На главную

Выпуск #36. Галия Бердникова

Галия Бердникова - бизнесвумен, 6 работающих бизнесов. Автор самого большого в рунете бизнес-блога от лица девушки предпринимательницы. Основатель и идейный вдохновитель портала для девушек womenbz.ru и образовательной платформы womenbz.education


Смотреть видео-подкаст  

Галия Бердникова
21 января 2018
Слушать в iTunes Слушать в SoundCloud Смотреть на YouTube

Из этого подкаста вы узнаете:

  • Как в 18 лет можно заработать миллион на фотографии
  • Можно ли открыть кафе за 40 дней и создать очередь клиентов в перый день работы
  • Какая механика лежала в основе феноменально-быстрого роста франшизф сети фотошкол (самая крупная сеть в СПГ и Европе)
  • Надо ли иметь много бизнесов и как выбирать нишу для девушки- предпринимателя
  • Какое отношение седые волосы имеют к старту бизнеса в нише бизнес-образования и надо ли девушкам делать дело через стресс
  • Как создать крупное женское бизнес-сообщество и выйти на оборот более 3 млн в мес, путешествуя по джуглям в Азии и на желтом автобусе по Америке
  • «Сначала ты работаешь на зачетку- потом зачетка работает на тебя»- как Галия строит свой личный бренд
  • Выбор социальной сети для старта бизнес-блога- на что стоит обратить внимание, о чем писать, сколько вкладывать в рекламу

Для наших слушателей Галия приготовила подарки:

У каждой слушательницы нашего подкаста, есть возможность выиграть участие в авторском курсе «Путь мечты» – полугодовой программе по прокачке своей жизни и бизнеса в равных пропорциях, где говорится о психологии, о страхах, о сомнениях, о спорте, о бизнесе «от А до Я»!

Для этого надо оставить комментарий под видео-версией подкаста: 3 вывода и 3 эмоции от прослушивания подкаста и Галия лично выберет победительницу через неделю после выхода ролика!

И отдельная благодарность - уютному пространству Reemala Studio https://reemala.ru/, в котором мы провели это интервью.

Re’emala – пространство красоты, движения и здоровья. Атмосферная студия в центре Москвы. Пилатес, Йога и, впервые в России новое направление осознанного фитнеса – Гаруда! Уникальные классы, персональные и групповые занятия. Обрети глубинную силу и осознанность тела!

СМОТРЕТЬ ПОДКАСТ


И если подкаст для вас актуален, то не забудьте поставить рейтинг и написать нам комментарий!

Сделать это очень просто:

  1. Проходите по ссылке https://itunes.apple.com/ru/podcast/bud-brendom/id1188861100?mt=2
  2. Нажимаете на голубую кнопку под аватаром подкаста "VIEW IN ITUNES"
  3. Если у вас на компьютере установлен iTunes, то он автоматически откроет вам нужное окно
  4. В программе iTunes на странице подкаста надо нажать "ОЦЕНКИ И ОТЗЫВЫ"
  5. Откроется раздел отзывов, где надо нажать кнопку "НАПИСАТЬ ОТЗЫВ"
  6. В открывшемся окне необходимо поставить оценку в звездах, написать заголовок и текст отзыва

Ваша оценка и пара слов помогут большему количеству предпринимателей узнать о нас и получить пользу для активации и роста персонального бренда каждого практикующего и начинающего профессионала.

Текстовая версия подкаста:

Мария:  Галия, привет!

Галия:  Привет!

Мария:  Ты мультипредприниматель, да? Когда ты сегодня знакомишься с новыми людьми, которые вообще ничего о тебе не слышали и слышать не могли, как ты себя представляешь? Через какой бизнес?

Галия:  Прямо Elevator pitch сразу, да? Я обычно сразу говорю про все проекты как-то оперативно, что у меня шесть бизнесов, что это медиа-портал для девушек Womenbz.ru, образовательная платформа Womenbz.Education, крупнейшая сеть фотошкол в России и СНГ “ПИКЧА”, что я автор крупнейшего в Рунете блога по бизнесу, который для девушек. Я обычно стараюсь это очень быстро перечислить и примерно так и знакомлюсь.

Мария:  То есть ты через скорость знакомишься?

Галия:  В принципе, да. Смотря, какое знакомство. Иногда это ключевые проекты, иногда могу все проекты озвучить.

КАК СТАТЬ ФОТОГРАФОМ-МИЛЛИОНЕРОМ В 18 ЛЕТ?

Мария:  Хорошо. Вернемся в прошлое. Тебе 16 лет, твой первый бизнес. В 18 ты уже заработала миллион. На фотографии?

Галия:  Да.

Мария:  Я знаю много фотографов, но я знаю мало фотографов, которые зарабатывают миллион, тем более в 18 лет. Как это возможно?

Галия:  Это возможно, тем более что фотография – это услуги, это высокомаржинальный бизнес, там нет расходов, нет cost’ов ни на команду, ни на аренду офиса, ни на аренду студии – в принципе, ни на что. Постоянных регулярных расходов, cost’ов нет. Соответственно, всю цену практически, которую ты озвучиваешь, ты озвучиваешь ее как…

Мария:  Себе.

Галия:  Да, себе, в итоге она получается как чистая прибыль. Я работала свадебным фотографом и в сезон, и в пики, и со свадебной съемки свадебные книги очень красивые делала, дорогие. В итоге средний чек получался очень высоким, и буквально 7-10 заказов давали такую сумму.

Мария:  У тебя это получалось спонтанно? Интуитивно ты нащупала, что нужно уходить в более высокий чек? Ведь есть много фотографов, которые снимают, снимают, «зашиваются», но не зарабатывают даже близко таких цифр.

Галия:  Да. В тот момент в Казани средний чек на свадебную съемку был 15 000 рублей. Так как, на самом деле, в любом регионе и во многих городах никто не считал, что можно эту цену поднимать. Она, грубо говоря, была сложена годами – постоянно люди снимали за эту цену и твердо были убеждены, что клиентов на чеки выше в нашем городе нет. Но это убеждение ошибочное, потому что в тот же момент я так или иначе слышала, что есть некоторые люди в Казани, которые привозят фотографов из Москвы, потому что здесь все стоят недорого, а, соответственно, для них цена = качество. Недорого значит неинтересно, некачественно, неуникально. Им нужно было уникально, эксклюзивно, они привозят фотографов из Москвы. Собственно, почему? Тем более я старалась снимать в таком европейском стиле, смотрела европейских, американских фотографов, европейские и американские сайты и старалась снимать абсолютно в новом стиле, нежели то, что было принято. Нас было таких молодых и активных фотографов не так уж много, может быть, с десяток человек в тот момент – это первый момент. Второй – у многих есть страх. Страх, сомнение: «А что, если я поставлю цену выше? У меня не будут мои услуги покупать, не будут мне платить, и все рухнет». Так как, в принципе, в момент 16-17 лет – это юношеский максимализм: «Все получится!», все равно я верила в себя и, как минимум, воспитывала веру в себя. И будем честны: если бы я не взяла этот заказ, не заработала бы эти деньги, я бы не осталась на улице, я бы не осталась без еды. Ключевые страхи, что у меня не будет совсем денег, меня не сильно тревожили, и я начала просто шаг за шагом медленно поднимать эту стоимость. Изначально это было 20 000 рублей, то есть на 5 000 рублей дороже. Заказов было много. Уровень съемки позволял добиться большого количества заказов, и в какой-то момент я начала просто «зашиваться» и сказала: «О’кей, теперь будет 30 000». Потом я поняла: «Так, давайте сделаем простым образом: если я пять заказов беру за эту цену, я поднимаю сумму». Так было 30 000, 40 000, 50 000… Потом в какой-то момент я сказала: «Так, один заказ и цена поднимается». На самом деле, это комплекс услуг помимо съемки: работают две камеры, это фотокниги, какие-то дополнительные услуги.

Это не было ни спонтанным, ни случайным, потому что я прорабатывала каждую встречу, переговоры на встречах, продажи на встречах. Я сняла офис в центре города с кожаными диванами, с красивым деревянным столом, у меня были дорогие, классные книги, то есть продукт изначально, начиная со встречи, стоил дорого. Это не была встреча в кафе или: «Вот, идите по заводу на какой-то третий-пятый-седьмой этаж, и там есть лифт направо, и там вы где-то увидите нашу фотостудию, там мы с вами и встретимся». Нет, это был центр города, у меня была своя парковка рядом, третий этаж элитного офисного здания в центре. В общем-то, упаковка изначально была дорогая. Дальше презентации, дальше переговоры, и удавалось поднимать средний чек. Я считаю, что услуга и работа была равноценна цене, все было круто. При этом таких дорогих фотографов в городе на тот момент было человека три, наверно, молодых. Клиенты были одни и те же, они выбирали между тремя фотографами. В основном, отличались мы стилистикой, ну и сами люди – кто к кому больше…

Мария:  Кто к какой личности.

Галия:  Да.

Мария:  Хорошо. Ты снимаешь, чек вырос, но, опять же, многие снимают с хорошим чеком, но они не идут дальше, они не начинают обучать и уж тем более они не открывают франшизную фотосеть, самую крупную в России. Где вот эта трансформация произошла?

Галия:  Тоже достаточно просто. Каждый для себя выбирает свой путь. Я никогда не думала, что фотография будет делом моей жизни, делом моей души, и я всегда останусь… Фотография – это ремесло, это работа руками, что я всегда останусь фотографом. На момент, когда я вела переговоры и снимала, мне уже был интересен бизнес-коммуникация, построение команды, построение диалогов, маркетинг, продажи. Это далеко за рамками исполнения тех услуг, которые заказывают. Второй этап – спрос рождает предложение. В этот же момент было много вопросов: «А как снимать? А как ты это делаешь? А как у тебя получается?». В итоге родилась достаточно логичная идея, логичный этап развития бизнеса. Любой бизнес масштабируется и развивается по определенным этапам, их не так уж и много этих путей. Один из путей – это передача своей экспертности другим людям. В тот момент я подумала: «Почему бы и нет? Наберу одну группу, посмотрю». Одному человеку рассказывать не очень хотелось, сидеть и передавать. Я лучше подготовлюсь и соберу ребят, кто у меня давно спрашивал, это было 6-7 человек, соберу и расскажу им. Более того, мы будем снимать с ними на улице, на студии, на каких-то планерах и так далее. Очень интересная была группа, я дала много информации, слишком много. Нужен был какой-то базис, а я прямо много-много всего им передала. С многими я, кстати, до сих пор дружу, уже шесть лет. Так и родилась фотошкола. Оказывается, что им интересно, оказывается, что у меня получается. Почему бы не собирать такие группы регулярно?

В итоге родилась фотошкола, фотошкола имени меня, что было тоже достаточно дерзко, потому что все придумывают какие-то названия обычно, а я назвала просто: «Фотошкола Галии Бердниковой». Мне было 18-19 лет, я сейчас четко не вспомню уже какие-то цифры. Все на меня посмотрели, как обычно крутили у виска: «Опять Галия что-то делает такое-этакое». Дело пошло, и в какой-то момент я стала фотографии посвящать практически все дни с утра до вечера, потому что это съемки, потом это преподавание, потом это обработка, и группы в какой-то момент стали чаще – две группы в месяц параллельно. Приходилось одно и то же рассказывать два раза в одну и ту же неделю. У меня каждый вечер был занят преподаванием и практически каждые выходные съемки. В какой-то момент я просто подумала: «Все. Хватит. Я устала. Надо отдохнуть». Открыла кафе.

НЕСТАНДАРТНЫЙ СПОСОБ ОТДОХНУТЬ ОТ БИЗНЕСА, ИЛИ КАК ОТКРЫТЬ КАФЕ ЗА 40 ДНЕЙ

Мария:  Это та история, когда за сорок дней?

Галия:  Да. Это та история, когда за сорок дней. У меня специфический способ отдыхать.

Мария:  Да. Есть же такая тема, что лучший способ отдыха – переключение деятельности, новый бизнес, непростой бизнес.

Галия:  В принципе, да.

Мария:  Хорошо. Давай сразу про лонч этого проекта поговорим, потому что, опять же, ты входишь в новую сферу для себя – это общепит. Там совершенно другие законы, там другая маржинальность, там другие правила: запускают от 3 до 6 месяцев, делают ремонт. Это инвестиции.

Галия:  Запускают обычно от полугода до двух.

Мария:  Да? Даже от полугода до двух? У тебя там была какая-то ситуация, что на сорок дней у тебя были арендные каникулы, и тебе за 40 дней надо было открыться. Я знаю, что ты использовала очень нестандартный способ открытия, который привел к тому, что уже до открытия люди уже ждали, были готовы прийти, и на открытии была очередь. Расскажи про кейс. Как?

Галия:  Да. все так и есть. Получилось так, что мы нашли очень интересное помещение в центре города, такое, которое хотелось. Уже, на самом деле, отчаялись искать: «Все, ладно. Ничего не буду делать», но потом оно мне как-то буквально выплыло чуть ли не от таргетированной рекламы или на Авито я зашла… В общем-то, я увидела это помещение: большие окна, самый центр. Я говорю: «Вау! Круто!». Поехала туда смотреть. В итоге, конечно, стоимость аренды была высокой, а там нужно как во всех серьезных помещениях платить за первый и последний месяц аренды. Если эту сумму сложить, оставалось просто… До этого у меня был еще проект один, я покупала помещение в центре города: «Свадебные аксессуары Амели». Я продаю это помещение, и та сумма, которая есть, это было два месяца аренды плюс какой-то абсолютно минимальный запас на то, чтобы сделать какой-то самый простенький ремонт и закупить какое-то базисное фундаментальное оборудование, которое необходимо, без всяких излишков, без всяких панно, рисунков на стенах и так далее. Дело в том, что если бы мы делали бы ремонт на несколько дней дольше, то нам пришлось бы платить еще за второй месяц, а по факту за третий, а этих денег просто не было. Если мы не открываемся, нет какого-то притока денег, то денег просто нет вообще никак. Почему сорок дней, а не тридцать? Мы немножко смухлевали и сказали: «А можно нам ключики пораньше, мы просто зайдем, оценим, с дизайнером посмотрим», а сами бегом-бегом уже за сорок дней пригласили туда бригаду и уже потихонечку начали делать ремонт. Все, что у нас есть, это только сорок дней на открытие. Мы сами не верили, что мы готовы это делать и что это будет происходить. Все это как-то, как из области фантастики.

Я решила, что чтобы не сделать шаг назад, чтобы превратить это в какую-то реальность, чтобы все получилось, нужно об этом заявить. У меня уже были читатели с моей фотодеятельности: те, кто знали меня как фотографа, те, кто знали меня как руководителя фотошколы. Много друзей, достаточно много, не так, как сейчас, конечно, но все равно были какие-то друзья ВКонтакте, и я решила заявить, сказать: «Все, друзья. Через сорок дней откроется кафе». Я назвала этот проект «Открыть кафе за сорок дней». Ключевая причина – именно отсутствие денег, потому что многие владельцы общественного питания правильно абсолютно говорят: «О тебе узнают месяца через два после открытия и начнут приходить». У нас этих двух месяцев просто не было, и нам надо было эти два месяца после открытия как бы перекинуть на два месяца до открытия, чтобы о нас узнали еще до того, как мы открылись. Действительно, это произошло. Я помню, что на момент открытия было где-то 3 500 подписчиков – вроде бы, не так много, но тогда все были достаточно активно вовлечены, читали, это все узкий круг…

Мария:  Это Казань, все свои там.

Галия:  Да, это была Казань, это все свои. Действительно, мы еле-еле уложились, это был очень большой челлендж, очень сложно было это сделать, и многие пытались повторить после, вплоть до «За десять дней открыть маникюрный салон» и так далее, было очень-очень много таких проектов, но сколько я ни смотрела, единицы выполняли этот срок и действительно открывались. Мы прямо штык в штык открылись, все равно ночью сидели там, доделывали ремонт, внизу там чуть ли был не склад, то есть открылись совершенно странным образом, не совсем подготовленными, и была очередь из людей, которых мы не могли просто «переварить», потому что не умели. Это абсолютно новый бизнес, в нем, как ты уже сказала, свои законы, свои правила, своя логика. Это было в первый раз, и мы не могли успеть их обслужить. Мы получали еще и негатив первый месяц-два за долгое обслуживание, но потом все встало потихонечку «на рельсы», мы поменяли бизнес-модель: сначала у нас был заказ за баром, потом у нас все-таки появилось меню, и так шаг за шагом мы научились хорошо работать где-то за год-полтора.

Мария:  А про саму механику самого открытия? Я-то знаю, что ты начала вести такой «инсайдерский дневник», назовем это так, взгляд изнутри. Просто действительно, это такой простой и гениальный ход про то, чтобы погрузить читателей в процесс сопереживания вместе с тобой, показать им «закулисье» истории, но, несмотря на то, что он простой и гениальный, немногие люди на тот момент прямо использовали это в России. Я таких кейсов особо и не припомню.

Галия:  Немногие, но можно назвать как пример Федора Овчинникова.

Мария:  Да, в Сыктывкаре.

Галия:  Да, про Dodo-Пицца он рассказывал все цифры, очень многие читали его. В принципе, он один из вдохновителей такого, скажем так, открытого бизнеса, когда ты раскрываешь карты, объясняешь, что и как, советуешься с аудиторией. Я как на тот момент уже маркетолог, так или иначе во всех компаниях я являлась на старте всегда маркетологом, я понимала, что очень важно вовлечение людей, очень важно доверие людей, и лучше мы его создадим до, чем после. Это было рисково, на самом деле, на карту была поставлена репутация, на карту был поставлен личный бренд – собственно, вот такой риск. Люди говорят: «А что если бы ты не открыла?» и так далее, потому что многие писали, что это невозможно, что это не получится, что мы закроемся через месяц, после того как мы открылись. Сейчас кафе исполняется четыре года, в принципе, завтра, и все работает, все хорошо, сейчас только не под моим управлением, потому что этот проект был продан год назад, но все работает.

Мария:  Хорошо. Ты говоришь «мы», то есть у тебя была какая-то команда единомышленников, но, скажем так, вес, медийность проекту придавала ты. Почему ты поставила свой бренд под этот удар? Почему ты начала пиарить через свой бренд, через свой статус?

Галия:  На самом деле, это мой проект, я как желающая его открыть, но я говорю «мы», потому что всегда задействованы люди все равно, всегда задействована команда. На этапе самого старта я привлекла мальчика, который был поваром, но очень хотел выйти в шеф-повара, хотя был очень молодой, не было опыта. Сейчас, кстати говоря, он как шеф-повар не в одном заведении поработал после «Свитера», а тогда ему хотелось дать шанс. То есть это все равно была команда людей, и мы вместе строили, ремонтировали, сидели там ночью так или иначе, хотя желание открыть кафе – это было в первую очередь мое желание, мой проект, поэтому именно моя личность была ключевой, основной. Действительно, она имела некий вес, некий социальный капитал, который мы и использовали для начального старта.

КОГДА В КАРМАНЕ МИЛЛИОН, ЧТО ДАЛЬШЕ? ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ САМОЙ КРУПНОЙ СЕТИ ФОТОШКОЛ В РОССИИ

Мария:  Хорошо. Параллельно вместе с этим у тебя развивалась франшиза?

Галия:  В принципе, не параллельно. Через несколько месяцев начала масштабироваться и фотошкола в том числе.

Мария:  Я как-то слышала один кулуарный разговор владельца очень крупной франшизы в России, который рассказывал о том, что у них 50% франчайзи закрываются, и он говорит, что это нормальный показатель, что это рынок, они дают инструменты, кто-то выживает, а кто-то нет. Но я понимаю, что за этими 50% стоят люди, которые, по сути, обанкротились, если они взяли франшизу, начали что-то делать и так далее, что-то не получилось. Как у тебя обстоят дела именно с твоими франчайзи? Какой у вас там процент закрытия? У вас же был феноменальный, быстрый рост. Это самая большая школа в СНГ и России была на определенный период и даже сейчас, не смотря на реорганизацию и так далее, да?

Галия:  Да.

Мария:  Во-первых, почему вы так выросли, а во-вторых, как вы при этом работали с франчайзи? Как быстро они зарабатывали? Сколько закрывалось / не закрывалось? Этой «кухней» можешь поделиться?

Галия:  Да, могу, конечно. На самом деле, это долгая история, можно долго рассказывать, много в ней было всяческих нюансов, но, действительно, франшиза не дает никаких гарантий, что вы будете всегда зарабатывать. Франшиза – это не волшебная таблетка, это не то, что какие-то люди будут работать за вас, а вы заплатили им деньги и начинаете получать прибыль. Это называется другим словом. Франшиза – это некая бизнес-модель, которая имеет успех. Соответственно, ты покупаешь ее внутреннюю составляющую. Ты теперь знаешь, как заработать деньги на этой бизнес-модели и имеешь некую поддержку, у кого-то больше, у кого-то меньше. Мы стараемся сейчас максимально поддерживать ребят. Ты имеешь какие-то вещи, которые стоили бы суммарно дорого на старте. Например, если бы ты сам делал сайт, потом логотип, потом дизайн-пакет, потом то и то, у тебя бы вышло, на самом деле, может быть, даже больше, чем стоимость франшизы. Во франшизный пакет уже очень многое заложено, причем на хорошем уровне – стильное, классное. Я не берусь говорить за все франшизы, я говорю в целом, как есть. Дальше либо ты работаешь, либо нет, ведь есть еще не только, что бизнес-модель может быть не всегда «выстрелит» в том или ином городе или не всегда она хорошая. Может быть, что и ты не работаешь.

Мария:  Согласна.

Галия:  Поэтому большой процент закрытия, я не скажу, что это нормально или хорошо, но это соответствует действительности. В нашем случае история немножко другая. Мы открывались через очень интересную механику. Удивительно, но при старте очень многие франшизы окупались в первый день открытия. Это один из ключей, почему так быстро все это выросло. Мы открылись один раз, показали, сколько мы заработали за один день – это сумма, которая перекрывала стоимость франшизы, и об этом объявили в крупных блогах. У меня был партнер, который рассказал об этом у себя в своем блоге. У него уже была аудитория, которая ему доверяла и хотела франшизу приобретать. Это было и хорошо, и плохо. С одной стороны, хорошо, потому что мы быстро выросли. Не со всеми получилось, безусловно, в первый день, но все равно к моменту открытия многие заработали, кто-то окупил сразу франшизу, но ошибкой было, наверно, обещать это, потому что люди покупали отсутствие работы и приход сразу денег. Вот я заплатил, мне деньги вернулись, и дальше деньги будут идти, как по маслу. Но после первого пика открытия все равно всегда есть снова постепенный старт работы, то есть это будет яма, а потом постепенно и постепенно ты набираешь аудиторию. Конечно, не все были к этому готовы, желая первых денег на старте, что «я все окуплю, а потом все будет так же, круто, как и с нашим приездом». У нас была такая механика: мы приезжали, выступали со сцены и делали очень интересное открытие с достаточно большой конверсией покупки. В итоге, например, в Москве заявок, по крайней мере, предоплат было внесено в первый день (боюсь ошибиться, т.к. у нас было два дня мероприятие), больше 100 человек, а средний чек в Москве – где-то 14 000-15 000 рублей. Да, не все потом пошли учиться. Первая математика кажется совсем большой, но все равно это большой пул людей, большой пул тех, с кем потом можно дальше работать, то есть такой, назовем это «бустер». Один из ключей успеха – это как раз эта бизнес-модель, что практически сразу можно будет вернуть деньги, что сразу же можно будет начать зарабатывать, а потом сложная работа, долгая работа, рутинная работа.

Мария:  Это потом обучение людей, контроль качества?

Галия:  Да, снова набор новых групп. Еще же нужно время обучить тех людей, которые купили.

Мария:  Да.

Галия:  В общем, эта математика дальше уже превращается в бизнес, в котором надо работать, в котором надо стараться, в котором надо понять, как поток клиентов пустить, и так далее. Так как первый пул людей был, может быть, не совсем к этому готов, в какой-то момент многие действительно «сдулись». Я не скажу, какой процент, честно – я не знаю, потому что у меня есть управляющий партнер в фотошколе. Есть тот процент, который перестал заниматься, и есть процент тех людей, кто переименовал фотошколу и ведет так же, только под своим каким-то именем, но без нашего участия. Впоследствии мы вообще придумали новую бизнес-модель, очень классные идеи, проработали их у себя в фотошколе и в пяти ключевых фотошколах они сработали. После этого мы предложили переподписать договора с теми франчайзи на иных условиях – более правильных, предполагающих другое наше участие, потому что мы сами научились. Тогда для нас это был первый опыт и мы сами наломали дров, и ребята наломали дров. Были такие моменты, хотя многие с нами остались. В итоге после подписания договоров, из пятидесяти фотошкол осталось тридцать.

Мария:  Это ты сейчас уже говоришь про 2017 год, когда у вас вся эта реорганизация шла?

Галия:  Да. Мы в какой-то момент прекратили вообще продажу франшиз, долго работали над улучшениями внутреннего состояния, маркетинга, как работать с франчайзи. Мы работали, работали и, в принципе, я считаю, что мы научились делать это достаточно хорошо. Переподписали договора тридцать человек из пятидесяти. Мы даже не стали забирать имя. Мы сами сменили имя, ребята сами решили работать и о’кей. Кто-то решил закрыться. Со временем у людей много всего происходит за три года. Это может быть вообще смена деятельности, переезд в другой город – все, что угодно, а это бизнес, которым нужно постоянно заниматься. Там должен быть очень активный человек. Если это не франчайзи, значит его доверенное лицо, но кто-то должен быть. Не все готовы вкладывать 24/7 своего времени в бизнес-проекты.

ОДНА ЖИЗНЬ – ОДИН БИЗНЕС? ЧТО ВЫБРАТЬ И КАК НЕ ПОТЕРЯТЬСЯ СРЕДИ МНОЖЕСТВА БИЗНЕС-ИДЕЙ

Мария:  Да. Полгода назад в подкасте Websarafan ты говорила, что у тебя суммарный оборот бизнесов 12 000 000. У тебя сегодня в твоих кейсах очень много разных направлений: свадебные аксессуары, франчайзинговая сеть «Дари», у тебя сейчас еще косметический бренд Charonika, Dream Bus туристический, портал образовательный – такие разные направления – сегодня ты развиваешь онлайн школу кулинарии «Крупа». Как ты выбираешь из огромного количества вариантов каких-то идей бизнесов, куда стоит идти? Это какое-то внутреннее чутье или у тебя есть какой-то критерий, как выбрать?

Галия:  Честно говоря, я не пропагандирую большое количество проектов, потому что фокусировка на чем-то одном всегда дает больше результата, а чем дальше ты растешь, тем больше возможностей. То количество идей, которое я отметаю, несравнимо больше с тем количеством идей, которые есть сейчас. Берутся только самые-самые стопроцентные или самые мотивирующие, вдохновляющие проекты, и то я все время стараюсь остановиться и не идти больше никуда, и периодически продаю свои проекты. Так, например, свадебные аксессуары уже давно были проданы, кафе «Свитер» тоже было продано год назад. Проект Dream Bus или я еще открывала Grill Bar – это такие короткие проекты, которые на определенный промежуток времени только.

Как выбираю? Здесь уже вопрос, в принципе, предпринимательского опыта: это бизнес-модель, это рентабельность бизнес-модели, это вероятность успеха – так или иначе, она прогнозируется, она обсуждается, о ней думается. Следующий момент – это некое вдохновение, которое может дать проект, потому что в какой-то момент перестаешь гнаться за деньгами. Если деньги уже есть на жизнь, на все необходимые какие-то предметы, которые ты когда-то еще в школе хотел купить: машину, квартиру и так далее – ты это все купил, дальше вопрос: «Какие цели? Какая мотивация? What next?». Для меня важно, чтобы проекты были с каким-то дальним смыслом, с какой-то идеологией, что-то, что оставит след в мире, в том числе, и даст большую пользу людям. Поэтому все проекты выбираются не в первую очередь от бизнес-модели. Так можно было заниматься ручками, криптовалютой, водой – все, что угодно. Можно копировать бизнес-модели, брать и спинеры продавать и так далее, но это не интересно. Это, в принципе, более-менее понятно, но неинтересно вкладывать туда время и силы, а интересно вкладывать во что-то фундаментальное, что потом будет работать и приносить и людям пользу, и мне удовольствие, то есть какое-то такое направление, а так все оценивается с точки зрения математики чаще всего, аналитики и бизнес-моделей.

Мария:  Знаешь, почему я спрашиваю? У тебя же есть образовательная программа, и я уверена, что в рамках базовой программы твоей многие девушки или женщины приходят с запросом: «Хочу стать предпринимателем». Так это, да?

Галия:  Да, безусловно.

Мария:  Да, и им надо выбирать. Очень часто она понимает, что она к чему-то готова, но не понимает, что выбрать. Я в этом смысле. Может быть, ты можешь дать один базовый критерий, на который девушке стоит опираться при выборе какого-то бизнеса – мое / не мое, хочу / не хочу?

Галия:  Я могу несколько.

Мария:  Давай.

Галия:  У меня, на самом деле, это целый большой блок в курсе, там много уроков, текста, видеоинформации, как это сделать. Я говорю, по крайней мере, о двух ключевых путях. Есть путь, когда ты хочешь зарабатывать и хочешь денег – это такой путь бизнеса, путь рентабельного бизнеса и путь, когда ты хочешь заниматься чем-то, что тебе очень нравится, но при этом стараться на нем зарабатывать деньги – такой путь души, путь мечты какой-то. Тут все понятно: если ты о чем-то очень сильно мечтаешь, бери и это делай. Моя задача – научить тебя зарабатывать в том, что ты делаешь. Тут тоже все достаточно просто: ты перебираешь бизнес-модели, анализируешь рынок, находишь что-то, что может выстрелить (по крайней мере, ты так думаешь), и стартуешь, пробуешь реализовать это дело. Но чаще всего девочки останавливаются – не могут выбрать никакой из этих путей. Одна из ключевых причин в том, что сейчас очень много возможностей. Есть такой тренд и посыл – «жить по мечте», «делать то, что нравится». Это правильно, но есть еще такой немножко деструктивный посыл из прошлого – «выбери дело на всю жизнь». Это деструктивный посыл еще со школы. Университет – иди туда, чем будешь заниматься дальше, а тебе вроде бы 15-16 лет, и ты даже вообще не знаешь, чем ты будешь заниматься. Многие уходят в другую сторону – после университета они поняли, что университет им ничего не дал, они пошли туда, куда они не хотели идти, и теперь снова выбор. На каком бы этапе жизни человек ни находился, он так или иначе все равно приходит к выбору. Теперь он думает: «Снова мне надо найти дело на всю жизнь, серьезно заняться. Мне не надо заниматься, чем попало. Мне надо только что-то главное, ключевое». С одной стороны, это вроде бы хорошо, но, с другой стороны, люди так думают годами.

Мария:  Такой паралич, да?

Галия:  Девушки так не могут выбрать одежду, в чем на улицу пойти, им нужен совет. Здесь то же самое, только во сто крат еще сложнее, потому что они думают, что в этой «одежде» они будут ходить всю жизнь, и этот выбор парализует, правильно ты говоришь, и многие годами находятся на одной и той же позиции, не решаясь найти это дело. Я же считаю, что это, в принципе, невозможно. Если ты это сразу не почувствовал, не понял, не шел к этому с детства, то на моменте выбора из бесконечности ты, в принципе, логично станешь в ступор – невозможно выбрать, чем ты будешь заниматься всю жизнь. Здесь я даю самый простой, ключевой посыл: «Выбери что-нибудь, но главное – начни делать, потому что ты поймешь хотя бы, что тебе не нравится, в конце концов». Ты начнешь заниматься продажей айфонов и поймешь, что «это вообще не мое», но это же уже круто – хоть одно можно исключать. Но пока ты начинаешь заниматься продажей айфонов, ты учишься: ты понимаешь, что такое переговоры, ты понимаешь, как для кого документы подписывать, ты понимаешь, как строится маркетинг, ты понимаешь, как строятся продажи, ты находишь подрядчиков по интернет-магазину, ты развиваешь свою группу ВКонтакте. Так или иначе, ты учишься, и потом впоследствии, идя по этому пути, если относиться к нему, как к учебе, ты находишь, что тебе из этого нравится, где ты мастер, где у тебя получается. Например, ты классно строишь команды или ты классно строишь маркетинг. В принципе, если ты классно строишь маркетинг, ты можешь любой другой бизнес построить.

Мария:  Да, тебе все дороги открыты. Везде нужен маркетинг, да.

Галия:  Да, все дороги открыты. То же самое с командой, потому что команда – это ключевое, но ты воспитаешь в себе хотя бы какие-то скилы и поймешь: «О’кей, все. Айфоны – не мое. Беру вот это». Потом ты понимаешь: «О’кей, и вот это не мое. Беру следующее», но хотя бы ты идешь по пути поиска. Под лежачий камень и вода не течет, как говорится, и очень сложно найти то, что тебе нравится, если ты ничего не пробовал. Так же, как мы когда-то в детстве. Я, например, всякий разный спорт пробовала: на эти танцы похожу, то на эти похожу, тут пробный урок, тут, чтобы хотя бы понять, что мне нравится. Потом ты понимаешь и начинаешь заниматься. Так же и в бизнесе. Да, это потратит время, да, может быть, это будут инвестиции какие-то внутрь, деньги, траты, но я всегда рекомендую воспринимать это как обучение, саморазвитие. Теперь ты знаешь, как это, и теперь ты можешь выбирать больше. Чем дальше и выше ты растешь, тем больше к тебе возможностей приходит. Соответственно, и выбор шире, или он наоборот сузится, потому что ты что-то отбросишь. Поэтому моя рекомендация – это делать первое попавшееся дело, если вы застряли, стоите год-два-три, просто начать что-нибудь с кем-нибудь делать: с подругой, с кем-то, помогать, но делать.

Мария:  То есть, грубо говоря, мотивировать в себе некую легкость по отношению к бизнесу.

Галия:  Это 100%, потому что если к бизнесу относиться очень серьезно, это седые волосы, это нервы, это стресс. У меня, наверно, в 22 первые седые волосы были.

ПЕРВЫЕ ШАГИ В НИШЕ БИЗНЕС-ОБРАЗОВАНИЯ: ЧТО ПОЛУЧИЛОСЬ, А ЧТО НЕТ?

Мария:  Вот. Давай про седые волосы поговорим. Я просто читала твой дневник того времени. Это же мы про Москву говорим, да?

Галия:  Да.

Мария:  Во-первых, я пытаюсь понять, зачем? В Казани у тебя все хорошо у тебя там, франшиза, бизнес… Ты переезжаешь в Москву и зарубаешься на новые горизонты. Новая для тебя тема – это инфобизнес уже был, правильно? В партнерстве?

Галия:  Да, в партнерстве. Ну, смотря что называть инфобизнесом.

Мария:  Ну, в хорошем смысле этого слова. В образовании, давай так.

Галия:  О’кей.

Мария:  Рынок образования, и ты, по сути, стартапила, масштабировала бизнес здесь в партнерстве с Аязом. Вот эти три месяца твоего переезда в Москву, такой полный рок-н-ролл, такой полный загруз.

Галия:  Я бы назвала большее число месяцев.

Мария:  Это я просто читала через три месяца твои впечатления: «Вот это я переехала, так, так и так», а когда я читаю записи того времени, я вижу там какой-то процесс: «Мы идем, мы что-то делаем». Когда я читаю записи сегодняшнего дня про то время, я понимаю, что ты понимаешь, что ты тогда была в нереальном стрессе, ты была в рамках, и тебе было тяжело. Ты просто тогда этого не осознавала, да?

Галия:  В принципе, так и есть, да.

Мария:  Про этот период, во-первых, почему ты туда прыгнула, а во-вторых, как ты оттуда выпрыгнула?

Галия:  Хороший вопрос. Так же, как и фотография не была для меня делом навсегда, у меня есть определенные ступеньки, куда я иду. Я куда-то иду и поднимаюсь по определенным ступеням. Сначала это фотошкола после фотографии, потом это «Свитер», потом это франшизная сеть фотошкол. Опыт прибавляется, ступеньки дальше идут, и здесь у нас родилась идея, что мы можем переложить мою экспертность и мой опыт в образовании как таковом, в масштабировании образования на другую сферу, на бизнес-образование. Если до этого это было фото-образование, то теперь это бизнес-образование. Там есть много возможностей: там есть большие изначальные инвестиции, есть большая аудитория, есть большой спрос и большие цели. Вопрос стоял, действительно, браться или не браться, потому что на две-три головы выше, как минимум, серьезнее и ответственнее. Хотя задачи внутри такие же, они просто масштабированы. Если до этого это зал на 300 человек, то теперь это зал на 1000 человек. Я уже вроде бы и маркетолог хороший, но так или иначе такой объем, такие залы я не собирала. Я не event-менеджер, я предприниматель, но я увидела, что это даст мне много знаний. Если мы вернемся к тому, как относиться к бизнесу, я отношусь к нему, как к учебе, как к обучению, как к фану. Можно относиться к этому, как к игре, как к стратегии, потому что иначе это будет тяжело на многих ступенях. Как раз эта ступень была одной из самых тяжелых. Действительно, я решилась в Москву, потому что нереально было из Казани построить то, что мне нужно было построить. Так же, как и с кафе «Свитер», я решила обозначить себе очень короткие сроки. В принципе, я решила сама это сделать, то есть я сама себя в такую ситуацию загнала и решила уже через две недели стартовать, через две недели нам нужно было собрать тысячный зал в Тольятти. Тольятти – не самый большой город, а за ним по одному-два зала практически в 10-15 городах по всей России, мы вот так летали. Самое забавное, что для этого не было команды вообще, но когда я приехала в Москву, мне изначально сказали, что есть ребята, они все, в принципе, сделают: «Вот есть команда. Договорились. Давай». Я приезжаю, сажусь к этой команде и понимаю, что это не то, что мы друг друга не понимаем, но сначала я не знала, что делать, честно говоря. Я просто была в таком шоковом состоянии, потому что я к ним хожу каждый день, я пытаюсь добиться результата, а результата нет. Я даже в какой-то момент была, как в болоте каком-то, я не знала, что делать.

В итоге я поняла: «Так, все. Хватит. Из болота надо выходить на свежий воздух». Это была зима, это был конец января. Я выхожу на улицу и понимаю: «Все». Конечно, осталось дней 10-20, мало времени, но я набираю команду с нуля, полностью, и мы это делаем нормально, «чистой кровью», как говорится, то есть незамыленным взглядом, и я очень оперативно собираю команду. На самом деле, скорее всего, мне очень сильно повезло, потому что первый человек, который пришел в команду, которого я позвала… Я не знаю, как он согласился со мной работать, потому что он на меня смотрел, но я обычно выгляжу, как будто мне шестнадцать, тем более если я без макияжа. Я выгляжу на шестнадцать, говорю о каких-то миллионах, о каких-то задачах, что через две недели надо собрать тысячные залы, про проект и про его масштаб. Он смотрит на меня, улыбается и уходит думать. Я не знаю, что он скажет, да или нет. В итоге он соглашается со мной работать, и это было очень здорово, потому что я бы сама, наверно, не потянула. Мы это тянули все это время с ним вдвоем вместе. Это Кирилл Упатов, мой коммерческий директор. Кстати, сейчас встреча после интервью как раз с ним. Вместе с ним вдвоем мы начали это делать, начали строить эту компанию, он мне оказал безумную поддержку, я ему за это очень благодарна, и без него, я думаю, что я бы поседела совсем и просто осталась бы в каком-нибудь городе, в какой-нибудь ванной, заперевшись. Так он мне очень сильно помог и на протяжении всего строительства компании крайне сильно помогал. Компания называется «Like центр». Я приехала, чтобы строить ее, в Москву, и управляла ей, строила ее примерно 7-8 месяцев.

Мария:  Как у тебя называлась твоя должность?

Галия:  Должность не знаю, но я управляющий партнер. Я равноправный управляющий партнер в этой компании, у меня был коммерческий директор, и мы быстро начали строить компанию.

Мария:  То есть ты была совладельцем? По сути, ты делала свой бизнес в сопартнерстве, просто в твои задачи входило построение инфраструктуры?

Галия:  Да. Я была управляющим партнером, то есть тем партнером, который занимается проектом полностью, на 100%.

Мария:  А выпрыгнула почему? И как? Это же вот этот ду-ду-ду процесс?

Галия:  Да. Ну, в принципе, что-то удалось построить, уже была какая-то стабильная так или иначе работа, но, наверно, не сошлись наши с партнером взгляды на будущее, на развитие, на ту ситуацию, которая была, и как в ней работать правильно. Просто не сошлись, не получилось. Мы до сих пор в хороших отношениях, прекрасно коммуницируем, но в тот момент не получилось той синергии, которая должна была получиться. Не получилось 1 + 1 = 11, хотя в какой-то момент получалось, но потом стало сложно, и было принято решение, что ему поднимать проект с еще приглашенными людьми, и он посчитал, что это будет более успешно. В тот момент, если не сильно верят в твой успех, а ты, в принципе, семь месяцев положил времени, действительно сложная ситуация была. Я не скажу, что все удалось, что мы стали супер круто работать, супер круто делать. Был взят очень быстрый старт, и было очень высокое требование результатов. В итоге, наверно, мы просто не смогли сделать то, что сами же и запланировали, и я решила, что действительно что-то не так. Во-первых, я выполняю не совсем свои цели и иду не по своему пути. Я, на самом деле, уже после это осознала, насколько это было так, и поэтому у меня так сильно не было энергии, все было тяжело и через какой-то такой труд и стресс. Когда я ушла, это был просто ноль, этот проект я забросила. В «Свитере» тоже что-то происходит, а я просто ухожу и понимаю: «Так, что теперь делать?». И мы решили еще один челлендж – мы решили на год уехать из России и построить компанию удаленно уже с моим тогда еще молодым человеком, который сейчас является моим мужем. Мы на год уехали из России и удаленно построили компанию Womenbz.ru, Womenbz.Education, собрали удаленную команду. Это потрясающий проект и в нем другая энергетика для меня, просто разные подходы к бизнесу – тот и этот. Этот подход он прямо абсолютно мой, я чувствую себя в нем абсолютно комфортно, я один партнер. Соответственно, все соответствует моему видению, моей скорости, моему вовлечению. Я цели ставлю какие-то свои, и от этого тоже большая энергия. Я не могу сказать, что там плохой партнер или что-то такое. Ни в коем случае. Просто когда разная энергетика или разный стиль, подход к работе, получаются сложности – разный темп работы может быть. Эти сложности часто и разваливают партнерские компании.

Мария:  А можно сказать, что та компания все-таки больше по мужскому типу построена?

Галия:  Так и есть. По крайней мере, я так считаю. Не знаю, как считает Аяз, но, скорее всего, тоже так же.

Мария:  В большей степени у них мужчины или девушки, или женщины обучают?

Галия:  Я точно не могу сказать, как сейчас, но я предполагаю, что, наверно, процентов 80 – это молодые люди.

Мария:  А ты про женское образование?

Галия:  Да.

ОТКРЫТЬ САМОЕ КРУПНОЕ ЖЕНСКОЕ БИЗНЕС-СООБЩЕСТВО, ИССЛЕДУЯ ДЖУНГЛИ И ПУТЕШЕСТВУЯ ПО АМЕРИКЕ

Мария:  Хорошо. Ты шагнула в эту нишу инфобизнеса, ты поняла, что ты готова делиться, тот опыт, который ты прошла, передавать его дальше. За первый год работы в этой теме у тебя обучилось, по-моему, больше 1 800 человек и ты вышла на оборот от 3 000 000 в месяц, то есть это такой очень хороший, резвый старт. Как получилось быстро стартонуть в этой нише, сразу вовлечь в обучение много девушек и дать такой качественный контент?

Галия:  Я не скажу, что это прямо супер выдающийся какой-то старт, потому что цели есть гораздо выше, и сейчас эти результаты уже совсем иные, но с учетом того, что компания строилась в рамках путешествия по Шри-Ланке, жизни в джунглях, а потом поездки по Америке, на трип в Азии, параллельно мы строили компанию, параллельно шли продажи, параллельно запускались курсы, а мы едем где-то в штате Колорадо на желтом автобусе, это действительно достаточно забавно и специфичная команда собирается. Честно говоря, в первый раз с большинством людей из команды с того первого набора я встретилась через полгода, после того как они начали работать, вживую. До сих пор есть люди, с которыми я ни разу вживую не виделась, хотя я уверена, что если я увижусь вживую, мы были бы, как старые друзья, потому что мы все время на связи онлайн. В принципе, это то же самое, просто ты человека так не всегда можешь увидеть. Во-первых, я перенесла свой предпринимательский опыт. Так или иначе, к тому моменту я занималась бизнесом 7-8 лет, и немало лет образования, то есть, начиная с фотошколы и заканчивая моим московским проектом, это примерно 5 лет в образовании – для меня это было более-менее понятно. В фотошколе мы также выходили в онлайн рынок, и тогда мы это все на своем собственном опыте пережили. Теперь я, перенеся весь свой опыт, учла все ошибки, какие-то недочеты, и двигалась в более правильном направлении, в правильную сторону. Оказалось, что девушек предпринимателей очень много, которые хотят развиваться. Тогда, когда я это начинала, многие говорили: «Сколько их?»

Мария:  Для кого?

Галия:  Да. «Для кого ты? А есть такие? У нас здесь пять сидит из ста. Зачем ты это делаешь? Это же очень ограниченный рынок». Если вы посмотрите на рынок сейчас, он сильно изменился. Очень многие теперь делают проекты чисто для девушек: и спортивные бренды, и образовательные бренды – очень много теперь стараются делать именно для женской аудитории. Я думаю, что мы были на волне первых. Мы создали, скажем так, эту волну, в том числе такого внимания к девушкам. Первый такой ключевой момент – это опыт, второй – это правильное построение системы, третий – это востребованность того, что я готова была отдавать. Честно говоря, когда я первый раз набирала группу, я даже не думала, что сделаю из этого какой-то проект, какой-то бизнес. Мне хотелось до Нового года успеть передать какие-то свои знания – это тоже как момент восполнения своей энергии. Я устала, поехала в путешествие и думаю: «Что еще сделать такого? Надо бы какую-то пользу принести». Это моменты, связанные с такой бизнес-энергией, о которой я, кстати, пишу книгу для «Манн, Иванов и Фербер» и все никак не могу написать долго. Я подумала, что мне надо передать знания. Учтя весь этот опыт свой годовой стрессовый в Москве, я поняла, что так девочки не должны делать проекты – это сложно, это неправильно, это выматывает. Такой подход не подойдет девушкам, а учат только ему, потому что учат-то мужчины, а для них это комфортно, потому что у них своя энергетика, свой посыл.

Мне хотелось поделиться и сказать: «Девочки, на самом деле, можно же не так, можно комфортнее, можно проще. Вы пойдите просто по такому пути». Где-то я учла свои ошибки и сказала, что так не надо делать, где-то передала свой опыт. Это очень понравилось девочкам, они дали очень хороший фидбэк. Я поняла, что это круто: круто передавать этот опыт, круто помогать девочкам, круто слышать в ответ слова благодарности, как изменилась жизнь у людей из абсолютно разных частей России, что у них не было такого, что окружение не поддерживает. В этот момент я услышала столько историй о трудностях, что муж не верит и говорит: «Что ты придумала опять? Что ты навыдумывала тут опять?». Друзья говорят, а все работают в основном: «Куда ты в бизнес пошла? Стопудово тебя обманут. Это все развод, что в социальных сетях. Ты сейчас займешься, работу потеряешь и будешь без денег одна на улице. У кого-то родители говорят: «Ты что?! Стабильная работа». Конечно, в Москве больше возможностей, но если мы посмотрим на всю остальную Россию, там до сих пор сложновато.

Мария:  Есть такая история, да.

Галия:  Есть такая история, но и много других ситуаций. Я поняла, что могу с этим помочь, и мне показалось, что это даже одна из моих жизненных целей.

Мария:  И в итоге это плавно выросло в сообщество, получается, да?

Галия:  Да.

«МНЕ НЕ НРАВИТСЯ ТО, ЧТО ПРОИСХОДИТ С «ВКОНТАКТЕ»: КРИТЕРИИ ВЫБОРА СОЦИАЛЬНОЙ СЕТИ ДЛЯ БИЗНЕС-СТАРТАПА

Мария:  В котором, как раз таки много сейчас есть примеров преуспевающих женщин, вы же коллекционируете интервью, приглашаете, спрашиваете и показываете какие-то примеры. У меня вопрос по поводу блога. Твой бизнес-блог, который ведет девушка, он самый большой на русскоязычном пространстве. У тебя сейчас больше 100 000 подписчиков ВКонтакте. Ты его ведешь где-то с 2014 года, где-то плюс-минус?

Галия:  Да.

Мария:  У меня такой вопрос: почему ты выбрала ВКонтакте?

Галия:  Слушай, я иногда сама задавала себе этот вопрос. Спустя два года ведения я встала и задала себе вопрос: «Почему же я не начала вести в Instagram?», потому что сейчас у меня бы уже была аудитория больше миллиона, мне кажется.

Мария:  Да, почему ВКонтакте? Опять же, я читала одну твою заметку на этот счет, что сейчас же ранжированная лента ВКонтакте и так далее. Получается, что доставляемость ухудшается, с одной стороны. С другой стороны, растет количество людей, которые выдают какую-то пользу. Давай так: если бы ты начинала вести свой блог сегодня, или есть тут какая-то девушка, которая сейчас смотрит и хочет как-то доносить что-то из своей жизни, какую площадку ты бы рекомендовала сегодня? Почему ты выбрала ВКонтакте, и как сегодня ты бы строила эту тактику?

Галия:  Сегодня, наверно, я бы выбрала Instagram, но это очень сильно зависит от той аудитории, на которую нацелен продукт и на которую нацелена информация, потому что если мы говорим о какой-то московской компании или московскую аудиторию, топ-менеджмент московского премиум сегмента, то, конечно, я бы тогда рекомендовала Facebook, например. ВКонтакте своя специфичная аудитория, она, безусловно, есть, ее много, но сейчас мне не нравится то, что происходит в рамках социальной сети ВКонтакте, для меня она ухудшается.

Мария:  Почему? Дай критерии, потому что мои студенты, например, спрашивают: «Стоит идти ВКонтакт или не стоит? Это стоит того или нет?». Ты считаешь, что сейчас нет?

Галия:  Личному бренду?

Мария:  Да-да.

Галия:  Я считаю, что лучше делать, чем не делать. Если что-то начинать делать, вкладывать усилия, то это, в принципе, хорошо – все равно это повлияет позитивно, но развивать свои блоги, страницы ВКонтакте все равно уже достаточно сложно. Это и было сложно, а сейчас еще сложнее. Это требует финансов, финансовых вливаний, без инвестиций очень сложно. Ну, на самом деле, без инвестиций сейчас никакой проект не может выстрелить совсем, только если это будет что-то супер уникальное, супер crazy, что-то вау такое. Так как многие сейчас пишут контент, нужно многое уметь: и хорошо писать, и хорошо говорить, и делать это регулярно, потому что многие начинают вести свой блог или свою страничку и хватает их на лимитированное количество времени, а потом это забрасывается. Конечно, в таком случае никакого прогресса, никакого успеха не будет. Сейчас, мне кажется, немножко полегче было бы это делать в Instagram, хотя Instagram тоже чудит последнее время. Например, удалил у меня недавно посты за полгода, они просто пропали из моей ленты, в том числе свадебное путешествие, с вайнами, со всеми-всеми текстами. Все пропало не понятно, почему, поэтому тоже надеяться только на Instagram, наверно, не очень, потому что у них сейчас политика такая немножко специфичная. Не знаю, может быть, они улучшают, и с этим связаны какие-то небольшие технические изменения…

КОГДА И СКОЛЬКО ТРАТИТЬ НА РЕКЛАМУ: СЕКРЕТЫ ВЫГОДНЫХ ИНВЕСТИЦИЙ

Мария:  Слушай, а сколько приблизительно по опыту ты, если брать инфобизнес, реинвестируешь в рекламу? Ты говоришь, что сегодня раскрутиться без вложений практически невозможно, нужно делать только что-то супер уникальное, потому что много кто что делает интересного, много предложений, ниши занимаются и так далее. По опыту, сколько это в процентах? Не в деньгах, а именно в процентах? Как ты рекомендуешь или как ты делаешь?

Галия:  Знаешь, я не совсем подхожу так, как некую сумму ставлю, какую мы реинвестируем в следующем месяце. Так я, наверно, к расходам не подхожу, потому что в маркетинге все более точно. Это такая аналитика, точная наука. Можно понять CPA (Cost per Action), стоимость покупки. Если мы знаем, сколько нам нужно потратить, чтобы человек в итоге купил, и мы понимаем, что эта сумма нам выгодна, я об этом тоже писала пост. Например, мы продаем товар за двести рублей, мы понимаем, что у нас расходов 50 рублей и 150 рублей чисто себестоимость, 50 рублей плюсом, мы понимаем, что мы понимаем, что мы можем потратить на приобретение CPA, на стоимость покупки, на покупателя от 50 до 100 рублей, чтобы себе хоть что-то забрать. Исходя из этих показателей, уже можно действовать. Сначала мы ставим цель, сколько мне вообще нужно клиентов. Для чего я это делаю? Сколько мне клиентов нужно? Понимаем, что 100 клиентов. Если 100 клиентов, значит 50-100 рублей – клиент и умножаем. Соответственно, эти деньги обязательно нужно вложить на будущее, на будущие покупки. С другой стороны, есть еще постоянные инвестиции в развитие бренда. Однако начинающим компаниям трудно это делать. Я думаю, что на самом старте им это и не нужно. Сначала нужно поток клиентов создать, а когда эти клиенты приносят деньги, уже тогда можно постепенно, по чуть-чуть реинвестировать, вкладывать в развитие социальных сетей. Напрямую подсчитывается. В социальную сеть ты привел, купили, продал – все понятно. Если это на некий имидж или на личный бренд, о чем ты тоже спрашивала. В личный бренд, безусловно, нужно вкладываться. Чем больше, тем лучше. Есть примеры людей, которые вкладывают 20 000 000 в месяц, есть примеры людей, которые вкладывают хотя бы 10 000-15 000 рублей в месяц. Любая сумма, которую можно вложить, – это хорошо, это идет на пользу.

Мария:  Как ты считаешь, во что нужно вкладываться сегодня в первую очередь? Все-таки в бренд компании, в покупку клиентов, в покупку лидов, в личный брендинг? Как по твоим ощущениям? Или смотря какая ниша?

Галия:  Смотря какая ниша и смотря какой план. В стратегическом плане, если мы говорим о долгой игре и о долгом развитии, конечно, вкладывается в бренд, в личный бренд – это очень ценно. Мы должны понимать, что сначала ты на зачетку работаешь год-два, а потом только зачетка будет работать на тебя. Если у тебя этих инвестиций нет, как они будут приходить, если ты не продаешь, а только развиваешь личный бренд, то это, конечно, может быть не очень актуально. На самом старте лучше всего создать поток клиентов, чтобы у тебя продукт покупали, и потом для себя поставить какую-то планочку – 10%, может быть, чистой прибыли, или 20% оставлять все время в развитие и постепенно эту планочку поднимать, и развитие принесет свои плоды уже через какое-то время.

Мария:  Под развитием ты имеешь в виду как раз таки вложения, например, в личный бренд?

Галия:  Да.

«МОЙ ЛИЧНЫЙ БРЕНД – ГАРАНТИЯ ТОГО, ЧТО Я НЕ СБЕГУ НА ГАИТИ»

Мария:  Расскажи тогда в двух словах, как у тебя? Твой личный бренд отличается от тебя или нет? Есть ли такой момент, что есть какой-то внешний образ, а дома ты немножко другая? Насколько это все конгруэнтно и как это у тебя работает?

Галия:  Я вообще противник того, чтобы личные бренды расходились с тем, что есть в человеке, потому что это очень сложно, но кому-то так удобно. Например, актерам, шоуменам, телеведущим. Очень часто их публичный образ абсолютно не соответствует их образу реальному. С точки зрения предпринимателей мне кажется, что это сложновато, хотя в России любят эпатаж, любят негатив, могут любить тех, кто постоянно ругается матом – все, что угодно. Я знаю, что многие идут в эту сторону для более быстрого роста аудитории, потому что людям это интересно. Так тоже можно. Если хочется, если ты к этому морально готов, так тоже можно, хотя, в основном, мужчины к этому спокойно относятся, потому что девушки все равно к негативу тяжело относятся и играть роли тоже могут, но тут все разные, назову это так. Я со своей стороны и себя не успеваю показывать, и свою жизнь не до конца успеваю показывать, чуть-чуть, кусочек. Столько всего происходит, столько встреч, что это какая-то маленькая часть моей жизни, а если она будет еще какой-то там надуманной или вымышленной, то я не знаю… Как найти на это время, чтобы придумывать, чтобы как-то играть? Поэтому в моем случае все совпадает, все так и есть, я ничего не придумываю, не сижу и не пишу стратегии, как я должна выглядеть там и сям. Я думаю о том, что я делаю, о каждом своем шаге и о своих фотографиях, текстах и так далее, но они отражают меня, в принципе. Там небольшие вопросы, над которыми нужно подумать. Просто о том, как отнесутся люди, потому что они же неглубоко знают. Как они отнесутся, если ты так скажешь? Или будет ли им польза и понятно ли им будет, если ты именно так преподашь? Потому что у меня есть определенный путь, я его уже прошла, я могу говорить о глубоких вещах, но это будет не до конца понятно и логично.

Мария:  То есть ты все-таки, получается, живешь из себя, просто периодически не забываешь показывать какие-то аспекты своей жизни, показывать свой личный бренд, но не всегда идешь глубоко, то есть не загружаешь аудиторию?

Галия:  Я стараюсь уделять время базовым вещам – немножко рассказать про базовые сомнения в бизнесе и так далее, то есть те вещи, которые я уже очень давно прошла, но я знаю, что девочкам сейчас это очень важно. Действительно, мои курсы глубоко все это содержат, и все это есть, но, даже не покупая этот курс, для большой аудитории важно это передать. Поэтому я все равно возвращаюсь периодически к каким-то мотивационным постам или фундаментальным знаниям, хотя для меня это давно пройденный этап, и я могу писать совсем о других вещах. Иногда и про них пишу, но почему-то популярность у них поменьше бывает, чем у какой-то такой базовой, фундаментальной вещи.

Мария:  То есть ты все-таки делаешь сверку на то, что аудитория лучше воспринимает, и стараешься давать релевантные вещи?

Галия:  Что в этом моменте будет полезнее. Вот у меня шесть компаний. Смысл мне говорить про какое-нибудь матричное построение команды, если у людей нет еще первых сотрудников, они все делают сами, у них проблемы с делегированием? Я понимаю, что им полезней будет услышать, как делегировать и как строить первые взаимоотношения со своими людьми в команде и так далее, поэтому в этом плане так. В плане моего личного бренда все так, как есть, просто не всегда успеваю высказывать обо всем, о том количестве поездок, мест и так далее. У меня еще такой перфекционизм есть в этом плане, и если это не какая-то красивая фотография или чистый, хороший контент, я просто это не буду выкладывать. На это нужно время. Иногда многие события просто проходят, забываются, я не готова выложить просто какое-нибудь селфи или просто какую-то фотографию – мне нужно, чтобы это было красиво.

Мария:  Хорошо. Тоже читала у тебя в блоге о том, что сейчас ты привлекаешь второй раунд инвестиций для бизнес-проектов, и мне очень понравилась фраза про то, что одной из гарантий серьезности всей этой истории и безопасности является твой личный бренд как раз таки, что ты не убежишь на Гаити.

Галия:  Да. На самом деле, люди думают, что остальные вещи являются гарантией, то есть какие-то там расписки и так далее, но у социального капитала и личного бренда это гораздо сильнее, потому что над ним годами работаешь. Если ты его испортишь однажды, очень сложно будет дальше двигаться. Это супер большая ценность, очень большая. Она ценнее всей капитализации всех компаний. Эта ценность ставится во главу как гарант. Кто-то понимает, кто-то не понимает. Второй раунд инвестиций мы закрыли очень быстро, наверно, за неделю.

Мария:  То есть вы уже закрыли?

Галия:  Да, сразу же практически. Еще и были люди, которые хотели очень вложить, но мы сказали: «Все». В очередь мы записали ребят, у которых есть желание, но я пока уже не знаю, куда вкладывать эти инвестиции – уже ресурса не хватает координировать, поэтому мы быстро закрыли, буквально за неделю, дней за десять. Мы подписывали онлайн договора, то есть мы даже не встречались лично. Например, один человек уезжал в Тайланд на год и говорит: «Я в Тайланд уезжаю, буду делать, работать, отдыхать. У меня есть деньги. Я думал, туда положить или сюда. Давай я тебе отдам». Я говорю: «Ну, давай». Мы подписали договор, и он вообще не сомневается, у него не было каких-то там сомнений или еще чего-то такого. Те, кто не понимают, их и не убедить, в принципе, да мне оно и не надо.

Мария:  Мне кажется, те, кто не понимают, они и не должны инвестировать в твои бизнесы.

Галия:  Да. В принципе, им это и не нужно.

Мария:  Друзья, это очень показательный момент, как работает личный бренд в какой-то пролонгированной перспективе. Круто!

Галия:  Зачетка.

Мария:  Да. Как работает зачетка, на которую ты работал. Слушай, по поводу как раз таки портала еще.

Галия:  Как красный диплом у меня сейчас ассоциация еще.

Мария:  У тебя же красный диплом?

Галия:  Да.

Мария:  И ты отличница?

Галия:  Да, у меня медаль школьная. Серебряная только, не золотая.

КАК ПРОКАЧАТЬ СВОЮ ЖИЗНЬ И СВОЙ БИЗНЕС ДО УРОВНЯ МЕЧТЫ

Мария:  По поводу женского сообщества. У тебя с этим связан сейчас твой путь? Ты смотришь на укрупнение этого сообщества сейчас?

Галия:  Безусловно. Это практически во главу угла ставится. Это наше сообщество, оно потрясающее, на самом деле. То, что происходит, то, какие девочки – кто-то переплывает Босфор вместе с мамой, кто-то бегает триатлоны. Сейчас мы очень сильно углубляемся в спорт. Сейчас я не знаю, чем закончится, но была встреча с Nike, сегодня утром как раз. Мы взаимодействуем с IRONSTAR – это триатлон.

Мария:  Да, с Владимиром.

Галия:  Андрей Кавун – основной человек, с которым я коммуницирую и общаюсь. Мы очень много и спорту внимание уделяем, но в целом сообщество потрясающее уже сейчас. Наша задача его усилить, укрепить, утвердиться на этом рынке. Мы уже сейчас номер один в бизнес-образовании для женщин, но об этом не все знают. Наша задача, чтобы об этом узнали все.

Мария:  А как вы определяете, что вы номер один?

Галия:  Как минимум по количеству обучающихся людей, по количеству аудитории. Я специально задавала вопрос тем компаниям, которые обучают и мужчин, и женщин или делали какие-то подобные женские программы. Я писала, спрашивала: «Скажи, пожалуйста, сколько пришло на программу? Давай посчитаем». Они говорили мне цифру, и я понимала, что мы в один поток запускаем больше, и кого бы я ни спросила, получается, что запускаем больше. У нас сейчас крупнейшее сообщество и по количеству аудитории не учившихся, а просто которые с нами читают и смотрят, и учившихся потоки самые большие по количеству людей на запуске. Тем более это онлайн, не живые встречи, где свои есть особенности. Но мы планируем делать еще большие вещи, на самом деле – не только заниматься бизнес-образованием, а вообще заниматься всесторонним развитием личности девушки и, возможно, впоследствии и всей семьи, то есть и мужчины, и ребенка в том числе. Мы очень серьезно настроены, далеко смотрим. Я пока никому не говорила свою цель, но могу, если хочешь, тебе сказать. Я даже в блоге об этом не заявляла. Это вообще секрет. Не знаю, говорить или нет. Так или иначе, мы ставим себе цель быть… Или не говорить?

Мария:  Все уже заинтригованы :)

Галия:  Здесь в чем вопрос? Сейчас не все цели хочется афишировать. Мне уже не нужна мотивация, что я об этом объявила, мне нужно обязательно выполнить. Уже мотивация немножко другая. Так или иначе, мы смотрим в сторону мирового образования, мирового онлайн образования. Соответственно, мы будем выходить на мировой онлайн рынок, и мы не будем говорить только для женщин, но мы будем расширяться. Я вот так скажу. Намек такой. Я не буду говорить конкретную цель, она амбициозная, серьезная, мы будем к ней потихонечку идти. Не знаю, в какой срок мы ее выполним. Сначала мы ставили ее 10 лет, и это казалось: «Вау! Как много!». Потом мы подумали: «Да зачем 10? Давай 4!». Но не хочется превращать это в какое-то шоу, а все равно хочется идти гармонично по этому пути, и надеюсь, что все удастся.

Мария:  Вот вопрос: у вас в команде работают только девушки? Кураторы только девушки? Вообще, как у вас структурируется эта история?

Галия:  Кураторы только девушки, потому что они должны передавать свой опыт предпринимательской деятельности, жизни, а в команде, конечно, есть мужчины, но их сильно меньше. Не потому, что мы специально берем девушек, но так происходит почему-то. При этом это одна из самых крутых команд вообще в моей жизни, в моих бизнесах. Не знаю, как так получается, но это не такой типовой женский коллектив, как можно себе представить. Не знаю, все разное представляют, но тем не менее. У нас удается очень четко, структурно, слаженно работать, при этом никто ни на кого не обижается. В общем, все такое удивительное для девушек, ничего такого нет: слез нет, эмоций нет. Все работают, идут к цели, все хотят достигать.

Мария:  И при этом дистанционно?

Галия:  Да, при этом удаленно. Это Украина, это Россия, кто-то в Тайланде живет и работает – в основном, такие: back-end офис, программисты и так далее. Команда, наверно, на 80% женская, но все, что связано с разработкой, с портальной разработкой, с платформой, в основном, это мальчики делают.

Мария:  Я имела в виду концептуально. Понятно, что мужчины присутствуют, но концептуально костяк основной – это, получается, девушки.

Галия:  Да, наверно, так.

Мария:  Хорошо. В завершении подкаста я, во-первых, благодарю тебя. У тебя прямо график такой… Я вижу, что мы очень удачно вклинились, поймали тебя в Москве. У нас есть такая традиция в подкасте: очень часто гости делятся какими-то полезностями и так далее. Иногда даже мы объявляем конкурс на YouTube по поводу «поделиться впечатлениями, написать в комментариях», разыгрываем что-то. Есть что-то, чем бы тебе хотелось поделиться?

Галия:  На самом деле, есть у нас самая ключевая, основная моя программа, авторский курс «Путь мечты» – это полугодовая программа по прокачке своей жизни и бизнеса в равных пропорциях. Не только бизнес и чуть-чуть чего-нибудь еще, а бизнес и жизнь, где мы говорим о психологии, о страхах, о сомнениях, о спорте, где мы говорим о бизнесе «от А до Я» – очень серьезная, фундаментальная программа, и длится она полгода. Давай разыграем именно этот курс, правда, только среди девочек, но если вдруг мужчина выиграет, он сможет подарить своей половинке, жене или кому-то еще. Так или иначе, только для девочек такой розыгрыш можем провести.

Мария:  Супер! Тогда, друзья, поделитесь с нами впечатлениями о подкасте – что вы вынесли, что было для вас особенно полезно, что запомнилось, и через неделю после публикации этого ролика на YouTube по комментариям мы сделаем рандомайзинг, и девушка может выиграть как раз полугодовое участие в этой программе.

Галия:  А, может быть, мы не рандомно сделаем?

Мария:  А как?

Галия:  Мы можем построить достаточно структурно: сделать три вывода и три эмоции, чтобы девочки написали, и что-то в свободной форме, что хотели бы сказать, и все. На основе таких сообщений, мы их все обязательно просмотрим, я и кураторы мои, если вас будет очень много, и выберем того самого человека, ту самую девушку-победительницу.

Мария:  Благодарю тебя. Мне кажется, это прекрасный, ценный подарок, который реально может изменить жизнь этой девушки.

Галия:  Будем надеяться.

Мария:  Тогда что бы ты хотела пожелать слушателям, вне зависимости от того, мальчики или девочки, предприниматели, люди, которые хотят строить личный бренд?

Галия:  Девочки и мальчики, один из моих жизненных принципов – это бороться со своими страхами каждый день. Поэтому я желаю вам преодолевать свои страхи, бороться со своими страхами каждый день и самое главное – действовать. Тогда все обязательно получится.

Мария:  Счастливо! Ждем ваши комментарии, лайки на YouTube-канале. До встречи через неделю.


Плюсануть
Поделиться
Отправить
Класснуть

Мы в соцсетях


Политика конфиденциальности Пользовательское соглашение Договор-оферта support@azarenokpro.com