На главную

Выпуск #34. Тутта Ларсен

Тутта Ларсен- теле- и радио- ведущая, создатель интернет-канала Tutta TV для родителей. Счастливая жена и трижды мама.


Смотреть видео-подкаст  

Тутта Ларсен
28 декабря 2017
Слушать в iTunes Слушать в SoundCloud Смотреть на YouTube

Из этого подкаста вы узнаете:

  • Как родилась Тутта Ларсен и чем она отличается от Татьяны Романенко?
  • В чем сила псевдонима и как эволюционирует личный бренд вслед за сменой приоритетов личности
  • Смешную и грустную изнанку закулисья карьеры виджея популярного музыкального канала
  • Как бизнес-подход затоптал уникальный костер творчества или почему Тутте пришлось уйти с MTV
  • Про поиск себя в не «тепличных условиях» и как это - чувствовать себя компьютером, которым забивают гвозди?
  • Как нежелание больше подстраиваться под чужие правила и стандарты привело к созданию Tutta.TV
  • Для кого работает субъективное телевидение и как команда Tutta.TV нашла свою нишу
  • Что такое «синдром отложенной любви» и что делать тем, кто оказался «вне времени»
  • Как «потерянная, нелюбимая и нелюбящая девочка» нашла свою новую отправную точку

СМОТРЕТЬ ПОДКАСТ


И если подкаст для вас актуален, то не забудьте поставить рейтинг и написать нам комментарий!

Сделать это очень просто:

  1. Проходите по ссылке https://itunes.apple.com/ru/podcast/bud-brendom/id1188861100?mt=2
  2. Нажимаете на голубую кнопку под аватаром подкаста "VIEW IN ITUNES"
  3. Если у вас на компьютере установлен iTunes, то он автоматически откроет вам нужное окно
  4. В программе iTunes на странице подкаста надо нажать "ОЦЕНКИ И ОТЗЫВЫ"
  5. Откроется раздел отзывов, где надо нажать кнопку "НАПИСАТЬ ОТЗЫВ"
  6. В открывшемся окне необходимо поставить оценку в звездах, написать заголовок и текст отзыва

Ваша оценка и пара слов помогут большему количеству предпринимателей узнать о нас и получить пользу для активации и роста персонального бренда каждого практикующего и начинающего профессионала.

Текстовая версия подкаста:

Мария:  Тутта, привет!

Тутта:  Привет!

Мария:  Начну с прошлого, с моего прошлого. Я очень рада встретиться с тобой сейчас здесь, потому что когда-то давно, когда я была маленькой, я очень много смотрела передач с тобой и даже представить себе не могла, что когда-нибудь появится такая грань и повод, чтобы мы с тобой сели и я задавала тебе кучу вопросов, которые я сегодня приготовила. Я очень рада.

Тутта:  Спасибо, мне очень приятно.

СИЛА «НЕПРИЛИЧНОГО» ПСЕВДОНИМА: СЛУЧАЙНОСТЬ ИЛИ ХАЙП?

Мария:  Когда я готовилась к интервью, я впервые с удивлением узнала, что на самом деле тебя зовут Татьяна Романенко. Я понимаю, что это псевдоним, потому что я знаю, кто такая Тутта, я знаю, кто такие Ларсены были, я читала эту сказку, и я понимала, что это комбинация, но все равно это настолько органично легло, настолько было из детства… Как так получилось, что ты стала Туттой Ларсен и зачем ты ей стала?

Тутта:  Просто когда я начинала работать на музыкальном телевидении, мне Таня Романенко казалось очень простым, слишком распространенным и совершенно никак не выражающем крутость человека, который работает на музыкальном телевидении. Моих коллег по европейскому, американскому MTV звали такими красивыми, звучными именами – Rebecca De Ruvo, Katarina Wolly Polly, Marine Vandervoort, а я Таня Романенко. Мне очень хотелось придумать какое-то интересное и необычное имя, и почему-то меня сразу потянуло в скандинавские сказки, я очень люблю сказки, люблю скандинавских писателей. Первым вариантом было Фрекен Бок, но это как-то совершенно не соответствовало моей органике. Следующий вариант был Тутта Карлсон, но мой продюсер Петро сказал: «Какой Карлсон? Ты будешь ассоциироваться с толстым мужиком с пропеллером на спине. Какой может быть Карлсон в нашей стране, кроме другого?» Тогда я как-то взяла и сказала: «А тогда, может, Тутта Ларсен? Прикольно звучит, такое хорошее фонетически правильное сочетание». Я единственный раз вышла под псевдонимом Тутта Ларсен в эфир и все, это имя ко мне прилипло намертво. Через два месяца на наш автоответчик канала BIZ-TV, на котором я тогда работала, позвонил слушатель и сказал: «Вы вообще читали Тутта Ларсен задом наперед?» Я прочла и просто поняла, что это какой-то кошмар, я попала, и вообще, что я за человек, я даже псевдоним себе приличный придумать не могу. В итоге через пару дней страданий и мучений на этот счет я решила, что это, наверно, не случайно, что это неплохое кредо. Можно сделать это своим девизом, и так это все и осталось, хотя меня до сих пор изумляет постоянное неугомонное желание людей продолжать читать псевдоним Тутта Ларсен задом наперед и обвинять меня в том, что я сделала это нарочно. Иногда это создает и какие-то проблемы в профессии, потому что всякий раз, когда я прихожу работать на какой-нибудь приличный телеканал или радиостанцию, например канал Министерства Обороны или одна из главных православных радиостанций в стране, начальство так робко начинает размышлять на тему: «А не стоит ли мне сменить имя и выйти под именем Татьяна Романенко или Татьяна Ларсен?» Я говорю: «Пожалуйста, любой каприз за ваши деньги, но вы позвали Тутту Ларсен на работу со всем ее бэкграундом, с ее компетенциями, с ее образом. Давайте не будем доходить до абсурда. Если прочесть, допустим, фамилию Чубайс задом наперед, это будет тоже очень неприличное слово». Поэтому я остаюсь Туттой Ларсен уже 22 года.

Мария:  Странно. До того как я не услышала эту байку про то, что кто-то читал твое имя задом наперед, мне вообще, в принципе, не приходило в голову, что нужно читать имена задом наперед.

Тутта:  Мне тоже такое в голову не приходит, но проблема в том, что кто-то видит в этом некий умысел, типа мой месседж миру, что я специально придумала себе псевдоним, в котором заложила некую непристойность. Это не так, это случайность, оплаканная мною, но, тем не менее, так уж вышло. К тому времени, как это стало известно, я уже прочно вросла в это имя и менять ничего не собираюсь до сих пор.

Мария:  Опять же, читала, что ты говоришь, что ты работаешь Туттой Ларсен, то есть все-таки ты отделяешь себя от этого образа, такого собирательного образа компетенций, профессиональных навыков и так далее, но при этом у тебя образ с течением твоей профессиональной карьеры очень менялся, можно сказать, кардинально менялся, а Тутта Ларсен оставалась.

Тутта:  Надо сказать, что по прошествии какого-то времени я оценила силу псевдонима, потому что помимо того, что за ним можно спрятаться и придумать какую-то клевую историю, он действительно является некими латами, некой дверью, за которой начинаюсь реальная я и за которую я не пускаю всех. Моя частная жизнь – это совершенно мое личное дело, а Тутта Ларсен – это моя профессия, которая у всех на виду, это персонаж, с которым любой человек может взаимодействовать, общаться. Когда мы говорим о смене образа, она, наверно, действительно выглядит для зрителей выглядит кардинальной, какой-то радикальной, но для меня это процесс длиною более чем в 20 лет и, конечно, это не был такой монтаж, как в фильме «Человек с бульвара Капуцинов». Это было такое поступательное, достаточно медленное, естественное движение. Человек растет, взрослеет, у него меняются приоритеты, интересы, образ жизни, ценности и задачи, цели. Понятно, что невозможно в сорок лет вести себя так же, как в двадцать, и интересоваться теми же темами, что в двадцать. К счастью, расту не только я, растет и мой зритель, и те люди, которые раньше «перлись» от MTV, сейчас «прутся» от того же, от чего и я. Их интересуют вопросы семьи, духовности, карьеры, реализации, личного роста, воспитания детей, отношений и так далее.

Мария:  Личного бренда…

Тутта:  Личного бренда, в том числе, да. Поэтому у Тутты не было какого-то ребрендинга такого резкого – она была такой веселой залихватской девчонкой и внезапно стала светской матроной – нет. Этого не было. По крайней мере, это не было сделано как-то искусственно, нарочито, это не был маркетинговый ход.

Мария:  Мне кажется, что мы просто все естественным образом вместе с Туттой повзрослели.

Тутта:  Конечно.

Мария:  Работая в теме личного брендинга, я-то понимаю, что личный бренд и человек – это не всегда одно и то же, это некая грань человека. Конечно, это он настоящий, но это не весь он, это часть. Поэтому, когда ты видишь любимого персонажа какого-то, ты думаешь, что это весь он, а потом оказывается, что это тоже грань, это тоже бренд. Сейчас не так много известных псевдонимов, которые так идут на много-много лет, как у тебя получилось.

Тутта:  Да, и если уж мы рассматриваем Тутту Ларсен как продукт, то когда-то была просто “Cola”, а сейчас есть “Cola Zero” для тех, кто следит за своим здоровьем. Когда-то Тутта Ларсен была про молодежную субкультуру и музыку, сейчас это просто другие темы, но, опять же, повторюсь, тут вопрос в том, кому ты предлагаешь этот продукт, кто является потребителем, кому адресуется то, что делает Тутта Ларсен, у кого работает этот бренд. Целевая аудитория тоже очень сильно поменялась. Было бы странно сейчас пытаться мне в моем возрасте, с моими какими-то умениями обращаться к двадцатилетней аудитории.

Мария:  Да. Тем более что есть аудитория, которая уже тебя знает и тебя сейчас открывает в новом качестве тоже.

Тутта:  Просто есть аудитория, которая меня вообще не знает, дети. Так очень часто бывает, что со мной хотят общаться люди примерно моего возраста плюс-минус десять лет, от 30 до 50. Они все родители, в основном, мы часто встречаемся на каких-то мероприятиях, посвященных родительству, и они часто туда приходят с детьми, и с маленькими, и с подростками, и это: «Ой, давайте сфотографируемся. Коля, стань здесь. Так, ты должен сфотографироваться с Туттой, это такая крутая тетка! Это такой крутой человек! Коля, папа будет счастлив», а Коля такой стоит: «Блин, что за баба вообще?». Мне всегда так перед детьми стыдно, реально! Я говорю: «Вы поймите, я для него вообще никто абсолютно. Зачем вы мучаете ребенка? Вы хотите, давайте с вами сфоткаемся, для вас я что-то значу. Я не Нюша, я не Oxxxymiron, не Смешарики, я для ваших детей ноль, пустое место». Стоит какая-то тетка, над которой кудахчет мама, и мне реально неловко. Дети, конечно, для мам улыбаются в кадр, но явно им не очень это интересно все. «Я НИКОГДА НЕ ХОТЕЛА БЫТЬ УЗНАВАЕМА»- ПРОЦЕСС САМОВЫРАЖЕНИЯ КАК КАТАЛИЗАТОР РОСТА ПОПУЛЯРНОСТИ

Мария:  Понятно. Я не очень люблю копаться в прошлом в смысле пути становления артиста, но все равно. Донецкая область, ты переезжаешь в Москву, ты поступаешь. Скажи ключевые моменты: как ты стала узнаваемой и как ты стала работать на BIZ-TV? Ключевые моменты успеха. Много же людей заканчивают журналистику, хотят попасть на экраны телевидения.

Тутта:  Я никогда в жизни не хотела быть узнаваема. Для меня вообще до сих пор это косвенный эффект моей профессии. У меня никогда в жизни не было цели стать лицом журнальной обложки или попасть в какие-то рейтинги, или иметь миллионную аудиторию в Instagram. Для меня всегда целью был процесс самовыражения и процесс донесения информации, которая мне интересна, максимально широкому количеству единомышленников, скажем так. Меня что-то «прет», я чем-то «горю», мне что-то очень интересно и мне очень хочется этим делиться с миром. Поскольку я журналист, я делюсь этим со своей аудиторией. Во времена MTV это была молодежная субкультура, сейчас это какие-то вопросы родительства, но это именно то, в чем я хорошо разбираюсь, что я очень люблю и о чем я могу долго и вполне компетентно говорить. Я думаю, что сейчас очень большая проблема многих людей, которые хотят чего-то достичь и добиться в этом мире, в том, что они начинают строить свою карьеру и свою историю, измеряя это славой и каким-то количеством признания. Но, мне кажется, здесь признание – это последствие, а причина – это мастерство, и надо хотеть не стать звездой и героиней глянца, а хотеть стать таким мастером в своем деле, чтобы к тебе пришло это, эта слава пришла, этот глянец пришел.

Мария:  Как следствие твоего мастерства.

Тутта:  Конечно. Это потом, а в основе – это твое умение, это то, что ты делаешь лучше всех.

Мария:  Хорошо, а почему из разных граней проявления твоих интересов (ты же пела, писала, позже ты снималась), почему именно журналистика стала основной?

Тутта:  Потому что это то, что я умею делать лучше всего.

Мария:  То есть ты попробовала разные варианты и поняла, что это…

Тутта:  Да. Например, петь я очень любила, и у меня есть какие-то данные к этому, но я не могу сказать, что я очень талантлива. Если бы мне нужно было всерьез заниматься и идти по этой дороге, мне нужно было бы очень много работать, очень много учиться. У меня просто не было бы на это ни сил, ни времени. Я просто выстроила процесс таким образом, чтобы заниматься тем, что по-настоящему ценно и важно и тем, что я действительно умею делать лучше всего. Не лучше всех, а из всего спектра моих умений лучше всего я могу быть тележурналистом. Я решила сконцентрироваться на том, что важнее, вот и все.

Мария:  Читала, что тебя долго приглашали на Муз ТВ, и ты долгое время почему-то отказывалась. Не знаю, байка это или нет. Ты оставалась на BIZ-TV, где ты работала четыре года, и на Муз ТВ не сразу перешла, как тебя пригласили. Ой, на MTV.

Тутта:  Нет, это байка. На самом деле, это не так. Я появилась на MTV с первого дня его трансляции в 1998 году, но до MTV было BIZ-TV и было Муз ТВ. Там была такая история, чисто техническая. Сначала было BIZ-TV, в котором работали все мои тогдашние коллеги – Александр Анатольевич, Лика Длугач, тогда еще был такой ведущий Владислав Копп – и Зосимов объединился с Крутым, с Лисовским и еще с какими-то двумя музыкальными деятелями, уже не помню даже, кто это был, в некое объединение под названием «Квинта», и эта «Квинта» и запустила канал Муз ТВ в 1995 году. Зосимов просто предложил нам открыть Муз ТВ и поддержать этот канал, потому что у него всегда была мечта привезти в MTV в Россию. Он знал, что это вопрос времени, но все это было не так просто, MTV не доверяло нам франшизу, они не понимали, как работает бизнес в нашей стране, и MTV запустилось спустя 3 года, а начало российскому музыкальному телевидению как раз положило BIZ-TV и Муз ТВ, на которое мы все плавно перешли: я, Анатольевич, Лика, к нам присоединились Аврора, Даша Субботина, Оля Шелест и Саша Пряников, и вот этот костяк как раз три года делал Муз ТВ. Параллельно существовало BIZ-TV, на базе которого потом запускалось MTV, и часть людей опять ушла на BIZ-TV. В общем, это было так, но я никогда не уходила от Зосимова и моя работа на Муз ТВ – это был просто некий такой эпиграф к MTV. Как только Боря привез официально MTV в Россию и сказал: «Ребята, мы готовы к запуску», мы все сказали: «Бай-бай, Муз ТВ» и отправились работать на MTV Россия.

Мария:  Понятно. В общем, байка, рассказы…

Тутта:  Это байка. Я никогда в жизни добровольно не ушла бы из-под крыла Бориса Гурьевича Зосимова. Это мой гуру, мой крестный отец в телевидении, это человек, которому я всю жизнь буду благодарна за то, что из меня сегодня сделалось. ИНТЕРВЬЮ СО «ЗВЕЗДАМИ»: КУРЬЕЗЫ И РАЗОЧАРОВАНИЯ ВЕДУЩЕЙ МУЗЫКАЛЬНОГО КАНАЛА

Мария:  Слушай, а интервью с музыкантами? У тебя было очень много разных музыкантов на интервью. Я сейчас как человек, который регулярно берет интервью, у каждого человека такая огромная биография, такая история, столько всего. Дай лайфхаки, пожалуйста. Как готовиться? Волновалась ли ты? Кого ты больше всего запомнила?

Тутта:  Конечно, я волновалась очень сильно всякий раз, особенно когда это были интервью на английском языке. Я не сразу начала прилично говорить по-английски, и мои первые англоязычные интервью – это просто эпик фейл. Никогда в жизни не забуду самое первое интервью на английском языке, я его брала еще для Муз ТВ у группы “East Seventeen”. Они на пике своей популярности приехали в Москву выступать в Олимпийском, и мы снимали про них длинный фильм про то, как они приехали в Россию. Надо сказать, что эти ребята говорят на кокни – это такой диалект британского английского языка, на котором говорят парни с улиц Восточного Лондона. Звучит это очень похоже на турецкий язык. Например, их вокалист Брайан Харви должен был записать нам ID типа: «Hi! I am Brian Harvey. You are watching Muz TV». Звучало это так: «Хай-хо Харвей, хо хай», поэтому из всего, что они говорили, отвечая на вопросы, мы понимали примерно 13%. Я должна признаться зрителям, что большую часть этого интервью мы придумали, потому что никто, ни приглашенные переводчики, ни мы, ни какие-то знакомые американцы-студенты, которые жили тогда в России, никто не понял, что они говорят. Их английский был насколько не понятен нам, особенно тем, которые учили классический BBC English: «This is a pencil. Moscow is the capital of Soviet Union» и так далее. В общем, это был мой первый такой драматичный опыт интервьюирования людей на английском языке. Спустя несколько лет похожая история была с группой Prodigy, которые тоже говорят по-английски: «Twisted Firestarter». Это может знать только человек, который какое-то достаточно длительное время жил в Лондоне и на улицах или в полях общался с этими людьми, которые говорят на этих диалектах. Но это все равно было очень прикольно, очень интересно, это было такое первое столкновение с международной музыкальной культурой зарубежной, и это были какие-то совершенно незабываемые вещи. Кстати, очень забавно, я знаю, например, что на американском MTV интервью англоязычных групп, в частности, группы Oasis, давались с субтитрами, потому что американцы тоже не понимают английского языка. Манчестерского инглиша они не понимают.

Мария:  Кого из всех, кого ты интервьюировала, ты ждала больше всего? Ты понимала: «О, вот это!».

Тутта:  Конечно, Red Hot Chili Peppers и, конечно, я очень мечтала познакомиться с группой Rage Against the Machine. Интервьюировать я их не интервьюировала, мне кажется даже, что они приезжали еще до того, как MTV Russia началась, это было тоже в пласте 90-х, потому что если бы они приезжали после того, как открылось MTV, мы бы уже затащили их в «Дневной каприз». Скорее всего, это было до 1998 года, но зато мне удалось пообщаться с ними за кулисами, и это просто какой-то незабываемый был концерт, когда в ДК Горбунова просто потели стены. Это был такой угар, это было такое уединение, когда зал в несколько тысяч человек орал единым голосом вместе с артистами на сцене все песни, все прыгали, рубились, slam, stage diving, и мокрые текли, по стенам текла вода. Это был самый крутой концерт в моей жизни! Я бы, наверно, хотела пообщаться с Bjork, с Depeche Mode и больше, наверно, ни с кем.

Мария:  Я бы хотела или…?

Тутта:  Да, я бы хотела, но мне это не удалось. А так у меня очень много всяких светлых, приятных воспоминаний, просто помимо интервью в «Дневном капризе» я же ездила на все европейские церемонии вручения MTV европейских музыкальных наград, вручение видеонаград MTV американских, кинонаграды MTV, и мы там всегда работали на красных дорожках. Это было самое ценное, эти трофеи, интервью, собранные с красных дорожек, потому что когда артист идет по красной дорожке, а здесь выстроилась пресса у заборчика и там три десятка камер, три десятка каналов, тебе нужно его выкричать, привлечь и заставить подойти именно к тебе. Это были самые ценные журналистские моменты, когда ты находишь способ привлечь внимание звезды, ты что-то такое кричишь, что она поворачивается и подходит именно к тебе, это было круто! У меня было два любимых героя всегда на этих красных дорожках – это Fat Boy Slim, он же Норман Кук, и вокалист группы Blur Деймон Албарн. Они дружат и они всегда, по крайней мере, те три или четыре раза, что я их видела на красных дорожках, они шли всегда вместе в изрядной степени алкогольного опьянения, они всегда шли «домиком» и поддерживали друг друга. Эти два моих любимейших парня, которые никогда в жизни ничего из себя не изображали, не притворялись никакими гламурными super stars и всегда при этом давали пьяными голосами старательно интервью, и всегда были очень дружелюбны. При этом это люди, которые делают очень крутую музыку и являются моими музыкальными кумирами, это приятно. Часто бывали разочарования, когда какая-нибудь прекрасная девушка, певица, которая тебе очень нравится, которая позиционирует себя как интеллектуалку или какую-нибудь революционерку, вдруг превращалась в кривляку и ломаку на красной дорожке и начинала вот таким голосом что-то рассказывать о том, как она наелась спагетти. Все люди, на самом деле. Главный вывод, который я сделала из своей работы, из своего общения со звездами – это то, что если тебе нравится музыка, лучше к человеку лично близко не приближаться, потому что принцессы тоже какают. Очень легко разочароваться в человеке, который тебе кажется невероятно крутым благодаря его творчеству, но на поверку он оказывается обычным козлом или хамом. «АГРЕССИВНАЯ RUSSIA» ВСТУПАЕТ В ДРАКУ И НАРУШАЕТ ПРАВИЛА

Мария:  А можешь вспомнить самый интересный пример, что такого ты выкрикнула, что кто-то среагировал? Что самое для тебя? Ты это заранее продумывала: «Так, я скажу вот это», или ты просто спонтанно в потоке?

Тутта:  Вначале, в первые годы достаточно было крикнуть просто: «Привет! Здесь Россия», и все такие: «Вау! Ничего себе! Здесь Россия? И в России есть MTV?» и все, и понеслась. У нас один раз вообще была баталия, там был один чувак из британского MTV, из News Блок MTV UK, и он был просто очень наглый. Он был в два раза выше меня, и он меня прямо давил, вдавливал во второй ряд, и я ему дала кулаком ниже пояса, просто наощупь, не глядя, потому что ты стоишь, кричишь, ждешь свою звезду, а чувак тебя сильнее, крупнее, килограммов на тридцать тяжелее. У меня не осталось выхода, кроме как его долбануть и вывести на какое-то время из строя, и потом даже были какие-то разборки между нашими менеджментами, что MTV Russia агрессивно и неприлично себя ведут. Все очень ржали потом, когда меня видели, потому что я тогда была 50 кг и 1 метр 60 см ростом, и всем было очень смешно: «Это она что ли дерется?».

Мария:  Да, агрессивная Russia. Прикольно.

Тутта:  Там еще всегда был регламент. Есть красная дорожка, где, на самом деле, у всех своя иерархия, потому что в начале красной дорожки стояли всегда MTV UK, MTV US, у них всегда была преференция, а дальше уже вся эта шушара – Восточная Европа и все вот это вот. Все равно такая дискриминация была всегда, и чем дальше, тем с меньшим пиететом к нам относились. Сначала у нас был американский менеджмент, и они для нас пробивали хорошие места на дорожке и потом хорошее интервью за кулисами. Но с каждым голом хороших интервью было все меньше, звезды были все мельче, и я помню, как в Копенгагене на церемонии European Music Awards мы сделали красную дорожку, и оказалось, что за кулисами нам не дали практически никого – ни Джасина Тимберлейка, ни Дайдо. Были какие-то клевые звезды, но они общались с MTV скандинавским, общались с UK, с Америкой, а нам вообще не дали времени даже. Понятно, что там десять съемочных групп, все хотят артистов, а у артиста на каждого есть по три минуты и трудно подключить еще одну, но мы же MTV Russia. В итоге мы так обиделись, а там все очень строго, там регламент, сюда ходи, сюда не ходи, вот здесь стой, вот здесь не стой, интервью мы берем только здесь в этих декорациях и нигде больше. Я пошла в туалет и по дороге встретилась с Kelis. Мы с ней уже несколько раз встречались тоже на разных мероприятиях, я делала с ней интервью в Штатах. Я говорю: «О! Хай! Привет!». Она тоже меня узнала: «Привет!». Я говорю: «А можно сделать с вами интервью?». Она говорит: «Да, конечно». Я быстренько подогнала свою группу, мы ее в коридоре проинтервьюировали, она рассказала нам про свои дела, про то, за кого она болеет, на что она номинирована. Потом тоже был жуткий скандал, что мы без согласования и без соблюдения субординации поймали звезду в коридоре, так не положено, все это должно идти через менеджмент. Но нам уже было не до жиру, потому что мы делаем российскую версию европейских наград, а у нас ни одного нормального интервью, потому что нас просто тупо не пускают к артистам. Чтобы пробраться к артисту, нужно пройти серьезный кордон его менеджмента, и зачастую артист сам был бы рад с тобой пообщаться, но этот весь регламент, к сожалению, не всегда проходим. Все эти барьеры, все эти пиар-директора, какие-то тур-менеджеры и прочие товарищи вредные тебе просто не дают туда пробиться. Приходилось идти на подлог.

Мария:  Интересно, сейчас поменялись правила эти, как ты думаешь?

Тутта:  Сейчас просто нет MTV Россия в том виде, в каком оно существовало тогда, у MTV очень маленькое производство, MTV не делает русских версий иностранных церемоний, мы стали очень тоненьким маленьким бранчем, этой веточкой на этом мощном дереве семейства MTV. Раньше мы все-таки были достаточно серьезным каналом. ПОЧЕМУ ПРИШЛОСЬ УЙТИ С MTV ПОСЛЕ 10 ЛЕТ РАБОТЫ, ИЛИ ОБРАТНАЯ СТОРОНА ШОУ-БИЗНЕСА

Мария:  Как ты думаешь, а почему так произошло?

Тутта:  Я думаю, что к тому много причин, но главная причина заключается в том, что в какой-то момент на MTV Россия пришли управленцы, которые вообще не поняли, с чем они имеют дело, с каким уникальным продуктом они имеют дело, с какой уникальной командой они работают. Они стали мерять нас обычными мерками бизнеса, законов телебизнеса, стали мерять рейтинги, стали мерять уровень компетенций, эти тесты дебильные проводили, но самое главное – это были эти рейтинги, коммерческие обоснования успеха MTV Россия, и люди просто «выплеснули ребенка вместе с водой». Это был костер уникальный, который горел и на котором можно было столько всего интересного приготовить, но эти люди пришли и затоптали этот костер и даже этого не заметили. Наверно, самое яркое подтверждение моим словам, что сейчас 90% лучших людей телевидения не только в кадре, но и за кадром – режиссеры-постановщики, осветители, авторы, гримеры, редакторы, звукорежиссеры, дизайнеры, которые делали заставки, программисты, которые программируют канал и телевизионную сетку – все эти люди, о существовании которых зритель даже не подозревал, они сейчас супер-профи на всех главных телеканалах страны: в «Вечернем Урганте», на канале «Россия», я уже не говорю про ведущих. В основном, 90% наших ведущих – это лица главных каналов страны сегодня.

Мария:  Хорошо. Твой переход на «Звезду», смена этого амплуа, переход к другим темам: Великая Отечественная, документальное кино – это уже было связано с тем, что у тебя поменялись приоритеты вообще?

Тутта:  С тем, что поменялись приоритеты, но приоритеты поменялись в связи с тем, что очень поменялось MTV. Там произошла очередная смена власти, пришел новый начальник с новой командой, который за три месяца не нашел возможности встретиться с нами вообще. Я ходила в приемную и спрашивала: «У нас новый босс, мы работаем, и мне бы хотелось познакомиться, вообще посмотреть этому человеку в лицо. Я 10 лет работаю на этом канале, а он только пришел. Мне интересно, какие у него на меня взгляды и планы, что он планирует делать на канале», но ему было не до того. Три месяца я вообще не могла с этим человеком встретиться и до сих пор не знаю, как он выглядит. Я не знаю, как он выглядит, но он три месяца был моим боссом. Я просто написала заявление об уходе, потому что я поняла, что, видимо, я не нужна этому каналу и этот канал уже не нужен мне, потому что это не MTV.

Мария:  Но здесь, в этом шаге, была все-таки какая-то внутренняя боль?

Тутта:  Конечно. Была внутренняя боль и было очень страшно, и было очень обидно расставаться с тем, что мы так долго строили, но было понятно уже по той атмосфере невроза, какого-то напряжения, страха, которая в коллективе MTV возникала, чего не было никогда. У нас всегда все было очень дружно, очень как-то по-человечески, по-доброму. Никогда не было никаких интриг, никакой «коверной возни»: чья-то любовница подсидела ведущую или кто-то заплатил деньги и кого-то поставили на чье-то место – этого вообще ничего не было. У всех было свое дело, у всех была своя ниша, никто никого не высиживал. Просто я поняла, что мне не нравится эта атмосфера, мне не нравится, что все боятся за свою шкуру, все трясутся за свою карьеру, все ждут, кого уволят завтра или сократят, потому что постоянно шли какие-то жуткие сокращения. Я думаю, что меня тоже могли бы уволить просто. Я ушла просто до того, как меня ушли. «Звезда» – это был, конечно, такой случайный вариант. Это не было мечтой моей профессиональной, просто так получилось, что там было вакантное место, я повстречалась с боссами канала, они сказали: «Вообще это интересно. Давайте что-нибудь попробуем сделать вместе», и я ушла на «Звезду». До меня туда ушли еще Шелест с Комоловым, они делали там какое-то шоу, не то утреннее, не то дневное, развлекательное. Потом у канала «Звезда» очень быстро поменялся формат, и они решили, что им вообще не нужны развлекательные шоу, и мы там сделали несколько довольно хороших проектов, а дальше в моей жизни случился проект «Девчата» и параллельно я работала на куче каких-то других маленьких историй. Был прекрасный совершенно проект на ТВ3 «Удиви меня», который мы вели с Оскаром Кучерой, про фокусников, чудесный просто конкурс фокусников, я в него до сих пор влюблена, очень по нему скучаю. Была в моей жизни один сезон передача «Секрет успеха» – это наш аналог «X-Factor» до того, как он стал «Фактор-А». Еще было реально много чего-то такого, что давало возможность «не засохнуть» в профессии, что-то зарабатывать, но, конечно, особо не способствовало никакому развитию, никакому карьерному и творческому росту.

Мария:  Получается, что в MTV у вас была реально какая-то такая большая задача, у каждого была своя роль, это было то место, где ты чувствовала, что ты принадлежишь этому месту, да?

Тутта:  Да.

Мария:  После, получается, когда эта история распалась, это были классные проекты, но, скорее, проекты, и ты как-то внутренне искала чего-то, да?

Тутта:  Я потерялась, конечно, потому что я оказалась, во-первых, не готова совершенно к тому стилю общения и отношений, которые существуют в целом на телевидении. Мы на MTV находились в абсолютно тепличных условиях 10 лет, когда нас любили, нас уважали, нами дорожили и нам позволяли делать все, кроме как ругаться матом и показывать голую задницу. Выражать себя, творить, экспериментировать как угодно, и вдруг, когда ты оказываешься в совершенно других обстоятельствах, ты приходишь на кастинг, а на кастинге тебе говорят: «Да-да, все хорошо, но вот ваше декольте нас не устраивает, достаточно глубокое», или после какого-нибудь другого кастинга тебе перезванивают и говорят: «Тутта, вы молодец, вы хорошо отработали, но канал хочет блондинку». Ты начинаешь думать: «Блин, может быть, я уже что-то не то в профессии делаю, если я со всеми моими умениями, знаниями, навыками не нужна, потому что я не блондинка? Что-то, может, со мной не так, наверно?». Это было довольно сложно. Очень сложно было продолжать верить в себя, в свою профессиональную состоятельность, и я чувствовала себя просто каким-то компьютером, которым забивают гвозди. У меня другой функционал, я могу больше, но это никому не нужно. Наверно, программа «Девчата» в этом смысле стала достаточно неплохим полигоном для испытания каких-то своих компетенций и навыков, потому что, с одной стороны, это был очень яркий проект, очень классный и заметный, а с другой стороны это было тоже безумно тяжело, потому что пять женщин, которые делят место, которые тянут одеяло на себя, которые все очень непростые по характеру, все очень амбициозные очень талантливые, но при этом не очень готовы к командной игре, это было все так сложно. Это была очень хорошая школа для нервной системы и для какого-то профессионального портфолио, но все равно это было не до конца, не 100% мое, и искать свое мне было очень и очень сложно. Потом у меня был канал «Мать и дитя», где мне было хорошо и комфортно, хотя, опять же, ты чувствуешь себя большой рыбой в маленьком пруду. Это было хорошо, это приятно, это когда ты нужен, ты востребован. Ты, может быть, не зарабатываешь огромных денег, огромных рейтингов, но ты делаешь то, что тебе интересно, так, как ты это можешь, и в каком-то тоже таком очень человечном коллективе. Коллектив телеканала «Мать и дитя» был похож на коллектив канала MTV по степени сплоченности и любви к своему делу, к детищу своему. Потом этот канал тоже распустили, потому что его «съела» более крупная медиаструктура. В общем, все эти законы, по которым работает современное телевидение, они меня, конечно, очень сильно обескураживали всякий раз, потому что я никак не могла понять, по какому принципу строится работа этой программы, почему ее ведет этот человек, почему продюсер имеет на нее такое видение, на какую аудиторию она ориентируется. Когда ты имеешь дело с крупными каналами, там очень сложная система оценки ситуации, подбора персонала и выбора форматов. Я с этим просто не могу взаимодействовать, моего умишка на это не хватает. Какие-то вещи меня удивляют, но, наверно, боссам телевизионным виднее, они же боссы. Но всякий раз, наталкиваясь на то, что ты приходишь и тебе говорят: «Да, вы очень хорошая, вы очень профессиональная, но нам не нужно, чтобы вы были такой хорошей и профессиональной», то я испытывала, конечно, жуткие какие-то комплексы неполноценности и удары по своей самооценке, и в шутку, но на самом деле с болью в сердце говорила: «Ну, все, пора мне, наверно, идти на канал «Столица» погоду читать». У Ларисы Сурковой, замечательного психолога, блогера и мамы пятерых детей супруг, который занимается бизнес-коучингом.

Мария:  ТРИЗ-технология, да.

Тутта:  Да, по технологии ТРИЗ. У него в блоге я прочла вещь, которая меня поразила. Он сказал: «Если вы ходите по собеседованиям и вам везде говорят: «Спасибо, но вы для нас слишком дорогой или слишком компетентный», если вы внезапно стали настолько профессиональны, что ощущаете на фоне остальных предложений на рынке свою гиперкомпетенцию, вам пора начинать собственное дело». Это я уже прочла после того, как мы начали собственное дело. ЗАПУСК КАНАЛА TUTTA TV И ПЛЮСЫ СУБЪЕКТИВНОГО ТЕЛЕВИДЕНИЯ

Мария:  TUTTA TV?

Тутта:  Да, после того, как мы придумали TUTTA TV, и я поразилась, насколько как-то Господь и интуиция привели меня к ощущению того, что невозможно больше подстраиваться под какие-то нелепые требования, которые к тебе предъявляют люди, которые вообще тебя не видели в кадре, и непонятно, зачем они тебя зовут на кастинг. Вы включите телевизор и посмотрите, вот Тутта Ларсен. Либо вам нужна Тутта Ларсен, либо вам не нужна Тутта Ларсен. Если вы ищете блондинку, зачем вы зовете Тутту Ларсен на кастинг? Это все в какой-то момент сконцентрировалось во мне в некую такую энергию, может быть, немножко даже злость, какое-то желание сделать что-то вопреки всему происходящему, и так родилось TUTTA TV.

Мария:  У меня сразу такой вопрос, не убегая: сейчас вы отказались от этого термина «субъективное телевидение», да? Получается, что в тот момент, может быть, оно и было актуальным, это определение, потому что если бы было немножечко вопреки, в твоем пространстве ты показала бы, как бы ты видела эту историю?

Тутта:  Мы отказались по техническим причинам, потому что все-таки мы работаем по законам YouTube, а в YouTube есть определенные схемы, которые работают на то, чтобы тебя смотрели. Называя TUTTA TV телевидением, мы сбиваем с панталыку, дезориентируем зрителя, потому что зритель думает, что это какое-то телевидение, которое где-то снимается и транслируется в YouTube. Он не понимает, что это отдельный YouTube-канал целиком, полностью посвященный теме родительства. Это чисто маркетинговый такой ход.

Мария:  Все, поняла тебя.

Тутта:  Мы не отказываемся от концепции субъективного телевидения, но мы просто сейчас не говорим, что мы делаем телевидение, чтобы наш зритель не терялся в терминах. Но степень субъективности интернет-канала, безусловно, очевидна для всех. Человек, который делает какой-то видеоблог или собственный канал на YouTube, он, конечно же, делает его по собственному лекалу, по своим вкусам, по своим темам, и в этом, собственно, и прелесть Интернет-СМИ, когда ты – это то, что ты умеешь и то, чего ты стоишь, и за тебя голосует зритель только потому, что ты ему нравишься, а не потому, что его купили или потому, что ты сидишь на главной кнопке и у зрителя нет вариантов тебя не смотреть.

Мария:  Но все равно получается, что твой выход в digital-пространство, а именно в социальные сети, он был чуть позже того момента, когда у тебя был пик популярности на телевидении, я имею в виду MTV.

Тутта:  Не чуть-чуть позже, а на 10 лет позже.

Мария:  А как быстро ты включилась в социальные сети? Когда вы начали делать YouTube, вы успели поймать волну, когда это в России стало набирать обороты, или, мне кажется, что это случилось чуть позже просто?

Тутта:  У меня был свой блог. Я вообще завела Instagram два года назад, меня этому учить нужно до сих пор, и Facebook у меня появился три года назад, и мне было сложно очень погрузиться в концепцию социальных сетей, когда ты весь на виду, и когда ты присутствуешь и постоянно о себе напоминаешь, потому что моя профессия и так – это постоянное присутствие и напоминание, и мне казалось, что еще засорять собой виртуальное пространство это как-то вообще неприлично. Я недооценила, может быть, это как инструмент рабочий в свое время, и сейчас нам довольно сложно, потому что мы не являемся профессионалами в области SMM или digital-маркетинга, мы телевизионщики и мы, на самом деле, учимся только делать продукт в Интернет-пространстве. Поэтому, может быть, мы совершаем какие-то ошибки или двигаемся несколько медленней, чем нам бы хотелось, но зато мы учимся этому сами.

Мария:  И делаете то, что вам нравится.

Тутта:  И делаем то, что нам нравится и то, что, как нам кажется, полезно и кому-то может быть очень и очень вовремя.

Мария:  Когда ты говоришь «мы», ты имеешь в виду свою команду? У тебя сейчас собрана команда вокруг проекта?

Тутта:  Да, у меня чудесная команда, созданная моим партнером, другом, коллегой еще со времен BIZ-TV, Петро Шекшеев, который сегодня является создателем и главой PR-агентства «Больше, чем агентство» – это PR, маркетинг полного цикла, он работает со звездами и со спортсменами, и с разными другими интересными медийными людьми. Собственно, это Петя придумал TUTTA TV, я-то хотела просто сделать видеоблог, бложек хотела делать. Он сказал: «Какой бложек? Ты с ума сошла? Ты Тутта Ларсен и мы будем делать TUTTA TV». Это Пете принадлежит концепция субъективного телевидения, поэтому он, конечно, мой вдохновитель и мой в чем-то учитель, и мой надежный тыл вообще, моя вторая половина в бизнесе, плюс у нас совершенно чудесная команда. Наша директор и исполнительный продюсер TUTTA TV Вика Андрущенко, наша PR-директор Алена Ковальчук, наши замечательные операторы, у нас есть бухгалтер, юрист. В общем, все эти люди очень родные, близкие, очень болеющие за дело, и поэтому это легко, когда у тебя такие люди рядом, которые тебя поддерживают и которые очень хорошо знают свое дело.

Мария:  А старт проекта случайно совпал с тем, что ты была в третий раз в положении и вы как раз освещали эту тему? Насколько заранее так получилось, что вы запланировали, или вы…

Тутта:  Нет, просто проект родился примерно одновременно с моей беременностью. Она и явилась таким толчком к решению делать что-то свое и делать на родительскую тему. Так получилось, что, видимо, и запрос был очень большой на эту тему. Мы попали в струю, потому что оказалось, что в разных сферах, на разных площадках, будь то какие-то интернет-порталы или социальные сети, или какие-нибудь издания, какие-то виртуальные СМИ, эта тема очень востребована и нет какой-то единой площадки, которая могла бы объединить между собой разные части этой темы и объединить также родительское сообщество, экспертное сообщество и сообщество производителей детских товаров и услуг, чтобы всех объединить и сделать какое-то общее совместное дело, какой-то интересный всем проект и с коммерческой точки зрения, и с информационной. Таким проектом стало TUTTA TV.

Мария:  То есть ваш концепт в том, что есть польза для родителей. Образно говоря, я смотрела ролики про детский сон, то есть четко и понятно ответы?

Тутта:  Да, это абсолютно прикладная история.

Мария:  Да, с другой стороны, есть рубрики экспертов, где я могу дополнительно что-то узнать, и при этом вас поддерживают коммерческие спонсоры в виде брендов, да?

Тутта:  Да, и мы может об этих брендах рассказывать нашим родителям и тоже рассказывать не тупо в каком-то рекламном формате: «Покупайте, это лучшее для детей», а рассказывать им тоже с экспертной точки зрения. Даже реклама у нас на канале представлена в некой позиции, как некая история, когда эксперт рассказывает, почему этот продукт хорош, а потом его тестируют реальные родители и рассказывают о своих впечатлениях.

Мария:  Прикольно. То есть у вас наверняка, получается, есть человек, который занимается работой с коммерческими предложениями и так далее?

Тутта:  Конечно. «В ГОСТЯХ У ТУТТЫ» И ДРУГИЕ ИНТЕРЕСНЫЕ ПРОЕКТЫ

Мария:  А какая у тебя любимая там рубрика? Что тебе нравится там делать больше всего?

Тутта:  Я больше всего, на самом деле, люблю интервью «В гостях у Тутты».

Мария:  Я так и думала :)

Тутта:  Да, но самое интересное, что есть в моей профессии, – это общение с людьми, с интересными людьми. Это вообще главный бонус. Ты все время встречаешь потрясающих людей, которые тебя вдохновляют, чему-то учат, что-то тебе рассказывают. В эту рубрику к нам приходят выдающиеся мамы, блогеры или многодетные мамы, или мамы социально активные, которые борются за права женщин или против абортов, или как-то отстаивают какие-то наши родительские ценности, либо это могут быть очень интересные специалисты в своем деле, та же Лариса Суркова или какие-нибудь другие диетологи прикольные – те люди, с которыми есть смысл поговорить поподробнее тоже о волнующих нас вещах.

Мария:  А это внутреннее состояние, когда вы создали, придумали этот проект… Получается, что это как дом, начать строить свой дом?

Тутта:  Да, это как начать строить свой дом и это также, я уже сказала об этом, повторюсь, нас «прет» так же, как и в начале MTV. Это, конечно, не тот масштаб и совсем другая тема, но степень актуальности и степень веры нашей в то, что мы делаем, она похожая. Как сказал однажды мне священник Максим Козлов, протоирей: «Зажечь может только то, что горит», поэтому если нас «не прет», мы не можем делать продукт, который кого-то заинтересует.

Мария:  Как ты думаешь, могла бы ты нащупать эту тему чуть быстрее, чтобы это «вне времени» быстрее закончилось, или все происходит вовремя, и ты была именно сейчас готова?

Тутта:  Все происходит вовремя. Этой темой я занимаюсь давно, еще с того момента, как у меня родился Лука, 12 лет, потому что с маленьким Лукой мы делали на радиостанции «Маяк» еще старой радиостанции «Маяк», совместно с журналом «Няня» программу, которая называлась «Только для взрослых». Именно там я и начала впервые говорить о родителях и детях и поднимать все эти темы. Именно оттуда я начала формировать свою записную книжку с телефонами педагогов, психологов, детских врачей, акушеров-гинекологов и так далее. Это уже 12 лет назад все это началось, но я была не готова просто делать что-то сама. Я находилась всегда в зависимости от телеканалов, от каких-то других людей, которые делали телевидение. Здесь, выйдя в свое пространство в YouTube, я получила просто возможность ни перед кем ни в чем не отчитываться, и самой выбирать темы, формы, язык, на котором я буду говорить.

Мария:  Интересные проекты ты же все равно будешь рассматривать?

Тутта:  Конечно, я их и делаю. Мы сейчас запустили новый проект на канале «Ю», посвященный родительству, у меня замечательный соведущий там – Марк Бартон – психолог, коуч и папа двоих детей, просто офигенный чувак, реально, мне с ним очень интересно работать. Он такой большой, красивый, бородатый, с таким глубоким голосом, с сорок восьмым размером ноги, я рядом с ним чувствую себя Дюймовочкой. Проект называется «Мамочки и папочка» – это такое жизнерадостное ток-шоу на родительские темы. Еще одно наше очень большое достижение – это я и моя дочь Марфа, которой семь лет, стали ведущими новой программы на канале «Карусель». Программа называется «Завтрак на ура!» – это кулинарное утреннее шоу, где мы готовим всякие затейливые блюда на завтрак. Блюда, на самом деле, простые, типа каша с бананами или сосиски с макаронами, но мы там так декорируем эти блюда, что это получается не каша с бананами, а совята, сидящие на ветке, не сосиски с макаронами, а веселый львенок утром на лужайке. В общем, такая программа достаточно новая для меня, я в жизни еще не вела кулинарные шоу и не могу сказать, что я прям такой ах, кулинар, но благодаря этой программе я, конечно, открываю в себе новые какие-то дары, а дочь моя вообще, мне кажется, уже просто звезда абсолютная, и вообще эту передачу ведет она, а я у нее на подпевках.

Мария:  Прикольно.

Тутта:  Да. То, что у меня есть канал в YouTube, совершенно не значит, что я завязала с большим телевидением. Я телеведущая и я могу быть ей в любом жанре.

Мария:  Да, но теперь, получается, по тому позиционированию, которое у тебя сейчас откликается, по этой теме ты и делаешь разные проекты, которые уже тебе в кайф, в радость.

Тутта:  Да, получается, что я не трясусь теперь от каждого телефонного звонка и от мысли: «Что я буду делать, если меня завтра не позовут на кастинг?». Мне все равно есть, чем заниматься. «СИНДРОМ ОТЛОЖЕННОЙ ЛЮБВИ», ИЛИ ЛАЙФХАКИ ДЛЯ ТЕХ, КТО ОКАЗАЛСЯ «ВНЕ ВРЕМЕНИ»

Мария:  Хорошо. Этот период «вне времени», на самом деле, многие люди в нем находятся или бывают, или как-то, да? Что-то меняется, откуда-то люди уходят. Что бы ты рекомендовала тем, кто в нем сейчас находится, кто еще не нашел свое место?

Тутта:  Я думаю, что здесь очень важно формулировать свои желания, потому что моя проблема во многом была в том, что я не знала, чего я хочу, и не могла для себя вообще определить направление, в котором мне хочется двигаться. Что я умею делать лучше всего? Что мне интересней всего? На что я готова реально тратить свое время? Чем я действительно могу быть полезна обществу? Я как-то видела очень хорошую инфографику, которая мне нравится, о том, что такое счастье для человека. Там было три таких колечка: одно означало компетенцию, мастерство твое, второе означало хобби, а третье – общественную пользу. В центре, на стыке того, что ты умеешь делать лучше всего, того, что ты любишь, что тебя увлекает, и то, что может быть кому-то полезным, и находится, наверно, некая такая отправная точка, с которой можно начинать строить себя, строить свой бренд и начинать свое движение в сторону успеха. Не в смысле, опять же, славы и даже денег, а в сторону успеха в реализации своего таланта. Я глубоко убеждена, что в каждом человеке, это написано в Евангелии, у каждого есть талант. У кого-то один, у кого-то пять, у кого-то десять, и надо его приумножать. Если ты его не приумножаешь и закапываешь, это грех, это равноценно тому, что ты себя хоронишь. Очень многие люди всю жизнь занимаются нелюбимым делом, просто потому что они боятся сделать шаг в сторону себя.

Мария:  Получается, что шаг в сторону себя – это как раз таки возможность найти свой талант и потом уже, найдя его, себя в этом реализовывать.

Тутта:  Конечно. Я глубоко убеждена, что у каждого человека есть какой-то уникальный талант изначально: кто-то рисует, кто-то поет, кто-то вяжет, а у кого-то талант водителя, а у кого-то талант акушерки, а у кого-то талант с бабульками сидеть в доме престарелых. Каждый человек умеет что-то делать лучше всех.

Мария:  Давай резюмируем тогда. В итоге, твой талант, как ты его называешь? Озвучь его. В терминологии личного брендинга это называется «компетенция личного бренда». Что это у тебя такое? Как ты это видишь? Что бы та назвала тем самым твоим основным талантом, компетенцией твоего бренда?

Тутта:  Я думаю, что мой главный талант – это талант общаться. Я умею общаться с людьми, я умею соединять людей, я умею формулировать и выдавать в пространство нужную и ценную информацию, я умею создавать сообщества единомышленников, я умею двигать хорошие идеи. Может быть, я сейчас скажу какую-то вещь банальную или самонадеянную, но я умею нести свет, потому что я всю жизнь ищу его сама, и, мне кажется, что это очень важно. Очень важно, чтобы после того, как люди с тобой пообщались, будь то вживую или через экран, они почувствовали, что жизнь прекрасна и что нужно ее ценить, и что это в их возможностях и в их силах делать свою жизнь прекрасной тоже.

Мария:  Ты осознала это про свет и про эти последствия взаимодействия с тобой, в какой период своей жизни ты реально осознала, что ты это несешь?

Тутта:  Я думаю, что главный инсайт на эту тему я получила, когда очень сильно сама заболела и чуть не умерла. Случилось это как раз в период, когда я в профессии была очень успешна, но при этом я была жутко несчастна в жизни. Всей моей жизнью была только профессия, у меня ничего не было больше. За кадром был ад, в кадре я была крутая Тутта Ларсен, веселая, подвижная, живая, звезда, на топе, на пике, катающаяся по Европе, общающаяся со звездами мирового шоу-бизнеса. Как только камера выключалась, я оказывалась несчастная, потерянная, нелюбимая и нелюбящая девочка, у которой рядом нет никого, на кого бы она могла положиться, и которой очень страшно жить, потому что реальная жизнь страшная, ее нет. Это привело к определенным последствиям, и когда ты находишься на грани между жизнью и смертью, и ты все-таки выживаешь, очень сильно меняется вообще сознание, очень сильно меняются приоритеты, и ты начинаешь просто ценить то, что у тебя есть и быть благодарным за то, что ты живой. После этого ты понимаешь, что у тебя просто нет времени на хандру, на грязь, на какие-то сплетни, склоки, на негатив. Просто нет на это времени, жизнь очень коротка. Я была на днях на семинаре потрясающего грузинского педагога-психолога Шалва Амонашвили. Ему 86 лет, он ездит с лекциями, по два часа стоит на сцене, отвечает на вопросы, он невероятно мудрый. Он сказал такую вещь, которая мне тоже очень близка: «Все общество сейчас болеет синдромом отложенной любви – нет времени на любовь. Это потом, потом, потом, потом. Сейчас надо построить дом, купить туфли, создать карьеру, что-то еще, а потом мы подумаем об этом. Потом мы будем заниматься детьми, мужем, собой и так далее, Богом. Но любовь невозможно отложить. Потом не будет на нее просто времени. Жизнь очень короткая. Если ты сегодня отказываешься от любви, ты отказываешь себе в любви и отказываешь своим близким в любви, то ты просто останешься без любви, а без любви вообще нет жизни». Это для меня так очевидно! Бывает, я хандрю, я вообще жутко нудная, я ужасно рефлексирующий, закомплексованный, мучающийся и ищущий человек. Я достала своего директора Вику, я просто реально достаю своими соплями, слезами. Она иногда даже меня так останавливает достаточно жестко, потому что ей кажется, что это бред, а мне кажется, что я реально сбитый летчик, я говно, я вообще никто. Бывает такое, конечно, и это может длиться какое-то время, но недолго, потому что дальше я открываю глаза и вижу улыбку своего ребенка, я вижу в окне солнце, я вижу глаза своего мужа, я вижу человека, который подходит ко мне на улице и говорит: «Спасибо за вашу передачу», и я понимаю, что я не имею права на то, чтобы откладывать любовь и заменять ее копаниями в собственном дерьме, которое в нас всех есть. Вопрос просто в том, что ты выбираешь.

Мария:  Вопрос фокуса, получается, да?

Тутта:  Вопрос фокуса, конечно. Всегда можно сфокусироваться на любви и на задачах, а не на проблемах. Нет проблем, есть задачи. Проблема – это тупик, задача – это то, с чем можно работать.

Мария:  Благодарю тебя. На самом деле, я сейчас сама почувствовала этот ценный инсайт, потому что да, мы бежим, торопимся и, действительно, иногда ты даже не задумываешься над этим, но реально получается, что ты не оставляешь себе времени на любовь.

Тутта:  Да, это очень страшно. Я все время ловлю себя на том, что мы живем в черновике каком-то. Мы живем начерно, в ожидании того момента, когда начнется все настоящее. Сейчас это не та жизнь, которую я хочу, это какая-то фигня, но я потерплю, потому что я вырасту завтра, и будет другая жизнь у меня идти. Я буду высокая блондинка на Мальдивах, с прекрасной семьей, с прекрасным мужчиной, интересной работой. Но этого не произойдет. Вот оно сейчас, здесь и сейчас – это самый главный момент в твоей жизни. Если об этом забывать, то реально ты просто останешься у разбитого корыта. Ты посмотришь назад и скажешь: «Боже, какой же я идиот! Как я мог всего этого не замечать? Как я столько всего пропустил?».

Мария:  Ты знаешь, я сейчас понимаю, что сегодня я вечером приеду и как следует…

Тутта:  Накачу :)

Мария:  Как следует кого-то полюблю :) Я думаю, что многие слушатели и зрители, которые сейчас это смотрят, я надеюсь, что они сделают то же самое, и в момент выхода этого подкаста любви станет гораздо больше.

Тутта:  Я думаю, что это и есть главная цель вообще всего, чем мы в жизни занимаемся, – умножение любви.

Мария:  Благодарю тебя за эту потрясающую встречу. У меня просто инсайты и, на самом деле, я настолько рада и для себя лично. Ты знаешь, меня спрашивают, зачем я делаю интервью. Мне кажется, в первую очередь, как бы это эгоистично не звучало, но когда у меня есть возможность узнать это, а еще и передать это – это просто космос!

Тутта:  У меня то же самое. Это имеет терапевтический эффект. Ты это делаешь, потому что это нужно тебе очень, а если это так нужно тебе, значит это нужно и кому-то еще.

Мария:  Благодарю тебя.

Тутта:  Спасибо.

Мария:  Друзья, впечатления, инсайты, лайки мы ждем в комментариях. Все, я на эмоциях, мне очень хорошо. Друзья, любви вам! Счастливо! Пока.


Плюсануть
Поделиться
Отправить
Класснуть

Мы в соцсетях


Политика конфиденциальности Пользовательское соглашение Договор-оферта support@azarenokpro.com