образа – как выстраивать имидж, как создавать индивидуальный стиль. Но с чего начать человеку, который пока не может прийти к тебе на обучение? Что бы ты рекомендовала? Как создать этот индивидуальный стиль?

Анна: У нас у всех разные лица. Фигуры, в принципе, у нас тоже у всех разные, но что нас отличает друг от друга? Мы с тобой две женщины, и у нас абсолютно два разных лица. При этом у нас две руки, две ноги, талия и так далее. Лицо – это определенный посыл, это определенная эстетика. Зачем мы выбираем одежду? Ведь не только для того чтобы согреться холодным вечером или не ходить голыми, но и для того чтобы через одежду сообщить определенный месседж той нашей целевой аудитории, на которую мы хотим произвести впечатление. Поэтому есть два способа: действовать по принципу «Ой, да это модно, дай-ка я это куплю и попробую, посмотрю, насколько на мне это будет хорошо», но «метод тыка» дорогой просто очень, либо же начать изучать себя и тем самым кирпичик за кирпичиком выстроить тот самый образ. По сути, цель-то не в образе, а сделать гармонию.

Мария: Цель в ощущении себя в этом образе.

Анна: В том числе, то есть соединить эту эстетику, что у тебя в лице прописано, прорисовано с тем, что ты дополняешь в образе, с тем, что ты будешь надевать.

Мария: Естественно, когда к вам приходят, вы же спрашиваете: «Куда вы идете? С кем вы взаимодействуете? Что вы хотите, чтобы делали люди, когда они встречаются с вами?», да?

Анна: Можно я просто опишу схематично?

Мария: Давай.

Анна: Одежда. Ее можно разобрать на атомы, на составляющие. Одежда – это определенное качество. Кому-то идут шерстяные вещи, а кому-то шелковые. Это вопрос фактуры, это вопрос объемов, это вопрос того, как эта поверхность соединяется с твоей кожей. Бывает кожа гладкая, а бывает кожа, на которой есть определенные нюансы, поэтому когда мы к коже с неидеальной поверхностью добавим в портретную зону шелк – гладкая идеальная поверхность – то наша кожа будет не совсем выгодно выглядеть. Однако если я возьму неровную матовую шероховатую поверхность, какую-нибудь ворсистую, то кожа, пусть неровная и неидеальная, при этом будет очень круто выглядеть. Получается, что это просто такой обычный физический эффект. Это не я придумала – это природа так работает.

Принты. Кому-то идут принты изящные, маленькие, аккуратные – цветочки, мороженки, сердечки, вишенки – а кому-то идут черепушки, скелеты. На ком-то пауки круто смотрятся, кого-то это классно дополняет. Кому-то идут мелкие детальки, мелкие рюшечки, изящные какие-то элементы отделки, а кому-то нужна гигантская рюша, и с этой рюшей человек смотрится так же масштабно, как он себя чувствует.

Мария: Получается, что у человека, который хочет создать так называемый собственный стиль, есть два варианта: либо он экспериментирует и пробует разные вещи, но эти попытки дорого обходятся. Купил не то, носишь не то, и если это не то – не так воздействуешь на окружающий мир через одежду и не получаешь отклик, да?

Анна: Да. Ты можешь играть ту роль, которая никогда не будет твоей. Могу привести пример. Приходит женщина, не важно, на тренинг или на индивидуальную консультацию, прямо частый запрос:

- Анна, хочу создать образ роковой красотки (какая женщина не хочет быть роковой красоткой?!)

- Так, а цель?

- Ну, хочу, чтобы все мужчины от меня падали влево, вправо.

- Женихов чтобы много было?

- Да!

- А цель какая? Чтобы каждый вас, извините, хотел до безумия?

- Нет, не каждый, чтобы конкретный.

- А конкретный кто?

- Ну, за которого я выйду замуж.

- А чтобы что? Ты выйдешь замуж, чтобы что?

- Ну, мы родим детей, и будем жить счастливой семейной жизнью.

- А, значит нам нужен образ, ориентированный на мужчину, который вас воспримет серьезно для дальнейшего брака, а не просто для того чтобы вас хотели все?

- Да, совершенно верно.

- Так это называется не образ роковой красотки.

- А как же?!

То есть, понимаете, у нас есть определенные не совсем правильные представления о том, как считывается эмоция в образе. Если ты надела глубокое декольте, разрез до бедра, чулки в сеточку, высокая шпилька, красные губы, smoky-eyes, как журналах как пишут: «Как создать образ роковой красотки?». Вот это все одновременно представьте на героине фильма «Позвони мне, позвони» – Ирина Муравьева, помните? Представьте, что она, предположим, хочет выйти замуж, создавая образ роковой красотки. Что это за образ получится? Это же образ женщины легкого поведения в самом жестком виде, правильно?

Мария: Да, безусловно.

Анна: Вообще не дорого и вообще анти-сексуально. На кого-то это явно произведет эффект.

Мария: Но явно не для того.

Анна: Вот. Соответственно, цель стилиста, именно стилиста по системе «Time for Image» – вычленить истинный запрос. Иногда человек приходит и говорит: «Я хочу быть такой-то и такой-то», а мы говорим: «Чтобы что? Чтобы зачем?». Конечно, чтобы зачем мы не говорим :)

Мария: Поняла :)

Анна: А что мы хотим в итоге добиться? Или, например, приходит начальница департамента, у которой 90 человек в подчинении, человек на заводе работает, и как она выглядит? У нее от природы рыжие волосы, такие очень красивые каштановые волосы. Она невысокого росточка, у нее относительно высокий голос, но при этом она очень любит ходить в вязаных мохеровых кардиганах цвета вареной сгущенки и в кофточках с бантиками. Она говорит:

- Анна, понимаете, меня не воспринимают на работе. Я на них вынуждена орать.

- На кого? На 90 мужчин этих ваших?

- Да. Они меня воспринимают как истеричку.

- Понимаете, у вас образ уютной мамочки, тетушки, которая пирожки печет, и так далее, а вы им зарплату выдаете. Они вас не воспринимают. Вас должны уважать и бояться, я правильно понимаю?

- Да.

- Но вас не уважают и не боятся?

- Да.

- Давайте меняться.

Тогда в этом случае, если изначально природная внешность не совпадает с этими социальными целями и задачами, которые у человека есть в период этой жизни, тогда можно кардинально изменить внешность. Тогда входят все способы: перекрасить, сделать другой макияж, переодеть человека. Кроме как переодеваниями, можно еще заняться внутренней составляющей – это тембр голоса, это по-другому расставление приоритетов в речи. Люди – это совокупность сигналов, которые они посылают. Но с учетом того, что большинство людей визуалы, мы посмотрели друг на друга – мы что-то уже друг про друга поняли. Как только она открыла рот, она что-то другое уже – либо дополняет образ и усиливает его, либо полностью его разрушает и создает другое впечатление. Например, в Instagram я создаю образ, как люди говорят, дают обратную связь, такой достаточно холодной женщины, взрослой, высокой при этом. Но когда меня встречают практически без макияжа в офисе, в очечках и с хвостиком, все говорят: «Ой, Анечка, вы такая юная! Вам 18 уже есть?». Образ можно выстроить, это сильное знание, которое очень помогает.

Мария: Это очень сильная точка контакта с миром для человека-бренда как раз. Когда мы работаем с людьми в плане активации бренда, проработка аспекта, как твой образ, что он о тебе сообщает, потому что бренд – это, по сути, и есть образ. Что-то мы считываем с социальных сетей, что-то с сайта, что-то при общении, что-то мы слышим – голос, например. Те, кто будут слушать сейчас подкаст в аудио формате, он же и в аудио будет, они слушают нас в наушниках на пробежке, возможно, сейчас. Всем привет, кто бежит! :)

Анна: Привет! :)

Мария: Они воспринимают тембр нашего голоса, и, возможно, они не видели ни разу тебя и, может быть, даже меня, и они такие: «Так, а как они, интересно, выглядят? Какие они?». И потом они на нас смотрят, и либо, действительно, это усиливает, либо сливает.

Анна: Да, это либо рвет шаблон, либо усиливает его в разы. Поэтому я всегда говорю так: «Не боги горшки обжигают. Если у тебя есть мозги, глаза, руки и чуть-чуть свободного времени, то удели несколько часов изучению себя». Мы сдаем анализ крови? Мы делаем рентген, мрт, кт когда-то, правильно же?

Мария: Да.

Анна: Мы же узнаем, где у нас находятся ребра, где у нас еще какая-нибудь там тазобедренная кость. Это же норма? Почему бы не узнать, какие тебе цвета идут, а какие делают физиономию желтой, синей, зеленой, синяки под глазами подчеркивают? Есть такие фасоны, которые скрывают достоинства фигуры, есть такие фасоны, которые, наоборот, подчеркивают это.

МОЖНО ЛИ НАУЧИТЬСЯ СТИЛЮ И КАК ЭТО СДЕЛАТЬ

Мария: Хорошо, давай конкретно. Сколько нужно времени инвестировать в такое изучение себя с профессионалом, например?

Анна: Очень просто все. У нас все разбито на темы. Я не сторонник этих «волшебных пилюль», когда типа: «На, выпей, и сейчас ты будешь красивой». На цвет, давайте, скажу, какие блоки входят. Весь имидж и стиль можно уместить в три таких глобальных «слона»: это работа с цветом, это работа с формами и работа непосредственно по выстраиванию стилистики, то есть разработка индивидуального стиля.

Мария: Это уже образа?

Анна: Да, мы будем понимать, из каких элементов мне именно образ формировать. Три этих темы. Эти три темы мы даем в трех форматах. Есть возможность позаниматься индивидуально в Москве, тогда на каждую тему примерно от полутора до трех часов уходит фиксировано. Есть возможность поработать в тренинговом формате – это тренинг в группе порядка 10 человек, там 6 часов одна тема исследуется. При этом, когда ты работаешь индивидуально, все только о тебе, когда ты работаешь в группе, то есть возможность посмотреть, как это работает на других. Есть такой субъективный эффект – на себе плохо видно, а на соседке очень хорошо видно.

Мария: Да-да. Со стороны всегда виднее.

Анна: Или, допустим, встретились два разных стилистических типажа – одной идут вишенки, а другой идут леопарды. А если они еще при этом наоборот себя ощущают, то это очень интересно понаблюдать, кому по-настоящему что-то идет, а кому реально это не нужно даже, потому что вещи-то дорогие! Сейчас кофточка синтетическая Zara сколько стоит? 3 500-4 000 рублей, да? Они же тоже на дороге не валяются. Ну, ты купила эту кофточку, и даже если она тебе не подходит, все равно же жалко, что ты потратила на нее деньги. А когда ты покупаешь хорошее пальто, инвестируешь в базовый гардероб, объективно сейчас по сегодняшним ценам гардероб на осенний сезон будет стоить не меньше 100 000 рублей. Одни сапоги у нас сейчас сколько стоят!

Мария: Ну, да. Ты знаешь, я такое возражение слышала от тех людей, которым я рекомендовала этим вопросом заняться: «А как я потом буду?», то есть нужно либо постоянно жить со стилистом, постоянно спрашивать, либо смысла в этом нет. Это так или нет? Или это заблуждение?

Анна: Вопрос в том, с каким стилистом ты работаешь. Есть стилисты, которые выстраивают для себя небольшую клиентскую базу, 10 человек, и всю жизнь работают с этими 10 людьми. Это такая английская система, в рамках которой всю жизнь у тебя один дантист, один юрист, один еще кто-нибудь. А я изначально для себя поняла: мне не интересно, чтобы я все время видела одни и те же лица. Это классно, но мне это лично самой не интересно. Поэтому я подумала: «Так, а как вообще это можно исключить? Ведь вопросами же завалят все». Я подумала, что нужно проводить обучающие консультации. То есть не просто сказать диагноз: «Вы – лето», хотя, на самом деле, мы не работаем по этой системе. По нашей системе 330 цветотипов. Мы объясняем, не просто какая у вас палитра, а, в принципе, что такое холодные и теплые оттенки. Это фактически основа колористики. Что такое яркие и приглушенные, что такое светлые и темные.

Мария: Давай упростим. Если человек приходит к тебе, он выйдет с пониманием, как ему дальше жить с этим знанием.

Анна: Да, то есть они понимают, какая палитра им идет, они получают ее в буквальном смысле в руки, и дальше идут в магазин. И дальше эффект, как у кого-то стакан наполовину полон, у кого-то наполовину пуст. Они приходят в магазин и понимают: «Ой, а оттенков-то таких нет», и пишут: «Анна, что делать? Я не нашла эти оттенки. А вообще они существуют в природе?». Я говорю: «Друзья мои, конечно же, мы зависим от современного ритейла». Ты либо идешь по магазинам и ищешь то, что тебе подходит, ты просто живешь по принципу «мне достаточно лучшего», либо ты садишься и такая: «Ой, нет этих оттенков». У нас есть выход? Есть. Хочешь – сшей, хочешь – подольше поищи, хочешь – ешь все то, что тебе в рот кладут. По большому счету, в магазинах продается то, что просто статистически хорошо продается, но это не значит, что тебе это подходит. Ведь мы же понимаем, что если мы съедим определенный витамин, на который у нас аллергия, то мы покроемся сыпью, но если ты надеваешь неправильный оттенок, то ты не настолько хорошо выглядишь, как могла бы, и не достигаешь тех целей, которые могла бы.

ЗАЧЕМ ЗНАТЬ СВОЙ ЦВЕТОТИП. СОВРЕМЕННЫЕ МЕТОДЫ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ЦВЕТОТИПОВ

Мария: Ты уже про цвет неоднократно говорила, давай про цвет.

Анна: А я его люблю, да.

Мария: Я знаю, что ты его любишь, ты его, более того, защищаешь активно. Я смотрела, что ты участвовала в fashion-батле c Ариной Холиной, которая написала разгромную статью, что цветотипы – это лишает нас права на самовыражение, что-то такое там было, и ты вызвала ее на батл, и вы с ней бились словом за цветотипы. Скажи, пожалуйста, что это значит? Что такое цветотип?

Анна: Во-первых, очень много жути нагнано вокруг этой темы, которая, на мой взгляд, абсолютно не оправдана. Все выражают свои эмоции в части цветотипов, просто потому что, либо этот вопрос не совсем хорошо изучен, либо они хотят на этой теме распиариться. Цветотипы – это абсолютно обычное явление, это то, что нам дано генетически от мамы с папой, это наше лицо, наша портретная зона, это оттенок кожи, который у нас есть, хотим мы этого, или нет, это оттенок глаз и оттенок волос. Все. Соответственно, эти цветовые характеристики в совокупности предопределяют, благодаря физическим законам, что будет хорошо смотреться в ближайшей зоне к этому месту. Это непосредственно в портретной зоне здесь, то, что мы надеваем, это какие оттенки макияжа мы будем использовать (мы же понимаем, что не все тени нам идут, не все губные помады), и быть ли нам блондинкой, брюнеткой и рыжей одновременно, либо нам какой-то конкретный оттенок, какой-то вид окрашивания больше подходит. Все. Цветотип – это некая колористическая рекомендация, которой ты можешь следовать, а можешь не следовать, и всю жизнь замазывать лицо макияжем, если ты классный визажист. Если ты не классный визажист, или элементарно просто лень, или времени нет каждый день краситься из брандспойта, то лучше цветотип свой вытащить.

Мария: Что такое дирекционный метод твой? В чем его отличие от сезонного? В чем фишка? Почему этот метод твой? Это вот так коротко за одну минуту не скажешь.

Анна: В чем его отличие или в чем фишка? Сезонная методика выявляет несколько таких грубых колористических направлений, благодаря которым люди себя пытаются причислить к какому-то типажу, который, на самом деле, вбирает в себя много дополнений, исключений и так далее. Сезонная система многим известна, но она была разработана в середине 80-х, и из-за этого она не совсем отвечает потребностям современности. Мы не можем себя точно по ней определить очень часто, и поэтому ее критикуют. Когда говорят про «сезонку», то вместе с ней и цветотипы критикуют, но это отдельная история.

Мой метод, который я разработала в процессе работы, он просто более детально выявляет цветовые характеристики. Допустим, если тебе явно идут темные оттенки, то я для тебя выявлю, насколько темные. Грубо говоря, наши женщины любят черный цвет, но он объективно вообще мало кому идет, а графит или какой-нибудь темно-синий будет гораздо круче смотреться, чем просто черный. Есть темные, а есть средне-темные, есть яркие, прямо такие люминесцентные, как твой топ, а есть средне-яркие, которые более спокойно глазом воспринимаются. Вот эти нюансы, их не сложно понять. Если ты видишь очень яркое платье, ты смотришь туда, ты с ним бледная, то у тебя два варианта – либо очень ярко накраситься, либо подобрать менее яркое платье и выглядеть классно, свеженько, вкусненько.

Мария: Да, поняла. Грубо говоря, он более гибкий?

Анна: Он более точный. Я бы не назвала, что он более гибкий, он просто более точный, более детальный, и там ты не пытаешься что-то притянуть за уши. Взяла, измерила с помощью тестировочных платков, и реально женщина видит в зеркале, как с одним оттенком она прямо взрослеет, толстое возрастное лицо такое становится, как будто бы чуть-чуть подотекшее, под глазами затемнения, то есть не сильно свежий и не сильно такой цветущий вид. А с другим оттенком она подумает: «Ой, да мне тут реснички подкрасить – и я богиня». А разве плохо ощущать себя богиней с самого утра?

Мария: Нет, это прекрасно с самого утра.

Анна: А в течение дня?

Мария: Надо бы знать. Слушай, один стереотип разрушился у меня, когда я готовилась к этому интервью. Я посмотрела, у вас есть онлайн определение цветотипа.

Анна: Да.

Мария: В моей голове всегда было понимание, что это с цветочками, прикладывают к лицу. Как это онлайн можно придумать?

Анна: Это одна из моих гордостей. Примерно 4 года назад я подумала: «А как же можно помочь тем женщинам русскоговорящего пространства в Европе, в Штатах. Много же женщин, которые говорят на русском языке и при этом в Москве не живут и в «Time for Image» не приедут. Я соединила знания в обработке фотографии с определенной глубокой обработкой, вычленением оттуда нужных оттенков. Мы даем клиенту инструкцию, как подготовить фото. Там нужно соблюсти несколько простых, но важных правил, благодаря которым фото, которое он присылает, точно по своим характеристикам. Если где-то чуть-чуть отличается, то мы легко это обработаем и достанем нужные оттенки. Мы точно так же берем оттенки с фотоносителя, запускаем их в программу. Если кто-нибудь видел, как в фильмах спецслужбы ищут людей по камерам в городе, сканирование лица, у нас примерно то же самое. Мы сканируем лицо и выявляем все характеристики, которые нам нужны, а дальше уже встречаемся в онлайн режиме, готовим до этого наглядную демонстрацию. Грубо говоря, пришла моя клиентка ко мне на консультацию, находясь где-нибудь в Канаде. Она видит на своем экране себя же с разными оттенками ее лица, и видит, что здесь у нее покраснения на лице какие-то и цвет глаз сложно различим, а здесь она просто конфетка, вкусняшка. Это очевидно. Наша задача – не просто озвучить диагноз, а еще и обосновать, потому что я считаю, что когда женщина поняла, она реально сможет этим пользоваться, но если это какая-то неведомая штуковина, то этим сложно пользоваться.

Мария: Да.

Анна: После этого мы учим пользоваться палитрой, сочетать цвета, обсуждаем психологию цвета. Она говорит: «Я начальник». Мы: «Ага, значит вот так будем образ выстраивать». Она говорит: «Но при этом я молодая мамочка». Я говорю: «Вам же не нужно быть строгой и доминантной в рамках общения с ребенком?». Она говорит: «Нет, не нужно». Я говорю: «Отлично, значит когда вы будете дома, в кругу друзей и семьи, мы будем вот так образ выстраивать, понятно?». «Понятно». И после этого они еще выполняют домашнее задание, образ себе составляют, мы его проверяем. Если клиент что-то не понял, мы с ним бесплатно доработаем. Как правило, все всё понимают.

«НЕ ВСЕ СТИЛИСТЫ ОДИНАКОВО ПОЛЕЗНЫ»

Мария: Хорошо, мне понятно стало. Хочу про отрасль с тобой поговорить.

Анна: Про кого?

Мария: Про отрасль вашу имидж-консалтинга. Ты не замечаешь тенденцию, что в последнее время появляется много стилистов, имидж-консультантов? При этом многие из них, поработав какое-то время в этой нише, начинают открывать собственные школы, и выпускают еще больше имидж-стилистов и имидж-консультантов. Нет ли уже переизбытка людей этой профессии на рынке? Как ты изнутри видишь?

Анна: Хороших специалистов всегда было немного. Кто такой хороший специалист? Это человек, который может глубоко проникнуть в суть явлений, и развивается не просто в количестве консультаций, в шаблонировании своей деятельности, а расширяет свои познания и углубляет их. Такому подходу я, допустим, учу своих студентов. Да, может показаться, что стилистов очень много, хотя бы даже в просторах Instagram каждый второй стилист, причем гениальный и так далее. Тут вопрос в том, кто такой хороший стилист? Это тот, который подобрал тебе такой образ, который тебе очень близок к коже, это ты на 100%, просто это какое-то новое прочтение. Я бы к этому добавила, что это и тот стилист, который еще и научил тебя самостоятельно действовать и не зависеть от него. Недавно проводила собеседование преподавателя в мою команду и задавала очень простые вопросы: «Когда зародилась эпоха Барокко? Преподавания стилистики...» И мне стилист-преподаватель с опытом около 3,5 года, это нормально в рамках преподавания, это лучше, чем ноль. Он мне говорит: «Вы знаете, по-моему 50-60-е года XX века». Да, стилистов-то много, но вопрос, что не все стилисты одинаково полезны.

Мария: Он, наверно, мог бы возразить: «Как эпоха Барокко влияет на создание стиля для этого клиента, зато я его очень хорошо чувствую».

Анна: Чувствовать – это очень субъективно.

Мария: Согласна.

Анна: Если стилист не знает, что такое стиль, то это подозрительно, как по мне. Поэтому я воздержусь от таких категоричных комментариев в части «Стилистов стало очень много». Я многих выпускников, зелененьких еще, не стала бы причислять именно к стилистам. Да, назвался ты стилистом. Хорошо, молодец. Вопрос, как ты дальше будешь работать. Люди выпускаются после разных школ. Сейчас в имидж-консалтинге нет жестких стандартов, что должно входить в программу. Давайте так, будем честны – нет систем утвержденных, по которым мы обязаны работать. Ты сдаешь машину на ТО, ты понимаешь, что с ней будут делать, а ты отдала себя в руки стилиста, и ты не знаешь, что с тобой произойдет. Поэтому я думаю, что это очень преувеличено, что рынок перегрет. Да, услуг много, тех, кто потенциально хотел бы их оказать, но у них очень мало клиентов. Игроков сильных на рынке немного. Поэтому если вы думаете над тем, стоит ли идти и получать образование, и при этом вы замотивированы действительно делать карьеру в этой сфере, я буду вам рекомендовать уделить время этому именно сейчас, потому что поезд уже набрал скорость, но в него еще можно запрыгнуть и успешно стать лидером этого рынка.

Мария: Хорошо, а твои рекомендации людям, которые сейчас в эту нишу входят или мечтают, потому что я часто слышу это от девушек. Знаешь, это логично, мы же любим наряжаться, выбирать. Кто-то делает интуитивно это хорошо, и если создал пару луков для подруг и так далее, плюс где-то поучился, кажется, почему бы на этом не зарабатывать. Логично же?

Анна: Это предпосылки к тому, чтобы начать это изучать.

Мария: Вот. Понимаешь, да? То есть разница подхода. Хорошо, что бы ты рекомендовала человеку, которому интересна эта отрасль? Твои рекомендации.

Анна: Я бы рекомендовала блестяще разбираться в цвете, блестяще разбираться в формах, для того чтобы абсолютно любого клиента можно было одеть так, чтобы на нем эта одежда смотрелась хорошо и подчеркивала реальные его достоинства, а не просто соответствовала тренду, не просто чтобы он влезал в эту одежду. Дальше разобралась бы в стилях, в исторических, в современных и в индивидуальных, потому что традиционно, когда имидж-консалтинг пришел в Россию, стилисты не знали, что такое стиль. Они наряжали вас так, как им Бог на душу положит. Теоретически могло бы случиться так, а она или он тебе говорит: «Мария, я вас вижу в леопардовой шляпе, в красном платье-комбинации и фиолетовых лакированных сапогах-ботфортах». В этот момент у тебя два варианта развития событий. Ты говоришь: «О, Боже! Это то, о чем я мечтала! Да, вы меня прямо прочувствовали», либо ты говоришь: «Вы какой-то странный стилист, пошла-ка я от вас».

Такая стратегия существует до сих пор. Я за то, чтобы мы клиенту объясняли, доносили до него, почему ему не нужен леопард. Например, «Вы носите лосины какие-нибудь желтые, но они вам не нужны по совокупности таких-то и таких-то причин. Если это вещи, которым просто отдано ваше сердце, о’кей – носите их, пока никто не видит. При этом если вы хотите создавать такое-то и такое-то впечатление, то это можно сделать через вот этот инструмент, вот этот, вот этот и вот этот.

Мария: И все-таки есть ниша, в ней присутствует какая-то конкуренция, ты ее ощущаешь или не ощущаешь?

Анна: Я считаю, что люди, которых я уважаю в рамках этой сферы, они, скорее, коллеги, нежели конкуренты, потому что так или иначе мы делаем общее благое дело, поэтому как-то я даже это слово не произношу.

Мария: Вместе развиваете отрасль?

Анна: Да. Я за дружбу, а не за конкуренцию.

КАК НАЙТИ УТП СВОЕЙ КОМПАНИИ И ПОЧЕМУ «САРАФАНКА» ВСЕ РАВНО САМЫЙ ЛУЧШИЙ КАНАЛ ПРОДВИЖЕНИЯ

Мария: А как бы ты определила, в чем уникальность подхода именно твоей компании, твоего подхода?

Анна: Во-первых, это достаточно глубокое понимание запроса клиента, но это то, что, скорее всего, клиенту не видно, это просто негласно существует. А для клиента самое главное и уникальное – то, что мы клиента образовываем, мы делаем из нашего индивидуального клиента лучшего стилиста для себя. Женщина инвестирует в знания, в понимание себя, она больше не покупает то, что ей не подходит, то, что не соответствует ее целям и задачам. Во-первых, она экономит, во-вторых, у нее повышается самооценка. Когда она классно выглядит и у нее высокая самооценка, мир просто преображается. Счастлива она, ее семья, у нее прекрасно все расцветает в ее руках, и она добивается большего успеха. Дальше она может желать просто смелее, и все будет у ее ног. Мы обучаем, мы делаем полный комплекс услуг. Как в «Модном приговоре»: пришла героиня, и с ней нужно что-то сделать. Мы можем сделать все. Мы полностью можем создать образ, включая не только одежду, включая макияж, прическу, окрашивание. У нас работают классные мастера в салоне. Мы решили не доверять другим мастерам, а собрали свою команду, и я имею возможность все это контролировать. У нас очень высокий уровень профессионализма именно в волосах.

Мария: У тебя это позиционирование, наверняка, менялось с течением лет, дорабатывалось, дополнялось. К тому, о чем ты сейчас говоришь, ты со временем вышла, или ты сначала создала это у себя, как в проекте?

Анна: Я с самого начала поняла, что нужно создавать такой бизнес, такое направление, в котором ты сама бы хотела быть клиентом. Отвечая на твой вопрос, я подумала: «А хочу ли я все время зависеть от стилиста?», особенно возвращаясь в те года, когда я работала за фиксированную зарплату и ждала ее каждый месяц. У меня было ограниченное количество средств, мне приходилось копить на какие-то свои желания и хотелки и так далее. Мне так представлялось, что стилист – это дорого, потом мне стереотипно казалось, что стилисты только у звезд или у депутатов, что это вообще какие-то небожители. Тогда я подумала: «Круто же было бы самой научиться это все сделать, но при этом, не становясь стилистом, а чисто для себя определить. Поэтому я и создавала изначально все методики, все продукты под то, что если ты хочешь этому научиться, пожалуйста, давай. Вот мы с тобой разобрали это все, и мы тебя отпускаем, а ты довольная и счастливая, а, как правило, все уходят довольные и счастливые, и с квадратными головами от объема знаний, они же потом рекомендуют нас своим друзьям и знакомым.

Мария: То есть у вас самый сильный канал – это «сарафанка»?

Анна: Да, он сильный канал, и, насколько я вижу, очень много людей к нам приходят уже после того, как они попробовали услуги стилистов, более недорогих, более доступных, и рассказывают ужастики. Например, пришла женщина на шопинг, ее до этого никто не консультировал. Грубо говоря, я вижу тебя в первый раз, и мы с тобой идем на шопинг. Ей подобрали все черное. Она говорит: «Что такое? Как так получилось?». Буквально стилист приходит, вручает ее в руки продавца-консультанта, а она сама садится на диван и начинает листать журналы, то есть продавец-консультант по поручению стилиста ей что-то подбирает. Я подумала: «Ох, как хорошо организовано все! Наверно, продавец-консультант дрессированный какой-то». После этого все черное ей, и она через какое-то время связывается со своим стилистом и говорит: «Я же все-таки за ваши услуги платила, а со мной работал другой человек. Почему вы все черное купили?», на что этот стилист отвечает слова, которые просто разбили мое сердце: «Вы знаете, скажите спасибо, что мы на вашу фигуру вообще хоть что-то купили».

После такой адской истории, я не представляю, что чувствует клиент, в принципе, как он разочаровывается в этой профессии. Поэтому давайте честно: не все стилисты одинаково полезны. У всех стилистов заточка на свое направление. Есть fashion-стилисты, есть стилисты, которые стилизуют фотосессии. Что такое стилист? Это человек, который работает со стилем. Есть корпоративный стилист, персональный стилист, стиль архитектурный, музыкальный и так далее. Что такое стилист? Это человек, который создает гармонию, а чему будет подчинена эта гармония – личным целям, работическим каким-то, карьерным, или всем сразу – это уже запрос индивидуальный. Так что не нужно наводить жути вокруг этой профессии. Просто если люди хотят работать в этой сфере, нужно просто знать определенные законы построения образа, их не просто понимать, а реально ими пользоваться и практиковать, либо работать как-то так: «Лай-лай, что-то получись!».

Мария: Я поняла. Ты не за халай-махалай, ты проповедник такого системного…

Анна: И это, кстати, из моего первого образования – химик-технолог нефтегазовой отрасли. Если бы я пошла в какой-нибудь кулинарный институт, возможно, было бы что-нибудь иначе. Возможно, мы бы учились, как сварить себе лучший свитер :)

Мария: Да. Видно, как в итоговом продукте играют разные грани. Интересный пример про фотографию, как в итоге знания в области фотографии позволили создать некую уникальную услугу онлайн цветотипирования, разрывать шаблоны и давать возможность приобщиться людям из разных стран. Круто!

Анна: По большому счету, это не онлайн определение цветотипа, это просто дистанционное определение цветотипа, а по факту в онлайн режиме мы ничего не делаем.

Мария: Кроме объяснения, как это работает?

Анна: Да, кроме непосредственной коммуникации, которая ничем не отличается. Мы так общаемся, либо мы общаемся через ноутбук. Какая разница? Объем информации тот же самый. А кто-то, между прочим, определяет цветотип, прикладывая платки к монитору. Возможно, это будущие жители ада :)

Мария: Я думаю, что на этой прекрасной ноте, о том, чтобы не прикладывать платки к монитору, я имею в виду, чтобы именно использовать какие-то новейшие технологии в своей работе и в ширину, и вглубь.

Анна: Я бы подняла тост за то, чтобы каждый из профессионалов, который посвящает свою жизнь работе в формате человек-человек, каждый день стремился узнать что-то новое. Выходит новая технология – освой ее. Это, наверно, каждой профессии касается. Если ты понимаешь, что у тебя коммуникационная составляющая как-то подхрамывает, иди на ораторское мастерство, учись красиво говорить. Вообще, на самом деле, любая работа с людьми лично для меня начинается с любви к людям. Если ты не любишь человека, то ты, скорее всего, не хочешь решить его проблему. Так выпьем же… :)

Мария: За любовь к людям :)

ИДЕИ СОЧЕТАНИЯ ЦВЕТОВ В ПОДАРОК И РОЗЫГРЫШ ПЕРСОНАЛЬНОЙ КОНСУЛЬТАЦИИ ПО ПОДБОРУ ПАЛИТРЫ

Мария:  Слушай, про традицию подарков ты в курсе, да?

Анна: Да.

Мария: Чем ты готова поделиться со всеми слушателями подкаста?

Анна: Например, могу предложить идеи сочетания цветов, прямо подготовленные в электронном виде, которые можно будет скачать по определенной ссылке. Это для всех будет такой мини-подарочек полезный.

Мария: Супер!

Анна: А для того, кто выиграет в нашем розыгрыше, можно провести, допустим, консультацию по подбору персональной палитры.

Мария: Слушай, как здорово! Давайте по поводу розыгрыша скажу пару слов. Если вы сейчас смотрите этот ролик на YouTube, то напишите в комментариях ваши впечатления об этом интервью: что это вам дало, что нового вы узнали, и через две недели после выхода этого ролика, мы сделаем через рандомайзинг всем, кто написал в комментариях, розыгрыш этой онлайн консультации. Все слушатели, кто оставили свои впечатления, могут поучаствовать и получить онлайн консультацию, вне зависимости от того, где вы – в Канаде, в Париже, в Москве или как-то.

Анна: Да.

Мария: А для того чтобы получить идеи по сочетанию цветов, вам нужно быть просто подписанным на наш Telegram-канал Azarenokpro_BOT, и там в самом канале мы выложим ссылку на этот документ, который нам передаст Анна.

Анна: Да.

Мария: Класс! Благодарю тебя за сегодня. Не зря мы столько с тобой планировали встретиться. Я для себя увидела какие-то правильные стандарты этой профессии. Я много общаюсь со стилистами, у всех свой подход, но я понимаю, что когда ты относишься к этому не просто как к ремеслу, когда ты делаешь это, как ты видишь, а когда ты выстраиваешь систему какую-то, где задействовано много мастеров, тогда действительно приходится создавать стандарт профессии, определенный единый и ценностный. Это здорово! Получается, ваш клиент, вне зависимости от того, к кому он попал, он может понимать, что он получит на выходе тот результат, о котором ты говорила.

Анна: Конечно. Приглашай стилистов в гости в «Time for Image», буду рада знакомству с ними, и как минимум, найду какие-нибудь знания для них.

Мария: Друзья, если вы стилист, приходите в гости в «Time for Image», я вас приглашаю.

Анна: Давайте дружить и создавать эту отрасль сильной, могучей, потому что стилист реально меняет жизнь своего клиента к лучшему. Я люблю говорить, что стилист – это, как знак поворота. После стилиста ты можешь с большей скоростью начать двигаться или вообще свернуть не туда.

Мария: Друзья, благодарим вас за то время, которое вы слушали наш подкаст. Благодарю вас за ваше внимание, за ваши лайки, и мы ждем ваши комментарии на YouTube, и через две недели я напишу дату под этим роликом, когда мы проведем розыгрыш. Все, счастливо!

Анна: Всем пока!


Плюсануть
Поделиться
Отправить
Класснуть

Мы в соцсетях


Политика конфиденциальности Пользовательское соглашение Договор-оферта support@azarenokpro.com