На главную

Выпуск #29. Евгений Белозеров

Топ 3 лидер компании NL international, участник Клуба Миллионеров и Лидерского совета, обладатель 5- ти корпоративных премий «Динамика Роста». В его структуре проходит оборот около 400 млн рублей и выдано около 400 бонусных Mercedes-Benz.

Евгений Белозеров
05 октября 2017
Слушать в iTunes Слушать в SoundCloud Смотреть на YouTube

Из этого подкаста вы узнаете:

  • Работает ли сетевой бизнес и если нет, то откуда берутся 400 млн рублей ежемесячного оборота
  • Позиция новичка: «бизнес по-махновски» или «а где мой миллион через месяц»?
  • Как прийти и … не уйти, или с чего начинается настоящий сетевой бизнес
  • Исходящий и входящий трафик- как найти свою идеальную технологию рекрутинга
  • Секрет успешной контент-стратегии в инстаграме и какие темы особенно хорошо заходят у лидера сети
  • Самый короткий путь стать брендом в своей МЛМ- компании
  • Чему и где надо обучаться современному сетевому предпринимателю
  • Возражения в МЛМ: а бизнес ли это вообще и не поздно ли приходить, ведь все этим уже занимаются?
  • Ротация в млм- надо ли беспокоиться, когда люди уходят
  • Алгоритм стартапа для новичка и при чем тут Король Артур

И если подкаст для вас актуален, то не забудьте поставить рейтинг и написать нам комментарий!

Сделать это очень просто:

  1. Проходите по ссылке https://itunes.apple.com/ru/podcast/bud-brendom/id1188861100?mt=2
  2. Нажимаете на голубую кнопку под аватаром подкаста "VIEW IN ITUNES"
  3. Если у вас на компьютере установлен iTunes, то он автоматически откроет вам нужное окно
  4. В программе iTunes на странице подкаста надо нажать "ОЦЕНКИ И ОТЗЫВЫ"
  5. Откроется раздел отзывов, где надо нажать кнопку "НАПИСАТЬ ОТЗЫВ"
  6. В открывшемся окне необходимо поставить оценку в звездах, написать заголовок и текст отзыва

Ваша оценка и пара слов помогут большему количеству предпринимателей узнать о нас и получить пользу для активации и роста персонального бренда каждого практикующего и начинающего профессионала.

Текстовая версия подкаста:

Мария: Женя, привет!

Евгений: Привет!

Мария: Давай начнем с конца.

Евгений: Давай.


ПРО ТОВАРООБОРОТ В 400 000 000 РУБЛЕЙ В МЕСЯЦ, ИЛИ «А РАБОТАЕТ ЛИ СЕТЕВОЙ?»

Мария: Сегодня ты успешный, востребованный сетевой предприниматель с оборотами около 400 000 000 рублей в месяц, с армией поклонников, раскачанными социальными сетями. Ты общаешься с людьми из обычной жизни, не сетевой?

Евгений: Конечно!

Мария: Скажи, а когда ты с ними встречаешься, знакомишься, говоришь, кто ты, встречаются ли тебе те, кто в ответ на твою профессию все равно говорят, что сетевой не работает, они в это не верят и как же так же?

Евгений: Такое случается крайне редко.

Мария: Почему?

Евгений: Я не знаю. Я говорю, как есть, что я занимаюсь сетевым бизнесом, у нас есть достойный ассортимент продукции, торговый знак, который мы продвигаем, своя система продвижения. Я профессионально занимаюсь сетевым. Люди говорят сразу: «А где можно почитать? А где можно посмотреть? А есть ли какие-то магазины и что-то еще такое?». Просто в моем окружении редко попадаются люди, которые могут, например, сказать какую-то банальную фразу: «А это типа как Орифлейм, да? Что-то такое?», потому что нет среди моих знакомых таких людей. Те, с которыми я встречаюсь, они, как правило, уважительно относятся и к своему, и к моему роду деятельности.

Мария: Есть результат, значит, очевидно, что система работает.

Евгений: Ну, конечно!

Мария: А как бы ты оценил, как сегодня в целом в обществе, если смотреть на структуру в целом, на то, что говорят новички, и так далее? Изменилось ли за те 17 лет, что ты в бизнесе, отношение к сетевой индустрии? Ты это чувствуешь?

Евгений: Я в бизнесе чуть-чуть поменьше. Я считаю, что в 2017 году у меня десятилетие с того момента, как я начал серьезно заниматься сетевым, когда я поставил на карту все и сетевой стал моей профессией. Я отмечаю, что за последние 5 лет, конечно, изменилось, причем глобально. Картина сетевого, который был в конце 90-х – начале 2000-х, печальная картина, которую я не люблю и которую я полностью разделяю с обществом, что большинство выглядели, как попрошайки, если по большому счету.

Мария: То есть этот стереотип же не откуда-то взялся?

Евгений: Стереотип взялся из реальных историй, стереотип взялся из ошибок многих компаний, стереотип взялся из подхода многих компаний к работе на рынке, потому что товарооборот – это не все. Сначала имя, потом все остальное, и в погоне за деньгами многие просто пренебрегали обычной этикой, обычными какими-то уставами, законами бизнеса, законами, связанными с порядочностью и со всем остальным. Это дало, конечно, этот обратный эффект, потому что люди просто стали бояться.

Мария: Давай пример конкретный приведем, потому что есть люди, которые далеки от сетевой индустрии. Что, например, какие компании могли сделать, какие законы они нарушали?

Евгений: Например, когда тебе требуется очень большую партию продукта выкупать для получения каких-то благ в виде скидки 50%, и когда ты делаешь закупку в 4000 долларов каждый месяц, безусловно, у тебя скапливается огромное количество товара, который тебе надо сливать любой ценой. При этом ты получаешь постоянную дозу негатива от своих близких, от родственников, что ты куда-то там впариваешь деньги, относишь куда-то непонятно и так далее. Соответственно, это все дало определенный всплеск «мертвых ходоков», которые ходили по улицам, приставали, пытались продать любой ценой продукт. Опять же, были обманные объявления в газете: «Срочно требуются на работу бывшие военные», когда человек в полной уверенности, что он едет по специальности устраиваться на какую-то работу, где ему гарантирован какой-то соцпакет, зарплата и все остальное, приезжает, садится в очередь, а там идет собеседование по сети с абсолютно дурацкими вопросами: «Сколько бы вы хотели зарабатывать в месяц?». Я просто был на одном таком собеседовании, и когда я написал 1 000 000 долларов, меня сразу вызвали к «старшему». Видимо, ответ мой что-то обозначал и так далее. Когда это все ушло в массы, и когда плюс к этому всему финансовые пирамиды, безусловно, оставили свой след, прикрываясь, опять же, сетевым, что типа мы продвигаем какой-то продукт, которого нет и не будет никогда, или мы продвигаем какие-то услуги, которых мы никогда никому не оказывали, это тоже внесло свой вклад в создание стереотипа по поводу сетевого. Я сам точно так же думал, я пришел сюда ярым скептиком.

Мария: Хорошо, давай все-таки про последние годы. Почему изменилось отношение? Как ты ощущаешь сейчас?

Евгений: Во-первых, я считаю, что бизнес резко помолодел. Молодые люди, которые не застали картин конца 90-х, а которые просто пришли на полной уверенности, на мотивации, на результаты своих однокурсников, одноклассников, своих друзей… К примеру, у меня есть знакомый, который работает в NL, у которого там все получается, и он зовет меня туда уже третий раз. В третий раз я решаю туда прийти, и я прихожу в компанию, у которой есть магазины, у которой есть география, у которой есть 300 точек присутствия, нормальный продукт, нормальное отношение, обучение и все остальное. Про какой сетевой кто говорит каких-то там 90-х годов? Я этого просто не застал. Таких людей на сегодняшний день тысячи, которые начали свою историю в сетевом, и у которых начало получаться, и они стали зарабатывать. Они не знают, как было, они не знают, что такое мошенничество, какой-то там обман, какие-то закупки бешенные продукта…

Мария: Впаривание и так далее…

Евгений: Ну, конечно. Есть 18-летние люди в моей структуре, которые сейчас зарабатывают деньги, зарабатывают и привлекают еще и своих родителей в этот бизнес. Соответственно, получается, что мы меняем представление об этом бизнесе своими результатами и своими действиями. Очень много банков в свое время «полопалось», но это не означает, что нет банков, которые являются гарантами, а банки «сыпались» и «сыпятся» с такой скоростью, что мама дорогая! И очень много людей «прогорело».

Мария: Да.

Евгений: Поэтому здесь можно проводить эту параллель до какой-то бесконечности: инвестиционные фонды, различные долларовые ипотеки и все остальное – все где-то когда-то «попали».

Мария: Обжигались, да. Просто в сетевом люди общаются друг с другом, соответственно, один сказал другому, как-то чего-то, кого-то зовут корректно/не корректно. О’кей, понятно. Теперь переносимся в то время, 10 лет назад. Ты молодой мужчина в Новосибирске, занимаешься серьезными всякими бизнес-процессами, я просто знаю, что у тебя был бизнес, связанный с ночными клубами, с недвижимостью…

Евгений: Это было позже. У меня было достаточно много направлений.

НИЧЕГО НЕ ПРЕДВЕЩАЛО «БЕДЫ», ИЛИ КАК ПОТЕРЯТЬ СОН ПОСЛЕ БИЗНЕС-ПРЕДЛОЖЕНИЯ

Мария: О’кей, но как ты через этот скепсис вдруг оказался с банкой и в сетевой компании?

Евгений: Реально случайно просто. Ничего не предвещало «беды», можно сказать так :) История банальная: ко мне приехал одноклассник и начал мне рассказывать про какую-то компанию, про каких-то французов, про какие-то порошки, про какое-то начало какого-то глобального бизнеса – я вообще ничего не понял, я просто хотел, чтобы он уехал. Когда он мне показывал банку, я купил, я понял, что он просто так не уедет - мне нужно отдать ему денег, чтобы он уехал. Я отдал денег – он уехал. На следующий день он меня пригласил на встречу. У нас были достаточно хорошие отношения, мы учились вместе в школе, были друзьями именно в этот школьный период, и когда я услышал слово «сетевой», я понял, что чувака надо спасать, потому что у меня были бешеные люди и в квартире, которые волшебными тряпками что-то терли, что-то стирали, кастрюли какие-то, что-то такое… Постоянно что-то происходило, постоянно кто-то стучался в окошко автомобиля, запихивал какие-то пластмассовые вещи мне туда, говорил, что это все бесплатно, потом требовал каких-то денег… Все это у меня было одно слово – эта MLM индустрия, то есть это люди, которые продают товар, который вообще нафиг никому не нужен, но находят таких, которым этот товар нужен – такой хороший развод.

Мария: И вот ты с банкой :)

Евгений: Вот я с банкой, и он меня приглашает на встречу. Меня подкупил один момент. Он мне говорит: «С тобой люди хотят встретиться, поговорить на тему бизнеса». В этот момент я подумал, что если люди со мной хотят встретиться и поговорить, то я поеду тоже с людьми. Одному что ехать, если люди со мной хотят разговаривать? Тогда еще просто все по-другому было. Мы сели и поехали. Встреча была в хорошем ресторане, я в этом ресторане отмечал свой День рождения до этого. Я приезжаю в этот ресторан, а ресторан один из таких, в которые мне всегда было приятно заходить. Мне назначали там встречу по бизнесу. Все абсолютно нормально – белые скатерти, официанты, то есть ресторан не дешевый, внизу джаз-клуб, прекрасная кухня – все, как мне нравится. Мы садимся, а я очень наблюдательный, это с армии еще, даже не с армии, а, наверно, с детства, я смотрю, а за всеми столами сидят какие-то похожие люди в этом ресторане и все о чем-то похожем разговаривают, какие-то оживленные беседы. Время час дня, и все люди разговаривают в ресторане про бизнес, что-то жестикулируют, какие-то ручки, тетрадки, блокноты, все остальное. Я сажусь за стол, и у нас начинается диалог. Естественно, весь наш диалог выстраивался на моем противостоянии. Я говорил, что это лохотрон, я говорил, что надо будет найти лохов, которые будут бегать и продавать, я говорил, что этот бизнес не имеет абсолютно никакого будущего, что в нем нельзя заработать деньги, что это не серьезно. Все, что я слышу 13 лет на встречах, я считаю, что с 2004 по 2007 у меня был период, когда я просто нейтрально знакомился с этим бизнесом – я не бросал то, чем я занимаюсь, я не уходил из сетевого, а с 2007 года я начал заниматься только сетевым, и я считаю, что как сетевик я появился в 2007 году, и ребята, с которыми я работаю, считают точно так же. И началось это противостояние всю первую встречу. Я пытался им объяснить, что я не лох, мне не нужно рассказывать это все: «Ребята, перестаньте, я не тот вариант, который вам нужен. Я не тот «сладкий» мальчик, который сейчас выложит деньги и начнет это все бегать и продавать, и все остальное. Я начал приводить примеры, что у меня есть опыт, что я приезжал по объявлениям, что я в курсе, как это все делается, что «бегунки», которые по улицам бегают с пластмассовыми фонарями, я знаю, кто у них старший, в общем, все вот это. Соответственно, диалог закончился ничем, но они просто зародили во мне сомнение, потому что они говорили мне абсолютно очевидные вещи. Они говорили:

> Слушай, ну, если ты думаешь, что здесь одни лохи, то мы, по-твоему, тоже лохи?

> Нет, вы нормальные.

> Ну, если мы тебя пригласили на встречу, и ты не будешь этим бизнесом заниматься, где мы, по твоему, возьмем тех, кто будет этим бизнесом заниматься? Ты считаешь, что мы здесь сидим и жертв каких-то ищем?

> Ну, это же надо бегать и продавать?

> А мы похожи на людей, которые бегают и продают?

> Нет, не похожи. Вы не похожи, но вам нужны такие люди.

> Да мы тебе говорим про создание команды, мы тебе говорим про бизнес, мы говорим про деньги, мы говорим тебе про то, чего еще в твоей жизни не было, и мы все это вместе можем сделать. Мы сами недавно сюда пришли, только во всем разобрались, и нам бы хотелось, конечно, сейчас создать такую команду.

А команда – это слабое место мое. Я хотел в командной игре быть все время, я командный игрок, я знаю, как работать в команде, я знаю, что должно быть в команде, но когда у меня работают наемные сотрудники, по определению никакой команды быть не может. Какие бы я им премии ни выписывал, я босс – они мои наемные сотрудники. Они не будут заинтересованы в том, чтобы мой бизнес процветал. Они заинтересованы в своей зарплате, в своем благосостоянии, в том, чтобы вовремя уйти с работы, в том, чтобы им за опоздание ничего не было – вот в чем они заинтересованы. Я как человек, который платит им зарплату, за их личные качества никогда не буду повышать им зарплату до бесконечности. Поэтому там, где чьи-то деньги, там никакой команды быть, в принципе, не может, а деньги в этой ситуации были мои, вот и все.

Мария: Ты уже потом осознал, что это было то место, через которое тебя немножко зацепило это?

Евгений: Я осознал это сразу. Почему я и пришел на вторую встречу, почему я вообще продолжил общение с этими людьми. Потом я задал вопрос: «А о каких цифрах идет речь? Сколько можно зарабатывать?» Мне говорят: «Сколько бы ты хотел зарабатывать?». Я говорю: «Вопрос очень глупый, но я отвечу на него честно, сколько бы я хотел зарабатывать». Мне на тот момент казалось, что 30 000 долларов в месяц – это те деньги, которые сделают меня абсолютно счастливым человеком. Мне не очень много по жизни надо, и 30 000 долларов в месяц мне вполне хватит для того чтобы жить нормально и обеспечивать близких мне людей, у меня на тот момент Сашка уже родилась, ей тогда уже лет пять было, и назвал вот эту цифру. Они говорят: «Да здесь можно зарабатывать и больше». Я говорю:

> Хорошо, а есть те, кто уже зарабатывают 30 000 долларов в месяц? Мне бы на них посмотреть. Вы-то недавно пришли, а меня вот эти интересуют.

> Есть. Мы тебя с ними обязательно познакомим. Буквально через несколько дней будет школа Чубаровых, и с ними ты сможешь познакомиться, их увидеть.

> Ну, ладно, о’кей.

Я после этого потерял сон вообще.

Мария: Почему?

Евгений: Это был ключевой момент, потому что я думал, что отказаться не проблема, а основной момент – не потеряю ли я тот шанс, который может по жизни реально мне что-то дать такое серьезное? И у меня в этом разбирательстве 3-4 ночи было, я это реально ощущаю. Я пытался понять, дурак я или нет, разводят меня или не разводят, можно ли верить этому всему или нельзя? Я понимал, что ни у кого спрашивать нельзя, ни у кого. Я это четко понимал. И потом, среди моих знакомых есть один мужчина, мужчина состоявшийся, мужчина очень хорошо поработал в свое время, и на тот момент был такой молодой пенсионер. Он жил по остаточному доходу – у него куча коммерческой недвижимости, и он в свободное время занимается собой: машины, мотоциклы, охота, рыбалка, все такое. Я поехал к нему не за советом, а рассказать и проговорить, что происходит. Он говорит: «Слушай, эта индустрия вообще интересная, в ней есть деньги. Если ты найдешь, где их там найти, то ты будешь себя чувствовать очень хорошо. Не слушай никого. Если ты чувствуешь, что это твое, то пробуй». Вот эти слова я до сих пор помню. Не то, что мне гуру какой-то сказал, а просто это сказал мне мой старший товарищ, который неожиданно просто не стал мне говорить: «Да ты что?! Да перестань!», как меня был такой круг, который какие-то подобные вещи говорил. Этот сказал сразу, и я ему поверил. И все, и дальше закрутилось.

«ГАЛИМАЯ ПРАВДА» СЕТЕВОГО БИЗНЕСА: ПРО СВЕРХ-РЕЗУЛЬТАТЫ И ПАДЕНИЯ МОТИВАЦИИ

Мария: Хорошо, а почему тогда эти 3-4 года после подписания контракта у тебя были ни туда, ни сюда, и ты даже считаешь их моментом, что ты был не в сети. Почему?

Евгений: Легко объясним этот момент для меня сейчас. Тогда я его просто-напросто не понимал. Любой бизнес – это система. Любому бизнесу надо научиться. Любому бизнесу надо хотеть научиться. Я делал это все абсолютно по-махновски. Я считал, что если я сейчас подпишу 5 человек, они должны каждый по 5 подписать. Если я подпишу 10 человек, они должны все по 10 подписать. Самое что интересное, у меня сразу стало получаться: я в первый месяц закрыл квалификацию, получил первые деньги, закрыл «Звезду» за месяц в 2004 году, а это вообще было не хухры-мухры, то есть за полтора месяца. Я поехал на школу президента в Египет в 2004 году.

Мария: Скажи для тех, кто не в курсе, это какой оборот ты сделал за месяц?

Евгений: Миллион.

Мария: Сделал за месяц?

Евгений: За полтора месяца я сделал миллион группового товарооборота.

Мария: То есть такой резкий старт?

Евгений: Резкий хороший старт, причем я отыгрывать начал по командным правилам по полной: я бился за квалификацию своего наставника, я понимал, что если он выйдет вверх, я за ним потом. В общем, все это было именно так, по-взрослому. Самое интересное, что я потом охладел, потому что я понял, что месяц прошел, а миллиона долларов нет, 30 000 долларов моих заветных нет. Ни через 2 месяца, ни через 3, ни через 4, и на меня просто свалилось такое ощущение, что я что-то недопонимаю, а я когда недопонимаю, я нервничаю. Я просто-напросто послал в бан всю систему NL International и решил просто работать абсолютно бессистемно, то есть наподписывал людей, и следующая стадия, что мне нужно делать, это мне надо научиться их мотивировать, и я учился быть крутым спикером и крутым мотиватором. Я все время думал, как бы какую-то такую фразу сказать, как бы им что-то такое преподнести, чтобы у них мороз по коже пошел. С этими людьми, которые были, по сути, одни и те же, я пытался создать то, что у меня сегодня есть, но люди делали все, что возможно, и больше они сделать не могли, а то, что мне нужно искать новых людей, я же уже молодой лидер, я же «Звезду» закрыл быстро, на меня же уже свалилось то, что я вот такой, подающий надежды или впереди идущий. И вот это осознание того, что надо работать, оно меня немного пригрузило – это первый момент, а второй момент – мне казалось, что я проделал очень много работы, а денег заработал очень мало, при этом у меня мой бизнес, который меня на тот момент кормил, он работал и меня кормил, то есть у меня были деньги, я не особо что-то потерял, закрыл, что-то еще такое. Около двух лет, наверно, ушли на то, чтобы я определился.

Мария: И что было спусковым крючком, когда ты сказал «Да, сетевой, точно я здесь на 100%»?

Евгений: Спусковым крючком было только одно – я не готов был болтаться, как неизвестно кто, неизвестно где. Мне нужно было именно в высшие строчки рейтингов, мне надо было, чтобы я был весь такой на уровне, денег много было и все остальное. Потом я просто понял, что я ничего не делаю, для того чтобы это было. Вообще ничего. Там была сложная ситуация, на самом деле, там у меня была такая история интересная, когда ребята, с которыми я работал в команде, они ушли из этого бизнеса.

Мария: Под тобой или над тобой?

Евгений: И подо мной, и надо мной. Все ушли.

Мария: Так…

Евгений: Все ушли накануне поездки в Тунис на школу президента, хотя мы все квалифицировались, но они не поехали на нее. Я чисто из братских соображений тоже решил не ехать и сильно-сильно психанул. Я психанул и сказал: «Я не еду на школу президента». Я позвонил и сказал: «Все, снимайте меня со списков» и все остальное, а это прямо корпоративное мероприятие, Тунис, мы все туда едем, а мы все это время мечтали – мы будем вместе, мы построим империю, у нас в сетевом будет все круто, мы построим дома на одной улице, будем ходить друг к другу в гости и все остальное, и тут один из главных инициаторов всего этого объявляет, что он уходит вообще. Для меня это прямо удар – он смотрит мне в глаза и говорит:

> Все, я завязываю, я ухожу. Я не еду на школу президента, все, досвидос.

> Брат, ну, ты не едешь, и я не еду. – Алло, снимите меня со списков, я не еду никуда.

Вот и все, с этого момента все и началось, и в этот момент началась эта борьба – остаюсь я или ухожу, остаюсь или ухожу.

Мария: А почему они ушли?

Евгений: Ну, у них были на то причины. В жизни все повернулось так, что им стало хорошо.

Мария: То есть у них пропал мотив, ради которого они приходили?

Евгений: У них появились другие интересы, скажем так, которые нужно было быстро-быстро-быстро, в общем…

Мария: Понятно. И вот в этой борьбе – ухожу или остаюсь…

Евгений: Вот там и родилось все.

Мария: Вот это решение? Ты не поехал в Тунис?

Евгений: Я поехал. Меня вызвал на встречу Чубаров, за что я ему, собственно, благодарен. Меня вызывает Петр на встречу. Мы с ним в «Однажды в Америке», в этом же ресторане, где меня подписали, встречаемся в джаз-клубе, он садится напротив меня, смотрит мне в глаза и говорит:

> Белый, один вопрос.

> Какой?

> Мы работаем или мы не работаем?

У меня все, вся жизнь перед глазами, я понимаю, что думать долго нельзя.

> Работаем.

Он мне руку так протягивает, я ему жму руку, а он другой рукой в свойственной ему манере достает телефон и говорит:

> Белозерова в списки на школу президента верните, он едет.

И я еду, а у меня уходит из бизнеса наставник. Я тогда очень плохо себя чувствовал в Тунисе, я набухался вообще просто в дым – я выпил две бутылки литровых виски один, закусывал их шоколадками, сидел в номере, и мне было очень не по себе. У меня просто рухнула вся моя мечта, с какими людьми я собирался дальше проживать свою жизнь и не работать. Ну, а потом нормально, в 6 утра встал, пошел плавать, привел себя в порядок, вернулся, на семинары начал ходить и все остальное. С Туниса я приехал уже с твердым решением разорвать в клочья всех и их в том числе, чтобы они прямо поняли, что сетевой – это мое.

Мария: Сейчас общаетесь?

Евгений: Нет.

Мария: То есть они не знают, как…?

Евгений: Знают.

Мария: Поделишься?

Евгений: Я не в курсе просто. Я не знаю, какая реакция и так далее. Они нормальные парни, у меня абсолютно нет никаких претензий к ним, просто в жизни так получилось, и время, которое мы в этой жизни провели вместе, я вспоминаю с такой теплотой сейчас, с теплотой и с большой благодарностью, хотя для меня на тот момент хуже ситуации не было вообще. Для меня это было все – весь мир идет на меня войной.

Мария: Ты знаешь, сколько лет мы уже с тобой знакомы, сколько я слышала твоих выступлений, я ни разу не слышала этой истории.

Евгений: Да, но это галимая правда.

Мария: Наконец-то мы достали галимую сетевую…:)

Евгений: Это галимая правда, и ты понимаешь, какая там ситуация была, что я не мог им ничего доказать, потому что вопрос абсолютно стандартный: «Жека, ты в сетевом, и что? Мы с тобой занимаемся нормальным бизнесом, мы зарабатываем деньги, мы заработали 11 000 000 за три месяца, у нас вообще все нормально. Ты сейчас говоришь про сетевой, чтобы мы продолжали им заниматься. Объясни, зачем, когда у нас и так все хорошо, и ты в теме? Бросай, давай с нами и все остальное, а у нас уже там построено. У нас там уже одно работает, второе работает, и третье работает. Традиционка пашет». И мне в этот момент очень не понятно было, оставаться мне в NL или не оставаться. С одной стороны, мне все нравится, с другой стороны, мне все нравится, но я понимаю, что у меня денег нет, у меня квалификация номинальный «Бриллиант», грубо говоря. Это вообще ни о чем, там ни денег никаких, ни толку – ничего, и я еду на эту школу президента. Со школы президента я возвращаюсь, и у меня начинается совершенно другая работа. Я не знаю, откуда это взялось. Я прямо начинаю зарубаться, я начинаю закусываться, я в 9 вечера уже дома, я уже на телефоне, я назначаю встречи. У меня впервые в жизни началось, что я 15-20 встреч в день провожу, я забиваю офис, офис битком, все бурлит. Я выхожу в родном городе на товарооборот 30 000 баллов, это вообще феерия такая там началась, что мама дорогая!

Мария: Рекорд для такого города.

Евгений: Да, это 3 000 000. На 3 000 000 я выхожу, и я встречаюсь со своим наставником, который ушел из бизнеса, и он вынужден прореагировать, он же не может сказать, что теперь это ерунда. 3 000 000 – это же склад, через склад 3 000 000 прошло, то есть это огромное количество людей, это, в любом случае, какая-то работа и так далее, и он мне говорит: «Слушай, ты красавец! Я не понимаю, как ты это делаешь», а у меня в следующий месяц 40 000. Потом проходит 2 месяца, у меня товарооборот 6 000 000, потом 8 000 000, потом 10 000 000, потом 12 000 000, и вот это начинается все, и меня поперло на тот момент по дикому, я перестал уже что либо соображать, я просто такой включенный.

ИСХОДЯЩИЙ И ВХОДЯЩИЙ ПОТОК - КАК НАЙТИ СВОЮ ИДЕАЛЬНУЮ ТЕХНОЛОГИЮ РЕКРУТИНГА

Мария: Давай попробуем рецепт для людей с MLM индустрии, потому что многие же, на самом деле, действительно находятся в этом моменте – да или нет, да или нет – теряют время и мотивацию, и силы. Как человеку, которому, может быть, кто-то не протянул руку, и он находится в этом состоянии, что бы ты рекомендовал?

Евгений: Я бы рекомендовал одно – понять для себя, кем ты хочешь быть в компании, на каком уровне ты хочешь быть в этом бизнесе? Сам-то хочешь ты чего? В данный момент мне ситуация понятна. Я разговариваю с человеком, человек мне говорит:

> Я, наверно, когда-нибудь закрою какую-нибудь квалификацию.

> Наверно, закроешь – я могу так сказать. – Когда-нибудь, наверно, закроешь, ты абсолютно прав. Наверно, ты когда-нибудь закроешь какую-нибудь квалификацию.

> Наверно, и я когда-нибудь буду ездить на «Мерседесе».

> Ты абсолютно прав. Наверно, и ты когда-нибудь будешь ездить на «Мерседесе», а, может, и не будешь.

Дальше, когда начинается это: «У меня нет времени, у меня нет людей, этот продукт дорогой, в моем городе не тот менталитет», и это все пошло и пошло – я не босс, я не директор, мне это говорить не надо, это бесполезно. Я в этот момент абсолютно бесчувственная скотина, которую этим не прошибешь просто конкретно. Это твоя проблема. У тебя нет времени? Ну, нет и нет.

> У меня нет времени ходить на тренировки.

> Ну, не рассказывай. У тебя есть время ходить на тренировки.

> Вокруг меня нет людей.

> Да есть вокруг тебя люди.

> Я не могу здесь заработать денег.

> Ты можешь здесь заработать денег. Вопрос в том, решил ты или не решил. Если ты решил зарабатывать, как только ты идешь на плюс, я в этот момент буду рядом. Как только ты в этих ямах своих барахтаешься, мне это не интересно, потому что когда барахтался я, я никому не был интересен.

Меня жалели, а быть жалким, наверно, это не очень приятно, когда тебя жалеют просто, типа: «Жалко Белого, хороший парень такой, мог бы здесь состояться». Я не хотел бы, чтобы про меня говорили так.

Мария: Мне кажется, про многих в сетевом когда-то так говорят и говорили.

Евгений: Говорят – это одно, вопрос, что ты чувствуешь и что ты делаешь. Это самое главное.

Мария: Да, 100%. Хорошо, сейчас мы перешли в середину твоего пути в NL. Я как человек, знакомый с сетевой индустрией, я знаю, что существует две системы работы: ты делаешь список, звонок, идешь к людям и так далее. Вторая система работы, которая появилась не так давно, когда люди начали делать входящий трафик через социальные сети, сайты создают тагретинг – много новых технологий. Я знаю, что существуют люди, которые давно в бизнесе, и их даже называют кодовым названием «староверы», которые используют только старинные методы, только исходящий поток. При этом есть люди, которые сегодня совмещают, и есть люди, которые используют только новые технологии. Давай смотреть на твой результат: у тебя сегодня очень много подписчиков в Instagram, у тебя наверняка есть входящий поток, ты активно используешь социальные сети. Почему ты, будучи как бы по определению «старовером», из старой гвардии, почему ты перестроился, перешел на эти новые рельсы и начал использовать новые технологии? Ведь многие не перешли.

Евгений: Только смешение всех стилей. Это макаронка просто. Я считаю, что надо отовсюду брать самое эффективное и комбинировать это все в свою систему, потому что сетевой бизнес – это индивидуальная система работы. Все ерунда, когда говорят: «У нас общая система работы. У нас единая система работы». Каждый человек индивидуален. Здесь люди идут на людей, и человек способен подписать человека только на себя. Почему такие истории достаточно часто бывают, когда говорят: «Мне 10 раз предлагали NL International, и только ты одиннадцатый смог мне рассказать так, что теперь с этого бизнеса я вообще никогда в этой жизни не уйду. NL – это круто. Вот одиннадцатый человек по счету, а 10 раз до этого рассказывали. Если мы сейчас говорим про то, что этот бизнес индивидуален как система, то есть в этом бизнесе есть человек, который индивидуален, на которого идут люди.

Мария: Личность.

Евгений: Это означает, что тебе надо создавать свою систему, и, возможно, приходится осваивать то, что у тебя не получается. Я реально в плане Instagram и всего остального лох трамвайный, но это прямо 100%. В это, возможно, сложно поверить, но, тем не менее, я скажу так. Когда Instagram появился, долгое время я думал: «Ну, это прикол какой-то. Кто будет там за мной следить? Кто будет там на меня смотреть?». Я выставлял там скрины с Яндекса, какие пробки в Москве, выставлял фотографии сугробов в Киеве, как замело Украину вдруг внезапно снегом, еще что-то такое – я реально вел Instagram вот так. У меня все эти фотографии на месте, это все можно отлистать вниз, если терпения хватит, и посмотреть вообще, с чего все начиналось, но там просто ужас, реально. Я думал, что соцсети – это для того чтобы найти своих одноклассников в «Одноклассниках» и что-то им там сказать: «А помнишь?». Потом, когда до меня дошло, что это бизнес чистой воды, и что все уходит в соцсети: железные двери, носки из бамбука – все, что хочешь. Все, что тебе нужно, ты можешь реально найти в том же самом Instagram – просто забей в поисковике и найди. Я начал понимать, что там есть какие-то законы, что там есть какая-то системность, есть еще что-то такое.

Я не стесняюсь никогда учиться у своих менеджеров, которые в моей команде, у которых я наставник. Я не стесняюсь подходить и спрашивать: «А как ты это делаешь? А что мне нужно для этого? Посоветуй мне что-нибудь» или что-то еще. Я человек, я никогда не беру на себя функции Господа Бога, что типа: «Ах, я вот такой!». Мне абсолютно не стыдно задавать вопросы и что-то делать. Instagram? Давай осваивать Instagram. Facebook? Facebook. YouTube? YouTube! Все нормально, давай! Старовер? Старовер, пойду к людям. Со знакомыми встречаюсь и рассказываю им так, что они хотят купить, что они хотят подписаться, что им интересно этим заниматься, заходят на мои страницы, что-то еще такое. Вот на Бали я был сейчас, встретил людей абсолютно незнакомых, разговорились: - А что? А как? – Вот сайт. Все. Пока до дома долетел, уже регистрация, реферальная ссылка, покупка, другой город, начало какое-то, что-то еще такое. Я это не делаю специально, я не бегаю и не дергаю за рукав: «Пошли со мной в сетевой». Я просто рассказываю, чем я занимаюсь, но бизнес, в котором проходит 400 000 000 товарооборота, ребята, это можно называть, как угодно, но это бизнес. Приставка может быть любой – сетевой бизнес, бумажный, деревянный, железный, золотой. Это бизнес.

«Я ОТНОШУСЬ К INSTAGRAM КАК К РАБОТЕ»

Мария: Давай все-таки про феномен Instagram. Смотри, у тебя почти 100 000 подписчиков.

Евгений: Ну, да.

Мария: У тебя там по 10 000 лайков, куча комментариев, обалденные вайны. Это вопрос, как ты их придумал, потому что это реально хохот и топот. Но при этом ты не делаешь марафоны, ты не делаешь никакие гивэвеи, ты не покупаешь рекламу у блогеров. Я вижу по твоей реакции, что ты ничего этого не делаешь. Люди делают такие вещи. Есть масса людей, которые сегодня приходят в Instagram…

Евгений: Это мне пишут про это, типа: «А вы хотите к нам?»

Мария: Гивэвей, да.

Евгений: Разыграть что-нибудь, да?

Мария: Да, это оно. Понимаешь, тысячи людей приходят в Instagram, они хотят раскрутиться, набрать аудиторию, они учатся, они делают эти шаги. Ты ничего этого не делаешь, я знаю, я просто вижу. Ты интуитивно делаешь классный, веселый контент, рассказываешь о лайфстайле. В чем тогда феномен твоего роста? И еще один нюанс. Я помню, что одновременно с тобой Instagram завели много кто. Мы же все посмотрели, и такие: «Надо Instagram, там надо что-то делать». Много кто начал, но не у всех есть такой результат. Как ты думаешь все-таки, почему?

Евгений: Я отношусь к этому, как к работе. Я не думаю про то, есть настроение или нет настроения. Я просто просыпаюсь и знаю, что мне минимум пару постов нужно зашарашить в Инсту. У меня нет никаких копирайтеров, у меня нет никаких людей, которые мне там что-то делают, пишут или что-то еще такое. Мне порой не нравится то, что я написал, но я это делаю, для того чтобы быть в Instagram. Я довел это все до того, что я просто исчез на 5 дней из Instagram, меня люди потеряли. Причем они мне пишут, я им отвечаю в WhatsApp:

> Жень, с тобой все в порядке?

> Да, со мной все в порядке.

> Странно. Почему тебя в Instagram нет уже третий день?

Мария: Да, мы тоже обсуждали: «А где Белый? Что с Белым?».

Евгений: Да, в этот момент третий день нет в Instagram, но у меня просто иногда аллергия на Iphone, и я просто хочу их положить, чтобы просто был сигнал на звонок входящий, я больше не хочу никаких WhatsApp, Telegram, чего-то еще такого, такое случается иногда. Я просто хочу без этого всего побыть.

Мария: Хорошо, есть люди, которые выкладывают посты, но у них нет роста.

Евгений: Ну, так выкладывают значит, такие посты выкладывают.

Мария: Хорошо, давай тогда, как ты выбираешь, о чем писать?

Евгений: Интуитивно. Веришь или нет, но я тебе клянусь – интуитивно. Я знаю, что есть фотографии, допустим, которые я повторяю, повторяю и повторяю. Фотографию мою с тренером, ее видели уже 150 человек, я ее выкладываю, мы просто там стоим по-другому, а смысл тот же – опять тренировка с Бесланом. Все. Ничего нового, собственно, я не делаю. Сегодня понедельник – у меня опять тренировка с Бесланом. Все. Я опять весь потный, я устал.

Мария: Хорошо, давай по-другому. Какие посты у твоей аудитории заходят хорошо?

Евгений: Новички любят, когда я пишу про новичков, когда я пишу с точки зрения новичка, а я всегда пишу с точки зрения новичка. Я никогда не поучаю, я никогда не делаю каких-то там: «Короче, вы знаете, как надо правильно?». Этого нет. Я рассказываю про то, через что прошел я сам. Это правда, и люди это любят, они понимают, что я знаю все про них, они знают, что меня не проведешь, и что их горе не эксклюзивно, что к ним никто не пришел на встречу уже пятый раз подряд, и то, что они боятся делать звонки или еще что-то такое, к примеру.

Мария: То есть возникает эффект, что они в тебе узнают себя?

Евгений: Конечно. Я хочу, чтобы они во мне узнавали себя. Когда проходят семинары, я всегда общаюсь на уровне новичка, и с новичком я разговариваю на равных, и я хочу, чтобы все было понятно. Вот это фишка – я просто очень хочу, чтобы все было понятно. Я хочу, чтобы люди, которые меня читают и которые меня слышат, чтобы они понимали, чтобы это было просто, потому что, если я начну писать с переподвыподвертом, это никому не будет интересно, а просто будет много букв и скука.

Мария: А еще что заходит?

Евгений: Заходят вайны.

Мария: Вот! Вайны. Как? Откуда они взялись? Это же надо программу какую-то, чтобы это было так?

Евгений: Слушай, я освоил iMovie и все, и больше ничего. Первый мой вайн был абсолютно по-дурацки снят, на вертикальную камеру, в машине, когда я ехал и снял вайн про то, что я мысленно провел 60 встреч, написал список и провел 10 встреч за день, точнее, то есть в мыслях. И наставнику можно сказать, что я сегодня нормально поработал, потому что мысленно у меня никто не согласился прийти в этот бизнес. Этот вайн зашел. Он зашел, и все начали ржать, причем снят он был отвратительно. Я считаю, что все мои вайны – это кустарщина, там ничего нет профессионального. Я их делаю 10 минут. 10 минут у меня уходит на вайн, примерно, для того чтобы его обработать, залить и все готово. Но интуитивно у меня рождается какая-то темка, она родилась, и я ее очень быстро воспроизвожу, то есть так: «Надо снять ролик, надо вот это, надо вот это». У меня там треноги какие-то дома есть, я ставлю телефон, иногда это один делаю, иногда у меня есть, кто помогает: либо дочь, или друг у меня постоянно участвует в этих процессах – Пашка, он меня вообще всегда снимает. Он мне уже сам говорит: «Тебе пора какой-нибудь ролик записать». Я говорю: «Все, я понял, давай будем думать» и так далее, то есть вайны интуитивны. Я не хочу их делать каждый день, я не хочу их делать раз в три дня, но я их делаю так, что они есть, и они зашли.

Мария: Здесь получается так: ты чувствуешь момент, понимаешь, какая-то прикольная ситуация, не откладываешь в долгий ящик, а сразу берешь и снимаешь?

Евгений: Я сразу делаю, сразу же.

Мария: Методика. Слушай, вайн про картошку, когда ты там про новости, про то, что овсянка опасна, это просто огнище! :)

Евгений: Да-да :)

Мария: Друзья, если вы не видели, будет ссылка в подкасте на Евгения Белозерова, смотрите.

Евгений: Причем это же правда чистой воды, что ученые обнаружили, что овсянка вредна в больших количествах, никто не уточняет, в каких, сколько нужно съесть овсянки, чтобы она была вредной. Тем не менее, для людей овсянка теперь вред, все, тут есть за что зацепиться. Я это говорю к тому, что была волна по поводу БАДов, еще чего-то. Все хорошо в меру, и все хорошо, когда ты это берешь от хорошего производителя – тогда это все работает, когда ты понимаешь, что хороший продукт должен стоить денег. Когда в телевизоре говорят, что что-то вредно, надо понять одну простую вещь: все, что говорят в телевизоре, это все за деньги, это все борьба конкурентов, абсолютно все, там ни одной минуты нет бесплатной. Очень хочется, чтобы как можно больше людей это понимали.

«МУЛЬТИПЛИКАЦИОННЫЙ РОЛИК № 34 ОТ ЕВГЕНИЯ БЕЛОЗЕРОВА»: КОГДА НЕ ЗНАЕШЬ, ЧТО ВЫКЛАДЫВАТЬ НА YOUTUBE

Мария: Хорошо. Еще одна площадка у тебя освоена. Мы сейчас к бренду перейдем, но я хочу посмотреть на то, где твой бренд виден, где люди с тобой знакомятся. YouTube. Мы с тобой практически одновременно с тобой застартапились с разницей в 1 день с YouTube. Как ты к этому пришел, и в итоге, при том, что у тебя очень крутые охваты, ролики набирают просмотры, почему ты сейчас активно этим не занимаешься?

Евгений: Ты знаешь, я сам задаю себе этот вопрос бесконечно, почему я этим не занимаюсь. Вот здесь, наверно, надо кого-то искать мне, то есть человека, который может дать мне профессиональное сопровождение, потому что объясню. Мой канал на YouTube изначально был сделан, для того чтобы люди в разных городах, во всех городах, которые у меня есть в структуре, могли получать от меня доступное обучение.

Мария: Я смеюсь :) Я просто постоянно рассказываю о том, как у меня канал появился, и сама говорю прямо слово в слово, но это так и есть.

Евгений: Что ж делать, так и есть.

Мария: Просто прикладной для своих, да?

Евгений: Я понимал, что я не раскручиваю канал, я не блогер, я ничего такого не делаю и так далее. Я просто хочу, чтобы у меня было место, ссылку на которое я могу скинуть и сказать человеку: «Смотри! Вот там все написано», и сразу было понятно, что 5 минут – презентация компании, 5 минут про список, 5 минут про звонок, 5 минут про одно, 5 минут про другое, 5 минут про третье. Сейчас у меня там 50 роликов этих, или 40, или 30, или 60, я не знаю, сколько у меня там этих роликов, и я на сегодняшний день не знаю, что сказать еще по бизнесу. Мне лениво просто. Я знаю, что я могу рассказать, как зарабатывать деньги, например, по маркетинг-плану, разложить его, и это будет полезный ролик. Сейчас я дождусь ребят, которые вернутся с одного проекта, опять соберу съемочную группу, начну это все снимать, все это благополучно сделаем и так далее. Скидывать туда какие-то свои выступления с событий, я загружаю это туда периодически, кто-то загружает мои вебинары, кто-то загружает даже мои перископы и все остальное. Недавно даже мои знакомые нашли, что какой-то чувак купил торрент, залил туда все мое, абсолютно все мои выступления, какие есть, все мои трансляции, все остальное, и продает пакет обучения от Белозерова за 330 рублей или за 350, что-то такое. Может быть, я не тем занимаюсь просто? Мне нужно освоить это. Я не понимаю, как там продавать это все.

Мария: Даже не начинай :)

Евгений: Я понимаю, что где-то там есть деньги, но блин!

Мария: Ладно, хорошо, то есть YouTube будет? Все эксперты говорят, что именно за видеоконтентом будущее. Вайны у тебя заходят, камера тебя любит. Я не понимала, почему ты не снимаешь, а теперь поняла.

Евгений: Я пока не знаю, что снимать. Я себя не нашел еще в YouTube. Бесконечно говорить про одно и то же? «Список знакомых у Евгения Белозерова» – ролик № 34, дублированный. Хопа! Или мультипликационный! Я не знаю, что еще придумать. Но мне сейчас говорят: «Мы на ваших роликах учимся». Я там уже видоизменился с того момента, когда…

Мария: Я тебе про это и хотела сказать, что у тебя там больше 20 000 подписчиков, постоянно идут просмотры, а методики-то за полтора года уже поменялись, или как?

Евгений: Методики поменялись. Это нужно сносить тот контент и прямо обновлять его, либо оставлять его, как есть.

Мария: Оставлять его и дополнять.

Евгений: Оставлять и дополнять, да.

Мария: Потому что люди, получается, смотрят то, что было. О’кей, ладно, это лирика. А у тебя твои социальные ресурсы больше работают, получается, на тех, кто уже в бизнесе, да? Входящий трафик идет?

Евгений: Идет.

Мария: Можешь поделиться цифрами какими-то?

Евгений: Незначительные цифры. У меня бывает так, что мне идет обвал. Идет, например, неделя, и мне в день пишут по 5-10 человек, к примеру: «Нам интересно, мы хотим разобраться, дайте информацию» и все такое. Потом раз, и затишье, никто не пишет. Потом опять начинают писать.

Мария: Может быть, это реакция на пост на какой-нибудь?

Евгений: Может, на пост, может, магнитные бури, может, вспышки на Солнце, еще что-то – я не знаю.

Мария: Грубо говоря, продающего контента у тебя прямо такого нет?

Евгений: Нет.

Мария: Я не видела, чтобы у тебя было: «Напиши мне, узнай».

Евгений: Я не хочу это писать. У меня нет желания писать это.

Мария: Почему?

Евгений: Ну, не мое. Я себя не очень хорошо чувствую, когда я начинаю это писать.

Мария: Грубо говоря, тебе не нравится продавать?

Евгений: Мне не нравится кричать: «Следуй за мной! Я хороший. Я лучше всех тебя научу, и только со мной ты состоишься», и все остальное.

Мария: При этом же огромное количество людей-сетевиков это делает. Как ты думаешь, они правы или не правы?

Евгений: Я считаю, что прав/не прав не существует. Есть выбор и его последствия, и все. Если человек это делает, и у него это получается, то он прав. Если он это делает, и у него не получается, – он не прав.

ПРИВИВКА ОТ ТРОЛЛИНГА, ИЛИ КАК ОТОМСТИТЬ ОБИДЧИКАМ

Мария: Социальные сети еще знамениты тем, что туда постоянно приходит кто-то, кто высказывает свое суперэкспертное мнение – троллинг. Как ты с этим? «Ты сетевик, Energy Diet, YouTube-блогер». Наверняка, много приходят. Приходят много?

Евгений: Одно время реагировал болезненно, но это было в самом начале. Я не понимал, почему люди вдруг такие злые, почему такие глупые или что-то еще. Мне пофиг, честно говоря. Сейчас я вообще не реагирую на это.

Мария: У тебя уже все, прививка такая от троллинга?

Евгений: Да, у меня прививка. Я либо смахиваю комментарии, либо удаляю, блокирую и все остальное, то есть я ничего абсолютно не делаю с этим.

Мария: Резистентность, прошел период. А вначале волновался?

Евгений: Вначале волновался, когда на YouTube было очень много нецензурщины. Там мне очень много писали. Потом, когда я начал понимать, что это несуществующие аккаунты – они либо закрыты, либо это люди какие-то неполноценные – заходишь, смотришь, и там прямо реально видно, что идиот сразу же, а спорить с идиотом – это просто вставать с ним в одну шеренгу, проще говоря. Я одно время был идиотом – я что-то доказывал, писал, объяснял, меня вытаскивали на батлы на эти все и все остальное.

Мария: Я, кстати, помню, как я иду на йогу, и мне надо ответить срочно этому троллю, скатать ему. Реально по неопытности вовлекаешься.

Евгений: Да, а потом я просто начал понимать, что я никогда этих людей не увижу. Они никогда не осмелятся со мной встретиться и поговорить на эту тему, посмотреть в глаза, сказать то же самое или что-то еще такое. Это какая-то отдельная категория людей, которые непонятно зачем это делают. Потом, у меня есть мои друзья, мои знакомые, которые достаточно известны, и когда я читаю комментарии под их фотографиями, у которых по 70 000 лайков, например, и большое количество подписчиков, я начинаю понимать, что у меня вообще не так все плохо.

Мария: Хорошо, давай другую грань возьмем этой социальной адекватности или неадекватности. Новичок занимается сетевым бизнесом, он начал выкладывать посты, и не тролли, а знакомые люди начинают писать ему какие-то комментарии и так далее. Как в этой ситуации ты бы рекомендовал?

Евгений: Через это надо пройти просто, это надо пережить, и на это не надо реагировать, независимо от того, кто это пишет.

Мария: Ну, как? Он же твой знакомый, он же написал.

Евгений: Ну, и что? Хороший знакомый напишет это лично.

Мария: Я с тобой согласна. Человеку же бывает тяжело принять это. Нехороший знакомый написал, и вот вопрос: Удалить/не удалить? Как отреагировать? Расстроиться/не расстроиться?

Евгений: Удалить и заблокировать. Не надо расстраиваться. Заблокировать и все. Ты не хочешь это видеть, это твоя страница. К тебе в гости пришел неприятный человек. Ты говоришь ему прямо: «Слушай, давай мы с тобой прямо сейчас расстанемся, дверь вон там. Если хочешь, я тебя провожу. Если хочешь, я тебе покажу, где выход находится. Я тебе даже такси могу вызвать, по большому счету, даже оплатить – только уедь». Все. Здесь все то же самое, только это надо делать мгновенно. Только тебя трогает, тебе не нравится – ты хозяин этой территории, ты все, что хочешь, то и делаешь. Неудобно? Ну, неудобно. Пускай он тебе потом позвонит, разбираться начнет: «Ты меня заблокировал» – детский сад начнется весь. «Ты от меня отписался, «Ты на меня не подписался, я заплакал, я зарыдал», еще что-то. Мне это фиолетово абсолютно.

Мария: Есть люди, которые измеряют степень близости по тому, кто на кого подписан.

Евгений: Я измеряю степень близости, когда я вижу в глаза человека и с ним разговариваю – для меня это важно. Соцсети – это такая условность, это такая игра: «Мы друзья, подписчики», еще что-то такое. Я сам прекрасно понимаю, что, например, не уделяю кому-то внимания и, возможно, я кого-то обижаю, но я никогда не буду пренебрегать возможностью пообщаться с человеком лично, хотя в соцсетях я могу не ответить на комментарий или не прокомментировать чей-то пост, или не обратить на него внимания, или даже не лайкнуть (О, Боже!). Это все для меня несущественно. Поэтому я рекомендую всем, кто встает на этот тернистый путь, просто не заморачиваться. Если тебе не нравится коммент – удали. Просто удали комментарий и заблокируй человека, и все. Хочешь, гадость какую-нибудь напиши. В принципе, иногда тоже приятно :). Я иногда это делаю. Мне недавно написали какой-то коммент типа: «Ох уж эти клоуны из NL International» на какой-то мой пост с претензией на высокодуховность. Я захожу к чуваку, у него там одна фотография, где я могу его идентифицировать, кто это такой. Он сидит в колпаке Санта-Клауса, весь стол заставлен пивом. Я пишу: «Ох уж эти клоуны с «Балтикой-9». Вот и все.

Мария: Понятно.

Евгений: Поэтому нормально. Отомстил.

КАК СОЗДАТЬ ЛИЧНЫЙ БРЕНД В MLM-БИЗНЕСЕ И НЕ «СЛИТЬ» СВОЮ ПОТЕНЦИАЛЬНУЮ АУДИТОРИЮ

Мария: Отомстил, да. Давай про личный бренд.

Евгений: Давай.

Мария: Мой подкаст посвящен личному бренду. Я взяла индустрию MLM, начала анализировать, кто из людей в MLM достаточно давно, вошел в медийное пространство и стал брендом не только для своей структуры, но и вообще стал достаточно популярен в медийной среде, то есть не пришел медийный и стал заниматься сетевым – это все-таки разные истории, а когда человек с нуля создает себе имя в сети, в digital. И вот я здесь сейчас разговариваю с тобой, потому что твои показатели на территории РФ самые впечатляющие, но считаешь ли ты себя брендом? Если говорить терминологией «Я личный бренд», что это для тебя такое, и считаешь ли ты себя таким?

Евгений: Ты знаешь, у меня все проще. Личный бренд – это, наверно, какой-то личный пример, личный показатель какой-то и, наверно, все-таки авторитет. Человек считается авторитетом, если он специалист в какой-то области. Для меня это вот так. Наверно, я неплохой специалист, но мне еще многому надо учиться, и сказать однозначно, бренд я или не бренд… Можно ли меня на себя примерить? Можно следовать каким-то моим советам, можно что-то из моего почитать, можно избежать каких-то ошибок, которые я рекомендую избегать каким-то определенным путем. Но любой человек создает свой собственный бренд, в первую очередь, и я за это, потому что если мы все будем одинаковыми, если мы все будем похожи друг на друга, это будет не то пальто – мы все должны быть разные.

Мария: О’кей, а как же тогда в сетевой индустрии мы все, кто задействован в ней, по сути, играем по одним правилам – у всех один продукт, один магазин, одни корпоративные правила, устав лидера и так далее? Как ты считаешь, как человеку вообще здесь свой бренд создать, выделиться? Надо ли выделяться? Как себя найти вообще в этой теме?

Евгений: Найти свои сильные стороны и начать их культивировать, начать их преумножать, и если таких сильных сторон немного, чему-то надо научиться, что-то надо делать. Надо что-то делать, чего ты не делал до этого.

Мария: Давай примеры из твоей команды, людей, которые, приходя сюда, сначала были незаметны, а потом начинают раскрываться и становятся брендами?

Евгений: Раскрываются люди, когда они выходят на какой-то результат. На результат можно выйти, не будучи брендом. Можно просто очень хорошо и плотно поработать, а потом стать брендом, описывая свой результат, например, и рассказывая, как ты к этому результату пришел, но попахать придется в любом случае. Стать брендом сначала, а потом поработать – так делают многие. Они начинают заявлять о своей экспертности, они начинают заявлять о своей компетентности, они начинают писать: «Вы все серые мыши, а мы крутые, потому что мы сетевики. Мы не работаем в найм. Кто работает в найм, тот отстой». Вот это отстраивание – это ошибка очень большая, потому что та аудитория, с которой ты разговариваешь – это тот потенциал, который, возможно, придет к тебе в качестве клиентов, в качестве партнеров по бизнесу, кто-то будет просто сочувствовать, кто-то будет за тобой наблюдать, кто-то будет смотреть и восхищаться. У меня есть такие друзья, которые очень уважают то, что я сделал, но они никогда не придут в сетевой, вообще никогда в жизни. Возможно даже, они продуктом пользоваться не будут. Просто я до них не добрался еще, не рассказал им.

Мария: И все-таки «еще» говоришь.

Евгений: При личной встрече я расскажу им так, что им захочется. У нас действительно хороший продукт, я считаю его очень достойным для любого человека, для любой семьи. Я это говорю не как фанатик, я просто знаю, какое количество сил, какое количество мозгов на производстве работает, и какое количество результатов есть в результате работы продукта и всего прочего. Мне он просто нравится. Самое что интересное, люди, которые вообще далеки от сетевого и которые с этим продуктом сталкиваются, к примеру, они тут же становятся его поклонниками – начинают его покупать, начинают его брать независимо. У меня есть клиенты, которые 13 лет мои клиенты. Они про этот бизнес вообще ничего не знают. В 2004 году они начали покупать продукт, и они его покупают по сей день. Если я им начну говорить про бизнес, это будет отказ 100%, но они его покупают, потому что он им нравится. 13 лет человек ходит в магазин и покупает продукт, заказывает его с доставкой, со всем остальным. Быть брендом, мы немного ушли от темы, – это означает просто быть на 100% в той теме, которую ты несешь, не выпадать из нее. Беда многих, что выпадают, беда многих, что перебарщивают.

Мария: Вот эта отстройка, как ты говоришь, что мы не такие, как вы, вы в найме, это работает в минус, ты считаешь?

Евгений: Конечно.

Мария: Потому что они свой потенциальный электорат сливают.

Евгений: Конечно. У меня мама работает по найму до сих пор, хотя она пенсионер уже. Время летит достаточно быстро. У меня родители всю жизнь проработали в найм, получали зарплату, и тут мне им сказать: «Вы просто никчемные людишки, потому что вы не сетевики»? Ну, все, это прямо клиника, и меня надо укладывать куда-то.

ЧЕМУ И ГДЕ ОБУЧАТЬСЯ СОВРЕМЕННОМУ СЕТЕВИКУ

Мария: 100%, да. Смотри, так как я занимаюсь консалтингом в этой теме, ко мне часто приходят сетевики вот с таким запросом: «Хочу стать брендом». Мое субъективное ощущение, как и ты говоришь, я к этому абсолютно присоединяюсь, что нужно работать на результат в той компании, которую ты для себя выбрал, и этот результат сделает тебя брендом.

Евгений: Так, конечно.

Мария: 100%, но при этом как ты думаешь, какие знания современному сетевику, который приходит, нужно все-таки добирать, чтобы быть актуальным и найти какую-то свою фишечку?

Евгений: Сейчас скажу еще одну вещь. Когда приходят люди и говорят: «Я хочу стать брендом», очень хороший вопрос, но вопрос встречный: «А ты сам-то понял, каким ты брендом хочешь стать?». Когда ты приходишь с готовым запросом:

> Я хочу стать брендом.

> Например?

> Я молодая мама, у меня трое детей, я очень быстро пришла в форму после трех родов подряд, я занимаюсь спортом. Тут вдруг внезапно я пошла на ножевой бой, и тренер мне сказал, что я могу резать вообще всех подряд, у меня прекрасно это получается, и я там нашла большое количество знакомых, того, сего и так далее. С тех пор у меня лучший спутник в жизни – это просто ножик, который я ношу в дамской сумочке и которым я мастерски владею.

Вот это бренд. Эту девочку я буду слушать, понимаешь? Я ее буду слушать взахлеб, потому что ни фига себе мама трех детей, по которой вообще не скажешь, что у нее есть дети – прекрасно выглядит, все остальное. Она с мужиками фехтует на ножах просто напросто, ходит на тренировки.

Мария: Ты сейчас конкретный пример рассказываешь?

Евгений: Да.

Мария: То есть это из твоей структуры человек?

Евгений: Да.

Мария: Очень интересно.

Евгений: Да, понимаешь? Вот это бренд. Это человек, который начал что-то делать.

Мария: Нашел какую-то фишку.

Евгений: Да, нашел какую-то фишку. Это может быть спорт. Или, например, просто парень пошел в каком-то возрасте, в котором уже не ходят, пошел на бокс, и вдруг его осенило, и он решил выступить на лиге бокса, пошел туда и занял там еще и нефиговое место, например, какое-нибудь. Это условность такая. Вот в этом месте человек становится брендом, потому что он что-то начинает делать. По поводу знаний, конечно! Иди на тренинги, слушай по радио. Сейчас по радио учат, как Instagram вести. Я недавно еду, слушаю интервью с какой-то очень интересной особой, к сожалению, забыл имя и фамилию – в телефоне надо посмотреть, потому что я записывал это все и сохранил, для того чтобы узнать потом, есть ли тренинги, купить книжку или еще что-то такое. У меня сиюминутные моменты такие бывают. Сейчас этого всего можно нахвататься легко, просто надо четко понимать, чего ты хочешь, каким брендом ты хочешь стать.

Мария: Рекомендации. Чему обучаться и где обучаться?

Евгений: Обучаться, в первую очередь, подаче себя. Если у тебя этого от природы нет, где-то надо этому научиться. Иди на курсы ораторского искусства, иди на курсы актерского мастерства, иди на танцы, если ты зажат, если ты закрепощен. Если в тебе духа не хватает, иди и побей лапы где-нибудь, постучи на MMA-тренировке, попинай мяч, поподтягивайся на перекладине. Куда-то надо выходить. Я не люблю это определение «выходить из зоны комфорта». Надо входить в зону комфорта, потому что тебе же там кайфово будет. Ты просто не нашел свою зону комфорта. Если ты хочешь выйти из зоны комфорта, ни хера это не комфорт, если ты из него хочешь выйти. Я, например, из своей жизни вообще не хочу выходить, потому что у меня все нормально, у меня все понятно, у меня все расписано. Тут я улетел, тут я путешествую, тут я работаю с сетью, тут завтра утром приедет тренер и выбьет из меня вообще всю пыль и все остальное. У меня времени нет думать про то, что я в какой-то зоне комфорта нахожусь, и она мне надоела. Я зону комфорта строю – вот что важно, то есть зону своего комфорта в жизни. Мы же все хотим быть какими? Мы хотим быть счастливыми, мы хотим быть бесстрашными, чтобы нас страхи не касались никакие, банальные страхи – страхи неудачи, страхи за своих родных, за своих близких и все остальное. Мы хотим, чтобы все было хорошо, чтобы базовые страхи нам мозг не компостировали. Мы, соответственно, хотим находиться в какой-то зоне комфорта, мы не выходим из нее, мы ее ищем постоянно. Чем больше каких-то интересных вещей вокруг тебя, тем быстрее ты этим брендом станешь, тебе будет, о чем писать. Вот у меня сегодня была тренировка. Чувак у меня, Степа, он начал бегать, то есть он бегает, бегает, бегает, бегает. Куда он бежит, я не понимаю, в каком направлении он бежит, но когда он написал, что он сегодня пробежал 21 км, я думаю: «Да он с ума сошел! Нифига он разбегался!». Все.

Мария: А еще при этом сколько он потерял, если мы про того самого Степу говорим, да?

Евгений: Если при этом сколько он потерял товарооборота, пока он бегал? Ты про это имеешь в виду? Здесь я уже не стану про это разговаривать :)

Мария: Нет, я имела в виду килограммы :)

Евгений: Килограммы меня не интересуют. Пускай он будет толстый, но он будет успешный. Это шутка.

Мария: Это не шутка :) Я поняла: разные грани, создавать зону комфорта там, где тебе интересно.

Евгений: Конечно.

Мария: И это будет делать тебя брендом.

Евгений: Это будет делать тебя брендом в любом случае – ты будешь общаться, у тебя начнутся какие-то коммуникации, ты начнешь разговаривать с новыми людьми. Мы все, находясь в одном и том же окружении, это такой деградивный процесс, я бы сказал, дегенеративный, наверно, так будет правильнее сказать, то есть я общаюсь с тремя людьми в своей жизни год, два, три, четыре, пять. Я в сетевой пришел из-за этого, потому что я с 1998 года предприниматель-бизнесмен, который строит свой бизнес, и весь бизнес на 5 км 2, и я по кругу выворачиваю постоянно. Раньше я выворачивал, выворачивал, 8 лет прошло – маршрут не меняется, люди не меняются. Я по выходным с людьми встречаюсь, мы жарим мясо, что-то делаем, и он сейчас рот открывает, а я уже знаю, что он сейчас начнет рассказывать, потому что он это рассказывал неделю назад. И он такой: «А я это рассказывал? Ну, расскажу еще раз» – вот такие приколы были, кто-то не слышал вдруг. Вдруг у нас кто-то новенький появился в компании, кто-то этого не слышал. Мне от этого стало страшно, потому что это зона дискомфорта.

Мария: Получается, что в сетевом такое тоже может быть?

Евгений: 100%. Когда ты «замыливаешься», когда ты работаешь с одной структурой, когда у тебя это все по кругу. Например, у меня одна девушка есть в организации, и она говорит мне все время про свой город, она мне рассказывает про свой город. Она говорит: «У нас в городе, вот люди в нашем городе, вот в нашем городе, а когда я говорю про это, в нашем городе», и типа все плохо в нашем городе. Я говорю: «Вывод какой? Переезжать или найти интересных людей в своем городе, то есть найти какую-то движуху в том же самом городе, потому что твой город многогранен. Ты не можешь просто пока все эти грани увидеть. В любом городе может быть интересно. Найдешь ты этот интерес для себя или нет?». Быть брендом для меня – это быть интересным, в первую очередь, и быть полезным. Если ты несешь кому-то пользу, вот ты и бренд, собственно. Это, наверно, и определение моей тяги по жизни вот этой, понимаешь? Быть полезным для чего-то, для кого-то.

РАБОТА НА СЕБЯ ИЛИ НА КОМПАНИЮ, ИЛИ ЧТО ТАКОЕ ВЗАИМОВЫГОДНОЕ ПАРТНЕРСТВО? РАБОТАЕМ С ВОЗРАЖЕНИЯМИ

Мария: Хорошо, а если я инопланетянка, я прилетела на планету, я говорю: «Белозеров – это кто?». Как бы ты сказал, кто ты? Что ты делаешь?

Евгений: Я занимаюсь бизнесом.

Мария: Непонятно мне.

Евгений: Бизнес – создание собственного дела с целью извлечения прибыли.

Мария: А я хочу тоже. Что мне делать?

Евгений: Тебе надо со мной поговорить на эту тему просто, минут 15-20. Если они у тебя есть, я прямо сейчас тебе все объясню.

Мария: Конкретно как бренд, что ты делаешь? Люди говорят: «Он сетевик». Я не понимаю, кто такой сетевик. Кто такой сетевик? Что ты делаешь?

Евгений: Я занимаюсь бизнесом и обучаю людей этому бизнесу – вот чем я занимаюсь. Бизнес конкретно по созданию товарооборота на базе продукта, который производит компания-партнер, и все. Я создаю товарооборот, я получаю процент от товарооборота, у меня есть порядка 400 наименований продукции, и моя задача как менеджера, как управленца – создать организацию, которая будет товарооборот этот делать, продавая этот продукт, покупая этот продукт.

Мария: Хорошо, а можно возражение?

Евгений: Давай.

Мария: Потому что в сетевом много возражений. Вот такое: Да, ты бренд, но ты, получается, все равно работаешь на компанию.

Евгений: Я работаю на компанию?

Мария: Я просто тебе говорю возражение из Интернета.

Евгений: А, это возражение из Интернета?

Мария: Чувствую, сейчас стало опасно :)

Евгений: Смотри, я работаю на компанию. Я делаю 400 000 000 товарооборота вместе со своей структурой. Вся моя команда делает 400 000 000 товарооборота, так будет правильней сказать, потому что в моей команде уже очень большое количество людей-брендов. Все это началось когда-то с меня. Теперь давай раскрутим это немного в другую сторону. Я работаю на компанию, и компания, например, перестает нуждаться в моих услугах, то есть она решила со мной как-то «нечистоплотно» поступить, и, например, со мной что-то произошло – мне заблокировали контракт, мне перестали выплачивать деньги, что-то еще. Мы работаем в сетевой индустрии. Любая информация всплывает мгновенно, и то, что Белозерову заблокировали контракт в NL International, например, это породит разные мысли у нескольких тысяч человек практически в течение 12 часов, примерно, я думаю так.

Мария: То есть пока Солнце взойдет, все проснутся.

Евгений: Да, то есть «Если поступили с ним так, то, скорее всего, завтра поступят так же и со мной», и компания просто прекратит свое существование, потому что в сетевом все держится исключительно на обоюдном партнерстве и на взаимодействии двух сторон. Мне-то с компанией удобно работать. Почему я выбрал сетевой? Я приезжаю в офис, и если я предприниматель, а-ля директор или кто-то еще, я должен понимать, откуда вода в кулере, откуда свет в лампочках, откуда Wi-Fi в офисе, откуда ножку у стола надо отремонтировать, откуда стул надо заменить, откуда потолок рассыпался, откуда еще что-то такое. Когда доставка, когда поставка, когда сыворотка мульти-витаминная закончилась, ее надо довезти. Да я с ума сойду просто сразу же. Компания это все берет на себя. Я захожу в офис, и все, что мне нужно, – это привести в этот офис людей, привести в этот офис клиентов, чтобы в магазине была очередь, чтобы люди, которые покупают продукт, были довольны и получали результаты, чтобы менеджеры, которые проводят встречи, зарабатывали деньги и несли их домой, показывали их своим близким и говорили: «Эля-качеля! Вот я-то же сетевик. Смотри, сколько я заработал! У меня новый «Мерседес» уже скоро там будет и все остальное». В этом заключается конкретно моя работа. Компания делает все, чтобы я комфортно себя чувствовал, занимаясь этим, чтобы я себя чувствовал прямо комфортно – это самый важный момент.

Мария: И вот мы говорим, получается, о взаимовыгодном партнерстве, ты сейчас раскрыл эту тему.

Евгений: Взаимовыгодное партнерство, конечно. Это взаимовыгодное партнерство, потому что моя башка стоит 400 000 000 в месяц товарооборота. Если я сделал это один раз, то, наверно, я сделаю это и второй раз, и третий, и четвертый, пока у меня хватит возраста, сил, энергозапаса и всего остального.

Мария: А ты сделаешь?

Евгений: Сделаю.

«ХОЧУ БЫТЬ ИГРАЮЩИМ ТРЕНЕРОМ»

Мария: Вопрос был у меня. Ты, действительно, имея такие результаты, пройдя такой путь, ты 2-3 дня назад приехал с Бали, и я смотрю, а у тебя уже рабочая встреча.

Евгений: На следующий день.

Мария: Да, вебинар в другой день, уже какая-то новая ветка появилась. Что тобой во всем этом процессе движет? Почему ты не останавливаешься? Почему тебе не становится достаточно и хватит?

Евгений: Мне достаточно, я живу-то нормально.

Мария: Вот, и что движет? Почему тогда ты делаешь это дальше?

Евгений: Интерес.

Мария: Что это?

Евгений: Мной движет интерес. Любой человек, с которым я начинаю разговаривать, – это новая история. Любой человек, с которым я начинаю разговаривать, и который начинает расти в моей структуре, – это прямое доказательство мне самому, что я профи. Мне это важно знать и мне важно это понимать, что я не списанный пенсионер, которому хватает и который живет себе припеваючи, и все остальное. Я планирую так пожить, но просто чуть-чуть попозже. Мне хочется пока быть играющим тренером, прямо хочется. У меня есть в этом потребность. Я полтора года проработал с одной большой-большой структурой, которая сейчас уже самостоятельно работает, и там результаты запредельные, зашкаливающие и так далее, потом после этих полутора лет у меня была короткая пауза, я вписался еще в одну организацию, потом еще в одну организацию и еще в одну, и так далее. У меня высвобождается время, а когда у меня высвобождается время, у меня накапливается определенный нереализованный потенциал, который мне надо куда-то девать. Девать его в ту структуру, которая самостоятельно работает, для меня нет никакого смысла – им там надо раскрывать свой. Мне нужны новые люди.

Мария: То есть, если ты будешь там же, ты будешь у них как бы инициативу забирать?

Евгений: Я не буду у них инициативу забирать. Я считаю, и я считаю, что это правильно, что человек в этом бизнесе должен развиваться и расти самостоятельно. Он должен свой бренд выстраивать, а если я буду там постоянно довлеть, проверять уроки и засыпать их своими роликами, своими материалами и всем остальным, это будет просто, скажем, такой купол, которым я накрою свою организацию, и под этим куполом начнется черт знает что потом, в результате. Людям надо раскрываться, приглашать в этот бизнес новых, уходить и на своем месте оставлять других. Я периодически ухожу из организации, можно условно так сказать. Я остаюсь с ними на связи, у нас хорошие, дружеские отношения, я всегда готов дать какой-то совет, провести какой-то вебинар, провести какой-то семинар, организовать какое-то событие, но сила этого бизнеса в новых людях. Как только я подписываю нового человека, я становлюсь сильнее и опытнее сам, все люди, которые видят, что я подписал нового, начинаю с ним работать, и что у меня опять выстреливает результат, они начинают работать в разы лучше. Это закон этого бизнеса.

ЕСТЕСТВЕННАЯ РОТАЦИЯ В СЕТЕВОМ МАРКЕТИНГЕ: НЕ ПОЗДНО ЛИ ПРИХОДИТЬ В СЕТЕВОЙ?

Мария: Потому что они видят пример. Давай еще одно возражение тогда, опять же, из Интернета. Многие видят большой рост сейчас в NL International, и возникает ощущение у них, что все это уже знают, и все, кому интересно, уже в теме. Как ты работаешь с ним? Типа «Вы и так уже везде, и поздно приходить».

Евгений: Телевизоры Samsung тоже везде. Тем не менее, новые модели выпускают, все хорошо.

Мария: Старые убирают, новые выпускают.

Евгений: Старые убирают, новые выпускают. У нас все то же самое, только старые на месте остаются, а новые появляются, вот и все – весь закон сетевого. Что значит «везде»? Сетевой бизнес, как Москва. Миллион приехало – миллион уехало. Ежедневно.

Мария: Ты хочешь сказать, что все-таки происходит естественная ротация?

Евгений: Естественно. Более того, сейчас, пока мы сидим и разговариваем, какое-то количество тысяч человек подписались в этот бизнес, какое-то количество контрактов сгорело в этом бизнесе. Те люди, которые сгорели, они станут либо клиентами, либо попробуют себя еще раз обязательно в этом бизнесе, какое-то количество людей. Какое-то количество людей из тех, кто пришел, опять уйдут. Через какое-то время они опять придут в NL, они придут к другим наставникам, их кто-то опять замотивирует. Кто-то скажет: «Давай попробуем, давай еще что-то». Это такая игра и все. Более того, сейчас же есть еще молодые люди, которым по 15-16-17. Через год им будет 18 – они придут в NL, а те, которым до этого было 16-17, им через 2 года будет 18, и они опять придут в NL.

Мария: Подожди, с 14 лет можно подписывать же.

Евгений: Ну, я условно говорю. Демография.

Мария: Постоянно обновляемый ресурс.

Евгений: Постоянно обновляемый ресурс.

Мария: Хорошо. Почему, если все так «вкусно» и прикольно, и вообще, почему все-таки люди уходят какие-то? Почему эта ротация происходит? Почему не все остаются?

Евгений: Это, знаешь, такой вопрос: «Почему люди умирают?». Ну, примерно. Ну, смотри, ротация. Пришел человек – ушел. Пришел человек и стал заниматься йогой, например. Вот у меня 5 или 6 практик было на Бали, я занимался йогой, но я вообще «дерево» просто, прямо «дерево». Мне больно, мне неприятно, и у меня на Бали эта практика закончилась, я уехал, я не занимаюсь. Ротация в йоге произошла. Да, я позанимался, и пока я там занимался, я делал пост: «Я занимаюсь йогой. Я сейчас прилетел, я сейчас йогой не занимаюсь, я сейчас занимаюсь боксом», то есть примерно так. У людей то же самое. Они приходят и себя пробуют. Им не нравится, они уходят. Потом они говорят: «Слушай, я что-то тогда попробовал, ничего особо не понял. Попробую-ка я еще раз». У нас же свободный бизнес, и если раз у тебя сгорел контракт, ты можешь подписываться на следующий же день, примерно так. Собственно, ротация – это нормально, она должна быть. Взять, допустим, шоу-бизнес. Есть человек-звезда на пике, он поет, альбомы продаются, диски продаются. Потом раз – забвение. Новые какие-то пришли на его место, новые, новые, новые, новые. Это законы жизни такие.

Мария: Я тебя услышала. Прикольно.

Евгений: Еще могу сказать, что многие просто недооценивают серьезность этого бизнеса. Они считают, что достаточно прийти и купить продукт, сделать пару постов в Instagram, позвонить паре своих друзей, и что весь бизнес построен в этот момент. Все, больше ничего не требуется. Ни одно из перечисленных действий не приводит человека к результату. Линия энтузиазма, естественно, падает. То есть он купил продукт, есть он его не стал, результата не получил. Стоят дома какие-то коробки, ему постоянно говорят: «Нафиг ты деньги отдал за это за все, если это все просто стоит?». Купил «Smart Mix», попробовал одно «Манго», вроде как нормально, но пока жру пельмени – вот такой вот вариант. Все. Сделал два поста – меня все засрали, грубо говоря, в этом Instagram. Я быстро эти посты удалил, пока через Instagram работать не буду. Позвонил знакомым, знакомые говорят: «Поклянись, что это не NL, тогда приду на встречу». Все, трубку бросил. Ротация.

Мария: Ротация вообще.

Евгений: А третьему звонить он не будет, вот и все. В Барвихе есть люксовые магазины. Иногда заходишь туда, и ты там один. Никакого суицида среди продавцов не происходит. Все работают, все консультанты на месте.

Мария: Вопрос по поводу владельцев. Причем здесь продавцы-то?

Евгений: Вопрос по поводу продавцов, которые сидят на проценте, и которые получают за это, понимаешь? То есть туда заходит человек, и он там один за день, и этот один человек за день тратит, например, 25 000 долларов просто. Пришел и потратил 25 000 долларов на одежду один. Все, больше никто не зашел, или кто-то заходит и выходит. В этом бизнесе примерно те же самые законы. У меня может 10 человек из этого бизнеса уйти, 20 человек из этого бизнеса уйти, но может прийти один, с которым я сделаю 10 000 000 товарооборота через полгода, и нормально.

Мария: По большому счету, получается, задача – найти этих нескольких людей, с которыми это сделать?

Евгений: Через перебор, через тотальный перебор. Желательно найти себе команду, человек в 30, с которыми ты будешь на связи, и которые будут тебя воспринимать, и для которых ты будешь важным человеком в их жизни. Не который за них что-то делает и что-то решает, а человек, с которым им интересно, который им полезен. Вот и все, весь сетевой.

РЕКОМЕНДАЦИИ ДЛЯ НОВИЧКОВ В МЛМ, ИЛИ КАК СДЕЛАТЬ СВОЕГО «КОРОЛЯ АРТУРА»

Мария: Хорошо. Давай в завершении интервью возьмем в целом. Что бы ты рекомендовал людям, которые сомневаются, идти ли в индустрию? Вот люди смотрят на тебя, ты для них новая картинка сетевика, возможности этого пути, роста и так далее. Что бы ты рекомендовал? Правила безопасности, как стартапить в сетевом, как прийти / не прийти? Что?

Евгений: Во-первых, не заморачиваться. Это первое. К сетевому надо относиться легко. Чем легче ты к этому относишься, тем легче тебе самому. Не надо в этот момент себе накручивать непонятно какие страсти. Попробовал подводное плавание, дайвинг, на серф попробовал встать – не встал, или встал, понравилось, увлекло. Сетевой – то же самое. Ты приди, заработай 500 долларов, а потом делай выводы. Приди в сетевой, выбери себе наставника нормального, с которым ты можешь поговорить сначала, пообщаться. Не надо никаких скоропалительных движений делать. Просто выбери человека, который тебе импонирует, и просто поговори с ним. Как правило, у сетевиков все на поверхности – номер телефона в профиле, электронная почта, WhatsApp, Viber, «Пишите мне везде, я всем отвечу» и все прочее. Напиши, пообщайся, вытяни его на разговор. Находитесь в разных городах? Skype, Face Time, все, что угодно. Сейчас очень много ресурсов для нормальных разговоров. Оцени ситуацию, поговори с человеком. Человек тебе понравился? Подпишись, возьми продукт, начни пользоваться. Ты ходишь в магазины, ты не покупаешь ядерную боеголовку, ты не покупаешь обогащенный уран, чтобы хранить его дома. Ты покупаешь пачку чая, крем, шампунь для волос, пару батончиков с протеином, с L-карнитином, функциональное питание. Все. Ты в обычной жизни это все ешь каждый день, каждый день ты этим пользуешься. Это все легко и просто. Зайди на сайт, в магазин, посмотри, почитай о продукте. Все нормально. Закажи с доставкой. Начни работать, сделай какие-то первые шаги, проведи встречи, но самое главное – дойди до какого-то результата, а потом рассуждай, нравится тебе это или нет.

Мария: 500 долларов? Ты считаешь, это показатель будет, да?

Евгений: 500 долларов в сетевом?

Мария: Да.

Евгений: Когда человек здесь 500 долларов заработает, это все.

Мария: Да?

Евгений: Да.

Мария: То есть 500 долларов – это уже тадам?

Евгений: Когда он получит от структуры 500 долларов, он поймет, что ему нужно делать, для того чтобы заработать 5 000. Когда он заработает 2 000 долларов, он будет четко понимать, что здесь он может заработать и 10 000, и 15 000. Легко. Просто через какое-то время. Что в обычной жизни происходит? Человек, для того чтобы кем-то стать, он какое-то время учится. Я не буду брать институты, высшие учебные заведения, но я часто слышу: «Я год учился. Я год занимался, для того чтобы что-то сделать. Я полтора года в кросс-фите. Я год в боксе. Я год где-то. Я год на танцах. Я уже год занимаюсь йогой», или еще что-то такое. «А я год занимаюсь сетевым», к примеру. Когда ты год прозанимался сетевым, можно сказать, что ты в сетевом ориентируешься, что ты на себя этот бизнес примерял, но ты не просто прозанимался, а ты научился быть сетевиком. Ты выучился на эту профессию, и ты понимаешь, какие механизмы там работают, какие винтики надо крутить, подкручивать и так далее. Попробуй.

Если я сейчас возьму, допустим, видеокамеру и захочу сам сделать полный метр, кино. Сейчас команду наберу такой, как режиссер, сценарий найду нормальный, а я этому не учился. Я понятия не имею, как это делать. Более того, у меня еще и команда будет та же самая: оператор, который первый раз взял камеру, сценарист, который просто скопировал какой-то текст где-нибудь, три фильма скомбинировал, что-нибудь такое написал. Получится бредятина чистой воды, и злой продюсер будет в итоге, который напомнит нам всем, где. Ничего не получится. Но если я проучусь какое-то время, вникну в это все, у меня будет рядом хороший учитель, который мне поможет и меня с этим сопроводит, я возьму в команду нормальных профессионалов, которые четко знают, что делать с камерой и все остальное… Получится «Король Артур», например, который смотришь – и, вроде, что попало, но глаз не оторвать, то есть примерно вот такой вариант. В этом бизнесе то же самое – каждый должен сделать своего «Короля Артура» здесь, чтобы можно было смотреть и: «Опа! Вот красавец! Вот сделал же, вот получилось же. Вот здорово же!». Я на своих менеджеров порой смотрю, они лучше меня, они умнее меня, у них все абсолютно получается лучше, круче, они работают больше меня. Я восхищаюсь ими.

Мария: Получается, что при таком подходе человек естественным образом становится брендом для своей аудитории и для компании в целом.

Евгений: Естественно. Если он какую-то задачу перед собой ставит, и эта задача четко выражена. Пусть она будет выражена в деньгах. Господи, я не думаю, что здесь большое количество людей, которых деньги не интересуют. Я пришел в сетевой для чего? Ко мне пришла девушка в структуру, она мне задает вопрос: «Что мне нужно сделать, для того чтобы зарабатывать 300 000 в месяц?». Глаза вот такие, говорит по теме, про сетевой знает, уже такая сориентированная. Вопрос конкретный:

> Что мне нужно делать, для того чтобы зарабатывать 300 000 в месяц? Распиши мне все по пунктам. Какие действия я должна делать? Я буду делать абсолютно все.

> У тебя завтра должно быть минимум 10-15 человек на встрече со мной, и мы с тобой должны завтра поработать. Ты завтра за день должна научиться проводить встречи, потому что послезавтра я их с тобой проводить не буду. Готова?

> Готова.

Завтра я еду и провожу с ней 15 встреч в офисе.

Мария: Это ты про сейчас конкретно?

Евгений: Про сейчас конкретно.

Мария: Прекрасно.

Евгений: Я не знаю, будет там 15, будет там 12, будет там 7 или 8, но если завтра у нее будет какое-то количество встреч, я ее завтра научу проводить встречи. Послезавтра она уже будет в этом бизнесе ориентироваться. После послезавтра она перестанет бояться. Примерно вот так.

Мария: Круто. Благодарю тебя на этой прекрасной ноте про то, как профессионально делать сетевой бизнес, спасибо, что ты выделил время.

Евгений: Надо руку? :)

Мария: Да не надо. Руку пожимать не обязательно :)

Евгений: А то так раз и… как-то так. Все, да.

Мария: Просто круто.

Евгений: Мне приятно общаться всегда с хорошими людьми, поэтому, ребята, давайте встречаться еще.

Мария: Друзья, благодарим вас тоже за просмотры, за лайки. Если вам понравился подкаст, пишите в комментариях, делитесь им и будьте брендами. В сетевом бизнесе это делается через результат, включенность в процесс и все, что сегодня Евгений нам рассказывал.

Евгений: Спасибо.

Мария: Счастливо!


Плюсануть
Поделиться
Отправить
Класснуть

Мы в соцсетях


Политика конфиденциальности Пользовательское соглашение Договор-оферта support@azarenokpro.com