На главную

Выпуск #22. Павел Кочкин

Как найти дело жизни и стать в нем брендом!

Павел Кочкин - бизнес-тренер, предприниматель, эксперт по теме предназначения


Смотреть видео-подкаст  

Павел Кочкин
2 июля 2017
Слушать в iTunes Слушать в SoundCloud Смотреть на YouTube

Из этого подкаста вы узнаете:

  • Как понять, тем ли ты занимаешься, и при чем чем тут 2 ящика сокровищ и ожерелье
  • Кто такой ЛОСЬ, и надо ли всегда бороться с ЛОСЕМ в себе
  • Где искать мотивацию, когда закрыты все базовые потребности и у тебя «вроде всё нормально»
  • Как воспоминание о самых ярких моментах в жизни вывело Павла на карьеру бизнес-тренера
  • Про сотрудничество с «Бизнес-молодость»: почему стало тесно в тренерстве формата «бизнес-обучение» и как пришла ясность, что предназначение в предназначении
  • Как стать настоящим брендом и лидером в своей отрасли
  • С какими людьми невозможно конкурировать, или к чему может привести бескорыстная помощь конкурентам по нише
  • О чем нам тонко намекает лень, и зачем надо лениться через наслаждение
  • И главное - формируйте свое окружение и распространяйте себя в том направлении, о котором вы мечтаете)))

И если подкаст для вас актуален, то не забудьте поставить рейтинг и написать нам комментарий!

Сделать это очень просто:

  1. Проходите по ссылке https://itunes.apple.com/ru/podcast/bud-brendom/id1188861100?mt=2
  2. Нажимаете на голубую кнопку под аватаром подкаста "VIEW IN ITUNES"
  3. Если у вас на компьютере установлен iTunes, то он автоматически откроет вам нужное окно
  4. В программе iTunes на странице подкаста надо нажать "ОЦЕНКИ И ОТЗЫВЫ"
  5. Откроется раздел отзывов, где надо нажать кнопку "НАПИСАТЬ ОТЗЫВ"
  6. В открывшемся окне необходимо поставить оценку в звездах, написать заголовок и текст отзыва

Ваша оценка и пара слов помогут большему количеству предпринимателей узнать о нас и получить пользу для активации и роста персонального бренда каждого практикующего и начинающего профессионала.

Текстовая версия подкаста:

Мария:  Всем привет! Меня зовут Мария Азаренок, и в эфире авторский подкаст "Будь брендом". Сегодня у меня в гостях Павел Кочкин - бизнес-тренер, предприниматель, эксперт по теме предназначения. По образовательным программам Павла много десятков тысяч человек нашли дело своей жизни. Павел, привет!

Павел:  Привет, Мария!


ПРО ДВА ЯЩИКА СОКРОВИЩ, ИЛИ КАК НАЙТИ ОТВЕТ НА ВОПРОС: «А НА СВОЕМ ЛИ Я МЕСТЕ?»

Мария:  Я сразу с места в карьер. Я занимаюсь темой личного брендинга, и ко мне в 99% случаев на обучение приходят люди, которые уже понимают, в какой нише что они хотят создать, но иногда, когда мы начинаем работать над темой "Фундамент бренда", смыслы, видение, амбиции, возникает момент у некоторых людей, когда они вдруг почему-то начинают сомневаться, а то ли они делают. И возникает такой резонный вопрос: Как на самом деле понять? Я делаю это и мне, в принципе, нравится, но, может быть, это не то самое, что должно быть, когда какие-то вау-эффекты? По каким критериям это можно понять?

Павел:  Хороший вопрос. Есть два типа сигналов: поверхностные сигналы о том, что ты занимаешься не тем, чем надо, и глубинные сигналы - вот это важно не перепутать. Поверхностный сигнал выглядит так: "Может быть, просто устал? Может быть, надо просто отдохнуть?" Никто из нас не может быть продуктивным все время. В каждый момент времени у нас есть некий резерв на ту деятельность, которую мы можем сейчас делать. И сегодня у меня это третья запись, третья видеосъемка, и к третьей видеосъемке я в какой-то момент понимаю, что на четвертую вряд ли согласен, но не потому что я не люблю это делать - мне надо просто передохнуть, горло восстановить и все, что с этим связано. Но пройдет два дня, я уеду на речку в город Алексин Тульской области, погуляю с собакой, пожарю рыбу, поиграю с детьми, и у меня начинает в голову прорываться мысль: "Так, так, так... Еще можно вот это, вот это, вот это", и я возвращаюсь. Почему? Потому что глубинные мотивы сильны. Первый тип сигналов выглядит так: проснуться не можешь, руки опускаются, устал, не хочется ничего делать. И в такие моменты нужно сначала сделать то, что я обычно описываю, как два ящика с сокровищами. Первый ящик с сокровищами как инъекция такая: кофе, свежий воздух, умыться, отдохнуть...

Мария:  Отжаться.

Павел: Отжаться, подвигаться, воды попить... Надо этим не пренебрегать. Это критерий, который влияет на работоспособность. Если это такого типа усталость и ощущение, что я что-то приуныл, то мы за день-два-три, максимум за неделю полностью вернем себе работоспособность и увлеченность любимым делом.

Мария:  То есть надо в этот ящик сложить то, что ты знаешь, что на тебя подействует?

Павел:  Точно! Инструментарий. Мы обычно называем это ожерелье, некие жемчужины. На кнопку нажимаешь, такая энергетическая бухгалтерия: «Пум» - и вернулся в работу. Надо знать, как выглядят инструменты, которые тебя быстро будоражат. Кого-то кофе, кого-то йогурт. Покушать иногда нормально – уже освежает.

Мария:  Да, это правда

Павел:  Воды попить и так далее. Мне нравится иногда спрашивать своих друзей, кто как восстанавливается быстро. Мне один из моих друзей как-то сказал: «У меня есть такое любимое дело, как floating – лечь, полежать в этой соленой воде, полностью расслабиться, отключаешься и улетаешь куда-то – депривация полная чувств. Другой сказал: «Баня для меня отдых» и так далее. У всех своё: кому-то в парке с собакой погулять, кому-то в кино время от времени сходить. Кстати, во всех этих позициях можно также и слить энергию, то есть можно так сходить в кино, что потом придется в душ идти, смывать с себя все то, что там было. Поэтому важно хорошо понимать, что одна музыка меня заряжает, а другая сливает. С этим человеком поговорил и зарядился, а с этим прямо потом восстанавливаться надо. Поэтому нужно хорошо понимать, как выглядит твой набор для быстрого восстановления, чтобы ты пришел в нормальное работоспособное состояние. Второй ящик, второй клад, который мы будем раскапывать, – это уже глубинные ответы на вопросы: «А тем ли ты занят?». Его можно назвать «Смыслы и мотивы». Вот тут все то, что в долгую играет. Как это выглядит? Уехал ты в Тайланд отдыхать, и ради чего стоит вернуться? Ты уже отдохнувший. Можно второй месяц, третий… У нас прямо в практике есть упражнение «Миллионер». Всё, не надо нам возвращаться. И что? Останется на Гоа и будем там жить? Или ради чего-то все-таки вернемся? Вот этот смысл «Ради чего?» - это еще один ящик, который отвечает на вопрос: «Мое или не мое?». У меня, например, недавно была история: мы с семьей уехали в Болгарию к одной нашей подружке в гости. У нее такой красивый дом на берегу, нам там выделили квартиру, мы там живем со всей семьей, мы садимся у них на балконе, вид на море… Отпуск. Я сижу и мне девчонка Лена показывает своего парня Андрея и говорит: «Паш, посмотри на него. Ему нефиг делать, он какой-то ерундой занят. Спроси у него, чем он занимается и что он на самом деле любит?». И дальше у меня начинают глаза гореть, и я в отпуске, на балконе, в Болгарии, где дети играют в песок на берегу, я начинаю Андрея расспрашивать: «Так, ладно… А от чего в детстве кайфовал? А что там?» и так далее. И это как раз глубинные смыслы и мотивы, которые позволяют в долгую быть эффективным.

Мария: Получается, при стимуле каком-то ты сразу же зажегся своей темой?

Павел:  Конечно. Пытаюсь отдохнуть чуть-чуть, и сразу меня опять оживляют, потому что настолько там почва в этом направлении работает, что малейшая зацепочка туда, и сразу я начинаю этим заниматься. Знаешь, как некоторые дизайнеры… Никто не спрашивал, но он смотрит и говорит: «Тут некрасиво, тут надо подправить и так далее. Я так устроен». Другой человек, например, во всем ищет экономическую выгоду. Он говорит: «Тут у вас неэффективно, здесь неэффективно». А кто-то любит играть на гитаре. Ты к нему приходишь на дачу, он тебе играет. Тебе уже надоело это еще раз, ты ему говоришь: «Можешь чуть-чуть помолчать?», а он тебе говорит: «Можно я сейчас еще одну песню спою?» - и не остановить. То есть есть такие вещи, которые в долгую работают.

Мария:  Получается, если человек начинает задумываться, может, это то или не то, в первую очередь надо первое ожерелье достать и отдохнуть?

Павел:  Правильно.

Мария:  Если после того, как отдохнул, все-таки не тянет этим заняться, вот тогда уже нужно начинать копаться?

Павел: Абсолютно верно. Тогда надо искать смыслы: «Тем ли ты занят? Ради чего?». Причем там есть такая проблема, что предыдущие мотивы потихонечку заполняются, и к следующим не так просто перейти. Приведу простой пример: когда-то мотивировала история «нет еды, нет воды, нет друзей негде спать». Тогда, я уверен, у человека не было проблем со своей мотивацией, он шел на любую работу и там был очень сильно замотивирован, потому что если сегодня денег не будет, нечего будет есть. Мой дед когда-то приехал из армии и переселился к своему дяде в его комнату, которая у него с ним была. Он прекрасно понимал, что он не может с ним жить, ему нужно как-то свое жилье организовать. Он искал такую работу, где ему дадут общежитие, кровать – такая задача была. Теперь он уже крутой, теперь у него есть кровать своя в общаге, теперь он может уже себе позволить обедать в заводской столовой, теперь есть еда и кровать.

Мария:  Что дальше?

Павел:  Да, и что дальше? И следующий мотив: как бы кровать сделать получше, как бы комнату сделать свою, как бы сделать так, чтобы еда была не замерзший винегрет (он рассказывал, чем бабушку кормил: «самый дешевый салат был – это винегрет в виде замороженной свеклы, вот мы ее ели»). Теперь он говорит: «Мы поднимаем уровень жизни до следующего». А теперь представим, что у него есть квартира, дача, машина. А теперь над чем работать? Возникает следующий мотив. И самая сложная ситуация, когда смыслы базовые подзакрыты. В это попадает все современное европейское общество, люди в больших городах, когда еда, квартира и даже машина, в принципе, есть. Заставлять себя купить машину получше или расширить вот этот мой кабинет? Сколько в нем квадратных метров? Допустим, 3х3 и 4х4… 12 метров. Нужен ли мне кабинет 25 метров?

Мария:  Вопрос…

Павел:  Вопрос. Буду ли я сегодня целый день прямо кровь из носа работать, чтобы у меня 25 метров вместо 15 было? Поменяю я сейчас свой Porshe на поновее? Ну, неплохо, конечно, но чтобы я прямо жарил по полной программе ради этого? Вряд ли.

«ПРОИСХОДЯЩЕЕ ЦЕННО ТОЛЬКО ТОГДА, КОГДА ОНО МЕНЯ МЕНЯЕТ»

Мария:  Слушай, сразу вопрос встречный. Это не то ли, что с тобой происходило, когда тебе 27 лет было?

Павел:  Именно так, да.

Мария:  Я просто помню, что в твоей истории в 27 лет ты как раз уже закрыл все финансовые вопросы, владел бизнесами…

Павел:  Да, это как раз тот самый момент. Деньги есть, могу поехать отдыхать, да.

Мария:  Скажи, а ты ехал в эти свои путешествия именно по этой причине? За поиском смыслов?

Павел:  Да.

Мария:  То есть ты много работал, работал, а потом сел такой…

Павел:  Ну, не так. Там возможность появилась. Как это выглядит: пока нечего есть, не думаешь о зрелищах. Сначала должна быть еда. Хлеба – зрелищ. Безопасность. Если она закрыта, начинаешь думать, что можно в кино сходить. Не хочется идти в кино, пока зуб болит или есть нечего. Мы проверяли, не хочется, не драйвит. Даже если хочется, это всё фантазия какая-то. А вот когда уже есть еда, возникает: «О! Могу уже позволить себе в кино сходить». В моем случае как было: заработал денег каких-то, причем у меня еще потребности очень примитивные, то есть я не олигарх вообще, у меня нет вертолета под окном. Мне хватает некоего базового достатка: дети, семья, квартира, машина – все. У меня нет почему-то какой-то яркой потребности замок построить.

Мария:  Я просто знаю, что ты увлекался системами именно с пассивным доходом. Это же тоже определенная философия. Не все предприниматели вообще в эту сторону смотрят.

Павел: Совершенно верно. У меня просто в детстве была такая очень интересная настройка, она была посвящена развитию, то есть я обнаружил, что мне происходящее ценно только тогда, когда оно меня меняет. И если я видел деятельность, которая одинакова, я очень быстро в депрессию приходил. Любого уровня доход, любого. У меня было несколько испытаний за жизнь, когда мне довольно-таки сильные мужчины предлагают поработать вместе с ними. Я сейчас без имен, но один из таких достаточно сильных людей мне сказал: «Слушай, Паша, выдумай, пожалуйста, себе зарплату. Я очень хочу, чтобы ты на меня работал». Я ему сказал: «Мне нечем заняться, спасибо большое, но я реально не ищу работу. Я сам себе хозяин, путешествую, когда захочу». Он мне говорит: «А ты подумай, не торопись сейчас. Может быть, есть какая-то зарплата, за которую ты готов на меня работать?». Я знал, что человек абсолютно обеспеченный, за гранью моих фантазий. Я в какой-то момент помечтал и назвал ему свою фантазию: «Ну, если зарплата будет вот такая, наверно, я готов попробовать». Он мне сказал: «Ты там не обалдел с такими запросами?». Я говорю: «А я не для того, чтобы мне ее заплатили. Я фантазирую, как вы и сказали. У меня нет задачи устраиваться на работу». Он, знаешь, что сделал? Он поделил эту цифру пополам и предложил мне оффер: «Приходи ко мне на работу». Но даже половина моей фантазии была такой цифрой, которую я переваривал, когда этот оффер превратился в реальный. Я подумал и пошел к нему на работу.

Мария:  Ты пошел?

Павел:  Я пошел к нему на работу. Он давал мне всякие свои непрофильные задачи. Он был юристом, адвокатом, и он в правительстве решал очень крупные задачи. Мне он передал все свои дела, которые были не связаны с его непосредственной, прямой деятельностью. Зданиями разными, его непрофильными активами я начал заниматься. Мы сделали ресторан, мы переоформили несколько зданий, переделали некоторые бизнес-модели, и его офис я переделал на гораздо более продуктивные структуры – я прямо начал на него работать. И я смотрю, что да, я справляюсь с задачами, мне приятно работать с этим сильным человеком, но у меня зарплата изначально такая, которую бессмысленно просить повышать вообще. Это будет глупо, потому что это и была, собственно, верхняя планка, в принципе, даже для него, она была очень весомой. И я понимал, что всё. И дальше я проектировал будущее и обнаружил: «А что, все, что ли? Вот это и есть финал?». На зарплатах не бывает больше зарплат, это уже и так какая-то абстрактная цифра. И у меня свободный график, мы с ним так договорились, я на результат работаю, он мне за регулярность платит. Он очень доволен, и все нормально у всех, кроме моей внутренней такой потребности в изменениях. Я когда-то обнаружил в себе настолько сильную потребность, что все внутри меня должно меняться, что это породило во мне такой внутренний вопрос: «Как же в этом случае выглядит будущее, от которого я не готов отказываться?». И оказалось, что вся история с финансовыми подушками и так далее, она должна быть абсолютно пассивной. Что это означает? Я в каждый момент завтра совершенно не понимаю, чем я готов буду заниматься. Абсолютно. И, скорее всего, не тем, чем сегодня. А это что означает? Что я не могу строить какие-то вещи, которые позволяют мне опереться, как на зарплату, как на какой-то фундамент. Я тогда что сделал? Я разделил свою жизнь на две составляющие. Одна самая низко рисковая – тот самый пассивный доход, про который ты говоришь – это такая подушка некая минимальная, я это называю «консервативные инвестиции». Это то количество денег, которое мне приносит очень небольшую подушку для проживания. Например, квартира, сданная в аренду. Это с точки зрения бизнеса очень невыгодное вложение, очень маленький процент, но у меня есть несколько квартир, которые сдаются в аренду, у меня есть несколько направлений, которые держат меня на плаву и обеспечивают мне ту самую пенсию.

Мария: Это вот такая минимальная котлета?

Павел:  Правильно. Минимальная котлета и такое, знаешь… «Выдыхай, бобер. С голоду не умрёшь». Вот этот пассивный доход – это первое, чем я занимался, именно им. Для чего? Чтобы все, что над ним, я мог позволить себе в любой момент, изменение любого направления, потому что потребность в изменениях является во мне самой верхней.

Мария: Хорошо, но у тебя на сайте написано, что у каждого человека есть то, что он делает лучше всех на свете. Это дело, для которого он создан, ключевая компетенция, предназначение. Получается, в такой парадигме, и мне очень близко то, что ты говоришь, ты не привязываешься ни к какому делу?

Павел:  Правильно.

Мария:  То есть нет такого понятия, как «дело жизни». Есть поток, творчество и поиск, эволюция и вдохновение, так?

Павел:  То, о чем мы сейчас с тобой говорили, касается предыдущего уровня закрытия потребностей. Соответственно, действительно мы на начальном этапе закрываем базовые потребности. И как только они были мною закрыты, с этого момента и только с этого момента меня начал интересовать вопрос: «Интересно, а ради чего я готов вернуться из Тайланда?». То есть в моём случае последовательность была последовательной.

Мария:  Правильной?

Павел: Не то чтобы правильной. Мы не можем сказать, правильная она или нет. Может быть, маленький ребенок с детства осознает свои таланты и найдет свое предназначение. Может быть, родители окажутся настолько профессиональными педагогами, что позволят ему раскрыть свой талант. В моем случае я своим трудом, кровью и потом закрывал подряд свои потребности. Сначала еды-воды, отделения от родителей, потом каких-то удовольствий-радостей, потом своего социального статуса, и уже потом задал себе вопрос: «Так, еще одну машину, еще одну квартиру?». В моем случае были последовательно закрыты. Те, кто к нам приходят учиться, они не всегда именно таким путем идут. Они хотят избежать этой истории, что я буду через силу закрывать потребности, включая свои пенсионные сбережения, а потом себя реализовывать. Многие мечтают о том, чтобы сразу идти, потому что больше шансов реализовать и закрыть эти базовые потребности через свое любимое дело. И тогда план в ширь другой, не такой как у меня, он другой тогда. Он тогда выглядит так: «А можно ли сразу поверить в то, что то, чем я действительно с любовью могу заниматься, именно это и обеспечит мне доход, закроет тот самый пассивный потенциал и так далее?».

Мария:  А можно ли?

Павел:  Да, конечно, можно.

«ЛОСЬ» ПО ЖИЗНИ, И СТОИТ ЛИ С ЭТИМ БОРОТЬСЯ?

Мария:  То есть мы говорим о том, что люди реально выходят с пониманием, что я нашел то самое дело, которое меня драйвит и вообще?

Павел:  От меня не выходят.

Мария:  А откуда выходят?

Павел: После собственных экспериментов. Там у нас четыре стадии, которые человек проходит. Я могу обеспечить четыре, но не пять. Как это происходит? Сначала первое, что мы должны сделать, – помочь человеку начать шевелиться. 99%, в принципе, не хотят. Вообще никак. Это прямо персонаж, герой нашего времени, у нас он называется Лось. Почему? Потому что случиЛось. Это некая концепция – «со мной события происходят». Дождь за окном – я вляпался в эту ситуацию. Меня события топят, душат.

Мария:  То есть такая реактивная позиция?

Павел:  Правильно. Вместо проактивной реактивная. Знаешь, Антон Бритва такой пример приводил, в его терминологии он говорил так: «На поверхности только говно плавает, а за жемчугом нырять надо». И пловочек вот этот, куда занесет – это пассивная позиция, абсолютно пассивная. В той самой экзистенциальной психологии, о которой мы с тобой сегодня уже упоминали, есть понятие или определение личности. Так вот личность предполагает наличие, то есть «я есть». Это означает, что есть некое вкрапление меня, а альтернатива личности, тот самый Лось – это безличностные глаголы: смеркалось, случилось, деньги внезапно кончились. Не потому что я их не положил, а они сами. И вот это, что со мной случилось, что я живу в этой стране, и все машины остановились, поэтому я стою в пробке. Не потому что я идиот, не могу как-то там свернуть или поехать на метро – нет. Все остановилось, поэтому я опоздал. Я не виноват. У Лосей есть алиби – очень мощный инструмент, а у личности есть присутствие. И первая стадия, которую человек проходит, это вообще определиться: «Я готов вообще участвовать?».

Мария:  То есть я остаюсь Лосем или Лосем не буду?

Павел:  Да. Кстати, Лось – очень комфортная позиция, она с детства очень поощрялась, и очень много институтов разных работает на поощрение Лося. Например, телевизор. Если хочется оправданий, почему у меня все плохо, включаем телек, и там исчерпывающий набор: кризис в стране, тяжелые кости, генетика и так далее – только бы собой не заниматься, потому что это дискомфорт, это стресс. Развить это рисковое поведение, в котором надо себя как-то проявлять, не очень приятно. Есть экономичный режим: надо подождать, покой, успокоение, еще немножко, Малахов, Малахова, дача, борщ, огород, смерть. То есть, есть некий вывод: «Надо просто подождать». Наши ожидания – это вообще хорошая такая стратегия. Вот это первая стадия – определиться, я вообще жду или я личность, я есть, я представлен. В экзистенциальной позитивной психологии определение звучит так: личность – это способность сопротивляться внешним сигналам. То есть мне предлагают разные сценарии, а я выбираю сам.

Мария:  А бывают такие люди, которые сознательно на этом этапе говорят: «Я Лось»?

Павел: Да.

Мария:  То есть когда они попадают в среду, где ты им говоришь, что есть Лось, а есть не Лось, и они такие: «Что-то я подумал… Я Лось».

Павел: Да.

Мария:  Да?!

Павел: Да, да. Это вообще очень круто! Я бы даже сказал более того. Например, каждый раз, когда ты идешь отдыхать, или когда ты признаешься в том, что я туплю, играю в компьютерные игры и смотрю ролики на YouTube или курю, признать, что я курю, и курить с удовольствием. Грубо говоря, тупить так тупить, летать так летать, стрелять так стрелять. Если ты решила, что я сегодня ничего не делаю, в иудаизме это называется шабат. Шабат, извини меня, нельзя на кнопку нажимать в лифте. В шабат ты делаешь так – и насладись своим ожиданием, своим Лосем, собой, событиями, позволь событиям происходить, убери наконец-то свое волевое усилие, насладись, побудь в этом состоянии. Невозможно все время агрессивно атаковать. Невозможно. Мышцы растут во время отдыха, поэтому к пассивному сценарию это как инь и янь. Знаешь, есть девочки, которые просто лежат, а все события происходят. Да. Вообще женщинам очень свойственна эта стратегия: «Я жду. Я такая красивая. События случаются сами». Да. А что такого? Как остров в океане он ждет, пока какой-то пиратский корабль награбил, пришел, разместил, сокровища раскопал – в ожидании. Конечно, это нормальная пассивная стратегия. Вопрос только, она подходит или нет? Если в этот момент депрессия, если я себя ненавижу, если я не реализую свой потенциал, если у меня на самом деле это состояние вызывает жуткое желание застрелиться или повеситься, а существует ли смысл в том, что я делаю, – вот тогда только это боль, и тогда над ней имеет смысл работать. Причем, если она недостаточно сильная, человек не приходит ко мне, человек не начинает заниматься поиском дела жизни, он терпит, пока эта боль не станет достаточно сильной. И у многих эта боль не наступает никогда. Мы с тобой можем спуститься в метро, и там огромное количество людей предпочитают испытывать другую боль. Они испытывают боль типа в желудке еды нет, что я уже такая жирная, что одышка. Я лучше это потерплю, чем пойду в спортзал. Это распространенное поведение. Если ты скажешь ей, чтобы она осознанно выбрала Лося, мало таких людей. Но, на самом деле, у каждого из нас вот эти периоды такого пассивного тотального дауншифтинга бывают, и те, кто делают это осознанно, большие молодцы.

Мария:  Да, и те, кто делают это с удовольствием, они к этому приспособлены.

Павел:  Именно так. В Каббале описано, что желание убивает наслаждение. Что это означает? Если я чего-то хочу, если это получить, то так можно убить все. Например, если я очень хочу пить, дали мне стакан воды – насладился. Дали мне второй. А если мне дать ведро? Мое наслаждение будет полностью уничтожено и желание полностью закрыто, этот сосуд полностью наполнен. Так мое желание побыть Лосем, потупить, ничего не делать, отдохнуть вообще от всего, если это себе позволить сделать, очень быстро мы придем к тому, что этого желания больше нет. Поэтому те, кто умеют грамотно отдаться вот этому «Я подожду. Все»… Там главное не залипнуть, чтобы это в бессознанку не ушло, а так, конечно, есть резон именно в этом.

«МОЖЕТ БЫТЬ, Я БАЛЕРИНА?», ИЛИ О ТОМ, КАК ПРАВИЛЬНО ФОРМИРОВАТЬ ГИПОТЕЗЫ

Мария:  Хорошо, вторая стадия.

Павел:  Если я все-таки личность, если я развиваюсь, если я сам принимаю решение, что я сам проектирую дорогу своего корабля, мне интересно, у меня есть мечта, я куда-нибудь там прицелюсь, меня драйвит, мне прямо интересно это направление. Вторая стадия очень интересная. Первая стадия – он просто стоит, он на такси, очень понятно, он стоит и ждет такси. На первой стадии нам бы еще только техосмотр пройти: он вообще ездить-то умеет, или он просто ждет, пока развалится и исчезнет? Постоять тоже хорошо, но она вообще ездит? Первая стадия – это техосмотр, такое ТО, готовность к дискомфорту и так далее. На второй стадии мы завели и едем по Садовому кольцу, по кругу ездим, и вроде бы движуха. Такие люди говорят так: «Мне бы 25-й час. Я, как белка в колесе, весь. Что? На месте? Да я наоборот! Да я бегом бегу и вообще не могу на месте стоять. Только я не понимаю, куда. Куда это все? Куда вся беготня?».

Мария:  Да.

Павел: Он очень активен, энергии полно, агрессивен, я бы даже сказал.

Мария:  Да, я узнаю сейчас кое-кого

Павел: Да, ну, это понятная стадия у людей.

Мария:  Я тоже была в этой стадии.

Павел:  Да. Очень сильно агрессивные действия, их много, но 25-й час совершенно необходим, потому что не успеваем. Шашлычник такой, таксист очень гламурный, в Нью-Йорке очень занят делами, но как-то все на одном месте. Основная проблема на этой стадии – это гипотезы. Эта часть, этот второй модуль у нас посвящен гипотезам.

Мария:  Что было бы, если бы…

Павел:  Правильно. Мы начинаем фантазировать. У людей атрофирован орган, который способен формировать гипотезы из разряда: «Может, я видеоблогер? М-м-м». И он тут же накрывается страхами. В предыдущей стадии мы изучаем развивающийся дискомфорт. Почему бесполезно давать вторую стадию без первой? Как только мы запускаем в мир гипотезу какую-то: - Может быть, я писатель? Может быть, я буду ремонтировать машины, про это снимать видео и делать журнал «За рулем»? Может быть, я балерина? – Да какая там балерина? Мне уже сколько лет! Сразу же после гипотезы следует объяснение, почему гипотеза невозможна. Мы называем это «красным маркером», то есть это предыдущая стадия – все время подчеркивание негатива и прогнозирование негативного результата. Бесполезно человеку искать гипотезы, если у него нет трех ключевых инструментов: развивающийся дискомфорт, то есть нужно быть готовым идти прямо в дискомфорт в отсутствие всяких гарантий; «зеленый маркер» – искать позитивные решения, а не негативные, и ответственность на себя, то есть вместо перекладывания на окружающих ответственность на себя. Пока этого нет – бесполезно давать гипотезы. Потому что иначе просто там, как вода в песок. Сразу же накрываются страхами, невозможностями, «красными маркерами», оценкой того, что невозможно. На второй стадии мы формируем гипотезы. Вот это как раз то, о чем ты говорила, для твоих потенциальных подписчиков, когда они брендом занимаются, они не до конца понимают, что это такое – вот это очень интересная стадия. Откуда взять эти гипотезы? Что мое?

Мария:  Да.

Павел:  Вроде бы, надо пробовать. И так попробовал, и так, и так, и так. Но мы же не можем на 360° пробовать. Может быть, я крановщик, мне интересно? Может быть, мне попобовать себя на кране? Мне очень нравится, я когда гуляю, у нас очень много строек сейчас идет. Я смотрю на этот кран, такой огромный, здоровый, видно высоко. Я все время смотрю и думаю: «Может, крановщик?» Как залазит он туда, вид наверху, поднимает эти истории все. Или, может, я швея? Как вот этот шов интересно сделан? Ведь это же очень интересно! Как они его собирали? Это же явно сшито штукой. Почему не видно? Вот как определить? Может, я швея? Что мне пробовать?

Мария:  Фильтр какой-то нужен.

Павел:  Какой-то фильтр нужен. Как бы отобрать? Вот вторая стадия – это как раз тот самый фильтр, когда мы берем и ищем потенциально самые сильные гипотезы. Очень короткий ответ, как мы это делаем. Пять времен предназначения. Исследуем генетику – чьих будешь?», родословную, все дела, она влияет, Второе – исследуем опыт. Когда? Период до дня прошлого, до даты рождения, а вторая компонента – от дня рождения до сегодняшнего дня – опыт. В опыте ищем: когда глаза горели, что с удовольствием получалось, за какие предметы я всегда лучшие оценки получал при минимальных усилиях.

Мария:  Да, легче всего.

Павел:  Какие у меня были кайфушки, какие у меня грамоты есть и за что, с родителями поговорить, с окружением поговорить. Тут я описал набор практик, как опыт исследовать. Припомнить свои достижения, как я их получил и так далее. Следующая история – здесь и сейчас. Нужно научиться оценивать свои реакции в теле. Когда меня манит что-то, а когда я наоборот закрываюсь. При этом есть поверхностные сигналы, и они опасны. Например, когда мы в спортзале толкаем штангу и испытываем боль, где-то глубоко внутри я наоборот буду кричать: «Да! Да! Жми! Давай! Мое!». Нам нужны именно эти сигналы, глубинная радость, когда тело говорит: «Давай!». И надо научиться их ловить. Кайф! Или, может, в этот момент зуб болит, или, может, в этот момент ты в крови весь лежишь, но глубоко внутри есть четкий ответ: «Ну, круто!». И вот эти глубинные реакции в теле здесь и сейчас нужно научиться отслеживать, этому можно научиться. Потом видение текущего момента до даты смерти – прямо нарисовать картинки: такой вариант, такой, такой, такой. Прямо их нужно нарисовать. Они позволяют вниманию выдергивать из пространства потенциальные какие-то решения под мою картинку. Когда мы сейчас с тобой разговаривали на кухне, это звучало так: лупа направлена на конкретный цвет. Вот меня интересует красный цвет, тогда я его вижу, а то, что рядом где-то есть зеленый или синий, мне меньше интересно. Без видения пространству сложно нам помогать. Вот этот сегмент четвертый – это видение, должно быть хорошее видение. И пятый сегмент меньше всего обычно людей интересует, но некоторым он полезен. Стив Джобс на эту тему говорил: «Что останется после меня?».

Мария:  Наследие.

Павел:  Наследие. Я вот умру, и что? Мы все обслуживаем большую систему. Для чего был сделан этот агрегат? Для того чтобы… Он обслуживает что-то большее. А этот? Тоже обслуживает что-то большее. А я какую функцию выполняю? Каждая клетка в теле, каждое электронное создание было для чего-то задумано. Если оно не отрабатывает свою задумку, мы его выбрасываем. Если оно перестанет работать, мы перестанем заряжать его, перестанем протирать – просто выкинем его и все. Соответственно, нас выкинут, или я какую-то пользу несу, какую-то ценность? И ресурсы дают тому, кто ценен. Соответственно, дабы понять, я вообще какую пользу несу и какую ценность, на примере клеток в теле становится все очень просто и понятно. Например, клетка кожи. Почему ей надо давать ресурсы, много денег, питательные вещества, витаминами ее кормить, теплом и так далее? Потому что у нее есть конкретная функция, которую она отрабатывает для всего организма – защитная. У клеток глаза своя функция, они тоже получат все – и защиту, и питание, и так далее. У каждой клетки есть свой функционал, который она отрабатывает для организма. Но есть такие клетки, которые не нашли себя.

Мария:  И они могут…

Павел: Или распознали себя ошибочно.

Мария:  Да-да.

Павел:  Такие клетки в теле бывают. Как называются?

Мария:  Раковые.

Павел:  Раковые. Раковая клетка тоже потребляет ресурсы. Ей тоже платят зарплату, ей тоже дают тепло, уют, обеспечивают и так далее. Она даже может плодить себе подобных. И если она не распознала, кто она, что она, и что она из себя представляет, какую ценность она несет для организма, который ее содержит, то в организме есть специальные клетки, которые уничтожают эту клетку - иммунитет. Там есть такие ребята, которые выбрасывают это все. А если не удалось, тогда они начинают плодиться. Тогда очень скоро весь организм, в котором такие клетки существуют, у него просто перестает хватать ресурсов на тех, которые никак не отрабатывают свой функционал. И тогда, в принципе, теряем весь организм. Можно, конечно, жесткое операционное вмешательство, с большим количеством потери ресурсов, все-таки все перекроить и выкинуть, но это очень опасно. Поэтому чем раньше мы распознаем свое предназначение, чем раньше мы поймем свой функционал, особенно в современном мире, где коммуникации с огромной скоростью. Раньше можно было быть плохим кузнецом в деревне, но ты был один.

Мария:  Да.

Павел:  Все равно тебе дадут яички, сметанку и кров, потому что ну а где еще? А сейчас все очень быстро станет понятно – хороший таксист или плохой. Выходишь, если он тебе нагрубил, ты сейчас сразу оценочку раз, и ему больше не дают заказ. И нечего есть. Если ты занят нелюбимым делом, если ты сейчас делаешь плохие видеоролики на YouTube, тебя просто сразу переключат туда, где интересно. Поэтому если ты занят чем-то не от души или у тебя больше уходит энергии на это, нежели чем ты получаешь в этот момент, то тебя переиграют те, кто от этого кайфует, у кого глаза горят. Если раньше можно было делать что-то средненькое, то сейчас все забирают первые. А невозможно быть первым, если ты делаешь это не с любовью, не от души. Есть такое несправедливое распределение ресурсов на Олимпиаде: первое, второе, третье максимум забирают все вообще, а между четвертым и сорок четвертым никакой разницы нет. А кто больше работал? Тот, кто четвертое место занял или тот, который первое? Ну, примерно одинаково.

Мария:  Да, не факт, что они там…

Павел:  И один все забрал, а второй ничего вообще. Почему? Можно ли занять первое место, если ты не до конца веришь в то, что делаешь? Если ты не тотально вовлечен в процесс? Если ты там не нашел своих изюминок? Если не тотально соединен со своей природой? Ты будешь занимать четвертое-сорок четвертое и будешь жить в режиме социальной нормы такой. Он, конечно, не умрет, но он будет какой-то такой. Вот так мы, собственно, ищем гипотезы. Гипотезы – вторая стадия.

«Я ЗАКРЫЛ ВСЕ СВОИ БАЗОВЫЕ ПОТРЕБНОСТИ УЖЕ В 16 ЛЕТ»

Мария:  Вопрос у меня. Есть такая гипотеза, что есть эксперт, который знает хорошо свое дело, но ему уже там тесно, например, в нише. Давай разберем конкретно твой пример?

Павел:  Давай.

Мария:  Ты пошел искать смыслы, поехал к племенам Майя, хочется сказать.

Павел:  Да, и Майя тоже были в Мексике.

Мария: Далай Лама и так далее. Нашел смыслы, вернулся. Ты почему вернулся? Почему ты нашел ответ и вернулся?

Павел:  Ровно так же. Я раньше вернулся. Я вернулся в 16 лет. У меня был момент в жизни интересный, когда я закрыл те самые базовые потребности.

Мария:  Когда ты в Германии был?

Павел:  Да, я уже тогда вернулся, потому что понимал, что на пенсию мне уже, потому что базовые потребности, которые люди решают, у меня в 16 уже были закрыты. У меня такая исходная данная интересная. И это спасибо родителям. Знаешь, когда Оскара вручают: «Спасибо родителям».

Мария:  Давай объясним для подписчиков, что это было.

Павел:  Я учился в физтехской школе, физика-математика, параллельно ходил на психфак МГУ, потому что у меня не было девочек, я как-то это компенсировал этими вещами всеми на месте.

Мария:  Там было много девочек?

Павел:  Да, там были одни девочки. Если там и были мальчики, они были такие странные. Я учился, и в физтеховской еще школе, так как Физтех – это один из топовых мировых вузов в стиле физики-математики, мы побеждали на всех олимпиадах, которые были там по физике-математике. Приходили всем классом и занимали места с первого по сколько их там было, мы их там все и занимали, в разных ВУЗах – в МГУ, в МИФИ, в Высшей школе экономики, МЭИ. У меня есть калькулятор из МЭИ за третье место на олимпиаде, до сих пор можно пользоваться. И был момент, когда надо было в институт поступать, и так как мы были с физтеха, у нас с разных ВУЗов была масса приглашений. У меня был из МИФИ такой сертификат: «Приходите к нам в любое время, на любой факультет, и из других ВУЗов, из физфака был, он тоже приглашал. Я так смотрел на это и думал: «У меня решен вопрос с поступлением в ВУЗ». А в это время сотни мальчишек и девчонок, а также их родителей тратили весь год на подготовительные курсы, чтобы куда-то поступить и так далее. А я задавал себе такой вопрос: «А чем мне еще интересно заняться?». И я в это время начал заниматься вопросом: «А если я решу поработать, то кем?». Тогда не было Интернета, был FidoNet. У него такой модем, был сначала Zyxel и US Robotics, они так звонили по телефонной линии и так ш-ш-ш, потом он затихал, подсоединялся, и я мог передавать там данные – я увлекался тогда компьютерами. В общем, в FidoNet в одной из конференций я писал: «Молодой гений ищет работу». Или я писал так: «Пойду на любую работу к вам в подмастерья, если вы только умеете деньги зарабатывать, я готов вам даже пиво подносить, разрешите рядом постоять», и всем рассылал, что я все могу и так далее. И таким образом нашел себе работу в Германии. Удивительно, но меня пригласили на собеседование. Сокращая эту историю, взяли на работу, и сказали: «Приезжайте». Потом узнали, сколько мне лет, провели интервью, босс сказал: «Берем его, этого пацана». Я не сильно-то знаю английский язык, не сильно-то совпадало то, что я там наобещал, с тем, что знал, но мне сказали приезжать: «Вот вамвиза», учебная, правда. Вот вам зарплата. Приезжайте». Я пришел домой, сел на кресло, родителям сказал: «Садитесь, пожалуйста. Меня вызывают на работу в Германию». Мама и папа посмотрели так друг на друга, я сказал: «Мне нужно денег на билет – мне там отдадут». Мама и папа (у меня мама повар, папа шофер) половину наших семейных сбережений мне вручили и сказали: «На, возьми с собой. Если вдруг там тебя никто не встретит, чтобы ты мог там где-то переночевать и купить себе билет назад». Я взял, соответственно, деньги и уехал в Германию в возрасте, когда мне в институт поступать, летом. Это 16-17 лет, как раз конец школы, билет в институт у меня есть, я решил в МИФИ идти, у меня там уже был открыт билет на вход. Я уехал в Германию, и меня там встретил водитель Карло на большом 500-м Мерседесе, и мы поехали в Мюнхен. И я там так в штаны наложил от того, что наобещал, и что надо было выполнять, что за первые 4 дня, ночь не спав, попросив ноутбук домой, я сделал абсолютно все, что от меня требовалось за месяц. Я там в книжках утопал, я знал, что я изучаю 8 страниц технического текста в день. Я от момента, когда меня взяли на работу, до момента, пока я там выдохнул, я примерно за неделю изучил все языки, которые пообещал им сдавать, я для них делал спортивный тотализатор онлайн. Я все, что можно было там, таким волосы дыбом все сделал за первые несколько дней, и стал осматриваться вообще, куда я попал. И, оказывается, Германия, город Констанс – это курортный город на границе между Германией и Швейцарией. Из окна у меня видна Швейцария, через реку вот так, озеро красивое. На этом озере можно наслаждаться природой. На работу я езжу на велосипеде, потому что у меня дом, в котором я живу, а у меня персональная такая большая квартира, она почти на берегу, то есть выходишь, и очень близко к озеру. На работу я езжу на велосипеде, из окна наблюдается Швейцария, у меня персональный водитель, которого мы каждые выходные загружали тем, что мы ездили по Европе: «Сегодня мы в Париж едем, Карло. До Парижа 6 часов – садимся и едем. Сегодня в Фрайбург» и так далее. И в свои 16-17 лет у меня было то, к чему огромное количество людей на планете…

Мария:  Не приходят к этому никогда

Павел:  Не приходят никогда. Как сказал один из моих учителей: «Наша депрессия для огромного количества людей – это недостижимый уровень счастья». То состояние, в котором мы депрессуем, никто и не доберется до него, поэтому с уважением нужно к тому, что есть. И вот у меня на тот момент персональный водитель, 600-й Мерседес, Германия, работа не пыльная, уважение в коллективе. Мне говорят: «Оставайся, мальчик, с нами, будешь нашим королем». Та скорость, с которой я сделал то, что я им обещал, их, конечно, поразила. Мне сказали: «Чем ты теперь будешь заниматься? Подожди, твоя команда не успевает». Я сказал: «Тогда я еще буду изучать вот это, вот это. Сканер мне поставьте, вот это нужно сделать» – мне все дали. Я стал повышать квалификацию. В общем, перспективы эге-гей. Но что со мной произошло – я задал себе один большой вопрос, то есть опять я вляпался в ту же историю, которую мы с тобой сейчас обсуждали, с потолком: «Все, что ли?». Немцы выключают все после шести. В 18:00, вне зависимости от того, что у меня на компьютере происходит, он кнопку Powerful нажимает в 18:00, чтобы в 9:00 утра ее так же включать. И вне зависимости от того, что он там что-то не доделал, он ровно в это время уходит. У них есть паб с сосисками, где они пьют пиво. Ничего больше не работает, ни один магазин вообще. В променад, как шаром покати, вообще тишина. В пабах сидеть и пиво пить? Мне не нравится. Я ходил гулял по городу и думал: «Господи, что-то я в каком-то странном месте. Неужели об этом все мечтают?». Дорогие машины… Германия – не самая плохая страна, это уважаемое место такое на планете. Тогда не было албанцев там повсюду, все очень солидно. И я как-то так смотрел, смотрел и подумал: «Что-то я как-то неловко чувствую себя в этом во всем». И вот тогда было принято то самое решение, о котором ты спрашиваешь. В этот момент я сидел на столе в переговорной, я помню, мне были оплачены переговоры с Россией, звоню своим друзьям в Москву и спрашиваю: – Как дела? – В футбол идем играть. Я думаю: «У них футбол, у них там жизнь, а я тут…» И я понаслаждался этим периодом, когда закрыты все эти сказочные потребности: машина с водителем, дом на берегу озера, на работу на велосипеде и так далее. Я заработал на тот момент деньги больше, чем мои мама и папа примерно в 3 раза, то есть суммарно. Я привез эти деньги назад. Примерно месяц спустя я подошел к своим друзьям, которые там, ну, друзьями их едва ли можно назвать, и сказал: «Коллеги, возвращаюсь назад в Москву». Мне говорят: «Не имеешь права. У нас тут по контракту 2 месяца». Я говорю: «Слушайте, вы мне первую зарплату заплатили, мне сейчас хватит на билет, я у вас тут по учебной визе. Давайте без этой суеты. Я возвращаюсь домой. Я готов в онлайне все для вас делать, но из Москвы. Здесь я не готов». И с этого момента я на пенсии. Я прекрасно понимаю, что эта конечная точка из разряда материального благополучия – этого мало. Я вернулся назад и задал себе вопрос: «Хорошо, а если есть деньги, если есть машина с водителем, ты вообще чему будешь жизнь посвящать?». И тогда я стал искать ответ на тот самый вопрос: «А что я делаю с удовольствием?».

Мария:  Это было у тебя в 17 лет?

Павел:  Да.

КАК ПАВЕЛ СТАЛ БИЗНЕС-ТРЕНЕРОМ ИЛИ «Я ПОНЯЛ, ЧТО ПРИШЛО ВРЕМЯ ЧТО-ТО ОТДАВАТЬ»

Мария:  Хорошо. Давай тогда вернемся в 27 лет, когда ты начал входить в нишу бизнес-тренерства.

Павел:  Там еще и финансовый вопрос был закрыт на уровне пассивном, то есть могу заниматься, чем хочу. И уже путешествия там были, весь мир уже облазил.

Мария:  Посмотрел и приехал.

Павел: Да, приехал и такой: «Окей. Что делать?». Бизнес-школа. Я на тот момент учусь на Executive MBA в России, и одна из наших педагогов дает нам такую практику, которая сейчас стала одной из практик, которая у нас сейчас на тренинге. Она дает нам такое задание: «Пожалуйста, вспоминайте 10 самых ярких эмоциональных событий в вашей жизни». Я вспоминаю вот это, вот это, вот это. Дальше она говорит: «Погружайтесь в него. Прямо опишите этот момент, погружайтесь в него». Мы ходили по залу от самого раннего к тому, которое к ближайшему дню, по линии времени их разместили, и ходили к тому, которое к ближайшему дню. Мы ходили и проживали эти моменты – самые пиковые, яркие, эмоциональные события такие, наполненные жизнью. И когда мы дошли до десятого, музыка еще такая играла на фоне, она задала такой вопрос: «А как выглядит ваш следующий шаг? Какое следующее событие в жизни будет настолько же ярким и наполненным жизнью? Настолько же ярким, будет наполнено смыслом, эмоциями, и будет обладать огромным энергетическим потенциалом. Какое это будет следующее событие?» Я прямо стою и озадачился, и такой думаю: «Да что же это такое должно быть? В моем случае еще одна машина? Нет, там нет такого заряда. Квартира? Да тоже что-то нет». Я искал, искал, искал: «Куда-то съездить? Куда? Что еще меня так сильно зарядит? Второй раз в Перу?» Я стоял, стоял, стоял и, скорее, у меня даже опустились руки, нежели чем я приобрел в какой-то момент импульс, потому что ответ был примерно следующим: «Делиться пора. Пора отдавать что-то. А что отдавать?» Вот у меня вообще не было в голове ответа. «Да кому ты нужен вообще со своим отдаванием? Что ты собираешься отдавать?» Но я понимал, что вся на себя работа, но она что? Как мне себя замотивировать? У меня на еду, на путешествия, на кино давно хватает. Тогда я сейчас потеряю способность продуктивно работать, и все это развалится, а актив соответствует собственнику, то есть если я неэффективен, то и актив уходит. Я прямо испугался этого момента. Все эти 2 года я ходил молился. Как научиться себя приводить в высоко работоспособное состояние, в состояние благополучия?

Мария:  А почему 2 года-то?

Павел:  Потому что это было не так просто. Сейчас у нас есть курсы предназначения, когда можно до 2 месяцев сократить весь этот опыт. Но у меня не было Паши Кочкина, к которому можно было прийти и сказать: «Слушай, как себя мотивировать, когда у тебя все нормально?» И у нас реально бомжи как-то редко доходят до предназначения, прямо редко очень. Я иногда спрашиваю: «Может, кто-то бомж?» Нет, не могу найти. Обычно приходят какие-то состоятельные люди.

ПРО ЦЕЛЕВУЮ АУДИТОРИЮ ТЕМЫ ПРЕДНАЗНАЧЕНИЕ

Мария:  Да, кстати. Кто приходит? Кто эти состоятельные? Предприниматели…

Павел:  Мы называем это «люди, вставшие с колен». Они уже поработали в страховой компании страховым агентом или в банке, подписывая кредиты, или где-нибудь в какой-нибудь системе, продавая что-нибудь. И вдруг становится понятно, что белый пиджак, который я сейчас ношу, и красивый офис, это было здорово на картинках, когда я был ребенком и смотрел: «Когда-то я буду на работе в офисе красивом сидеть в Москва-Сити. А теперь меня там подташнивает что-то на эти столы офисные. Я прихожу, и этот open space шикарный с отдельной комнатой для бильярда вызывает у меня желание на этот бильярдный стол как-то… Я сдерживаю себя от этого как-то как-то, потому что это обеспечивает мою жизнь. Но, честно говоря, глядя по сторонам, у меня ощущение, что меня где-то явно обманули. И как жить-то вообще с этим всем?» И вот после этого опыта люди приходят к нам.

Мария: Ты сказал про Москва-Сити, в «Афимолле» в обеденное время высокая концентрация таких людей.

Павел:  Огромная.

Мария:  Знаешь, когда ты внимательно наблюдаешь, я когда там консультации провожу, там реально чувствуется прямо такая концентрация.

Павел:  Да-да. Они такие вроде успешные, и это выглядит все очень…

Мария:  Красивые такие…

Павел: Да, красивые такие, в пиджаках. Зарплата у них и бонус в конце года за успешный KPI, и они сидят такие… Особенно вот эти компании PricewaterhouseCoopers, Tong Yang и P&G, все, кто финансами занимаются, биржа – там, где вообще и смыслов никаких нет, там, где и маржинальностью не занимаются, там у них только Exel-таблицы – это очень утомляет. В какой-то момент человек делает так: «А-а-а!», и дальше идут 2 варианта – либо дауншифтинг жесткий…

Мария:  Серфинг?

Павел:  Серфинг, танцы какие-нибудь, еще что-то – вот прямо дауншифтинг жесткий, либо в какой-то момент он говорит себе: «Так дальше нельзя, так дальше нельзя. У меня должен быть смысл в том, что я делаю. Лучше меньше денег, но вспомнить, что глаза горели». Вот это, собственно, наши основные люди.

Мария:  Кстати, видимо, после того как они находят какое-то свое предназначение в каком-то небольшом, локальном, новом для себя бизнесе, это как раз таки часть моих клиентов, потому что они приходят с вопросом: «Как им в этом деле уже себя раскрыть как личность и так далее. Я просто тоже сталкиваюсь с этим, что большой процент людей уходит из такого созданного через достижения, карьеру в чем-то в какой-то локальный бизнес, особенно женщины. Что-то, что…

Павел:  Для души, где она есть, «я представлена», что радует… Конечно, да. Ее компания…

Мария:  Что-то, что она создает, ее творчество... Да, сейчас есть такой тренд. Но у тебя, получается, твой переход в бизнес-тренерство плюс-минус такой же, то есть ты решил отдавать, и начал искать что?

Павел:  Правильно. Возникла потребность отдать, и я подумал: «Интересно…».

ПРО ЭЗОТЕРИКУ И ОСОЗНАННЫЕ СНЫ

Мария:  Подожди, а это правда, что ты первое время пытался отдавать эзотерику?

Павел:  Да. Это на тот момент было то, что я лучше всего умел делать. Я подумал: «Ну, ладно. Может быть, мы вот эти волшебные дела сейчас расскажем? Научим медитировать правильно, будущее формировать, по воде ходить?» И я так подумал: «Ну…попробую. Интересно. Может быть, это?» Я годами проводил время в путешествиях в Индии, в Тибете и так далее, и я подумал: «Интересно, а это вообще кому-нибудь нужно?» И выяснилось, что есть две аудитории, которые потребляют этот тип энергии. Это прямо совсем бомжи, которым что воля, что неволя – все равно. Их можно увидеть: они ходят в таких шароварах, у них волосы в дредах, чтобы их не мыть, они какие-то такие в татушках, очень расслабленные, очень свободные, очень счастливые, глаза блестят такие голубые, и у них денег нет вообще.

Мария:  И они асоциальные.

Павел:  И они асоциальные такие. И я подумал: «Нет, с ними я что-то работать не хочу. Мне они как целевая аудитория не интересны». А вторая аудитория, как оказалось, которая те еще эзотерики, те еще практики, самые что ни на есть вообще, чувствуют энергию за километр – это, наоборот, очень премиальный сегмент. Это люди, которые в какой-то момент понимают, что, не занимаясь своим духовным ростом, не занимаясь своими тонкими материями, дальнейший рост невозможен. И они добрались уже давным-давно до какой-то социальной мощи реализации, но для них в дальнейшем приходится переходить в служение, приходится переходить в интуицию, им приходится включать харизму, им приходится работать над более тонкими материями, нежели чем грубые какие-то инструментальные техники. И, конечно, там все наши молитвы, религии, настройки и так далее, они, конечно, выходят на первый план. Но это такой сегмент, к которому я вообще не понимал, как достучаться. Я-то для них никто. Как мне им быть полезным? С чем вообще? Как мне продать им услугу стоимостью в миллион и дать какой-то верхний уровень этого всего? Я вообще не понимал. И на тот момент я сделал несколько робких попыток, и на телевизоре у меня есть несколько выступлений красивых про осознанные сны, астральные путешествия, про с телом вообще осознанность. Все это очень здорово было, я провел несколько тренингов, мастер-классов, начал изучать эту тему, но не нашел себя там, потому что эти две аудитории, а я ни в той, ни в другой… Тут не хотел – там не умел.

Мария:  Туда – не понятно, как, а с этими – не интересно.

Павел:  Да, именно так. Я не попал в аудиторию, кому бы это все отдать. Понял, что туда – не понятно, как, а с этими – не интересно. Все абсолютно верно. Я стал искать что-то другое, и вдруг в какой-то момент последовательно в этих поисках обнаружил бизнес-аудиторию, и оказалось, что я могу делиться своими предпринимательскими навыками. Не то чтобы я какой-то крутой предприниматель, но у меня достаточный опыт мелкого предпринимательства. И у меня к тому моменту было уже штук 7 моих каких-то компаний небольших, которые прошли разные этапы. Я доходил до доходов около миллиона рублей в месяц. Миллион рублей в месяц я могу научить зарабатывать. Дальше я уже не умею. Я не умею сделать олигарха из списка Forbes, нефтяная труба и так далее, это вообще не про меня. Формирование структуры – я не умею сформировать структуру в 10 000 человек или транснациональную компанию построить. Но сделать так, чтобы у тебя был ларек или сеть магазинов, которая продает, к примеру, обувь – это то, в чем я варюсь постоянно.

«БИЗНЕС-МОЛОДОСТЬ»: «ЧИСТИЛИЩЕ»-«БОГИ», КАК РАССКАЗАТЬ ПРО СТАНДАРТ ISO9001 В ДЕРЕВНЕ МАЛЫЕ ЕЛДЫШИ БАБКЕ И ПРО РОСТ В 10 РАЗ

Мария:  И вот это был как раз момент начала работы в Бизнес Молодости?

Павел:  Да-да. В тот момент у меня было как раз много учеников, и один из учеников мне сказал: «Паша, вон, смотри, ребята интересные. Вам, наверно, стоит пересечение поискать. Вон Петя и Миша. Вон они там, в той комнате». У них тогда было «Чистилище» и «Боги». В группе «Чистилище» было примерно человек 50, где были и те, которые на зарплате работают, и которым говорили: «Вам надо начинать заниматься своим делом». И задача «Чистилища» – она проводила человека из состояния на зарплате, когда он зарабатывает 50 000 рублей, зарабатывать самому 50 000 рублей – это этап прохождения «Чистилища», то есть когда доход от своей собственной деятельности сравнивался с зарплатой – и это было чистилище у них. Из «Чистилища» они избирали лучших в группу «Богов». Это, собственно, и были Петя, Миша и еще человек пять, может, десять. И они у себя в квартире на Полянке сидели и думали, как бы теперь заработать не 50 000 рублей, а 300 000. Это уже была следующая группа такая, и они там работали.

Мария:  То есть Бизнес Молодость вообще была тогда такая маленькая?

Павел:  Да, вот в таком объеме все было вот на этой стадии. Они жили в съемной квартире на Полянке, двое ребят из Чебоксар.

Мария: И ты стал их коучем?

Павел:  Я в какой-то момент пришел к ним, и мне так понравилась их эта группа в 50 человек! Они такие модные на сцене, я к ним схожу, ну, конечно, к Мише. Кто из них умный, толковый человек? Конечно, Миша. Я подхожу, вижу какую-то такую родную душу, он говорит нормальными экономическими терминами. Я подхожу и говорю: «Миша, у меня к тебе предложение. Я тоже ищу как бы себя полезного отдать. У меня есть что и твоим помочь, у меня и своя тема есть – поиск смысла жизни и так далее – давай объединяться. И Миша меня динамит, трубку не снимает, еще что-то такое… Я к этому так: «Это что вообще такое происходит?» И второй у меня заход. Тут вдруг тот парень, который меня с ними познакомил, говорит мне: «Тут Петя ведет тренинг тренеров. Пойдем к нему». Я думаю: «А почему нет?». Пришел на тренинг тренеров, сижу как послушный ученик, на первом ряду, я все задания выполняю, и передо мной Петя рассказывает, как правильно учить чему-то. Я все это выслушиваю, а потом мы выходим, я иду к своему Кайену и Петя идет к метро. И он как-то так обнаружил, что какой-то человек к ним приходил явно интересный. И я ему говорю: «Может быть, тебя к метро подвезти или куда ты хочешь?» И он как-то так сел ко мне справа и спрашивает меня: «А чем ты занимаешься?» Я говорю: «Я внедряю систему менеджмента качества, автоматизированные бизнес-процессы, плюс у меня еще итоговая сертификация, плюс то-то, то-то и то-то. Он мне говорит: «А можно я отдам тебе лучших из «Богов»? А то у них результатов что-то нет, те, кто у нас в группе есть. И мне ты, пожалуйста, давай задания, я их буду выполнять и тебе отчитываться, и буду тебе деньги платить». Я ему говорю: «Ой, да ладно. Какие ты там мне будешь деньги платить? Что у тебя есть вообще? Но чем могу, буду тебе помогать». Он мне говорит: «Ты давай не выпендривайся. Буду что могу тебе платить. И чем тебя поддержать?». Я ему говорю: «Я сейчас пытаюсь понять, что я могу отдать». Он говорит: «Хочешь, приходи к нам на группы, и твой предпринимательский опыт, им можно делиться».

Мария:  Отдавай.

Павел:  Да, отдавай. Я говорю: «Хочу, только я так никогда не делал. Это что там, сцена какая-то?». Он говорит: «Приходи, я тебе все покажу». И мы с Петей рука об руку весь следующий год. Причем, наши уроки выглядели так: мы с ним за флипчарт прятались, нас там человек 50 сидело в группе, но сначала было 7-10-15. Но потом, когда мы сделали мастер-группу, она росла очень быстро, и мы цену повышали. И мы с Петей вставали за флипчарт, и договаривались. Я спрашивал: – Кто они, что они, что они сейчас делают? – Вот это. – Тогда им сейчас вот это, вот это и вот это, задания такие-то. И Петя очень харизматично, красиво выдавал всякие инструкции, а я продумывал какие-то сложные вещи: у меня система образования, менеджмента качества – у меня голова очень системная, очень массивная такая. Если ее нужно переложить на простой язык, Петя помогал. Петя превращал ее в технику НТКЗЯ, а теперь идем, все деньги сюда кладем и идем продавать зубочистку и так далее. И мы, например, когда рассказывали стандарты ISO 9001 по внедрению систем управления в компании, я говорю: «Петя, это для них сложновато, надо бы как-то по-другому подать». Мы с ним сидели и пили кофе, и придумывали, как это упростить. Я ему говорю: «Слушай, есть такой вариант: можно сделать КВН. Надо дать им стандарт, поделить их на группы, и пусть они в рамках этих групп между собой соревнуются. Пускай рассказывают стандарт, а оценивать будем за содержание и за форму подачи. Пускай у них будет соревнование». Петя в этом плане просто прекрасен. Сидел молча, пил кофе, потом мы поднимаемся наверх – у нас же тогда трансляции были на всякие другие города – и как будто он всю жизнь об этом знал, всегда вообще, с абсолютно яркой харизмой, совершенно с удовольствием говорил: «Вы на деревне Малые Елдыши, вы 5 человек завтра рассказываете стандарт ISO 9001. Вы в животном зоопарке будете завтра презентовать. Вы проституткам в публичном доме будете рассказывать». Я так на него смотрю и думаю: «Откуда ты это взял только? Откуда в тебе это всё?». А когда ему из зала задавали: «А что такое ISO 9001?», он говорил: «Гугл. Выяснить, что это такое. А оценку будем ставить по двум критериям: за форму, насколько красиво это было подано (нужно будет какие-нибудь атрибуты найти, речи придумать и так далее), и за содержание – насколько вы качественно передали смысл стандарта ISO 9001. Встречаемся в следующую среду и так далее. Вот вы и ваши группы разбежались». Его скорость воплощения, его рискованность и по сей день является одной из мощных его компетенций. Он что-то проверил, прощупал, увидел, что там что-то ценное, и переложил это в харизматичную, яркую и мощную подачу сразу же, со всеми рисками, которые из этого возникают – он очень быстро рос.

Мария:  Я так предполагаю, ребята разобрались?

Павел:  Конечно. В старых архивах у нас есть записи, когда в бороду нарядился какой-то из учеников и строит из себя деда, и бабке рассказывает, что есть система менеджмента качества, что там должны быть ключевые бизнес-процессы и поддерживающие, и «KPI какой у тебя, бабка? И сколько воды ты налила!» Они рассказывали в деревне Малые Елдыши, где дед освоил стандарты управления бизнесом, и рассказывает бабке, как бизнес устроен. Они это все рассказывали и друг другу оценки ставили, все это было очень весело, и с Бизнес Молодостью мы выросли примерно в 10 раз. Грубо говоря, Петя со своих доходов в 200-300 тысяч вырос в 2-3 миллиона. Тогда появились декларации, тогда появилось много разных и интересных ходов. Потом уже не я занимался, потом уже Саша Волчек.

Мария:  Слушай, а где здесь предназначение зазвучало?

Павел:  Петя в какой-то момент себя искал тоже, и он мне говорит: «Я понял свое предназначение». Я говорю: «Какое у тебя?». Он мне говорит: «Сцена, конечно. Публичные выступления. Я обожаю это дело. Если я сегодня не выступал – мне надо в форточку орать». Я говорю: «Класс! Хорошо». А потом уточнил и говорит: «Нет, даже не так. Мне приятно подать все умному человеку, который рядом. Он – носитель знаний, а я прямо разжигаю аудиторию тогда. Мне важно, чтобы рядом со мной был человек намного умнее, и я рядом с ним оформляю такую красивую подачу – вот от чего кайфую». И, на мой взгляд, он очень попадает. Он реально получает огромное удовольствие от формы подачи, и в этом он, конечно, молодец. Плюс его эта харизма со скоростью подачи – я очень уважительно отношусь. Не знаю, кто и что на эту тему думает, но когда мне кто-то начинает ругать Бизнес Молодость, я сразу говорю: «А ты-то что сделал? Может, и тебя есть, за что поругать?» Поэтому я с большим уважением отношусь к людям, которые идут на риск с харизмой и пробивают своей головой self-made абсолютный.

«МОЯ КЛЮЧЕВАЯ КОМПЕТЕНЦИЯ НЕ В ДЕНЬГАХ»

Мария:  Он искал себя. Ты как нашел себя?

Павел:  Моя ключевая компетенция оказалась все-таки не в деньгах. Вот Петя мог совершенно смело говорить: «Сколько денег в кассе? Сколько у тебя в кармане? Сколько чистыми?», а я не могу на это делать акцент, у меня какой-то другой набор в системе ценностей. Деньги в нём важную часть занимают, но не являются доминирующим акцентом. И я себе задал вопрос: «А что доминирует? А какой у меня основной акцент?». В моем случае побеждает гармония. Гармония предполагает реализацию по всем фронтам. Деньги – прекрасно. А что у тебя в этот момент с семьей? А что у тебя в этот момент со здоровьем? А что у тебя в этот момент с улыбкой на лице? У меня на стене нарисована моя система ценностей, когда я себе сказал: «Если у тебя в семье проблемы, какая разница, сколько ты сейчас денег зарабатываешь? Если дети сейчас плачут, не знаю, можно ли сейчас компенсировать себя деньгами? Если сейчас, например, бабушка твоя в больницу попала, ты знаешь, отложу-ка я все свои дела, позвоню и спрошу, как дела у нее, позвоню и поговорю с ней. Если у меня со здоровьем что-то не то, я буду ходить в спортзал и заниматься спортом, делать что-то такое, чтобы здоровьем заниматься. Мне важна вот эта целостная картина, чтобы человек реализованным был и счастливым.

Мария:  То есть, получается, что в бизнес-тренерстве тебе стало тесно?

Павел:  Абсолютно верно. Я как бизнес-тренер слово «бизнес» плохо отражаю. Да, мой опыт полностью предпринимательский, я не умею работать на зарплате, поэтому для меня предпринимательские диалоги гораздо более близки, потому что я сам из этой среды. Для меня история работы на зарплате, я тебе рассказывал свой опыт. У меня за всю мою жизнь три месяца – это весь мой суммарный опыт работы на зарплате, я больше не могу. Поэтому я предприниматель, но в предпринимателе какой акцент: там есть личность гармоничная, сбалансированная – вот этим я готов заниматься круглосуточно.

ПРЕДНАЗНАЧЕНИЕ КАК ЛИЧНЫЙ БРЕНД

Мария:  Хорошо, а давай теперь на твой предпринимательский процесс в новом качестве посмотрим с точки зрения как раз таки личного бренда твоего. Может быть, конечно, у меня такое окружение, может быть, у меня такое информационное поле, если я говорю слово «предназначение», мне говорят «Павел Кочкин».

Павел:  «Ой, это как Кочкин? Это про него, да?»

Мария:  Да-да. Во-первых, ты не так давно в этой теме. Или уже давно считается?

Павел:  Лет 7.

Мария: Лет 7 – это много или немного для рынка? Хотя, наверно, для рынка это много.

Павел:  Ну, более-менее. Закономерность можно сформировать, да.

Мария:  Но все равно. Получается, что ты, предприниматель, вошел в эту тему и стал, по сути… Я не люблю слово «номер один», если честно, эти формулировки, но, тем не менее, узнаваемым брендом?

Павел:  Я и есть лидер в этой теме. По слову «предназначение» или похожей какой-то истории, в принципе, их не так много.

Мария:  Но при этом, если мы берем Wordstat, YouTube, огромное количество запросов, то есть это колоссальная ниша.

Павел:  Да.

Мария:  Как?

Павел:  Последовательность была такой: сначала надо было понять, чем ты готов заниматься, приплачивая за это? Что за направление, в котором ты не ради того, чтобы деньги заработать? Помнишь, с чего мы начали? Что я даю? Все, я безопасен с этой точки зрения, Слава Богу финансово устойчив. Это третья квартира или четвертая – смотря как считать. Безопасность более-менее есть. Что теперь из этого безопасного состояния я готов отдать? Мы, например, на тренинге даем такое упражнение «Кулачки» - разжимаем кулачки и задаем вопрос: «Что если ты его разжал? Тогда что ты теряешь в этот момент?» И нужно найти что-то, где ты готов отдавать. Знаешь это упражнение?

Мария: Нет.

Павел:  Оно очень простое. Вы можете взять и поиграть потом друг с другом. Я делю зал на первый и второй, и говорю: «Выберите, кто из вас первый, а кто второй». И дальше говорю: «Номера первые, зажмите, пожалуйста, кулачок. Номера вторые, у вас задание – кулачок разжать». Потом говорю: «Номера первые, вручаем кулачок тем, у кого задание разжать». Они вручают кулачок, а дальше ты можешь посмотреть темп выступления, что-нибудь еще, где они друг другу ломают пальцы, стараются разжать и так далее. Потом меняемся ролями встречно, а дальше я им задаю такой вопрос: «Ну-ка встаньте те, кто так и не разжал кулачок». Они все встают, и я говорю: «Интересно, почему вы не разжали? Задания держать кулак зажатым не было. Что же вы так боялись ему отдать? Да Бог с ним! У него есть задача, чтобы разжать ваш кулачок. А что ты его держишь?» И выясняется, что основная проблема – это лимитированность ресурсов. Кочкин такой, как гуру, сверху дал ресурс – кулачок. Сейчас у него его отберут. Второго-то кулачка нет, сейчас у меня отберут. Зажимание ресурса – это то, что не делает из человека лидера, не делает из него бренд и так далее. Пока ресурс лимитирован, он все время жадничает, он все время какой-то компонент скрывает: «У меня тут что-то есть такое, его сейчас отберут, и все – его больше нет». В предназначении не бывает конкуренции, в принципе. И если человек в предназначении, если он занят этим, то он готов приплачивать, чтобы этим заниматься, в выходные делать это, по три съемки в день. Там такое количество энергии в этом направлении! Потому что это его и хобби, и любимое дело, и смыслы, и мотивы – это и есть его жизнь. От этого не надо убегать. С такими людьми невозможно конкурировать вообще. Соответственно, как это выглядит: если нащупать эту жилу, нащупать тот самый нелимитированный ресурс, чему я готов жизнь посвятить, то там конкурентам нечего просто делать, только помогать если.

ИСТОРИЯ ПРО МИШУ РАДУГУ, ИЛИ О ТОМ, СТОИТ ЛИ ПОМОГАТЬ КОНКУРЕНТАМ?

Павел:  У меня есть шикарная история, когда я через это проходил с Мишей Радугой, если знаешь такого.

Мария:  Нет.

Павел:  Есть парень, который очень увлечен осознанными сновидениями. Как мы уже говорили, сначала я увлекался этой темой эзотерической. И в ней я, естественно, зашел со своим бизнес-образованием, с ресурсами, так посмотрел на окружение и думаю: «А кто, интересно, мастер в осознанных снах, в этих астралах и так далее?» И ко мне приезжал Первый канал, снимали какую-то там передачу, где были эксперты в этих эзотерических темах. И я как один из крутых экспертов спрашиваю у своих коллег с Первого канала: «А вы в передаче кого-нибудь, кроме меня, снимаете?» Они говорят: «Да. Еще есть Михаил Радуга». Я говорю: «А кто это?» Они мне: «Такой же эксперт в теме осознанных снов, выхода из тела и так далее». Я говорю: «Ух ты! Познакомьте меня с ним». Мне дают его телефон, я ему звоню, и так под дурочка… Я еще до этого посмотрел, что у него есть на YouTube, а у него там на НТВ как он огонь зажигает издалека, сеанс телекинеза такой. Я точно знаю, что огонь так не зажжешь. Из тела можно выйти – я в теме. Вот так, как он на телеке, точно не зажжешь. И я поприкалываться решил. Я звоню и говорю: «Михаил, здравствуйте. Нас с вами снимали в одной передаче на телевизоре, Первый канал снимал. Я посмотрел на НТВ как вы там зажигаете огонь. Я так не умею. Вы теперь мой кумир». Он оценил шутку и говорит: «Хватит прикалываться. Короче давай – чего ты хочешь?» Я говорю: «Давай встретимся, пообщаемся, кто что умеет, интересно». И вот мы с ним идём по Поклонной горе. Я рассказываю, что я знаю, он мне рассказывает, что он знает. Он мне вопросы провокационные задает, я отвечаю, я ему задаю… Мы идем, беседуем, знакомимся, кто на каком уровне. И в какой-то момент я тихонечко начинаю ему угрожать. Говорю: «Ну если ты в этих осознанных снах, называю ему эти фазы, такой крутой, ты имей в виду, что я со своим бизнес-образованием, со своим органом по сертификации ISO 9001, я еще и в маркетинге профессионал. Попробуй, напиши ISO 9001, 8 из 10 строчек в выдаче Яндекса – все это мои компании. Представляешь, я сейчас зайду с осознанным снами? Тебе придётся потесниться. Ты что будешь делать в этот момент?» Он меня слушал, слушал, а в конце мне и говорит: «Паш, как тебе помочь?» Я не разгадал вот это его посыл. Думаю: «Так он тонко надо мной издевается или что?» Он мне сказал: «Как тебе помочь?» Я говорю: «В смысле?» Он мне говорит: «Если тебя настолько увлекает тема осознанных снов, я учебник сейчас пишу, он еще не издан, но полностью готов. Это не для передачи. Я там все техники собрал – лучшие из тех, что у меня работают. Я тебе пришлю, давай свой e-mail. А еще я исследование веду, какая из практик лучше всего сработала, для того чтобы человек мог из тела выйти, и статистику собираю у своих учеников, какая из техник лучший результат дала, и у меня есть цифры по результатам статистики. Я пришлю, тебе это будет очень ценно. А еще я инструкции пишу для тех, кто в своем городе хочет организовать кружок, для тех, кто учится в эзотерике тому же самому: какие классические ошибки, как грамотно их разруливать и так далее. Я тебе эти инструкции пришлю». Я его слушал, слушал и говорю: «Хорошо, в любой момент присылай». И он мне все прислал. Я думаю: «Бог ты мой, что-то тут не то в этой истории. В какой-то момент одна из моих подруг, Наташа Маркович, у нее тренинговый центр «Воздух», говорит мне: «Паша, да ты такой темой владеешь! Давай я организую тренинг по осознанным снам. Я людей соберу, ты главное расскажи, как из тела уходить». Я говорю: «Ну, хорошо». И вот я думаю: «Понеслась! Сейчас мы сделаем! Вот он момент настал». И мы начинаем продавать тренинг «Осознанные сны», я впервые это делаю, никогда этого не умел. Наташа обещала собрать. Но так получилось, что на тренинг пришли трое: Наташа Маркович с двумя своими администраторами, и я во всех социальных сетях написал – и еще трое. Я думаю: «Что-то, блин, никто не покупает наши тренинги совсем». И такую расстроенную смс-ку пишу Мише: «Миша, наша с тобой тема что-то не очень-то востребована. Никто не хочет, на самом деле, этой темой заниматься. Не покупают тренинги вообще». Он мне пишет смс: «Когда у тебя тренинг?» Я ему говорю: «Через день». Он мне: «Эх, что ж ты раньше не сказал?! Иди домой и проверяй e-mail». И я получаю от него на тот момент совершенно фантастическое для себя письмо. Как ты думаешь, что он мне прислал?

Мария:  Базу клиентскую?

Павел:  Да, именно так. Он мне прислал всю свою клиентскую базу, руками отбирая тех, кто в Москве, потому что не было тогда никакой сортировки. Он там что-то из e-mail, что-то из своих бывших клиентов, какие-то у него таблицы, от администраторов, сфотографировал тех, которые на листах были записаны. Он мне прямо отовсюду собранные потенциальные клиенты, которые в Москве находились. Он говорит мне: Отправь им всем смс-ку о том, что у тебя завтра тренинг, хоть кто-то да придет. Только не для передачи, Паш. Они не знают, откуда у тебя их телефон. Поэтому напиши им сообщение, что завтра тренинг по осознанным снам там-то и там-то. Кто-то да придет». На секундочку, для тех, кто нас сейчас смотрит, кто предприниматель, допустим. Представьте сейчас себе в голове свой бизнес.

Мария:  Ну, логично, да.

Павел:  Ну, представь себе свой бизнес. Например, стройка у тебя или у тебя канал на YouTube, который посвящен брендингу персональному… И вдруг тебе звонит твой злейший конкурент, который недавно тебе прилично угрожал, объясняя тебе свое место на рынке, что он гораздо сильнее, мягко говоря, с его бизнес-опытом и ресурсами, что ты вообще в этой истории смотри сама, надо ли тебе вообще там быть, потому что я на этот рынок захожу. У меня такое было с авиабилетами, когда заходил «Avantis», а я сделал онлайн систему бронирования. Все, мы просто исчезли с рынка. И после этого всего тебе этот конкурент звонит и говорит: «Слушай, что-то наш продукт плохо продается». И ты сломя голову бежишь к своим лучшим клиентам, и всем своим подписчикам на YouTube говоришь: «Ребята, это лучшее из того, что есть», и всех своих клиентов давай прямо ему туда запихивать, рекомендовать и говорить: «Вот туда», отбираешь еще, чтобы он мог дальше продать все свои услуги, потому что у него плохо продается. И что вообще должно быть с человеком? Что же у него с головой вообще в этот момент?

Мария:  Ну, так я пытаюсь… Что у него с головой?

Павел:  Это реальная история, Михаил Радуга отличный парень, мы с ним дружим. После такого действия у меня на тренинге было плюс еще 10 человек, то есть у него большая база была людей за 30, которых потом я спрашивал: «Как вы пришли ко мне на тренинг?», они говорили следующую фразу: «А тут я чувствую, что у меня реже получаться стали эти астральные путешествия. И тут, как по волшебству, я прямо сижу, медитирую, и мне приходит: «Осознанные сновидения там-то и там-то»… Такие знаки я пропускать не могу. Я сразу понял, что это для меня. Я сегодня здесь, потому что все в свое время. Добро пожаловать на «Осознанные сны». И такие прямо «Бух!», и много людей к вам пришли. Я после этого как должен к Мише относиться, мне интересно? Как мне с ним конкурировать?

Мария:  Создавать рынок вместе.

Павел:  Создавать рынок вместе. Да никак не конкурировать. Мы потом передачу запустили: «Делай бизнес с Павлом Кочкиным», и я у Мишки интервью брал. Я ему говорю: «Миша, вот представь себе, что ты своим любимым делом занят, а я тебе говорю: «Вот давай я тебе 100 миллионов долларов – и ты прекращаешь это свое занятие. Или тебе рюкзак – и ты бомж, тебе сейчас нужно под мост идти, чтобы как-то там себе еду добывать, но ты продолжаешь заниматься своим любимым делом» Что выбираешь?». Он так смеется и говорит: «Ну ты же знаешь, Паша, ответ. Где там мой рюкзак? Давай его сюда. Я иду под мост. Сам понимаешь, я ж не потому что там… Мне же очень нравится. Я считаю, что это в мире кардинальные изменения сделает. Это же не является сейчас наукой. Никто же не верит, что можно тело оставить, осознать себя во сне, а там, как вживую, там новая реальность, это параллельные миры!» И он сразу с таким азартом это рассказывает. Он говорит: «Если ты фанатеешь от этого, как я могу тебя поддержать? Мы с тобой вместе будем этот рынок толкать. Да таких людей раз, два – и обчелся. Чем я могу тебе помочь? Да они к тебе придут, ко мне придут. Главное, чтобы они научились». И, конечно, приходили. И, конечно, я сейчас, обрати внимание, благодаря тогдашнему его ходу, прямо сейчас его продаю, рассказываю, что он профессионал в своей теме. Если он так себя ведет, с ним невозможно конкурировать – бесполезно. А какой смысл? Какой смысл мне рассказывать сейчас, что он плохой, например, или отбирать у него клиентов – это даже в мыслях не появляется. Я в этот момент понял, что я не готов круглосуточно заниматься осознанными сновидениями. А чем готов? И я тогда задал себе вопрос: «А что я готов делать такого, чтобы приплачивать, чтобы меня за уши не оттянешь? Что меня увлекает тотально?» И тогда появились ответы: люди, то, что они заняты любимым делом, горящие глаза. Я готов этому посвящать жизнь, прямо тотально, прямо вот бесконечно. И однажды у меня была проверка очень мощная. Я сел в кафе, и мне позвонил один приятель: «Слушай, Паш, я делаю канал. Он будет называться «Предназначение» – о поиске дела в жизни. Расскажи мне, пожалуйста, то, что ты сейчас наработал, вытяжку самого лучшего, а я по ней разошлю для своих подписчиков». И у меня так екнуло все внутри, я про себя подумал: «Кто ты такой вообще? Максим, я, конечно, рад тебя слышать, но ты случайно не охамел? Лучшее из того, что у меня есть сейчас собрать, тебе передать, все мои наработки». Слава Богу, к этому моменту у меня уже был опыт того, как Мишка Радуга себя повел. И у меня прямо это екнуло внутри, я ему говорю: «Сейчас я тебе перезвоню». А сам сижу и думаю: «Интересно, а в каком объеме мне надо сделать? Продающее выступление какое-то, чтобы они потом ко мне пришли? Как мне себя сейчас подать?» А сам про себя думаю: «Если ты прямо сейчас с этими мыслями живешь, значит ты явно занят не тем, чем надо. И пока тебе далеко до Мишки. А тогда чем же ты тогда хочешь заниматься? А если это твое, тогда у тебя и мысли не должно быть о том, что ты сейчас экономишь там что-то. Ты тогда раздай все, что у тебя есть, в лучшем виде, и признайся себе в том, что это то, чем ты готов поливать пространство – вот, наслаждайтесь. Пока не подохнешь. Вот сколько есть, столько и отдаешь до конца, и своей кровью, плотью своей поливаешь всех в этот момент, когда ты отдаешь. Мне звонит Максим, и я ему говорю: «Диктофон включай. Ты будешь вопросы задавать, что тебе нужно. У меня есть свои наработки, есть чужие. С чего начнем?» Он говорит: «С твоих наработок». Я начинаю ему рассказывать. И мы сели в кафе «Nespresso» недалеко от Детского мира в центре, и кафе закрылось, и дождь на улице был. А я с айпадом ходил, мы с ним по Wi-Fi разговаривали, и я держу айпад, я вышел на улицу, там такой козырек, и вода то заливает меня с одной стороны, то дом прикрывает меня чуть-чуть, когда в ту сторону идет. И я вплотную к витрине этого «Espresso», чтобы Wi-Fi доставало, мокну и рассказываю ему еще, и еще, и еще. Все лучшее из того, что у меня было, отдаю ему, отдаю, отдаю: «Вот это, наверно, лучшее из того, что у меня есть. Забирай. А еще вот это учти, вот эти нюансы, вот здесь, вот так находятся, вот здесь ошибаются – вот так, вот так, вот так. И захлопываю так айпад свой в конце и думаю: «Будь что будет. Ну, породил еще одного конкурента, наверно. Хрен его знает. Была ни была. Нужно как-то осваивать тот режим, который у Мишки был». И закончилось это тем, что я веду тренинг на Бали к тому моменту, с другим своим партнером на тот момент, очень интересным. Звонит мне Максим и говорит: «Слушай, Паш, предлагаю тебе сделать конференцию о поиске дела жизни. Соберем лучших экспертов, сделаем онлайн, будем задавать им какие-нибудь вопросы, как они свое дело монетизируют… Можно сделать это под твоим брендом? Со мной никто не будет разговаривать, а вот от лица Кочкина я готов разных людей пригласить». Я ему говорю: «Делай, Максим». И предлагает: «30 на 70». Я говорю: «Хорошо, хорошо. От меня что требуется?» Он говорит: «Приветственное видео, и чтобы я от твоего лица мог представляться в этой теме». Я говорю: «Хорошо, хорошо». И мы в тот момент заработали прилично денег. И Макс пересылает мне мою часть. Выяснилось, что 70 – в мою сторону. И я ему сказал: «Ну, хорошо. Ладно. Так – значит так». А была ли какая-то гарантия, что он меня когда-то так отблагодарит? Нет. Делал ли я это, для того чтобы денег заработать? Нет. Я в этом состоянии, в предназначении своем. Когда мне кто-то говорит: «Я буду с тобой конкурировать. Я тоже делаю канал, я делаю тренинги, я тоже занимаюсь персональным брендингом, а я занимаюсь развитием личности, а я HR, а я там то-то и то-то – примерно, Паша, то же самое, что и ты делаешь…» Я говорю: «Что тебе прислать? Слайды свои, книга есть, на тренинг приходи, поучись». Причем, когда человек приходит на тренинг и говорит: «Я хочу у тебя твою методику перенять», я говорю: «Ты после этого заходи, вопросы задавай, чтобы я тебе рассказал, как мы там что делаем». И я с таким удовольствием это все раздаю! Возьми, пожалуйста. Если ты будешь в этом направлении двигаться, мы с тобой еще в эту упряжку встанем, у нас там клиентов на эту тему по всему миру хватать – не перекрыть. Если ты себя в этом найдешь, я могу тебе в этом помогать, бери все, что у меня есть. Я же тоже у других брал по миру, у ученых и так далее. Я иду в экзистенциальную психологию, забираю оттуда все лучшее, что могу найти. Иду в религию какую-нибудь, например, Коран меня сейчас просто поражает. Все есть от начала до конца, особенно все, что касается отношений, гендерной темы – как себя реализуют мужчины, женщины и так далее. Каббала, буддизм, классика психотерапии, гипноз, в бизнесе есть истории с самоопределением, миссия компании и так далее. Все собираю и выкладываю на стол. Все, что я нашел лучшее, забирай, пожалуйста, используй – это все для тебя. И как получилось так, что бренд «предназначение», что я с ним ассоциируюсь? Потому что невозможно конкурировать. Да добро пожаловать! Вопрос не стоит о конкуренции. Вопрос состоит в том, сколько я сил и энергии вкладываю, и как со мной конкурировать. Я сегодня встал в 10 утра. Чем я был занят до текущего момента? Беспрерывной работой в этом направлении. А перерыве на кухне мы о чем с тобой поговорим? О том, в чем разница между разными концепциями личного бренда, и кто как это делает. И все это об одном: и на даче, и в отпуске. Люди когда видят человека в таком проявлении, они говорят: «Два раза Q – это его». Только помогать. Почему мне Миша не конкурент? Когда мне звонят и говорят: «Кто там в осознанных снах?» Я эксперт, да. Но я знаю еще Мишу Радугу, он это делом жизни назвал. Он только этим и занят. Если вы его не видели еще, зайдите к нему обязательно. Вы не знаете Мишу Радугу? Идите к нему. Он по осознанным снам, он называет это фазы, астралы. Он в этом мастер. Он на это жизнь кладет. Он большой профессионал. И так каждый человек в теме. Если ты знаешь какого-то доктора очень хорошего, он остеопат или гомеопат какой-нибудь… Если ты знаешь очень крутого, профессионального доктора по призванию, ты что будешь делать? Ты будешь скрывать его ото всех? Ты наоборот жене, брату, другу скажешь: «Вот есть человек, который реально на это жизнь кладет». Если есть человек – профессионал в своей теме, ты всем будешь о нем говорить. Бренд начинает работать на тебя естественным образом, ты просто тотально в это вкладываешься и все.

ЕСЛИ ТЫ НАЩУПАЛ «НЕФТЯНУЮ ЖИЛУ», ЧТО С НЕЙ ДЕЛАТЬ ДАЛЬШЕ?

Мария:  Хорошо. Но ты же все равно предприниматель, у тебя предпринимательский подход. Здесь же есть категория маркетинга, продвижения? Вторично, но…

Павел:  Вторичная история, да.

Мария: Но это же есть?

Павел:  Конечно есть, да. После того, как мы обнаружили эту нефтяную жилу, ты так «хоп!», а она, на самом деле, так себе запакована. Допустим, нефтяное пятно какое-то, нефтяная линза. Но как из этого пятна пользу какую-то извлечь? Да, оттуда хлещет, но, мягко говоря, на грязь похоже.

Мария:  Да

Павел:  Найти жилу нефтяную, воткнуть туда палку, там начинает хлестать. Это супер, конечно, но ты будешь грязный весь. Прежде чем это будет топливо для огромного количества автомобилей во всем мире, есть еще все эти маркетинговые усилия. Но в этом я, Слава Богу, профессионал, мне было, что предложить. Но, опять же, профессионал, на сколько мог. Я не умею делать транснациональные компании и я не умею делать Procter and Gamble, но я умею делать мелкое предпринимательство. Мелкое предпринимательство с доходами и оборотами плюс-минус 1-2-3 миллиона я умею делать. Но я пока это и сделал. Я сейчас с этой темой уже к следующему шагу перехожу, как из этого уже сделать что-то на мировом уровне. И сейчас мы на английский переводим, делаем разные системные действия очень большие, в мировом таком масштабе которые заземляются – это для меня рост. А это я просто взял и применил свои предпринимательские навыки к упаковке собственного продукта, которым горжусь.

Мария:  Слушай, из того, что я сейчас услышала, мне кажется, что это сутевые вещи по поводу человека-бренда. То есть если ты приходишь в профессию и хочешь стать в ней брендом, в профессии, в нише, в теме, это и есть то самое отношение, с которым ты должен делать это. Так?

Павел: Да, если мы претендуем на номер один, если мы претендуем на то, чтобы вырваться из рынка и в этой теории несправедливого распределения ресурсов занять 1-2-3 место, претендуя на сверхрезультат.

РЕКОМЕНДАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО ХОЧЕТ СТАТЬ ЧЕЛОВЕКОМ-БРЕНДОМ

Мария: Хорошо. Что бы ты еще из своего опыта, на дорожку, в завершении интервью порекомендовал тем, кто строит осознанно свой персональный бренд и хочет занять эти места?

Павел:  Вот вам несколько рекомендаций. Первая непосредственно тем, кто нас смотрит – давайте поучимся работать друг на друга, когда я говорил о том, что можно делать что-то с целью отдать. Одновременная работа над собой вместе с несением пользы, несением ценности. Из персонального опыта, как мы сейчас делаем: берем персональный опыт Паши Кочкина и его распространяем, для того чтобы можно было пользу извлечь. Мы поднимали тему «энергетическая бухгалтерия». Если я приуныл, если я подустал, как мне себя оживить? И у нас есть два ящика, два клада, которые мы с вами разрывали. Первый клад, который мы с вами обсуждали, как себя оживить в моменте. И я приводил вам примеры: для кого-то флоатинг, то есть подлежать в этой соленой воде, для кого-то хорошая музыка, для кого-то йога, для кого-то погулять с собакой. Как вы восстанавливаетесь? Первое, что я сейчас вас попрошу, друзья, это поработать на отдачу, но предельно честно. Не фантазийно: «Я знаю, что хорошо восстанавливает стакан укропной воды». Бог его знает. Может, и восстанавливает. Я прошу вас сейчас поделиться личным опытом, причем сделать это полностью аутентично. Если вы ругаетесь матом, меня мало это интересует. Если у вас литературная речь идеальна – хорошо, можете своими словами любыми. Попробуйте сейчас от себя что-то отдать. Под этим видео напишите: «Что меня восстанавливает?» Так, как напишете. Будет одна фраза – хорошо, будет красивый рассказ – здорово. Напишите под этим видео, как вы восстанавливаетесь, что вас быстро и эффективно восстанавливает.

Мария:  Получается обмен опытом.

Павел:  Обмен опытом. Причем, у всех будет разный. Посмотрите на себя, как вы пишете, как остальные пишут.

Мария:  То есть бусин в ожерелье может быть много.

Павел:  Правильно. Бусин в ожерелье может быть много, у всех свои, вот и поделитесь, расскажете и на других посмотрите – очень интересно. Второй ящик, о котором мы сейчас говорили. Я вам рассказывал свои примеры, рассказывал про пять времен предназначения. Второе, что я прошу вас написать под этим видео, прямо можете так и писать: 1. Меня восстанавливает то-то и то-то. 2. Как я обнаружил что-то, что меня вдохновляет, свои глубинные смыслы и мотивы? Например, так-то. Я в детстве искал моменты, которые меня вдохновляют, или я мечтал, мечтал, пробовал, пробовал, и из моих попыток получилось то, чем я сейчас занимаюсь, поэтому я сейчас с большим драйвом этим занимаюсь. Приведите примеры, как на вашем опыте вы находили такие темы, которые вас заряжают, и глаза горят. Своим опытом поделитесь. Есть ли что-то такое, что вас в долгую мотивирует, и как вы к этому пришли. В эти две строчки: под пунктом 1. – в короткую, под пунктом 2. – в поисках смысла – это и будет пример такого честного отдавания и возможности проявить себя. И ничего лучше, кроме как от слов к делу перейти, я не могу посоветовать нашим подписчикам. Можно помечтать, можно пофантазировать, а можно положить руки на клавиатуру и написать что-нибудь, тем самым передав. Причем есть каналы передачи. Мы сейчас делаем видео. Основных каналов всего пять, через которые мы можем что-то отдавать. Например, текст, когда вы напишете сейчас; аудио, в котором у нас сейчас идет подкаст – разговор; видео, в котором мы сейчас что-то снимаем, формат; графика - отдельный элемент под видео, когда мы рисуем, не видео снимаем, а рисуем что-то.

Мария:  MindMap

Павел:  MindMap, инфографика, чек-листы, то есть какие-то картинки, которые целостно и очень компактно выдают результат. И вживую, когда вы лично общаетесь, персональное такое общение. Раньше общались только вживую, из уст в уста, все дела. Раньше не возможно было по Skype поговорить с таким же количеством, как вживую. И выберете свой канал коммуникации: кто-то красиво пишет, кто-то красиво говорит, кто-то может выдавать свои инструкции чек-листами в формате А4 с графикой, что делать. Выберете канал коммуникации один из пяти, и в нем постарайтесь что-нибудь отдать, постарайтесь что-нибудь создать. Если вы рисуете, значит нарисовать, если вы говорите, значить создать что-нибудь, где можно говорить. Если вы умеете лично людей замотивировать, значит лично.

Мария: То есть правильно ли я тебя понимаю? Поделиться чем-то с другими людьми через свой канал по своей теме?

Павел: Именно так. И что я сейчас вам предлагаю сделать в конце нашего интервью – это закончить это интервью микро-задачей, то есть не закончить: «Классное было интервью!», а сделать любое маленькое действие. Я первое, самое простое, вам дал – поделиться с окружающими своими способами, как я восстанавливаюсь, или историей, как я нашел какое-то направление, которое меня зажигало или зажигает по сей день долго. Это конкретное действие. Возможно, в вашем случае вы можете что-то еще сделать. Например, какое-то действие, которое в отношениях вас продвинет вперед. Допустим, ваша мечта – создать хорошую семью. Мы в следующий раз поговорим на эту тему.

Мария:  Да, у нас есть такая тема.

«НАСЛАЖДАЙТЕСЬ ЛЕНЬЮ И ФОРМИРУЙТЕ СВОЕ ОКРУЖЕНИЕ»

Павел:  Семья, предназначение, как найти себя, и все, что с этим связано. И маленькое короткое действие в тысячу раз ценнее, чем любое знание в этом направлении. Знать, но не делать из того, что ты знаешь, - ровно то же самое, что не знать. Бессмысленно накачивать себя большим количеством знаний, если там есть что-то, что требует воплощения. Лучше ту же самую энергию потратить на воплощение через дискомфорт, через неудобно, через неловко, через «я не понимаю, правильно ли я делаю», но набить свои шишки. Вот это будет самый лучший инструмент, который проверяет, в любимом деле я, или нет, я хоть что-то делаю в этом направлении или нет. Если там пустота, если там только мечты, то значит это не оно. Лень вам в помощь.

Мария:  Как индикатор?

Павел:  Как индикатор. Лень – самый лучший критерий, говорящий о том, что бессмысленна ваша деятельность сейчас. Если вы вдруг ленитесь – ленитесь. Я вас уверяю- все, что вы делаете со смыслом, там не то, что лень, там будет вас не остановить. Будешь не есть, забывать будешь про следующие мероприятия, будешь заниматься чем-то таким, что не остановить. И если это осмысленно и глубоко наполнено сутью, то эффект обратный. Пока вы ленитесь – ленитесь и не пытайтесь ругать себя за то, что ленитесь. Вы просто не тем заняты.

Мария:  Наслаждайтесь ленью.

Павел:  Да, наслаждайтесь.

Мария:  Кстати, ремарка по поводу лени. Я слышала, что иногда лень – индикатор того, что, может быть, в этом деле нужно перейти на следующий уровень исполнения, и тебе просто тесновато в задачах или в масштабе, или в стране.

Павел: Не только масштаб. Там есть пять критериев помимо того, что ты сказала в этой теме. В этой теме может не быть смысла. В этой теме может быть не свойственная мне роль.

Мария:  Да. Это, видимо, я и имела в виду.

Павел: Да, в одной и той же теме. Например, я делаю айпады, но я там сейчас бухгалтер. Мне нравится идея делать айпады, мне очень нравятся современные технологии, мне очень классно, но я там финансами занимаюсь. Надо оттуда перевестись, например, в отдел продаж, и все тем же заниматься, но роль свою поменять внутри той же самой философии, той же самой картины, той же самой миссии. Есть еще такая история, как система ценностей. Возможно, перепутаны, и нарушен баланс. Например, в семье сейчас проблемы, поэтому на работе все не ладится. Надо восстановить здоровье, например, и тогда будет все хорошо, то есть возможны нарушения в системе ценностей произошли. Там есть некоторые элементы системы диагностики, помимо видения.

Мария:  Я предвкушаю нашу следующую встречу, потому что я понимаю, что мы можем продолжать разговаривать, и это будет ценно каждую минуту. Я благодарю тебя, что ты в своем таком очень плотном графике: интервью, интервью, сейчас вебинар начинается… Друзья, мы просто вот так вклинились. Благодарю тебя.

Павел:  Хорошо.

Мария: Для меня это было очень ценно, лично для меня. Я уверена, что для вас тоже. Друзья, лайки, шеры, репосты… Подписывайтесь на канал и ждите новых выпусков.

Павел: Мария, пришли мне, пожалуйста, ссылочку. Я обязательно посмотрю, что вы написали под этим видео в YouTube, мне очень интересно. Сам полайкаю, покомментирую. Если то, что мы сейчас с вами делаем, ценно для кого-то из ваших друзей… Знаете, кто-то вам красивые сиськи пришлет, а вы пришлите им о том, как, например, себя энергетически наполнять, и как дело своей жизни искать. Пускай посмотрят, и ваше окружение… «Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты». Убедитесь, что вам не стыдно показывать вообще то, чем вы интересуетесь, чем вы занимаетесь. Смелее создавайте свое окружение, пускай лучше отфильтруется. Покажите, чем вы заняты. Отправьте этот материал, все, что угодно еще, главное – распространяйте себя в том направлении, в котором вы мечтаете. И не стесняйтесь того, что часть окружения в этот момент отпадает. Когда вы начинаете заниматься любимым делом, часть скажет: «Слушай, что-то мы его теряем». Если вы мечтали создать семью, когда у вас будут семейные ценности и дети, ваш круг общения поменяется: перестанете общаться с парнями, которые водку пили, а будете общаться с семейными и будете узнавать, у кого коляска какая. Странно все это звучит, но формируйте, пожалуйста, свое окружение. Поэтому то, что вам нравится, делитесь этим. Не стесняйтесь.

Мария:  Благодарим вас. Счастливо!

Павел:  Пока!


Плюсануть
Поделиться
Отправить
Класснуть

Мы в соцсетях


Политика конфиденциальности Пользовательское соглашение Договор-оферта support@azarenokpro.com