На главную Выпуск #17. Ирина Норна

Хочу летать!

Ирина Норна – создательница клуба окрыленных женщин «Хочу летать!», автор четырех книг, в том числе бестселлера «7 секретов счастливой женщины», мастер раскрытия женской сексуальности, потенциала и энергии, эксперт в вопросах повышения самооценки. С 2007 года Ирина создала более двух десятков программ и тренингов для женщин и обучила более 10 000 человек.

Ирина Норна
14 мая 2017
Слушать в iTunes Слушать в SoundCloud

Из этого подкаста вы узнаете:

  • Кто такая «эзотерическая бабёнка», и почему Ирина Норна не про это
  • Как провокационные тексты выводят аудиторию из состояния равновесия и повышают эффективность тренинга
  • 3 темы, которые сделают популярным любого автора, и 4 темы, которые находят отклик именно у Ирины
  • Как боль и страх помогают найти внутренние таланты, или зачем вытаскивать людей из транса обыденности
  • Рождение псевдонима, и чем отличается жизнь личного бренда от жизни личности
  • Почему опасно складывать яйца в одну корзину, когда мы говорим о продвижении бренда
  • Самый эффективный способ упаковки бренда, или почему нельзя копировать чужой фасад
  • Как раскрутка вытаскивает ваши глубинные комплексы и почему нельзя ее откладывать в долгий ящик
  • Как провести действительно эффективный марафон в Инстаграм

И если подкаст для вас актуален, то не забудьте поставить рейтинг и написать нам комментарий!

Сделать это очень просто:

  1. Проходите по ссылке https://itunes.apple.com/ru/podcast/bud-brendom/id1188861100?mt=2
  2. Нажимаете на голубую кнопку под аватаром подкаста "VIEW IN ITUNES"
  3. Если у вас на компьютере установлен iTunes, то он автоматически откроет вам нужное окно
  4. В программе iTunes на странице подкаста надо нажать "ОЦЕНКИ И ОТЗЫВЫ"
  5. Откроется раздел отзывов, где надо нажать кнопку "НАПИСАТЬ ОТЗЫВ"
  6. В открывшемся окне необходимо поставить оценку в звездах, написать заголовок и текст отзыва

Ваша оценка и пара слов помогут большему количеству предпринимателей узнать о нас и получить пользу для активации и роста персонального бренда каждого практикующего и начинающего профессионала.


Подарок от Ирины
в нашем телеграм-канал-боте AZARENOKPRO_BOT

Telegram

нажмите кнопку
«посты за неделю»
Текстовая версия подкаста:

Мария:  Здравствуйте, дорогие друзья! И снова в ваших наушниках Мария Азаренок и авторский подкаст «Будь брендом». Сегодня у меня в гостях Ирина Норна – создательница клуба окрыленных женщин «Хочу летать!», автор четырех книг, в том числе бестселлера «7 секретов счастливой женщины», мастер раскрытия женской сексуальности, потенциала и энергии, эксперт в вопросах повышения самооценки. С 2007 года Ирина создала более двух десятков программ и тренингов для женщин и обучила более 10 000 человек. Ирина, привет!

Ирина:  Привет, Мария! Рада слышать.

Мария:  Да, здравствуй. Давай я начну с того, что мне наиболее стало интересно, когда я читала твою биографию. Я увидела, что у тебя два официальных государственных образования – ты художник и ты архитектор. Как так получилось, что в итоге ты начала вести женские тренинги, да еще и в таком масштабе, для такого количества и с такой эффективностью?


Ирина:  Да, я сейчас расскажу. Ты знаешь, когда слушала твое представление себя, вдруг словила себя на том, что это звучит как такая «эзотерическая бабёнка», которая обучает женственности, и думаю: так, надо что-то менять, надо как-то немножко по-другому позиционировать свой бренд, потому что у меня достаточно далекие от эзотерики, от слов женственности с придыханием программы, книги и курсы. Они о простой реальной женской жизни женщины, которая не хочет выбирать между быть женственной или реализовываться в бизнесе. Она хочет и женственной быть, и отношения строить, и иметь время на детей, и при этом у нее талант изнутри просто лезет из ушей. Если она им не занимается, его не реализовывает, она чахнет, и у нее это все гниет изнутри. Когда у тебя очень много увлечений, очень много талантов, то к такому состоянию приходит большое количество людей в жизни, но не все разрешают себе пробовать. У нас в школе и в родительских семьях часто говорят: «Определись!», а есть люди, которым определяться не очень надо, потому что они могут быть везде неплохи. Есть люди, у которых узкая специализация на всю жизнь, а есть те, которые любят пробовать и любят за короткий срок достигать какого-то результата. Я, в принципе всегда была учителем, я всегда была человеком, у которого основная специальность – это филологическая трепотня, то есть разговаривание. И когда я заканчивала школу, меня все очень прочили на юриста, потому что я могла отстоять весь класс, когда весь класс не готов, и объяснить преподавателю, что сегодня не надо делать экзамен, в чем его выгода в этом – в принципе, все выигрывали. И меня буквально занесло в художественное учебное заведение, где готовили преподавателей изобразительного искусства и черчения – худграф называется. Потом меня тоже, можно сказать, занесло в архитектуру. Я никогда не грезила, сидя на горшке, рисовать чертежи, но как-то жизнь повела, повела и повела. Это было интересно, это было прикольно, была очень классная компания, и мне все это очень нравилось, но параллельно со всеми этими вещами я почти всегда где-то выступала в качестве оратора. И параллельно со своей учебой я работала на радио, у меня был вечерний эфир, я была Ирена Платонова, разговаривала голосом, и когда я сводила песню с песней, мне хотелось что-то такое сказать людям, донести. Например, за окном дождь, а я им ставила песни про солнышко, или я приходила в пятницу вечером и говорила: «Я знаю, что сейчас осень, и очень у многих разбиты сердца. О’кей, давайте сегодня мы будем грустить, сегодня у вас будет грустный эфир». Несколько раз ко мне зашел мой программный директор и сказал: «Ира, не надо так умно. Даже я не понял, что ты имела в виду, а я твой начальник. Должно быть все проще». И я всегда передавала людям какие-то знания, всегда выступала. То, чем я сейчас занимаюсь, – это отчасти радио имени меня, имени моего бренда, это общение на публике, это стояние на некой сцене. Тот же Instagram, по сути, превратился в такую сцену бренда. И для меня это все было естественными какими-то вещами: я перелетела из Казахстана в Россию, пошла и сразу устроилась и на радио, и архитектором. Постепенно радио отошло на двадцать пятый план, потому что это была не та профессия, которая приносит большие деньги, если ты не являешься директором отдела продаж, а просто ведущим. И я стала заниматься дизайном интерьеров, у меня тоже эта тема пошла, и я поняла, что если ты супер классный профи, но если у тебя нет бренда в городе, если у тебя нет имени, у тебя нет заказов – вот такой был очень интересный опыт.

Мария: Хорошо, давай сейчас чуть-чуть назад вернемся. То есть ты родом из Казахстана?

Ирина: Да, я родом из Казахстана.

КАК НЕСТАНДАРТНЫЙ ПОДХОД К СОБЕСЕДОВАНИЮ ПОМОГ ПОЛУЧИТЬ РАБОТУ НА РАДИО

Мария:  Сегодня я знаю, что ты гражданин мира, ты живешь на Бали, ты регулярно везде путешествуешь и так далее. А как в Казахстане ты попала на радио? Тоже интересный момент. Если ты училась, потом пошла в изо, потом в архитектуру, а радио здесь причем? То есть это какие-то связи, знакомства, случайные и неслучайные встречи?

Ирина:  Моя сестра жила в России, она прилетела на месяц в Казахстан повидаться со мной, с родителями, и стала спрашивать: «Хорошо, вот архитектура, вот ты закончишь, а что дальше? А как? Видишь ли ты себя архитектором? О чем ты мечтаешь?». Вообще это подарок иметь мою старшую сестру, у нас 7 лет разница. Я говорю: «Вообще ты знаешь, не знаю, архитектура… Я имею определенные успехи, но не мое». Она говорит: «Ты же всегда разговаривала». Я говорю: «Да». Она говорит: «А архитектура – это чертить». Я говорю: «Да». И я не помню, по-моему, она мне это предложила… Она говорит: «Мне кажется, работа на радио была бы для тебя идеальной». Я такая: «А ведь правда!». И я сижу как-то однажды вечером, знаешь, тогда были такие кабельные каналы, на них крутили фильмы и сериалы, и реклама шла бегущей строкой, и я ухватываю просто конец бегущей строки, что требуются девушки с низким тембром голоса для работы радиоведущей, и телефон. Я минут пять искала ручку, но я не имела права этот телефон забыть. Я позвонила на радиостанцию, они говорят: «Да, приходите в такой-то день завтра». И я иду завтра, ничего не зная вообще, абсолютно ни к чему не готовая, просто иду, и когда я прихожу на эту радиостанцию, мне говорят: «Вы знаете, у нас первый тур уже прошел, и мы отсеяли. Сейчас идет второй тур, но вы сходите». И меня отправляют в отдельно стоящее здание, я захожу, закрываю за собой двери и вижу такой конкурс красоты из девчонок, которые все что-то лихорадочно учат. У всех листочки и подготовленные речи, и я, которая просто выпала туда, и такая: «Ё-моё!». И они говорят: «Сейчас нужно будет импровизировать, нужно будет сказать какую-то речь». И вот представь, когда в такой ситуации тебе говорят, что надо речь сказать, у тебя в голове все что угодно происходит, у тебя вдруг в голове образовывается эта потрясающая буддистская пустота, и мыслей, как бы ты не стремилась этого добиться, их просто у тебя нет, хотя там постоянно какие-то мысли. Единственное, что у меня вертится в голове, это что-то я прочитала про Фрейда, что-то про сексуальность… Я думаю: «Ир, это будет пипец!». Выйти к тем людям, которые там сидят, и я не знаю еще, кто там сидит. Мы сидим в таком предбаннике, я захожу туда и начинаю что-то прекрасное нести. Я несла настолько какую-то ужасную чушь, как мне кажется, что от стыда мой мозг отключился – я не помню, что я там говорила. Я говорила, что я учусь в самом лучшем университете нашего города, хотя я так не считаю. То есть начался какой-то рекламный парад имени меня. Я зашла, подошла к микрофону, сидят директора радиостанции, а я говорю: «Можно я разуюсь? Я ногу натерла». Я разулась и стояла босиком. Мне потом девочки рассказывали, что это было очень необычно, а еще я не смогла распечатать резюме на тонкой бумаге. Как ты помнишь, у меня был всего один день, и в тот день у меня заглючил принтер, и у меня дома не оказалось тонкой бумаги, чтобы написать, но был у меня дизайнерский серый картон, который не сгибался. И вот на этом картоне аккуратным архитектурным почерком я написала это резюме, то есть бренд, наверно. Там сидел руководитель отдела продаж обязательно, потому что радио по сути продает рекламу, программный директор – тот, кто отвечает за наполнение музыки, три директора, еще кто-то… И вот они мне все по очереди рассказали, почему они приняли решение. Один из них сказал: «Разуться? Как ты вообще себе это позволила? Как это можно было?» Я говорю: «Я не знаю». И про это резюме они мне тоже сказали: «Понимаешь, мы все резюме сложили, загнули и выкинули, а твое как мы ни крутили, оно было несгибаемо». Я ушла оттуда в состоянии: «Ну, все. Я пережила свою пятиминутку позора, это был хороший, интересный вызов». Мне сказали: «Мы вам позвоним в четверг». Я им говорю: «Ну, хорошо, четверг так четверг». Это было лето, я поехала гулять к подруге, осталась у нее с ночевкой, телефон у меня не звонил, и я вообще забыла про эту тему. Они позвонили в следующий вторник и сказали: «Девушка, мы вас ищем с четверга! Вы где?». В общем, получилось так, что я попала на радио, и я безумно благодарна своей работе, это были одни из самых веселых лет в моей жизни.

Мария:  А сколько лет это было в итоге?

Ирина:  Где-то три года я проработала до отъезда в Россию, и в России еще годик захватила, но в России уже не было такой веселой компании. Как-то в Казахстане была очень душевная организация – люди очень классные там.

Мария:  А какая радиостанция?

Ирина:  Радио «Текс».

Мария: То есть получается, что ты выделилась, мягко говоря, из общего ряда кандидатов, и это сработало в плюс?

Ирина:  Да-да. Они говорили: «Ты была нелепая, но ты была настолько уверенная в том, что ты говоришь, и у тебя хорошо поставленный голос был», хотя я не знаю, откуда он взялся в те годы, ставила я его уже позже, но тем не менее.

Мария: Хорошо. Теперь ты в России, и в России ты понимаешь, что без персонального бренда в дизайне сложно, да? Такая была мысль?

Ирина:  Да, в дизайне сложно, и меня заносит дальше в редакторы журнала. Кстати, про это я нигде не говорю. Я работала главным редактором строительного журнала. У нас там было два главных редактора: редактор интерьерного блога и редактор строительного, то есть крупных объектов. Я писала про интерьеры, я стала таким «интерьерным критиком», которого приглашали везде, и постепенно мое имя стали с этим делом ассоциировать. Так как я приходила и общалась с другими дизайнерами, я перезнакомилась со всей тусовкой. Меня стали знать во всей тусовке, и часто появлялись такие ситуации, когда архитектор или дизайнер не может взять заказ по каким-то причинам. Например, клиент ему не очень подходит. Он смотрит на него и говорит: «Это не мой тип клиента». Он звонит мне и говорит: «Возьмешь?» Я говорю: «Возьму». И постепенно за три года я вышла на очень узнаваемые позиции, и когда я уезжала из Калининграда дальше в Киев, мне мои самые постоянные клиенты – монополисты (последние года полтора я работала только над их объектами, была таким индивидуальным дизайнером), они мне говорили: «Ира, куда ты едешь? Ты понимаешь, что ты просто на пике своей карьеры, тебя каждая собака знает в городе, и ты переезжаешь сейчас вообще в другую страну, где тебя никто не знает?».

КАК ТЕМА БРЕНДА ПОЗНАКОМИЛА С БУДУЩИМ МУЖЕМ

Мария:  Ира, и куда ты едешь?

Ирина:  Я еду в Киев выходить замуж.

Мария:  Ох! Так, понятно.

Ирина:  Причем я еду в Киев выходить замуж, потому что с женихом меня познакомила тоже тема бренда. Вообще так интересно, я обожаю приходить на такие интервью – начинаешь о себе рассказывать и думаешь: «Ух ты! Это оказывается вон оно как закручено!» Слушаю и думаю: «Такая интересная цепочка простраивается!» Короче говоря, 2008 год, кризис, я развелась, у меня на руках ребенок маленький. Кризис в первую очередь ударил по строительной индустрии, и все те объекты, которые мы собирались строить, клиенты просто приостановили, и говорят: «Ирусь, деньги есть, но не понятно, что будет завтра, поэтому извини, заморозили». Если вы знаете, то больше 50% своего дохода архитектор и дизайнер получают в процессе реализации, потому что там авторский надзор. И тут у меня все реализовано, у меня на руках маленький ребенок, думаю: «Как это все интересно!». Количество заказов было по-прежнему хорошее, я могла жить на них, но при этом могла посмотреть в стороны «вправо-влево». И кризисы меня всегда очень восхищают этой возможностью видеть то, чего ты не видела раньше. У меня же ребенок, я вообще не знаю, что с ним делать, как его кормить, как его пеленать, и тут в интернете на мамских форумах я узнаю, что есть такая тема «высаживание» - это когда ты не пользуешься памперсом вообще, наблюдаешь за ритмом ребенка, и он у тебя весь такой здоровый, голопопый, но не описянный, простите, а вот это все делает в горшочек. Я сейчас такие подробности говорю, если что, мы их потом вырежем.

Мария: Нет, мы их не вырежем, это клево

Ирина:  Я начинаю искать такую информацию и вижу тренинг онлайн: «Как высаживать младенца», на неделю. Думаю: «Ничего себе! Как интересно!». И оказалось, что в тот момент, возможно, ты знаешь такого – Андрей Парабеллум в российском интернете запустил первую волну ведения онлайн тренингов.

Мария: Да.

Ирина: То есть он обучал людей вести тренинги, и эта девочка была у него на флеш-мобе, и сделала тренинг на ту тему, в которой она была эксперт. И в конце ее все достали вопросами: «А как? А что? А откуда ты знаешь, как это делать?» Она говорит: «А вот», и дала ссылку. Я зашла и не глядя, не думая, вписалась в тренинг к Андрею Парабеллуму, и уже через месяц я начинала делать свой первый тренинг, потому что, как я уже говорила, я всегда учила. Я не могу получить знание и оставить его себе – мне надо обязательно его передавать: я его обработала – передала, обработала – передала. Я за единицу времени синтезирую и анализирую огромное количество информации – так устроен мой мозг. Я читаю одновременно порядка трех-пяти книг, я очень быстрая, я параллельно слушаю какие-нибудь аудио вещи – короче говоря, мне нужно это выгружать дальше.

Мария:  Хорошо, тогда вопрос: если ты была экспертом с кейсами, с персональным брендом в области дизайна и архитектуры, почему ты не начала делать тренинг именно в этой области? Почему ты пошла именно в женскую область?

Ирина: Я начала именно в этой области делать.

Мария:  Так… То есть у тебя первые тренинги были для…

Ирина: Да, у меня первые тренинги были: «Дизайн интерьера. Бюджетная версия» - как, например, когда у тебя мало копеечек, и нет денег на дизайнера, сделать красиво у себя дома. У меня был первый тренинг: «Как реализовывать свое желание рисовать, когда ты уже взрослая, а ты никогда не рисовала? С чего начать?». Тогда не было вот этих всех школ акварели, живописи, я первая вынесла все это в онлайн. Это было прикольно, это был очень интересный опыт, и в ходе всех этих вещей я познакомилась с человеком, который был из Киева. Он мне помогал и консультировал, доконсультировался и говорит: «Ирина, я купил билет в Калининград, еду на поезде». Мы в онлайне работали, он приехал, познакомился, через три месяца сделал мне предложение. Как мы помним, в России кризис финансовый, я очень сильно устала от работы в сфере дизайна интерьера. Там очень выматывающая для женщин работа, тебе в течение дня нужно быть в двадцати разных местах, приходится иногда научиться разговаривать матом, потому что на стройке мужчины под 50 в принципе не понимают другой язык. Когда говоришь: «Семен Семенович, пожалуйста, вы в четвертый раз сделали не по чертежу, давайте же делать по чертежу», он на тебя смотрит и думает: «Фря, ты вообще кто?» Через два года работы со строителями я позволила себе попробовать новый словарный запас, и я была в шоке от того, как это сработало.

ЖЕСТКИЕ ТЕКСТЫ И ПРОВОКАЦИЯ КАК ФИШКА ПЕРСОНАЛЬНОГО БРЕНДА

Ирина:  Сейчас, кстати, одна из частей моего бренда, и мои подписчицы это знают, – я за крепким словцом не лезу в карман. То есть я могу прикрикнуть, причем в рамках вежливости, но я понимаю, что мат к русскому мозгу какие-то ключи открывает. Приходят, например, ко мне на тренинг про деньги девочки, и я им говорю, говорю, говорю, они такие: «Да, да, да», кивают, уже сидят и засыпают, чуть ли не спят. И тут я выдаю какую-то такую тираду, и начинаются слезы, начинаются осознания. Я понимаю, что 5 часов предыдущих это слово припечатало, усилило, я это тоже на стройках научилась. Я не считаю, на самом деле, что это хорошо или плохо, это какая-то мозаика, которая адресовывает бренд «Ирина Норна», что у Норны могут быть жесткие тексты. Это не обязательно мат, но там может быть напрямую тебе из мозга в мозг, типа: «Ты сидишь на попе ровно?» – я не использую там слово «попа», и люди очень охотно на это откликаются.

Мария:  Да, кстати, у меня был один из вопросов. Я являюсь твоей подписчицей, и заметила, что у тебя есть вот эта нотка провокации и выведения из состояния баланса, то есть почитаешь иногда твой пост, и это прямо как бы выдергивает. Я понимаю, что в этот момент кто-то отписывается, а кто-то, наверно, наоборот вовлекается и понимает: «Так, до меня дошло».

Ирина: Ты знаешь, да. Мне на самом деле все равно, отписываются они или не отписываются, потому что пусть они отписываются. Я знаю, что очень много мне девочки пишут: «Я от вас отписывалась пять раз». ПЯТЬ РАЗ, ПОНИМАЕШЬ? Она заходила, подписывалась, ее все бесило, и она отписывалась. Я ей говорю: «Так это же потрясающий ресурс. Если тебя бесит, это значит, что там твои сокровища лежат».

Мария:  А почему подписываются обратно?

Ирина:  Ну, потому что бесит.

Мария: Чтобы подбешивало? Ну, отписалась и забыла. Почему они возвращаются к тебе в подписчики?

Ирина: Я ей помогаю понять, что она живая. Понимаешь, она вся такая в вакууме, в позитиве, такая богиня, а внутри много неотработанных чувств. И через мои тексты она начинает соприкасаться с собой, что она, например, мечтает тоже жить на Бали, но она почему-то боится это сделать, и я ее этим бешу. Соответственно, ей же интересно, а что дальше? И вот она отписалась, но мы связаны одной цепью, и она, по сути, не может, потому что мой Instagram, Facebook – это то место, где она чувствует себя живой. Она приходит и заново подписывается, например. Я не знаю, почему именно эта девочка пять раз ходила туда-сюда, я сейчас догадываюсь. Мне тоже девушка одна рассказала, которая когда еще не было Instagram, она говорила: «Ты меня бесила просто два года, а потом через два года я задала себе вопрос: Блин, а я тоже хочу так же!» И начались перемены.

Мария: А ты бесила чем? Своим лайфстайлом? Своей свободой? Свободой самовыражения?

Ирина: Я думаю всем вместе взятым, я уже так подробно не уточняла. Она сейчас одна из моих лучших кейсов, выпускниц, у нее свой сейчас очень успешный бизнес. Она в этот бизнес пришла, когда уволилась из очень крупной нефтяной компании на очень хорошей должности и зарплате, ушла в никуда, ушла в доверие к своему мужу, и сейчас у нее своя консалтинговая компания.

КОНТЕНТ, КОТОРЫЙ ПОПУЛЯРЕН ВСЕГДА

Мария: Давай еще по поводу этой провокации поговорим. У тебя есть посты, которые вызывают бурю комментариев: и негатива, и позитива, и вовлечения, и отвлечения. Какие это темы? Ты можешь назвать ТОП 3 тем, которые цепляют твою аудиторию именно на реакцию?

Ирина:  Можно я немного с другой стороны вопроса зайду?

Мария:  Давай.

Ирина:  Есть вещи, которые цепляют всегда. Мне это говорил еще программный директор на радио: «Хочешь быть популярной – говори про отношения мужчин и женщин. Это всегда хит, всегда у людей будут проблемы. Второй хит – это деньги, и третий хит – это религия. Если ты хочешь «порвать» слушателей, говори на эти темы». Я на эти темы говорю мало, потому что я пишу те темы, которые мне интересны, и большая часть из них находит резонанс, но при этом я понимаю, что для того чтобы иметь 5 000 000 подписчиков в Instagram, нужно не так писать, и не на те темы, на которые я пишу. И нужно реально писать про сиськи, про пластику, про детей, про политику. Нужно каждый раз, когда какое-то происходит событие в мире, нужно про это событие высказать свое мнение, причем любое. Оно может быть полным неадекватом, но ты поднимаешь свои позиции в выдаче, и получается так, что темы холиваров – это священная война: «Ты не прав, ты дурак, а я умнее». Есть реально несколько тем, и кто бы на них не писал, люди будут откликаться на это, потому что такова человеческая природа. И что, наверно, не очень хорошо для популярности моего бренда, не все эти темы я люблю брать. Если говорить о тех темах, которые находят у меня очень сильный отклик, их четыре, и на все эти темы отвечает мой курс – как раз мы этими четырьмя темами там занимаемся. Это женская энергия, и вообще энергия. Как так я ничего не успеваю? Я смотрю на Машу, а она и в пир, и в мир, и в добрые люди, у нее трое детей и три бизнеса, муж, любовник и собачка. Она все успевает, она прямо звезда, а я утром не могу встать с кровати. Почему ты не можешь встать с кровати с утра? Потому что есть какие-то сложности, которые тащатся из твоей прошлой части жизни. Вторая тема – это самооценка. Это просто клондайк. Мне кажется, к теме самооценки и к теме низкой самооценки в русскоязычном обществе народная тропа не зарастет еще сотни лет, пока реально, наверно, не умрет наше поколение. Мы уже сейчас детей по-другому стараемся воспитывать, но пока будет живо наше поколение, я реально буду обеспечена работой. С одной стороны, это моя боль, потому что я люблю, когда девчонки с высокой самооценкой. С другой стороны, я понимаю, что мое творчество будет востребовано в этих темах. Третья тема – это сексуальность, потому что сексуальность в русскоговорящем обществе и во всем мире тоже сильно табуирована. У нас очень много извращенного про секс, а правильного про секс очень мало, и про секс люди вообще не умеют говорить, очень боятся. Чаще всего у меня на курсе, когда мы начинаем обсуждать тему сексуальности, девчонки знают, что там пространство закрыто и защищено – мы это никуда не выносим, но начинаются истории такие, что мне 40 лет, у меня двое детей, муж, и я никогда в жизни не испытывала оргазма. Алё! Это вообще как? Человек себя лишил просто, на мой взгляд, серьезной, важнейшей сферы жизни. Это тебе и энергия, это тебе и здоровье, это тебе и общее ощущение счастья, это тебе отсутствие блоков и зажимов в теле. Но они жили, жили и жили ради каких-то других идеалов и ценностей. Ну, и четвертая тема, которая просто тоже «бомбит», потому что у людей, у которых нарушена самооценка, у них не может быть с этой темой все хорошо – это тема предназначения. У людей очень много вопросов, причем столько в этой теме стереотипов! За последние годы тему предназначения, особенно женского, просто изнасиловали по третьему кругу, и превратили уже в какую-то изжеванную жвачку. Даже когда ты представляла, что я веду женское предназначение, я думала, что всё, сейчас половина просто выключат и скажут: «Это очередная девочка, которая учит ходить в длинных юбках и растить косы до горловой чакры».

Мария:  Ну, изъезженная тема, я не спорю, да.

Ирина:  Вот такие вот четыре темы.

Мария: Но я так предполагаю, что у тебя другой взгляд на это?

Ирина:  Да, у меня другой взгляд, и он, на самом деле, для женщин предложен, потому что мне с женщинами удобнее работать, но я также работаю и с мужчинами в частных консультациях, индивидуальных вместо групповых. Предназначение – это вообще очень просто. Оно укладывается в две фразы. Первая фраза: тебе надо найти свои таланты, то есть предназначение – это реализация своих талантов, и второе – это послужить людям через реализацию своих талантов. То есть, если ты поешь, ты должна петь, а не сидеть бухгалтером. Если ты богиня математических расчетов, ты должна быть бухгалтером, ну, не должна, а просто иди в эту тему, то есть в те темы, в которых тебе легко от природы, а там где у нас талант, нам там легко от природы. Развивай, монетизируй это, и я думаю, что у нас сильно бы изменилась экономическая ситуация, если бы человек, который в мир родился с багажом скрипача, он бы не переживал, что на скрипке не заработаешь денег. Потому что тот, кто родился с талантом математических расчетов, аналитики, логистики, мы бы просто ходили туда на концерты, но этот человек на скрипке играл бы таким образом, чтобы у нас в душе вселенные вставали и рушились. Знаешь, иногда бывает, придешь на концерт, и такое ощущение, как будто на исповедь сходила, очищение какое-то произошло, с тебя снял пласты какого-то негатива вот этот человек, который стоял на сцене. Да, говорят, те, кто стоят на сцене, они, в том числе подпитываются, но есть ощущение какого-то взаимооборота. Если ты чувствуешь, что твое предназначение щипать брови, красить их, делать девочкам красивые лица, то не должно быть комплекса, что «как же так, я не занимаю руководящие посты?». А как мы будем без красивых бровей, Мария?

КАК ВНУТРЕННЯЯ БОЛЬ И СТРАХИ ПОМОГАЮТ РЕАЛИЗОВЫВАТЬ ТАЛАНТЫ

Мария: Хорошо, а давай посмотрим на тебя. Понятно, что ты служишь людям, но когда спрашивают, в чем твой талант, твой талант в чем?

Ирина:  У меня очень много талантов, и в том числе в моем курсе я девчонок учу раскрывать эти вещи. Мы раскрываем около двухсот. Когда они только приходят на курс, они говорят: «Это нереально. Не может быть. У меня талантов нет». Когда мы подходим к глубокому предназначению, все как миленькие пишут 150-200. Давай, я, наверно, скажу о ключевом таланте, который ты сегодня озвучила, – сказала, что я провоцирую, я вытаскиваю какие-то вещи своими текстами, вытаскиваю людей из транса. У меня есть талант помогать людям увидеть их внутреннюю боль и их внутренние преграды. И следующий мой талант, как я уже говорила, – я очень много обрабатываю информации, у меня для людей есть решение. То есть я какие-то вещи вижу в человеке, и я могу ему предложить, что с этой болью, собственно, сделать, а боль, если ее не испугаться, пойти внутрь этой боли, то там просто сокровища лежат.

Мария:  Скажи, а как понять боль, страх? Есть момент, что наше ощущение предостерегает нас от того, чтобы не идти туда? Или всегда идти в боль, в страх? Может быть такое, что тебе страшно идти во что-то, потому что тебе не надо туда идти?

Ирина:  Потому что опасно, да?

Мария: Да.

Ирина:  Может быть и такое, поэтому я всегда говорю, что очень важно себя слушать, и все-таки пробовать идти, но договориться с собой на берегу, что мы идем на 10%. Очень часто, благодаря американским книгам, написанным мужчинами и прочитанным русскими тренерами, и переданным женщинам, у нас есть понимание, что надо «порвать» зону комфорта – это будет беда. Такой выход – это, как на 200% выйти из своей зоны комфорта. Я всегда девчонок учу: «Ты должна выйти на 2-5%, посмотреть, сделать три шага вперед, сделать два шага назад, снова три шага вперед, снова три шага назад. В итоге на длинный рукав ты все равно двигаешься, ты идешь вперед, и пробовать надо на вкус. Скорее так, нужно научиться разделять. У нас очень часто мозг не разделяет сигналы стресса, за которым рост, и сигналы опасности. У людей, воспитанных в русской школе, в русскоязычной, советской, у нас штамп, что это опасность. Там, где выход из зоны комфорта, там опасность, потому что тебя засмеют, поставят низкую самооценку, не поддержат, скажут: «Сам дурак, сам виноват». Ни один нормальный человек в здравом уме туда вляпываться не хочет, поэтому наш мозг «орет» каждый раз, когда мы выходим из зоны комфорта: «Ой, беда, беда, беда! Пожалуйста, туда не ходи, там страх насмешки», страх всего того, что я перечислила. Поэтому выходить надо, но надо понимать: я почему не выхожу, потому что сейчас два часа ночи, и мой отель в том городе, в который я прилетела, находится в одном из самых криминальных районов города, и реально не надо выходить, или я боюсь выложить свою статью Интернет, потому что меня засмеют. Ну, засмеют – забань. Это же просто делается сейчас.

Мария: Хорошо, а как ты открыла в себе талант выражать то, что ты ощущаешь, словами? Потому что ты же говорила, а в итоге ты сейчас пишешь, и словом через письмо тоже влияешь. Это было какое-то специальное обучение, или ты просто начала писать и получила отклик от мира, что у тебя классно получается?

Ирина:  Я не знаю, возможно. Я училась в школе очень крутой, у нас была школа-гимназия, и у меня было порядка 12 часов в неделю «литературы» и столько же «русского языка». Мы писали такое количество сочинений, изложений… «Напиши, пожалуйста, сначала отзыв о том, как написал Печорин на твое чего-то там…», ты сидишь и пишешь. Я росла в сфере, где это было нормой. Я росла в городе Караганде, там был цвет ссылки, то есть русская интеллигенция у нас была везде. Русская интеллигенция, еврейская интеллигенция, украинская интеллигенция, то есть всех тех, кого ссылали с Советского Союза, они все были там. Даже греки там были. Это слово, и умение этим словом пользоваться, было просто частью культуры. Были потрясающие преподаватели русского языка и литературы, у нас был латинский язык, у нас был казахский язык, у нас был английский язык, у нас был немецкий, и какой-то у нас был пятый язык. Когда ты в языки проникаешься, начинаешь понимать какие-то глубокие вещи про культуру языка, нас поощряли быть языкастыми. У нас не было таких понятий «оценки за четверть». Ты за четверть должен подготовить какую-то курсовую и выйти ее перед всеми защитить. Ты выходишь ее защищать, а твоему классу дано право тебя «затопить». И ты должна найти аргументы, ты в процессе подготовки думаешь, какие вопросы тебе могут задать, как бы лучше так сделать эту презентацию (что такое слово «презентация», мы знали со школы), чтобы ни у одного из тех, кто там сидит, даже ротик в твой адрес не открылся – их «затопить» твоя очередь.

НАСТАВНИК ПО БРЕНДУ И ПЕРВЫЕ ОНЛАЙН ТРЕНИНГИ

Мария:  Хорошо, давай вернемся к истории. Как ты перешла от тренингов по архитектуре к тренингам про женское, про все эти моменты, которые мы обсуждали?

Ирина: Я переехала в Киев, мне там было нечем заняться, и я нашла себе проводника и учителя, наставника в теме бренда. Как сейчас помню, я настрочила ему первое письмо и сказала: «Алекс, всем надо куда-то бежать и срочно зарабатывать деньги – мне не надо. Я могу спокойно строить бренд, у меня есть мужчина, который зарабатывает, мне бы хотелось это делать». И ты знаешь, это, наверно, было одно из лучших решений в моей жизни, какое-то оно мудрое было, неожиданно для меня самой. Я пришла к нему в тренинг, стала строить, строить и строить. Где-то через годик у меня что-то продавалось. Параллельно получилась такая ситуация: за несколько лет до этого я ходила к психологу, и как-то в очередной раз я пришла к ней на сеанс, и рассказываю все про какого-то моего клиента в архитектуре, что он все не так делает, и это не то делает, вот здесь. И она так устала в конце своей сессии, и говорит: «Ирочка, когда же ты начнешь людям просто делать дизайн, вместо того чтобы лечить из мозги?». Я говорю: «Алена, ну я вот им сделаю дизайн-проект, а они через полгода его превратят в абы что. И жена там разложит везде свои прокладки, они все это замусорят, они накупят каких-то дешевых искусственных цветов… Жизнь – боль. Для дизайнера это просто невыносимо. И она сказала такую фразу, я прямо призадумалась, она говорит: «Ты же постоянно пытаешься в их голову пролезть». И эта фраза тоже стала для меня по жизни определяющей, я увидела, что я реально любой работе, идущей через убеждения клиента, через его установки, через обработку… В том числе мой курс, один из первых, с которых я начинала: «Дизайн интерьера, Бюджетная версия», мне хотелось перевернуть стереотип, что красивый интерьер могут себе позволить только богачи, что красивый интерьер – это дело немножечко вкуса, суммы, да, но не очень большие. И я пришла к Алексу, и мы начали: «делаем вот это, вот это, вот это…», и он такой: «Давай, ты будешь возить мебель из Китая? В твою тему как раз». Я говорю: «Нет, я не хочу возить мебель из Китая», и постепенно я «родила» тренинг по арт-терапии для взрослых. Он назывался: «Радость творчества для взрослых, которые всегда хотели творить, но боялись». И я со взрослыми работала – когда я училась в архитектуре, я преподавала в этом же институте рисунок, живопись, композицию. Ко мне приходили дети лет 17-18, которые не умеют рисовать, но хотят, и я, в принципе, очень быстро вытаскивала из них это, но вытаскивала я через то, что я вселяла в людей веру, что они могут. Они приходили и говорили: «Мне 18 лет, я никогда не рисовал / не рисовала», мальчик после армии на тебя так снизу вверх смотрел и говорил: «Я рисовать не умею». Я говорила: «Сейчас все будет. Два месяца – и ты у меня зарисуешь, живо будешь писать кисточкой, как миленький». Я поняла, что я людям какие-то клеммы в голове переключаю, и в моем лице все люди впервые встречают человека, который им говорит: «Я в тебя верю, у тебя получится. Не сейчас получится – через две недели получится. Я рядом, я твой проводник, я тебе все помогу, подскажу, мы будем маленькими шагами…» Я как сейчас вспоминаю «лосей» после армии, косая сажень в плечах, я сажусь рядом с ним на табуреточку и говорю: «Сейчас, сейчас, сейчас мы все, все, все». Они психуют и убегают прокурить, потому что уже мужики-то взрослые. Мне тогда, по-моему, 21-22, а им некоторым по 25, они пришли сильно после армии учиться, и они не могут справиться с тем, что у него не получается это девичье искусство рисовать, но ему надо, он хочет быть архитектором.

Мария: Ааа…Я как раз хотела спросить, зачем они идут рисовать, а они хотели архитекторами быть?

Ирина:  Да, они хотят быть архитекторами, а архитектору без рисования никак, и вступительный экзамен был – сдать рисунок. И я сделала курс: «Радость творчества» под руководством моего наставника по бренду.

Мария: Скажи, а что это вообще за запрос такой: «Наставник по бренду?» То есть это же какой год?

Ирина:  Это где-то 2010 год.

Мария:  То есть это 2010 год, и что это за запрос такой в 2010 году найти себе наставника по бренду? Согласись, как-то необычно звучит.

Ирина: Я не знаю, это что-то космическое случилось в моей голове, и просто меня вело.

Мария:  То есть ты пришла к нему и сказала: «Я хочу стать узнаваемой, популярной, зарабатывающей».

Ирина:  Да. Я сказала: «У меня есть полгода, когда я могу не зарабатывать, я полгода могу строить бренд», прямо цитирую дословно. Он сказал: «О’кей, давай строить бренд».

Мария:  А бренд чего ты хотела бы строить?

Ирина: Бренд твоего имени в Интернете, чтобы твое имя было узнаваемо. Я пришла и тогда сказала: «Я хочу, чтобы все знали, кто такая я, и я хочу, чтобы мои тренинги считали лучшими в своей нише.

Мария:  Но ниша все еще была архитектурная? То есть архитектурная?

Ирина:  Да, я из архитектуры, видишь, вывалилась в этот тренинг.

ПЕРСОНАЛЬНЫЙ БРЕНД РАБОТАЕТ И БЕЗ РЕКЛАМЫ

Мария:  Перешла. Грубо говоря, ты в процессе начала корректировать нишу, ты начала идти по этому пути, и поняла, что здесь тебе узко или неинтересно, и вышла как-то плавно в другую тему, да?

Ирина: Да, тоже интересная встреча была. Я сделала этот курс «Радость творчества», впервые в жизни продала через сайт на 2 000 долларов за месяц, я просто обалдела, и там я начала пробовать свою любимую арт-терапию, которую я делаю до сих пор во всех своих курсах. Там я людям помогала перестать бояться: «Давайте изваляемся в краске, что-то такое сумасшедшее сделаем? Давайте просто попробуем». И потом после этого курса я пошла к нему снова и говорю: «Я не знаю, что-то не понимаю я, но возиться с этими художниками я не хочу все время». И у нас был разговор в ночи, он говорит: «Я понять никак не могу. Неужели ты не видишь, в чем ты просто номер один?» Я говорю: «Не вижу». Он говорит: «Ты так про секс можешь говорить спокойно, от тебя такая энергетика женская прет! Бери вот эту тему». Я говорю: «Да». В общем, мой крестный папа помог мне запустить, и за месяц мы первый курс, даже не курс, а я сделала семинар, который лег в основу книги «7 секретов счастливой женщины». Я три часа просто делилась. Пришло около 300 человек, это был успех. Тогда у нас не было контекстных реклам, Яндекс-Директ. Я просто объявила в своем «ЖЖ», и пришло 300 незнакомых людей, часть знакомых.

Мария:  Онлайн, да, пришли?

Ирина:  Да, пришли онлайн, и мы сидели 3 часа, я рассказывала, делилась своими секретами, своими успехами. До сих пор эта книга реально бестселлер. Даже сейчас о ней очень много офигенных отзывов, она есть в бумажном виде, ее можно купить в России в интернет-магазинах, в супермаркетах, во всяких «Ашанах», то есть она по России продается везде, Украина, Белоруссия – доставка у нас есть в онлайн, но не важно. Ты знаешь, и как пошло! Ко мне стали приходить женщины и спрашивать: «А как ты вот с этим справляешься?». Я такая: «А вам надо рассказать?» Они такие: «Да!» И все.

Мария:  Слушай, но все-таки первый твой запуск, ты говоришь без контекстной рекламы, без Instagram, но у тебя был ресурс «ЖЖ». А ресурс «ЖЖ» откуда взялся? Откуда у тебя взялись первые подписчики твои?

Ирина: Ну, я вела для себя, я писала. Я всегда писала прикольные тексты, я размышляла, я рассказывала что-то о своей жизни. Мне нравилось написать текст, который соберет много комментариев. Это было не так, как сейчас. Сейчас мы очень устали от этой темы, что нужно много комментариев, что нужно много лайков, а тогда честные сорок комментариев, когда у тебя, например 150 подписчиков, это очень много, это было очень ярко, и мы были в диалоге со своими читателями. Сейчас ты не успеваешь всегда прочитать, что тебе люди написали в комментариях. Когда я стала это делать, уже были тренинги, уже были участницы, и я уже на тот момент звалась Ирина Норна. Норна – это мой псевдоним, который я специально взяла, для того чтобы брендировать. Сейчас торговая марка зарегистрирована и мне хотелось разделить немножко свою личную жизнь от жизни бренда.

ИМЯ БРЕНДА «ИРИНА НОРНА», И ЧТО ОНО ОЗНАЧАЕТ?

Мария: А что означает?

Ирина: Норна?

Мария:  Да. Я не знаю, что это означает.

Ирина: А есть скандинавские богини, три норны – Урд, Скульд и Верданди, три женщины, которые сидят под Древом Жизни и плетут нить. Среднего возраста женщина, зрелая и молодая. Последняя, старая, по-моему, решает, когда пришло время отрезать нить твоей судьбы, и режет ее. Мне показалось, что я помогаю людям плести их нити судьбы по-новому, возможно, разрывать старые ткани, разрывать старое полотно судьбы, и его полностью менять, вплетать туда новые нити, вплетать туда новые узоры. Когда я выбирала псевдоним, мы этим занимались где-то неделю, все мне не нравилось, и когда мой друг предложил вот этот Норна, и объяснил, что это значит, я сказала: «Да, это я», и на утро я проснулась Норной. Действительно, это настолько мое имя, оно на уровне ДНК меня за ночь поменяло. Я проснулась, и я целый час ходила и повторяла: «Ирина Норна, Ирина Норна, Норна Ирина». Я щупала это слово на вкус, и это абсолютное попадание в десятку.

Мария:  Да, я как раз и хотела спросить, как вот это самоощущение, когда ты берешь и чувствуешь слово телом, и оно твое. Ты почувствовала эти изменения в дальнейшем? Может быть, смелость какая-то в тебе появилась? Что-то в тебе появилось с этим именем плюсом? Какие-то качества, компетенции? Оно что-то привнесло в тебя?

Ирина:  Да. Я действительно Норна. В этом слове я слышу такое мурчание кошки, но, скорее, тигрицы, и при этом структура. Когда я говорю «структура», я сразу вспоминаю свои архитектурные корни. Вот представь и, может быть, слушатели представят чертеж, каркас железобетонного здания – это музыка, этот чертеж реальная песня. И на этот каркас накладывается мурчание тигрицы, то есть это яркая женщина, но она с границами, она простроенная, она не растекающаяся по пространству, она знает, чего она хочет, и она умеет это взять. Она знает, чего она хочет от мужчин, и она умеет их об этом попросить, и мужчины хотят быть рядом с этой женщиной.

Мария:  А сегодня это бренд или это ты уже? Ты сегодня разделяешь? Есть какая-то другая Ирина, которая не Норна?

Ирина:  Я разделяю однозначно, иначе, мне кажется, я бы просто сошла с ума, потому что невозможно все время стоять на сцене. У меня есть моя личная жизнь, которую я не показываю и не рассказываю, хотя она все равно просачивается в каких-то закрытых разговорах с моими участницами, но хотя бы не в открытом доступе в Instagram, в Facebook. И Ирина Норна – это однозначно бренд. Есть я, у меня другая фамилия, я не хочу ее озвучивать, мне нравится приватность, такая уютность. И очень часто люди попадают в западню, то есть люди мерят меня Норной и иной раз приносят мне какие-то кетчи, могут начать какие-то грубые комментарии писать. Я периодически в Instagram пишу и говорю: «Ребята, то, что я несу вам с помощью образа, вещи, которые заставляют вас задуматься, они не призывают вас мне грубить. Как бы там ни было, я остаюсь нежной женщиной, которая может расстроиться. Вы не подумали, гадость какую-то написали… И после этого стало гораздо меньше всего этого – люди увидели, что это некий такой образ бабы с огнеметом. В имени Норна есть, мне кажется, такая амазонка с мечом, но помимо амазонки с мечом, там очень силен архетип Артемиды, если слушателям знакома эта тема. Если не знакома, вообще рекомендую книгу одну почитать – Джин Шинода Болен «Богиня в каждой женщине», и вторая книга «Боги в каждом мужчине» об архетипах. Очень интересно, очень трансформирующая книга. И во мне есть как Артемида, которая просто взглядом испепелит, так есть и Афродита, которая флиртует, которая танцует. Также есть во мне и девочка Персефона, которая беззащитна, которая нуждается в поддержке, которая плаксива. Все это есть в живой мне, и последнее время я стала старательно эту часть живой себя тоже показывать, потому что я бы не хотела, чтобы у людей сложился образ такой бабы, которой все по плечу. Я живой человек, я живая женщина, и мне тоже бывает больно, мне бывает сложно, мне бывает страшно. Мне кажется, что когда я стала таким образом развиртуализовывать свой бренд, многим моим клиенткам-подписчицам стало легче – они узнали себя в этом, и им проще стало ассоциировать мои успехи: «Я могу к такому тоже прийти».

Мария: Если говорить про сцену твоего бренда, сегодня там, с одной стороны, ты не показываешь все, что про тебя, то есть ты часть оставляешь для себя, а с другой стороны, там стало гораздо больше все-таки тебя? То есть ты показываешь себя как личность, вот эти разные грани свои?

Ирина:  В общем, да.

НЕ СКЛАДЫВАЙТЕ ЯЙЦА В ОДНУ КОРЗИНУ: О НЕСКОЛЬКИХ КАНАЛАХ ДЛЯ ПРОДВИЖЕНИЯ ЛИЧНОГО БРЕНДА

Мария: Давай поговорим про маркетинг твой сегодняшний. Что для тебя является основным каналом для вот этой сцены бренда? Instagram?

Ирина:  Я бы не совсем так сказала. Какое-то время назад еще да, но сейчас я задействую несколько каналов сразу, и я не люблю складывать яйца в одну корзину. Я помню, как год назад, когда Instagram начал менять посты, выдачу, какие все поседевшие резко были, у кого бизнес полностью на Instagram – реально жили просто на валериане. Там еще несколько нововведений обещали сделать, но так в итоге и не сделали. И очень не хотелось быть на них похожей, поэтому я изначально считаю, что нельзя на один канал делать ставку.

Мария: Так, а еще какие каналы ты используешь?

Ирина: Я использую Facebook, я использую ВКонтакте, я использую Youtube, у меня есть персональный сайт, которому вот уже будет 10 лет скоро. Мы сейчас еще собираемся развивать три новых канала, но какие это, пока секрет.

Мария:  Я с тобой, кстати, абсолютно согласна. Своих студентов я как раз учу, что точек контакта должно быть много разных, потому что, опять же, и безопасность, и разная аудитория. А контент ты как-то под площадку адаптируешь?

Ирина:  Конечно.

Мария: А сколько в тылу твоего бренда работает людей? У тебя большая команда людей, которые тебе помогают с контентом, с рассылками, клиент-менеджеры, или как? Как там построена работа?

Ирина:  Моя команда не превышает 10 человек.

Мария:  Ну, это все удаленная команда?

Ирина: Да, мы все находимся в разных городах, местах.

СОВЕТЫ ПО УПАКОВКЕ ПЕРСОНАЛЬНОГО БРЕНДА: С ЧЕГО НАЧАТЬ?

Мария:  Хорошо, Ира, а дай тогда несколько рекомендаций людям, которые работают в похожей, может быть, сфере. Как им эффективней продвигать свой бренд, упаковывать свой бренд? Из твоего опыта, может быть, какие-то грабли, на которые ты наступила?

Ирина: Продвигать и упаковывать свой бренд нужно с помощью опросов целевой аудитории. Особенно упаковывать, потому что даже у меня, я считаю, до сих пор упаковка очень сильно далека от идеала. Более-менее сейчас последний год мы как-то начали упаковывать. Упаковка – это же не пакетик, это смыслы. Как упаковать смысл твоего продукта, и в каких-то коротких текстах человеку это донести. Более-менее последний год мы стали это делать в Instagram успешно. Почему? Спрашивайте людей, которые у вас уже отучились, в чем сила вашего продукта? В чем сила вашего курса? Ну, если мы говорим о продаже информационных курсов и тренингов. Эти люди могут вам рассказать такие вещи, о которых вы даже не подозревали. Я не закладывала то, что мой курс будет повально помогать девочкам беременеть, которые годами не могли это сделать. Для меня это был сюрприз, но оказывается, что очень многие девчонки могут это получить. Очень часто, когда я говорю «блок по сексуальности», очень многие клиенты не идут в него, потому что они говорят: «Это еще очередной курс по минету? Я не хочу». Я говорю: «Нет, вообще. Вообще никак не связано. Нам вообще никто не нужен будет в этом блоке, и никаких минетов, мы будем заниматься только с тобой, твоими «тараканами». Мы научим тебя испытывать оргазм таким образом, чтобы ты ни от кого не зависела, и выходить на какие-то высокие уровни, а для этого надо разобрать. Мы три четверти блока по сексуальности разбираем приоритеты главные. И пока мне клиенты не начали писать, о чем на самом деле мой курс в виде отзывов, было очень сложно упаковать, потому что у меня были фантазии о том, что я людям помогаю вот так. Да, что-то совпало, но оказывается это еще и про другое, поэтому в деле об упаковке обязательно нужно спрашивать людей, обязательно нужна фокус-группа и обязательно нужно убрать спесь эго. Я очень часто читаю у коллег-тренеров, знаешь, на Facebook написано: «Ну, я вам уже по-всякому рассказала, все равно вы мне один и тот же вопрос задаете, что вам не понятно, чем я занимаюсь». Ну, значит ты не понятная, и рассказала ты непонятно. То есть это не люди, не с людьми проблема, а проблема в том, как ты упаковала свои смыслы о своем курсе и продукте. Упаковать свой курс сложно, потому что это ребенок, ты знаешь его трещинки, знаешь его слабые стороны, но и безумно влюблена в его сильные. А может так оказаться, что у него много других сильных сторон, или вовсе то, что ты считаешь сильным, это не эта сильная сторона, а другая. И тогда приходит человек, который непредвзят, и говорит: «Обязательно нужно сказать вот про это. Обязательно нужно сказать вот так». Если мы говорим об упаковке как о дизайне, то я считаю, что даже если вы продаете один и тот же курс десять лет подряд, надо постоянно переупаковываться, потому что упаковка устаревает, и та страничка, которую вы сделали 5 лет назад, дизайн сейчас уже смотрится, как мамонт, такие странички уже вымерли. Это моя боль, потому что мы так хорошо продаем мой курс, что некогда заняться дизайном, реально это моя история. Я сейчас понимаю, что нет такого в упаковке, что ты один раз сделала и дыши спокойно. Дыши спокойно два года, потом переделай – цвета другие сделай, выдели другие смыслы, другие заголовки. Сейчас девочкам, которые ко мне приходят, им те темы, про которые я писала 5 лет назад, уже неинтересны. Уже сейчас никому неинтересно, что ты получишь стратегию исполнения своих желаний. Эта фраза настолько заиспользована, что она просто мимо мозга человека пролетает.

Мария:  Классифицируется как шаблон сразу.

Ирина: Да, это всё, это шаблон. Он не работает. И сейчас так интересно, приходит же новое поколение, они берут и копируют эти вещи, и говорят: «У нас нет продаж». Конечно, у вас нет продаж, потому что вы копируете фасад, а внутренность надо понимать, надо становиться тем самым брендом, той самой харизмой. Поэтому упаковка, раз. Упаковка смыслов – как слова в видео, в картинки упаковать и донести себя, потому что очень часто же проблема, когда человек выходит в Instagram, он вроде про деньги пишет…Буквально недавно обсуждали, у нас была такая пятиминутка сплетен… Есть девушка, она ведет блог в Instagram, она пишет про еду, у нее там много всяких фоловеров, но ты понимаешь, что за Instagram человек, в принципе, бедный, который не путешествует, который не ездит на яхтах, который не обучает ребенка в дорогой транснациональной школе. Какой он богатый? Что пристал «читайте книги умные». Скажи лучше: «Ребята, идите и читайте такую книгу, которую вы хотите». Эти вещи они читаются, соответственно. Упаковать надо, как картинку в Instagram, как видео, в котором ты говоришь о себе и своем продукте, так и важно упаковать себя. В том числе любой человек, который занимается брендом, ему неминуемо нужно хотя бы раз в 2 года, это минимальный минимум, разговаривать со стилистом, ходить к хорошему не дешевому парикмахеру, который постоянно развивается, потому что смотреть, как девочки вещают о современных темах с прической, которая была модна 20 лет назад, и, например, про деньги – не бьет. Да, она будет продавать группе в 30 человек, но не бьет. Нет веры к ней, и человек не понимает, почему он ей не верит, а просто идет дальше. А не верит, потому что считался дешевый маникюр или его отсутствие, считалась дешевая прическа или ее отсутствие в том числе, или ты себя позиционируешь, как я себя позиционирую, например, и говорю: «Не в прическе счастье».

МОЖНО ЛИ БЫТЬ ЭКСПЕРТОМ БЕЗ ЛИЧНОГО РЕЗУЛЬТАТА?

Мария: Да, когда мы говорим про деньги, в любом случае упаковка там, да. А вообще вопрос: Имеет ли право человек, который сам не сделал результат в своей нише об этом говорить? Как ты считаешь?

Ирина:  Имеет, конечно. Как мой отец, курильщик со стажем, 2 пачки в день, врач, который спасает жизни, и спасает очень круто, он всю жизнь проработал в анестезиологии при роддомах. Про него и статьи писали, он спасал детей при сложных родах и матерей от смерти. Он ежедневно гробит свое здоровье разными способами, или, например, он приходит с работы, у них там случилась в итоге смертность, не смогли женщину спасти. Это мое детство, я помню это очень ярко, это было один раз, папа пришел, просто поставил перед собой бутылку водки и ее выпил, потому что надо дальше как-то с этим жить. Он врач. То же самое баскетбольные тренеры, то же самое человек, который будет консультировать, например, по банковским вкладам, он не будет человеком, который владеет миллионами долларов, потому что если он будет владеть миллионами долларов, он этим не будет заниматься, у него не будет времени консультировать. И у такого человека может быть очень сильная сторона – его аналитический мозг. Но реально есть темы, в которых все-таки должен быть личный опыт. Например, я бы не пошла рожать к акушерке, девочке 23 лет, которая не рожала ни разу. Я пойду рожать к женщине, у которой чем больше родов успешных за плечами ее собственных, а если у нее есть негативный опыт, это тоже дает ценность ей, как она с этим справилась, я пойду рожать к такой женщине. Но мне кажется, в современном мире сильно люди упираются в то, что баскетбольный тренер должен быть высокого роста и играть в баскетбол. Не должен. Человек должен владеть стратегическим мышлением и уметь помогать. К сожалению, очень много людей, которые являются целителями в лучшем смысле этого слова, без эзотерики, они могут помогать другим людям, часто сами своей ситуации они не видят, но есть дар видеть ситуацию другого человека и ему помогать. Почему нет?

Мария:  Да, кстати, про целителей буквально недавно тоже разговаривали о том, что очень часто есть способность у них видеть ситуации других, но сами себя они спасти не могут в силу определенных особенностей дара, направленных на других, но не на них.

Ирина: Да. Ты знаешь, я заметила, что вот эта деформация мозга, что человек должен быть успешен в этой же самой теме, в основном, она в русскоязычном сообществе. Все-таки в англоязычном сообществе достаточно часто, если не брать такие темы, например, как акушерство, там люди позволяют человеку быть проводником в тему, если он реально помогает, если у него реально много отзывов.

Мария:  Я хочу сказать, что это сейчас в стиле твоего бренда. Ты даешь достаточно провокационную тему, потому что 80% экспертов, с которыми я взаимодействую, они считают по-другому. То есть чаще всего в тему обучения те, с кем я общалась, люди приходят из того, что они были практиками, и практику упаковали в какой-то курс или во что-то, а потом пошли обучать. И они, естественно, скептически относятся к тем, кто пришел туда без практики, без опыта, только со способностью обучать.

Ирина: Это просто боязнь, что придет кто-то талантливый и отгрызет у них кусок рынка. И это я наблюдала, когда работала в дизайне интерьеров, и у меня была своя компания. Мы снимали офис напополам с девчонкой-ландшафтницей. Она делала ландшафты, и ты знаешь, она ландшафтник от Бога, у нее такое чутье, но у нее образование типа художник, то есть она не дизайнер, не архитектор, не тем более ландшафтник, который должен еще в травах разбираться. Это был такой мега-комплекс по поводу того, что она не имеет права этим заниматься, и в то время, пока она стеснялась это делать и брать за это деньги, другие не стеснялись. Вот лучше бы они стеснялись брать за это деньги, правда. К сожалению, талант не всегда идет в паре с образованием, если ты эксперт в этом вопросе. Она была экспертом, но тогда можно сказать: «Если ты себе не построил дом, каким ты можешь быть архитектором?» Что за бред?! Архитектор может всю жизнь прожить в съемной квартире и быть гением.

ПОЗВОЛЬТЕ ПОСМОТРЕТЬ НА СЕБЯ СО СТОРОНЫ

Мария: О’кей, я тебя услышала. Теперь давай по поводу упаковки еще один уточняющий вопрос. Ты считаешь, что для качественной упаковки нужен взгляд со стороны на твои смыслы, то есть у тебя изнутри взгляд может замылиться, и нужен какой-то сторонний эксперт, чтобы посмотреть?

Ирина:  Да, и желательно, чтобы их было несколько. Это могут быть люди как внутри твоей команды, так время от времени можно с опросами выходить к своей клиентуре, так это может быть и какая-то наемная группа экспертов. Я в это не очень сильно верю, все-таки мне кажется, что лучше это формировать из довольных клиентов, и их просто приглашать к сотрудничеству.

Мария:  Но с другой стороны, ты же сама, когда росла, у тебя был наставник, то есть еще возможно наставничество?

Ирина:  Да, наставник это однозначно. Понимаешь, наставник тоже не всегда может видеть так, как могут увидеть клиенты, потому что наставник же не приходит к тебе учиться. Ни один мой наставник до конца не знал, о чем я, и о чем мой курс, и многие из них, в том числе и этот наставник, только года через 4-5 сказал: «Я наконец-то понял, чему ты учишь женщин», после того, как его жена пришла и поучилась у меня на курсе. И он говорил мне слогом, который я сейчас использую. Он говорил: «Ты учишь их здоровому, классному женскому эгоизму». У меня в Instagram написано: «Обучаю здоровому женскому эгоизму». Пять лет он не знал вообще о чем, поэтому наставник тебя учит продавать, он тебя учит, как упаковывать, но он вряд ли тебе подскажет, что именно надо упаковывать.

Мария: А что именно, в моей терминологии это называется формулой твоего бренда, собственно говоря, фундамент, в котором скрыты все основные смыслы.

Ирина: Да.

Мария:  Так, хорошо. Были ли у тебя в твоем росте какие-то грабли?

Ирина:  Грабли? Да. У меня была один раз смешная история. Мне подружка очень хорошая сделала подарок один раз. Я захожу в Instagram и просто вижу там 1000 подписчиков, 100 подписчиков, а у меня тогда было человек 500. Она мне купила 5 000 ботов, и я потом полтора года от них отписывалась. Соответственно, были низкие показатели.

О БЮДЖЕТНЫХ СПОСОБАХ РАСКРУТКИ ПЕРСОНАЛЬНОГО БРЕНДА

Ирина: Что касается раскрутки, я очень люблю маленькими шагами какими-то двигаться, то есть я реально не гений раскрутки, я люблю «сарафанное радио». Я очень люблю, когда мои девочки обо мне рассказывают, я это поощряю, я их поддерживаю в этом вопросе. По поводу раскрутки я вряд ли расскажу что-то, что сейчас везде пишут гуру раскрутки, какие-то супер секретики. Я скажу одно, такой посыл всем новичкам, я очень долго откладывала этот момент. Во-первых, я 7 лет работала на «сарафанном радио» только, я раскруткой начала заниматься год назад. Я до этого ни разу ни одного рубля не вложила в рекламу вообще, то есть настолько был силен бренд и продукт, что при этом у меня никогда не было нехватки клиентов. И я хочу сказать, что поздно, Ирина Александровна, вы занялись раскруткой, упустила я это время определенное, но все приходит вовремя. Раскрутка – это важная часть, которой нельзя пренебрегать, и раскрутка вытаскивает все глубинные комплексы. Как спорт адреналиновый – потащит из тебя все то, что ты от себя долго прятала, и так далее. Отношения с мужчиной всю твою низкую самооценку вытащат наизнанку – ты начнешь спрашивать себя: «А могу ли я? А достойна ли я? Не бросит ли он меня?». То же самое с раскруткой. Это очень хороший личностный рост, который стоит пройти. Знаешь, что хочу сказать?

Мария:  Что?

Ирина: Раскрутка должна быть. Нет у тебя денег на раскрутку – раскручивай себя бесплатными методами. Заработала ты 10 000 рублей – 10% отложи на раскрутку. Тысячку вложи, потому что эта тысячка на следующий месяц придет тебе десятитысячкой. Ты уже вместо десяти двадцать заработала, отложила еще. И потихонечку, потихонечку, курочка клюет по зернышку. Будут ошибки, будет лажа, будет, например, договоренность с блогером о посте, но нечаянно ты со всеми согласовывала, а с этим блогером не согласовала, и он такой пост написал! Вроде бы и пиарный, и ты денег за это заплатила… Ты ему быстренько пишешь: «Я тебя умоляю, удали это вообще», потому что это будет вообще просто черный пиар, который тебе не нужен. Это все будет, этого не надо бояться, это все с опытом приходит, и не приходит никогда до конца, когда ты сидишь такой: «Я все знаю, как раскручиваться».

МАРАФОНЫ УЖЕ НЕ РАБОТАЮТ?

Мария: Слушай, ты выступаешь на различных марафонах, в каких-то объединениях с какими-то другими брендами. Как ты подбираешь себе партнеров для сотрудничества?

Ирина:  Я не выступаю часто с марафонами, я вообще противница марафонов, тема марафонов себя уже выжгла. Марафоны были характерны, когда начинала я, сейчас мы сделали один марафон летом, я очень тщательно подбирала, это все мои подруги, в качестве продукта которых я уверена, одна из которых была моей ученицей. Я видела, как она росла день за днем, и это девочка-успех, каждая. У каждой жизненная история, каждая на коне, у каждой миллионные рублевые (пока рублевые) бизнесы, поэтому я отбираю очень тщательно, потому что после этого марафона был опыт другой. Я зареклась, потому что люди очень ждут, люди не умеют проявлять инициативу. В том марафоне у нас просто земля горела под ногами, мы все вчетвером все делали, мы брали ответственность на себя, мы принимали решения. А несколько марафонов я просто понаблюдала, люди меня пригласили: «Ну, да, давайте, я буду». И я наблюдала, как сам чат, в котором обсуждается марафон, он просто умирает. И второй негатив, который марафоны привнесли в русское сообщество, – это таблетка допинг. Марафонов сейчас очень много, у людей не всегда хватает ума вовремя остановиться. Они приходят из марафона в марафон, и в итоге они получают какую-то дозу энергетическую, всплеск адреналина, эндорфинов, а потом откат, потом нужен новый марафон, но они, по сути, жизнь не меняют глубоко, а глубоко изменить можно, только качественно проработав. Ну, хорошо, дали тебе навыки на марафоне, я наблюдаю за некоторыми, они сразу в четырех-пяти марафонах. Ты марафон прошла, дай себе 3 месяца, для того чтобы усвоить те навыки, которые ты там получила – марафоны с этой целью. Поэтому я сейчас абсолютно уверена, что марафоны в том виде, в каком они были, они себя уже изжили. Люди, опять же, продолжают копировать фасад, и это все сейчас уже очень смешно выглядит. Нужно делать что-то новое, марафоны уже не работают. Для того чтобы марафон был успешным, для того чтобы любое дело было успешным, надо делать то, чего делать другие люди не хотят. Мы в своем марафоне, нас четыре организатора, нас, на самом деле, было шесть человек – были еще два человека, о которых никто не знал – такие рабочие руки марафона, и мы делали вещи, которые до нас никто не делал, и после нас пытались повторить, но ничего не получилось, потому что это работа. Мы реально две или три недели готовили марафон, и эти три недели мы просто пахали, мы жили этим марафоном. Это был вызов и себе в том числе.

ГРАЖДАНИН МИРА С ОСТРОВА БАЛИ

Мария: Ира, и в завершении вопрос из личной такой категории. Ты сегодня гражданин мира, у меня так ассоциируешься. Сейчас ты живешь на Бали, и для многих людей это мечта жить так, чтобы океан тут, пальмочки тут, природа и так далее. Почему Бали? Как ты решилась? Как вообще на Бали живется?

Ирина:  Живется хорошо, потому что я живу в гармонии с собой, поэтому, в принципе, мне живется хорошо везде. Почему Бали? Это достаточно длинная история. Если я расскажу ее коротко – будет непонятно, если я расскажу ее длинно – это будет как с переездами моими из стран, с обучениями и с приходом к той теме, в которой я сейчас работаю. Наверно, скажу так: я пять лет до этого зимовала. Это была моя мечта, я к ней шла, я работала, для того чтобы это сделать, для того чтобы зимой иметь возможность встать и уехать, я это делала, поэтому тут завидовать абсолютно нечему. Поставьте себе цель-план и идите к этому. И когда в 2015 году встал вопрос, что надоело переезжать с места на место, мы приняли решение Бали, потому что на Бали сочетание: природа, интересно, социальная жизнь и мой партнер, с которым мы переехали на Бали, для него важно иметь серфинг, поэтому, собственно Бали.

Мария: А это партнер по твоему проекту, то есть кто-то из твоей команды?

Ирина: Да. Это не муж, это не мой бойфренд, это мой друг, это исполняющий обязанности моего, можно сказать, старшего брата, и параллельно мы с ним работаем, он осуществляет в команде моей большое количество функций.

Мария:  И в ближайшее время ты планируешь жить там? Или ты вообще планируешь жить там? Или ты не загадываешь?

Ирина:  Вот на все три твоих вопроса я могу ответить «Да», и на каждый из них я могу ответить «Нет». Пока здесь, я думаю, что до 12 лет сына, а ему сейчас 9 я, скорее всего, пробуду здесь, потому что я нашла очень крутую школу для него интернациональную. Вот так я это вижу, потому что здесь очень шикарно для ребенка, здесь очень много детских активностей, и все оно рядом: скалодром, скейт парк, батутный центр офигенного уровня, преподаватели прекрасные – это то, что меня, в том числе, держит. Если бы я была «один в поле воин» и сама себе хозяин и хозяйка, я бы, может быть, уже не жила на Бали, но дети располагают к некой оседлости. Я в этом году хочу посмотреть на Грузию, полтора месяца буду в Грузии. Так что если те, кто меня слушает сейчас, кто живет в Грузии, летом, в июле-августе я буду там, с удовольствием встречусь. Может быть, вы мне там покажете какие-то скрытые места. Я хочу рассмотреть вариант Грузию, и я могу сказать однозначно, что, к сожалению, в мире нет того единственного места, на которое я бы делала ставку, и которое было бы для меня просто одно единственное. Мне нравится в разных местах, просто сейчас Бали по ряду причин – жизненных, личных и так далее. Просто устала путешествовать, хотелось где-то осесть там, где можно ходить в сандалиях и без теплой одежды.

КАК ЖЕНЩИНЕ ПОВЫСИТЬ САМООЦЕНКУ И НЕ ПЕРЕКРЫТЬ МУЖЧИНЕ ФИНАНСОВЫЕ ПОТОКИ

Мария: Да, поняла тебя. Ира, благодарю тебя за эту нашу встречу и онлайн беседу. Мне кажется, стало понятнее, что такое и новая женственность, и про отсутствие эзотерики, и про чуть-чуть эзотерики, и про твой путь. Скажи, а что по поводу подарка для слушателей? Чем бы ты хотела поделиться?

Ирина: По поводу подарка. Я думаю, что я готова даже дать два подарка, потому что я думаю, что нас слушают как женщины, так и мужчины. Так мой продукт, в основном, заточен на женщин, а вдруг мужчины тоже захотят подарок получить? Есть у меня книга «С чего начинается любовь к себе», она для женщин. Эта книга – мини-тренинг по повышению своей самооценки. Там всего 36 страниц и, по-моему, всего 6 упражнений. Читается она быстро и легко, упражнения легко и сразу делаются, перевороты в жизни наступают мгновенно, очень много пишут отзывов об этой книге. Для мужчин, ну и для женщин это также будет полезно, у меня есть один очень интересный каст, он называется «Мужчина. Женщина. Деньги. Третий лишний». Мне очень часто женщины задавали вопрос, и мужчины тоже мучаются этим вопросом: «Как быть, когда женщина хочет зарабатывать и умеет, и почему, когда она начинает зарабатывать, у мужчины перекрываются финансовые потоки?». На самом деле, ничего не должно перекрываться, просто есть один «тумблер», который в семейных взаимоотношениях нужно отключить или наоборот включить, и тогда все будет хорошо. Но так как все, в основном, находятся под влиянием этого «тумблера», происходит эта засада, но она происходит не из-за того, что женщина начинает зарабатывать, а по другой причине. Как устранить эту причину, как ее понять, как раз ответ будет в этом касте. Этот аудио каст около часа длится.

Мария: Очень ценная штука. Мы буквально вчера с подругами сидели, и мне рассказывали как раз вот эту ситуацию. Буквально вчера рассказывали конкретно про эту ситуацию, и вопрос: «Почему?» А я не знаю, почему. Теперь мы все узнаем.

Ирина: Да, теперь вы все узнаете.

Мария:  Благодарю тебя, очень ценный подарок, актуальный для многих пар, как я вижу по запросу. Еще раз спасибо за это интервью. Друзья, чтобы скачать подарок, оставьте свои данные справа в окошке, и вам придет в обратном письме на ту почту, которую вы указали, ссылка на эти два материала. Подписывайтесь на Ирину в социальных сетях, данные тоже есть в тексте с подкастом, так что если вы слушаете нас на iTunes или Sound Cloud, то приходите на сайт podcast.azarenokpro.com и смотрите там. Ирина, еще раз благодарность за эту встречу. Может быть, какие-то напутственные слова с твоей стороны?

Ирина:  Да. Хочу пожелать: верьте в себя, найдите хорошего наставника, и правильно упаковывайте свои смыслы, ведь упаковка важна во всех сферах нашей жизни. Важно упаковать свою просьбу ребенку так, чтобы он ее выполнил. Важно упаковать себя так, чтобы на вас обратили внимание те мужчины, в которых вы заинтересованы, а не какие-то не те, и важно вообще упаковать свою жизнь таким образом, чтобы смотреть на нее и думать: «Из нее получился настоящий шедевр!». Мария, спасибо тебе огромное за приглашение, я получила реальное удовольствие, и сама получила несколько озарений. С удовольствием приду, возможно, как-нибудь еще. Всем пока!

Мария:  Да, друзья! Счастливо, и до встречи в ваших наушниках ровно через неделю. На связи. Счастливо!


Плюсануть
Поделиться
Отправить
Класснуть

Мы в соцсетях


Политика конфиденциальности Пользовательское соглашение Договор-оферта support@azarenokpro.com