На главную

Выпуск #53. Анастасия Постригай

“Моя задача как искусствоведа – сделать искусство комфортной средой обитания для тех людей, которые в нем ничего не понимают”

Анастасия Постригай - модный искусствовед всея Руси, автор онлайн школы популярного искусства @op_pop_art , молодая мама и жена олимпийского чемпиона.

Анастасия Постригай в Инстаграмм


Смотреть видео-подкаст  

Анастасия Постригай
08 августа 2018
Слушать в iTunes Слушать в SoundCloud Смотреть на YouTube

Из этого подкаста вы узнаете:

  • Кто такие искусствоведы и какова их классификация
  • Как внутреннее понимание своей миссия определяет сознание и действия.
  • Как монетизировать блог через создание инфопродукта.
  • О совете от Genius Marketing, после которого @op_pop_art не остался прежним.
  • Почему в @op_pop_art нет и не будет рекламы и как порочит giveaway.
  • Как связаны Смольный и “Институт благородных девиц”
  • О самом тяжелом на свете задании для каждого человека.

Анастасия делится историей создания и становления своего бренда, рассказывает почему важно не бояться “продавать” себя и открыто заявлять миру о том, кто ты. Делится опытом делегирования, лайфхаками эффективного управления, призывает к непрерывному обучению и развитию. Откровенно говорит о вере, Боге и Любви, напоминает про простые и важные заповеди, на которых строит свою жизнь и бизнес.

СМОТРЕТЬ ПОДКАСТ


И если подкаст для вас актуален, то не забудьте поставить рейтинг и написать нам комментарий!

Сделать это очень просто:

  1. Проходите по ссылке https://itunes.apple.com/ru/podcast/bud-brendom/id1188861100?mt=2
  2. Нажимаете на голубую кнопку под аватаром подкаста "VIEW IN ITUNES"
  3. Если у вас на компьютере установлен iTunes, то он автоматически откроет вам нужное окно
  4. В программе iTunes на странице подкаста надо нажать "ОЦЕНКИ И ОТЗЫВЫ"
  5. Откроется раздел отзывов, где надо нажать кнопку "НАПИСАТЬ ОТЗЫВ"
  6. В открывшемся окне необходимо поставить оценку в звездах, написать заголовок и текст отзыва

Ваша оценка и пара слов помогут большему количеству предпринимателей узнать о нас и получить пользу для активации и роста персонального бренда каждого практикующего и начинающего профессионала.

Текстовая версия подкаста:

Кто такие искусствоведы.

Мария: Анастасия, привет!

Анастасия: Привет!

Мария: Рада тебя приветствовать на своем YouTube-канале, и сегодня мы будем исследовать феномен твоего личного бренда.

Анастасия: С удовольствием.

Мария: Давай начнем немного с истории. Вернее, не с истории, а с того, кто такие искусствоведы, кто эти волшебные люди, потому что я совершенно далека от этой отрасли, я тебе честно говорю. Но я знаю, что ты уже в седьмом классе поняла, что ты про это. Как тебе казалось, кто это должен быть, и что сегодня дает искусствовед миру? Как он делают мир лучше?


Анастасия: Искусствовед – это тот человек, который ведает искусством, но искусствоведение – это, прежде всего, наука, а потом уже какие-то виды деятельности. То есть искусствоведение – это наука, которая анализирует искусство художников, препарирует его, раскладывает на какие-то категории, критерии – в общем, все то, что ненавидят сами художники. Искусствоведы бывают разные: бывают те, которые занимаются научной работой – вообще не про меня. Бывают искусствоведы, которые занимаются тем, что связывают эту науку с людьми, трансляторы такие – это как раз я. Это те, кто читает лекции, пишут книги, и делают это в доступной форме. Также искусствоведы живут в музеях. Это ни в коем случае не бабушки-смотрительницы и не экскурсоводы. Это те, которые скрываются обычно в кабинетах и их никто никогда в галереях, в музеях не видит. Они организуют выставки. Также в антикварном бизнесе они тоже востребованы.

Когда я уже начала учиться в университете и столкнулась с реальностью, это для меня была большая проблема – я здесь получаю знания в области искусства, а как я их потом буду применять? Потому что в седьмом классе это было что-то абстрактное, очень романтичное и безумно интересное, а потом, когда я поняла, что мне нужно зарабатывать деньги, возник вопрос, а как это сделать?

Мария: У меня как раз про это и был вопрос. Я понимаю, что есть люди, которые этим занимаются, но как они устроены в жизни? Например, твоя ниша, как я ее вижу, что ты несешь искусство, культуру понимания искусства, историю через призму искусства, ты ее несешь тем, кто в этом не разбирается, но кому интересно, кто хочет узнать, соприкоснуться. Но вся остальная отрасль, мы ее как бы не видим, обычные потребители, как мне кажется.

Анастасия: Такая большая проблема, что многие искусствоведы, 90%, они как будто работают для самих себя. Они пишут научные статьи для самих себя на понятном им языке, они устраивают лекции, какие-то большие или маленькие мероприятия, на которых присутствуют люди, которые понимают, о чем они разговаривают. Человек, который извне попадает на какую-то лекцию, он обычно скучает или чувствует себя не очень комфортно из-за того, что он ничего не понимает.

Мария: Потому что эта специальная терминология...

Анастасия: Терминология, да, она очень сильно грузит. Я помню историю, когда мы с моим мужем, тогда еще были в конфетно-букетной стадии, пошли с ним на лекцию в Пушкинский музей, и он был очень расстроен из-за того, что ничего не понимает. И аудитория, которая его окружала, не очень его радовала, потому что это были совсем не его люди, ему было некомфортно. И моя задача как искусствоведа – сделать искусство комфортной средой обитания для тех людей, которые в нем ничего не понимают.

Мария: То есть для меня.

Анастасия: Да-да, и это огромная аудитория, гораздо шире всех тех людей, для которых трудится большая часть искусствоведов не только нашей страны, а вообще планеты. У меня миссия просто замечательная, которая помогает мне каждое утро просыпаться с улыбкой на лице и бежать на свою работу, потому что я знаю, что существует в этом мире огромное количество людей, которые во мне нуждаются.

Мария:  Круто! Но началось все, опять же, у тебя все-таки с другого направления. То есть вот этот поиск ниши, для того чтобы зарабатывать деньги, привел тебя к антиквариату, да?

Анастасия: Да. Я в университете поняла, что кушать все-таки хочется и еще я люблю красиво одеваться, путешествовать, а для этого нужны ресурсы. Пока все мои девочки трудились над научными трудами, думали о своих курсовых, планировали диссертации, я пошла в антикварную сферу. Я отучилась на оценщика – это тот человек, который может посмотреть на какую-то, например, фарфоровую кружку и определить...

Мария: How much?

Анастасия: Да, когда она была сделана и сколько она стоит. Я пошла работать в антикварный салон продавцом-консультантом и выросла до директора антикварного салона. Потом я несколько лет была свободным арт-дилером. Мне сначала эта профессия очень нравилась, но потом я начала испытывать в ней определенный вакуум из-за того, что не реализую ту миссию, которую мне доверил Господь. Я знаю, что у меня есть талант на простом доступном языке рассказывать людям об искусстве. В тот момент это был очень узкий круг людей, а мне хотелось, чтобы мои знания транслировалось на огромное количество людей. И тут я поняла, что все-таки желание зарабатывать стоит не на первом месте, на первом месте миссия.

Мария: Я правильно тебя поняла, что ты ушла от дохода в антиквариате в «свободное плавание», чтобы начать как-то реализовываться в рамках своей миссии, то есть делать что-то более востребованное, масштабное, созвучное тебе?

Анастасия: Тогда я этого еще не осознавала, я просто чувствовала неудовлетворенность и мне очень не нравилось то, чем я занимаюсь. Это было очень печально, потому что, с одной стороны, я вспоминала, как несколько лет назад меня вдохновляли продажи, а потом я понимала, что да, я продала, я заработала денег, я могу ими пользоваться, ну, а дальше что? Я не хочу так через несколько лет проснуться и понять, что я просто зарабатываю бабло, это не я буду. Я как будто понимала, что я могу потерять себя, но я не понимала, в каком направлении мне двигаться. Тогда у меня еще не было четкого понимания, что я должна искусство нести в массы, это было на уровне внутреннего чутья и еще не было выведено мною в какую-то миссию, которую можно было описать словами. Я начала читать лекции об искусстве бесплатно, в рамках благотворительных проектов, и когда я первый раз это сделала, второй, третий, четвертый, я так кайфанула! Я поняла, что это мое, но абсолютно не понимала, как это можно монетизировать, и мне нужно было, наверно, три года потратить на то, чтобы я осознала, что из этого может выйти еще какая-то бизнес-история.

Мария:  И вот эти три года ты проводила лекции, выступления. Я просто в числе твоих клиентов, для которых ты выступала, как это назвать… Приглашенный спикер?

Анастасия: Арт-вечера – это как корпоративные мероприятия, где я была организатором, лектором и ведущим мастер-классов. В общем, таким 3D-формат человеком.

Мария: Я просто видела, что там были достаточно крупные компании, которые тебя приглашали.

Анастасия: Да, это, например, PricewaterhouseCoopers и Билайн… Как-то вот так получалось. Вообще, я человек, поцелованный Богом, он меня очень сильно любит, как и, в принципе, всех людей, но я как-то особенно на ладошке у него вот так сидела и он меня так по жизни несет, и я никогда не испытывала каких-то больших финансовых сложностей.

Как только я завязала с антиквариатом, какое-то время попробовала себя в разных сферах, даже организатором вечеринок. Что я только ни делала! Шила штаны «Али-Баба» и так далее, и никогда финансово не страдала. И когда я себя вот так реализовывала и бесплатно читала лекции в рамках благотворительной программы, и люди, которые приходили на эти лекции, говорили: «Классный формат! А приходите и проведите у нас корпоративный вечер». Ну, я и приходила. Потом только я поняла, что это классный продукт, и у меня появился агент, который начал это продавать.

Мария: Тебя как спикера?

Анастасия: Да, но изначально это было, как fun такой.

Мария: Хорошо, если говорить про твой выход именно в социальные сети, если я правильно помню, ты все-таки начала с Facebook?

Анастасия: Нет.

Мария:  Нет?

Анастасия: Да, оказывается, да. Ну, я там начала собирать аудиторию на мои арт-вечера, потому что тогда Instagram был еще совсем маленькой площадкой или, мне кажется, его даже еще не было толком. Не помню. Наверно, тогда еще Instagram не было… Была ли жизнь без Instagram? Я не помню.

Мария: Ты знаешь, это удивительно, но она была, и как мы жили без Instagram, сложно предположить.

Анастасия: Да. Я собирала своих посетителей на эти бесплатные арт-вечера именно в Facebook. Тогда там была такая «горячая» история и последний благотворительный арт-вечер перед моими первыми родами привел через Facebook 120 человек.

Мария: То есть Facebook тогда работал очень хорошо.

Анастасия: Да, тогда работал очень хорошо.

Мария:  А зачем ты пошла в Instagram?

Анастасия: В Instagram я пошла, потому что у меня был вакуум. Всегда, когда я анализирую свою жизнь, бывают такие ситуации, когда я чувствую себя нереализованной. Часто, я заметила за собой, использую это слово «вакуум». У меня бывает такое состояние, когда я нахожусь в каких-то ограниченных для себя условиях и мне становится тесно, мне надо куда-то выходить. А когда я только родила ребенка, куда женщина может выйти, когда у нее грудной ребенок? Это сейчас у меня уже второй грудной ребенок и я выхожу, но тогда я не знала, что есть такие возможности, и я имела выход только через Интернет. Соответственно, что мама может? Она не может сидеть за компьютером, у нее только телефон – это наше окно в эту реальность.

Мария: Да-да, ты сейчас говоришь и я думаю: «Когда я пришла в Instagram сама?». Я вспомнила, что первую фотографию я выложила как раз с моим первым малышом, начала исследовать это пространство, когда я кормила, что-то делала дома. Да, реально.

Анастасия: Надо куда-то глаза деть. Можно, конечно, книжки читать, но все равно нельзя же это делать постоянно, потому что мозг должен как-то просто иногда потупить, отдохнуть. Ну, вот так и потупила я немножко, начала писать небольшие заметки об искусстве. Я помню, это был октябрь, когда я завела свой Instagram @op_pop_art, до этого у меня был только личный аккаунт. Потом я начала активно его двигать и поняла, что есть такое понятие, как контент-план и так далее. И вот я где-то, наверно, в декабре 2014 года поняла, что это из развлечения превращается в некую систему, и что на этом можно как-то заработать. Я помню эти моменты, когда нужно гулять с ребенком, руки мерзнут, а нужно печатать пост. Соответственно, я заказала себе перчатки, которые сенсорные, чтобы можно было это делать, начала всячески апгрейдить себя, чтобы это выстрелило, чтобы я не останавливалась. И потом я поняла, что время снимать какой-то продукт, решила сначала протестить свою аудиторию и снять небольшой ролик.

Как монетизировать блог через создание инфопродукта?

Мария: Смотри, как рождаются инфопродукты? Например, есть список повторяющихся вопросов к тебе, ты поняла, что здесь десять раз спросили, тут пятнадцать, и если это объединить, то получится какой-то продукт? Или ты просто увидела некую бизнес-модель, может быть, на Западе, может быть, у кого-то и переложила на себя? Как возникла эта идея монетизировать блог через создание продукта?

Анастасия: Такая ситуация, что до того как я начала @op_pop_art, у меня было уже огромное количество полученной информации по инфобизнесу и по онлайн-маркетингу.

Мария: А откуда?

Анастасия: Такая ситуация, что мой муж, олимпийский чемпион Юрий Постригай, занимался сетевым маркетингом. Ему хотелось иметь какой-то дополнительный доход. В какой-то момент Кийосаки всех свел с ума и эта идея с дополнительным доходом была, мне кажется, у всех. А что может делать спортсмен, когда он постоянно отсутствует в Москве? Заниматься сетевым маркетингом, потому что аудитория у него большая и он у меня очень коммуникабельный, открытый к людям, его любят все – в общем, у него для этого были все способности. Я вообще против сетевого маркетинга, но Юрия очень люблю и готова для него сделать все, что угодно и поняла, что мне тоже, соответственно, нужно этим заниматься. Мне так было тошнотворно продавать мыло! Это ужасно! Две встречи провела и мне стало совсем не по себе. Я «упала», мне кажется, в глазах своих друзей, что я так: искусство – мыло. Не моя история. Я поняла, что нужно этим заниматься онлайн, чтобы лицо особенно не показывать. Нужно просто научить Юрия, как он может одновременно грести на байдарке и продавать что-то в онлайне. И я начала учиться у всех, кто в тот момент этому учил. И, таким образом, я впитала в себя все, что связано с онлайн продуктами, с онлайн продвижением и так далее, и так плавно из искусствоведа я превратилась в маркетолога, но я не знала, куда мне применить эти знания, потому что к 2014 году, аллилуйя, сетевой маркетинг ушел из нашей жизни, и я даже немного была расстроена, думала: «Зачем я тогда все это изучала?». В итоге все так пригодилось для @op_pop_art, что у меня даже не было никаких переживаний насчет того, как я буду продвигать продукт, личный бренд, как тестировать продукт, у меня были уже готовые инструменты.

Мария:  Да, тебе нужно было просто взять продукт и протестировать уже.

Анастасия: Да. Я понимала, что нельзя начинать с большого продукта, потому что любой бизнес всегда нужно тестировать.

Мария: Вот классная тема, очень важно, о чем ты сейчас говоришь, потому что очень многие люди сначала придумают что-то и хотят в совершенстве сделать супер-мега курс, они его готовят год, и потом у них запуск не всегда «выстреливает», потому что я тоже сторонник подхода, что нужно действительно тестировать гипотезы.

Анастасия: Да, это обязательно нужно делать, причем не только в продуктах, но и в продвижении и во всех рекламных кампаниях. Придумал что-то, немножечко бюджета туда насыпал, попробовал, проанализировал, статистику прочитал: «Ага, хорошо. Замечательно – больше бюджета туда вкладываем» или «Не хорошо. Больше денег на это не буду давать» и так далее.

Мария: Следующая гипотеза.

Анастасия: Следующая гипотеза, да. Вот так вот мы все время пальцем в небо и тыкаем.

Как родилось название @op_pop_art ?

Мария:  Кстати, а откуда такое сочное, вкусное название?

Анастасия: @op_pop_art?

Мария: Да. Как?

Анастасия: Это самый популярный вопрос. Картинка красивая, Майорка, сентябрь 2014 года, я начинаю зреть, что мне нужно что-то делать, двигать, нужно придумать свой проект. Начать с чего? С названия. Я еще толком не понимала, что это за проект будет об искусстве, но надо название придумать. И я ходила мучительно весь этот отпуск, думала, думала, думала, потом этим прекрасным вечером у меня родилось это @op_pop_art. Op – это эмоция, то есть «Оп!» – легко об искусстве. Pop никак не связан pop_art с Уорхоллом, это не направление в искусстве, это просто частичка от моей девичьей фамилии Попова, то есть личный бренд уже запакован в названии специально, чтобы спрашивали. Ну, art – это искусство. Так получился @op_pop_art – это, знаете, как разминка для губ перед съемками. Сказал пять раз op_pop_art, op_pop_art и с дикцией все о'кей.

Мария: Вау! Я не слышала. Готовясь к интервью, я не знала этой истории. Все спрашивают, но почему никто не публикует ее?

Анастасия: Не знаю. Мне кажется, она классная.

Мария: Класс! Личный бренд уже внутри. А почему, когда ты завела отдельный аккаунт, не стала продолжать личный аккаунт, который ты вела?

Анастасия: Ну, в личном аккаунте был Михаил Юрьевич, сын наш, поэтому мне не хотелось смешивать личное с искусством и я просто понимаю, что есть определенная целевая аудитория и она хочет потреблять искусство. Она не хочет потреблять искусство на обед, на завтрак детей, а на вечер, например, мои путешествия, поэтому я решила их меню заполнить так: «Искусство, искусство и искусство». И, в принципе, не прогадала, потому что моя аудитория настолько голодная до искусства, что раньше, когда Instagram и его алгоритмы позволяли выкладывать три поста в день, они заходили хорошо. Сейчас лучше не частить.

Мария: Все изменилось, да.

Анастасия: Может быть, какой-то есть учебник по правильному ведению Instagram. Поэтому два поста, один пост в день принимаются «на ура» аудиторией. Хотя они, конечно, очень любят мои личные истории, как я, например, в путешествии что-то посмотрел. Я редко, но иногда позволяю себе какие-то конфузные истории рассказывать про то, что я тоже живой человек, и я не какая-то фея, волшебница, а просто обычная русская женщина, у которой бывают различные ситуации, и таким образом они понимают: «Ой, она такая же, как я! Простая русская барышня», и от этого любовь еще крепче.

Мария: Да. Ты, кстати, сейчас очень много фишек из построения личного бренда выдаешь прямо в практике. Хорошо, а если говорить про формирование контентной политики или даже не контентной, а именно концепции твоего блога. Во-первых, повествование шло от первого лица в этом новом или тебя не было видно вообще? Не было ли такой истории, что вот это я, это моя фотография и я буду вам рассказывать, или ты начала именно как блог и сначала было не понятно, что автор именно Анастасия и так далее. Как ты выбрала?

Анастасия: Нет, у меня сразу было «Я, я, я». Я не очень люблю, когда люди «якают», но тут приходится так поступать. Чтобы развивать персональный бренд, нужно все-таки все время двигать свою персону: «Я так считаю, я так думаю» и так далее. Но я думаю, что уравновешиваю это тем, что всегда интересуюсь мнением своих подписчиков, чтобы не было такого, что великая всемогущая Анастасия Постригай и все. Нет, у нас диалог всегда, но очень важно, если вы двигаете свой персональный бренд, именно от первого лица говорить и всегда приправлять это какими-то личными переживаниями и эмоциями. Искусствоведы, как правило, не имеют право выражать свое личное отношение к художнику. Они всегда должны быть очень обособлены от каких-то личных суждений. И меня вначале это останавливало, потому что многие искусствоведы, а их стало очень много в Instagram, говорят про то, что мы не имеем право. А я считаю, что я имею право, потому что имею я право. Иначе как человек будет хотеть сам формулировать для себя, как он относится к этому художнику, если я ему не покажу пример, как это может быть. Моя задача, чтобы у человека, когда он знакомится с искусством, были личные отношения с этим искусством. Если он не посмотрит на меня и не сделает так же, как он этому научится еще?

Мария:  Круто! Получается, что твой блог – это твоя призма, по сути, на искусство в разных его аспектах и ты таким образом стимулируешь человека тоже формировать свое отношение?

Анастасия: Да, конечно.

Научиться продавать себя.

Мария: Получается, это не диктатура «Думайте так», а это варианты: «Я думаю так, а вы можете выбрать, как, что это для вас», например. Круто! А почему ты немножко поменяла концепцию? Когда ты начинала, я слышала, что у тебя блог был больше такой шутливый, веселый, а потом он стал более, как ты сама выразилась, душевным.

Анастасия: Я просто тестировала. Вначале хорошо заходили какие-то мемы, приколы, связанные с произведениями искусства, но потом я поняла, что хочется идти в глубину и хочется, опираясь на искусство, поднимать глубокие темы, а также учить людей анализировать картины, например. Я просто выросла из этого формата. Это нормально, когда человек начинает расти и начинает понимать, что нужно его аудитории, потому что он начинает ее слушать и адекватно оценивать ее потребности. Вот так вот, в принципе, и вышла.

Мария: Когда ты заходила в Instagram, тогда, в принципе, это был «голубой океан» в том смысле, что искусство может быть востребовано, например, в социальной сети Instagram на российском пространстве. Но, опять же, сейчас у тебя около 500 000 подписчиков, 10 000 лайков, горячие обсуждения, дискуссии. Но когда ты начинала, вот эта первая 1 000, первые 3 000, первые 30 000… Все-таки, возвращаясь назад, что было ключевыми моментами, катализаторами роста твоего? Можешь какие-то важные моменты назвать?

Анастасия: Да, конечно. Я в ноябре 2014 года начала вести свой аккаунт и в феврале 2015 года выпустила свой первый продукт. К тому времени у меня было 3 500 подписчиков, которые просто органически ко мне приросли по принципу «сарафанного радио». Тогда еще был этот органический рост, хотя некоторые люди говорят, что он по-прежнему есть, где-то существует. И я продала свой первый курс, он стоил 690 рублей, сейчас он, кстати, бесплатный у меня. У меня была мечта сделать его бесплатным, но тогда мне нужно было как-то двигаться, поэтому мне нужен был бюджет. И я продала на 20 000 рублей. Подумала: «Класс! Это я буду каждый раз так продавать». В следующий раз рекламу пустила и что-то там какие-то три копейки, еще пустила – три копейки. Все. То есть моя аудитория в 3 500, все, кто хотел купить и кто мог, купили. Тогда еще не было такого: «А, ну это у меня просто охват такой, они еще просто не увидели». Тогда видели все. И у меня случился шок: я тут собираюсь строить великую компанию, заработала 20 000 рублей и стоп. Я поняла, что мне нужна аудитория, мне нужно расти. И уже тогда я знала инструмент, как быть в таких ситуациях. Вот, у меня стоит задача – мне нужно изучить email-маркетинг. Я ищу человека, который в этом лучший и учусь у него. Соответственно, я поняла, что мне нужно продвигать Instagram.

Мария: Нужно найти лучшего.

Анастасия: А тогда, в принципе, была одна Арпине и все, больше никого не было, она «проходимец» в этой сфере.

Мария:  Да, первая. Первая ее школа.

Анастасия: Я была во втором ее потоке. Я спросила у Ани Всехсвятской, которая по тайм-менеджменту у нас гуру, она училась на первом потоке, я спросила: «Аня, там о'кей? Все классно?». Она говорит: «Супер класс! У меня там пришло 10 000 подписчиков!». Я говорю: «Хорошо». Ну, я записалась к Арпине и у меня начался прирост в месяц по 10 000-15 000 подписчиков.

Мария: Что такое сделала Арпине?

Анастасия: Просто дала инструменты, как это все делать, ничего такого сверхъестественного. Сейчас, к сожалению, это все практически не работает.

Нет, оно все работает, просто не с таким размахом, как это было раньше, сейчас нужно быть очень изощренной, чтобы такое количество целевых людей к тебе пришло.

Мария:  Скажи, а что бы ты из этих рекомендаций, которые ты получила во втором потоке Инсташколы, что сегодня может сработать для тех, кто нас смотрит? Одну фишку дай.

Анастасия: Самое важное для меня тогда было – не бояться продавать себя.

Мария: Круто.

Анастасия: Тогда у меня была с этим загвоздка, я очень боялась продавать свой продукт. Я готова была рассказывать об искусстве бесконечно, но чтобы себя вот так вот взять и продать, это было очень страшно и выход из зоны комфорта. Я могла продавать картины, да. Я могу сколько угодно рассказывать про Левитана, какой он шикарный, и это будет честно – я же не себя продаю.

Мария: Да, Левитана.

Анастасия: И Арпине сняла с меня это заклятие страха, она прямо пушила меня очень сильно, чтобы я как-то вышла из своей коробочки и поняла, что себя продавать не стыдно. И очень многие люди, которые продают какие-то культурные продукты, и даже если не культурные – не важно. Это, мне кажется, зависит от психологии человека, от его темперамента, они много времени теряют на то, чтобы выйти на такой уровень, чтобы себя продавать. Нужно просто взять и забить на это все.

Мария: И продавать себя.

Анастасия: И продавать себя, да.

Мария:  Кстати, маленькая ремарка: что касается личного бренда, та же самая ситуация. Многие люди хотят роста, хотят результатов, но при этом они боятся выйти из тени бизнеса, то есть они прячутся за названием бизнеса, боятся показать свое лицо, свое отношение, свою миссию, потому что вот этот внутренний комплекс.

Анастасия: Это все гордость. Это не комплекс, это гордость, потому что ты же себя так воспринимаешь, а тут ты вышел и никому не нужен. Это же такое унижение! Или тебя кто-то начнет осуждать, поэтому гордость – это очень большой грех. Поэтому давайте мы будем с вами чистыми, люди, без греховными, всю эту гордость подальше и с открытым сердцем…

Мария: Идем в мир.

Анастасия: Да, идем в мир Instagram, но и не только, а всех социальных сетей.

Делегирование.

Мария: После этой фразы можно было бы заканчивать интервью, но мы не закончим. Но я благодарю тебя, это очень важный посыл и он очень мне созвучен. Хорошо. Делегирование.

Анастасия: Ох!

Мария:  Ох! Ну, я просто читала…

Анастасия: Люблю очень это дело.

Мария: Я просто читала, что ты считаешь, что это очень важный фактор роста. Вопрос: твой первый сотрудник, что ты ему делегировала? Вспомни своего первого.

Анастасия: Да, курс «Как быстро и легко научиться разбираться в искусстве», у меня там есть приложение «Библиотека фильмов и книг об искусстве». Я собрала всю эту информацию, и мне нужно было все разложить по полочкам, все это сделать чисто, аккуратно, проверить, все ли ссылки активны и так далее, и все это упаковать красиво. Я нашла мою прекрасную Регину, которая тогда только еще помышляла стать искусствоведом, ей тогда было, по-моему, 17 лет. Сейчас она уже заканчивает университет, тот, в котором я училась, РГГУ, и она мне сделала фишечку моего курса, которая до сих пор стольких людей радует. Вот мой первый опыт делегирования, потому что иначе я бы закопалась в этом всем. Зачем мне это делать? Я за это время могу сделать много чего другого, ну, и дальше пошло-поехало.

Мария: Пошло-поехало. На сегодняшний момент у тебя уже около 40 сотрудников. Это бизнес с отлаженными процессами, у вас большая цепочка продуктов.

Анастасия: Огромная, да.

Мария: Друзья, под этим роликом и на сайте, где будет опубликован подкаст, вы можете увидеть ссылку на сайт, и вы увидите, как шикарно реализован магазин. Моя команда, когда увидела, сказала: «Так все структурировано!». Даже стоят такие фишечки из серии utm-меточки на каждый вид продукции.

Анастасия: Обязательно, конечно. Статистику надо читать.

Мария:  Я уже поняла, что со статистикой ты дружишь, да. Смотри, но вот этот переход из «у меня блог, 1-2 продукта и я делаю ручной бизнес, и все-таки масштабируемый бизнес, который генерирует уже многомиллионные обороты, регионы, продажи, много продуктов, запуски… Расскажи про этот переход.

Анастасия: Да, это легендарное время, я по нему очень сильно скучаю, потому что в этот момент я была безбашенной мечтательницей, у меня не было потолка. И когда я об этом говорю, у меня сердце ноет в тоске, что я хочу быть такой, как я была тогда, потому что сейчас очень много ограничений, этот Цукерберг прекрасный, и много разных ситуаций, когда ты замышляешь какой-то проект и видишь, что вот это будет тяжело, это тяжело и это сложно, а это вообще невозможно.

Мария: Да.

Анастасия: И как на Голгофу. А тогда казалось вообще все возможно, все реально и нет никаких проблем. Главное – просто делать. Очень хочется вот это состояние, это такой драйв! Я сняла первый курс, начала двигать Instagram активно, начала проводить в Москве уже не благотворительные арт-вечера, а такие, которые мне давали в месяц где-то 100-120-130 тысяч рублей, и это был мой бюджет на развитие, то есть я по чуть-чуть продавала этот курс за 690 рублей, он мне в месяц где-то 20 000-25 000 рублей приносил, плюс вот эти арт-вечера, которые позволяли мне окупать мою уже тогда небольшую команду, по-моему, у меня было два или три человека. Я чувствовала себя: «Вау! Это же супер классно!». Потом я задумала курс «Как говорить с детьми об искусстве», потому что у меня растет «подопытный», я по-всякому Михаила вовлекала в этот процесс, разработала свою собственную методику, которую мы сейчас начинаем продвигать в детские клубы и так далее. У нас большая мечта, чтобы @op_pop_art был в школьном образовании, в дошкольном образовании и в университетах. Сейчас мы к дошкольному идем. Я поняла в какой-то момент, что заканчивается мой день слезами, что я сижу на кухне и плачу (кухня – это мой офис), потому что я ничего не успеваю, у меня огромное количество задач и мне нужен просто человек, который поможет мне этот локомотив, который разогнался, докатить до невероятных скоростей, помогать, как-то направлять и двигать. И тогда в @op_pop_art появилась Яни. Это тот человек, который помогает нести искусство в массы, которая помогает с управлением команды, набором команды, бизнес-процессами и так далее. Я как бы идейный вдохновитель, я занимаюсь контентом, непосредственно методиками, личным брендом, проведением мероприятий, вдохновением команды и так далее, но есть же огромное количество бизнес-процессов, которыми занимается она, а я просто в курсе всего того, что происходит.

Мария: А это твой бизнес-партнер или исполнительный директор?

Анастасия: Исполнительный директор.

Мария:  Грубо говоря, ты нашла человека-систему, который начал работать с тобой в команде.

Анастасия: Да, она мне очень помогает двигать эту огромную машину, но тогда в нашей команде было очень мало людей и это все было прямо кайф, у нас была первая мечтательная планерка на крыше Ritz, вид на красную площадь и список того, что нам нужно сделать. Мы недавно планерили и я нашла эти листочки. Я переехала, разбирала вещи и нашла эти листочки, где была как будто mind map нарисована, что нам нужно запустить. Все уже давно запущено и все уже давным-давно как слаженный механизм работает, и это невероятный кайф. Тогда мы писали цифры там: 100 000 подписчиков в YouTube, 1 000 000 подписчиков в Instagram, и мы так легко это писали! Мы вообще не задумывались ни о бюджете, ни о чем. Какие алгоритмы? Какие охваты? Нет, это нас не успокоило все. Важно найти человека, который будет смотреть с вами в одну сторону и так же сильно будет «гореть» вашей идеей.

Мария: Но при этом ты сейчас сказала очень важный момент, чем занимаешься ты, чем занимается она – кто будет дополнять по компетенциям, потому что ты личный бренд, контент, вдохновение, проекты, а она, я так понимаю, выстраивает систему.

Анастасия: Да. Просто каждый должен заниматься тем, чем он умеет заниматься, что он делает хорошо. Я тоже это все могу делать, но я не буду, мне кажется, делать это настолько хорошо, а она не разбирается в искусстве так, как я, соответственно, у нас зоны ответственности разделены. Но моя обязанность быть в курсе того, что происходит, всего, и статистики. Такие слова, как utm-метки, меня не пугают. Я не знаю, как ее сгенерить, я не знаю, как чисто технически это делается, я знаю, для чего она и что она мне дает, но если мне потребуется сделать эту метку, я все это могу сделать сама.

Мария: YouTube все подскажет, да.

Анастасия: Я все могу сделать сама, да. Но просто каждый должен заниматься тем, что потом принесет большие плоды.

Мария: Очень похожа твоя ситуация в плане внутренней организации на то, как у нас происходят процессы. Это говорит мне о том, что многие компании в разных нишах проходят похожие этапы роста в свое время, потому что я тоже понимаю статистику utm-метки, но я не понимаю, как ее сгенерить. У меня есть один из партнеров, которая конкретно все эти системные моменты рулит, понимает, разбирается и круто!

Анастасия: Это очень хорошо, да.

Обучение, которое меняет все.

Мария: А вот с точки зрения все-таки создания именно бизнес-системы. Я читала, что и там тоже ты по своей уже проверенной методике нашла лучших, обучилась и что-то внедряла в бизнес, да?

Анастасия: Да. Обязательно, если ты делаешь бизнес, нужно учиться, потому что жизнь меняется, причем такими темпами… В социальных сетях постоянно происходят какие-то изменения, email-маркетинг умирает, на смену ему приходят другие инструменты – тоннели продаж и прочее. Нужно быть всегда в тренде, поэтому мы всегда учимся. Не только я учусь, не только Яни учится, но еще и все сотрудники учатся. Например, отдел продаж сейчас тоже проходит обучение, постоянно прокачивается, наши администраторы тоже учатся в школе администрирования. Потому что если мы остановимся, то все, нас завоюют конкуренты, а их стало так много, и слава Богу. Это показатель того, что эта тема, эта ниша становится все более интересна обществу. Инвестировать в обучение нужно всегда, причем я не очень люблю группы без обратной связи или какие-то такие обычные. Мне хочется во время обучения, чтобы можно было к самому главному, самому умному и опытному подойти и сказать: «А вот тут вот такая ситуация. Помоги». У нас так вышло с Genius Marketing. Для того, чтобы начать у них учиться, мы просто приехали к Алесю на личную встречу, купили его час за 50 000 рублей. Две девчонки сгоняли в Киев просто, чтобы познакомиться и сказать: «Вот у нас такой проект, мы хотим развиваться. Дай, пожалуйста, нам совет». Он нам дал совет, мы пообщались часок, потом этот совет реализовали. В итоге у нас появилась Академия Op_pop_art, это двухлетнее обучение. Потом мы начали учиться в его VIP-группе «Стратегическая комната» и все, как-то пошло-поехало.

Мария:  Круто! Ты сейчас очень важный пример показываешь. Из всех экспертов, которые на тот момент были, ты выбрала того, кто был тебе созвучен и полетела в Киев на часовую встречу.

Анастасия: Да. Ну, это же так классно! Можно и Киев посмотреть.

Мария: Я с тобой согласна, это очень круто.

Анастасия: Покушать там вкусно, это же одно сплошное удовольствие.

Мария: Супер. Тогда давай из вот этого периода масштабирования. Какая там была главная фишка, которая будет актуальна на сегодняшний момент. Что бы ты порекомендовала тем предпринимателям, которые находятся на этапе перехода от ручного бизнеса в бизнес-систему, из того, что ты на этой «Стратегической группе» взяла, внедрила?

Анастасия: Нужно, во-первых, простроить все бизнес-процессы.

Мария: А давай на русский сразу переведем. Что такое простроить бизнес-процессы?

Анастасия: Я могу об искусстве на простом и доступном языке, а тут мне нужно немножко подумать. Когда ты что-то делаешь, есть определенная цепочка действий. Если эту цепочку действий не простроить, то огромное количество времени уходит просто в никуда, потому что это получается какая-то мышиная возня, будешь тратить огромное количество ресурсов и времени просто в никуда и будешь неэффективен, а в росте очень важна эффективность. Соответственно, если ты выстраиваешь бизнес-процесс как слаженное действие, то ты экономишь огромное количество времени и этот процесс становится эффективным. Соответственно, если ты понимаешь, что для этого бизнес-процесса ты некомпетентен, значит ты приглашаешь человека, который делает это лучше тебя и знает больше тебя. Таким образом, у нас произошел этот мощный скачок именно в тот момент, когда мы начали эти бизнес-процессы выстраивать. Мы понимаем, что тот человек, который занимается у нас сейчас email-маркетингом, он это делает не очень хорошо по причине своей некомпетентности. Мы понимаем, что мы тоже, для того чтобы полностью во все это окунуться, потратим огромное количество времени, мы будем эффективны совершенно в другом. Мы приглашаем человека, который во всем этом разбирается, выстраиваем с ним бизнес-процесс, и вот Юля у нас уже работает, по-моему, два с половиной года. И все в таком духе. Еще важно не раздувать штат, потому что у нас в какой-то момент возникла такая ситуация, что у нас огромное количество людей, которые любят @op_pop_art, практически 90% сотрудников, – это наши ученицы. Это очень важно, поэтому у нас такая команда вдохновленная и заряженная, потому что они все фанатеют от нашей миссии, потому что они все прошли эту воронку: «Я подписчица – я ученица – я сотрудник». Очень важно в какой-то момент остановиться и не делегировать вообще все на свете, иначе ваша жизнь превратится в то, что конец месяца и всех нужно поблагодарить за прекрасную работу, и это большой стресс. Когда у тебя так много детей, это большой стресс.

Мария: Понимаю тебя.

Анастасия: Все понимают.

Мария:  Да. Предприниматели понимают, они же сидят около экрана и такие: «О’кей».

Хорошо, тебя и в глаза, и за глаза, и как угодно называют искусствоведом всея Руси.

Анастасия: Это я сама себя так назвала.

Мария: Ах, да?

Анастасия: Да.

Мария: Какая ты красотка! А прижилось же.

Анастасия: Да, я до сих пор очень сильно стесняюсь этого момента, понимаю, что существует огромное количество искусствоведов, которые более профессиональны, более компетентны, нежели чем я. Но они почему-то не выполняют свою миссию, сидят в своих коробочках и тихонечко там все это знают сами с собой. Поэтому, с одной стороны, я немного переживаю, что у меня, например, сейчас нет такого огромного количества времени, чтобы заниматься развитием себя как специалиста, именно как искусствоведа, и я безумно от этого страдаю. Я так мечтаю походить на некоторых лекторов! Например, на моего любимого Алексея Расторгуева. У меня просто физически не хватает времени, еще у меня двое детей, но жизнь такая долгая, слава Богу, что есть книги, но это тоже большая проблема и моя большая боль, что раньше чтение было удовольствием, а сейчас чтение – это задача. Например, мне нужно написать лекцию, мне нужно изучить литературу, и если раньше я могла расслабленно сесть и почитать книжечку, то сейчас это: «Так, вот тут это я возьму, вот это по сценарию мне вот сюда, это сюда», то есть я не могу даже кайфовать просто от чтения. Это как называется? Профессиональная деформация уже пошла и это, конечно, безумная боль. Я не помню, о чем ты меня сейчас спросила и как я к этому пришла, но, видимо, боль настолько сильная, что она вот так вот вылезла. А, про искусствоведа всея Руси, да.

Мария: То, что ты сама себя так назвала.

Анастасия: Сама себя так назвала, да. Просто когда я начала учиться у Арпине, нужно было первым делом на первом занятии оформить свой профиль так, чтобы человек, который зашел к тебе на страницу, он понимал, о чем твой блог и кто ты. Она женщина, которая не стесняется.

Мария: Это правда.

Анастасия: Она прямо так позиционирует себя: «Я царица». Ну, и, соответственно, всем ученицам, видимо, это как-то прижилось со школьных времен.

Мария: Как, знаешь, в хорошем смысле укусил и заразился.

Анастасия: Да-да. Поэтому так и родился «искусствовед всея Руси». Я по-настоящему барышня очень скромная и это, скорее, мой минус, чем плюс, но так, видимо, я, центровое гештальт.

Мария: Ну, скромная или не скромная, но, получается, что ты-то как раз свою публичную миссию реализуешь, свою внутреннюю миссию через публичное пространство, через популяризацию. Потому что когда мы говорим про искусство, как-то в медийной блогосфер среде все туда. Хотя я предполагаю, что есть кто-то, кто для тебя, может быть, бенчмарк тоже, какие-то подрастающие, может быть, конкуренты. Я поняла, что ты их не воспринимаешь как конкурентов, это, скорее, наоборот, если я правильно услышала, что растут круто, да?

Анастасия: Да, молодцы.

Мария: Скажи, пожалуйста, по поводу этой теории… Говорят, что человек, который первый заходит на рынок в «голубой океан», если он не останавливается, то он, в принципе, держит основную долю рынка, лидирующие позиции, а остальные делят между собой какую-то часть.

Анастасия: Ну, у нас так и происходит в формате онлайн образования в сфере искусства, центрально.

Мария: Да, я про эту нишу как раз говорю.

Анастасия: Я, честно, не совсем в курсе, как ко мне относятся коллеги, не знаю, просто неоткуда получить эту информацию, но я и не особенно заморачиваюсь на этот счет. С некоторыми я лично знакома, кто-то у меня начинал как ведущий рубрик, то есть некоторые аккаунты, например, Сати @museums_4_all, она у меня вела рубрики и недавно только перестала вести. Не знаю, они иногда пишут мне: «Анастасия, давай попробуем». Я говорю: «Давай». Потом куда-то исчезают, потом, видимо, им еще хочется, приходят. Я как-то дружелюбно. Есть искусствоведы, которые, мне кажется, ко мне относятся негативно и я от этого страдаю, потому что я бы с этими искусствоведами с огромным удовольствием дружила, потому что я их читаю и вдохновляюсь, и очень радуюсь успехам. Но тут какая-то такая история, я могу даже вслух назвать, вот есть Татьяна Быковская. Мне кажется, она меня не любит.

Мария:  Может, это тебе кажется?

Анастасия: Может, мне кажется, да. Ну, мы просто с ней лично несколько раз сталкивались, даже в фитнес-клуб один и тот же ходим, но, мне кажется, почему-то она меня не любит.

Мария: Татьяна сейчас смотрит это видео и в этот момент у нее все сжимается…

Анастасия: А я, например, с большим бы удовольствием дружила.

Мария: Татьяна!

Анастасия: Потому что я стесняюсь, я не могу вот так вот написать: «Татьяна, давайте выпьем кофе».

Мария: Татьяна, во-первых, я знаю, что вы смотрите сейчас это видео, в следующий раз подходите к Анастасии и идете пить коктейли или смузи.

Анастасия: Мне кажется, просто некоторые искусствоведы, во-первых, они меня не знают лично, я вообще классная, хорошая, душевная девочка. Девочка такая, да. Со мной просто и легко, без пафоса без всякого. Мне кажется, их коробит моя вот эта маркетинговая страсть. Мне кажется, в их понимании искусствоведение и маркетинг несовместимы, что, может быть, я опошляю как-то мир искусства вот этими своими маркетинговыми инструментами и так далее, вот этой жаждой еще больше людей, больше, больше.

Мария: Типа она хочет зарабатывать на этом.

Анастасия: Зарабатывать, да. А у меня просто миссия такая. Если я не буду пользоваться этими инструментами, то, опять же, я буду действовать так же, как и другие искусствоведы, которые пишут книжки для своих же.

Мария:  Для себя.

Анастасия: Да, собирают очень маленькие аудитории и так далее.

Мария: Ты знаешь, я знаю еще одну отрасль, хотя их несколько, но вот вторую по популярности или даже не по популярности, а в которой это очень распространено. Медицина. В медицине я тоже сталкивалась, есть люди, которые строят личный бренд, делают маркетинговые штуки, внедряют, именно врачи сами, я просто близка к этой индустрии отчасти. И есть те, кто: «Это не важно, я просто хорошо делаю свое дело, а все, кто продвигает себя, они заняты другим, коммерциализация». Честно, грустно сталкиваться с этим, потому что я тоже считаю, что если человек будет делать хотя бы элементарный маркетинг или наймет ассистента, который ему отстроит хотя бы, или команду, то он просто больше даст пользы в мир.

Анастасия: Здесь есть возражение, я об этом думала. Есть просто врачи, которые двигают себя активно в Instagram, и я им очень благодарна, потому что они помогают, например, мамочкам решать какие-то вопросы, связанные со здоровьем их детей, но врач – это тот человек, который должен постоянно получать опыт.

Мария: Практику.

Анастасия: Практику, да. Как врач, который все время в телефоне… Мы пока разговариваем, у меня там столько уже всего произошло!

Мария: Да-да, я вижу, наши телефоны тут вибрируют.

Анастасия: Как врач может на приеме…

Мария: А я тебе скажу, как.

Анастасия: Как?

Мария:  У меня есть пример такого врача. Делегирование. Я просто была на приеме у одного врача и я потом была приятно удивлена, когда узнала, что Арпине, оказывается, тоже была у него на приеме и написала про него восторженный пост. Потому что у меня был один вопрос медицинского характера, который я старалась решить в разных местах, потом моя мама нашла просто сайт этого врача и мне этот врач провел Skype-консультацию и за час снял все мои вопросы. Это была лучшая консультация в моей жизни, по Skype, а все заявки, все делал ассистент. Я оставила заявку, со мной связался ассистент, назначил время, мне дали двойной тариф, потому что мне нужно было срочно в 23:30. И он мне в 23:30 провел консультацию, при том, что он проводит дикое количество операций, путешествует, ездит, выступает. Делегирование. Но зато я его нашла, потому что он когда-то сделал сайт, нанял ассистента, ведет профиль в Instagram. Элементарно некоторые же надиктовывают посты.

Анастасия: Ну, да. Я надиктовываю ответы на комментарии. Если мне нужно, чтобы он был такой полный, развернутый и прочее, то я просто делаю скриншот, отправляю своему администратору и наговариваю ответ.

Мария: Друзья, лайфхак. Кстати, к вопросу о том, как отвечать на комментарии.

Анастасия: Обязательно на все комментарии нужно отвечать, сейчас у меня просто огромное количество комментариев, по 150, по 200, по 300, и мне порой бывает очень тяжело, я страдаю безумно, потому что раньше у меня практически каждый комментарий был отвечен. Я считаю, что нужно каждого подписчика обнять, и это очень важно, потому что людям в этом мире нужна любовь очень сильно. Очень сильно, они прямо нуждаются в этом. Даже у кого этой любви достаточно, все равно мы все какие-то голодные до этого. И раньше у меня получалось каждого обнять, а сейчас у меня получается обнять за счет лайков этих комментариев и, мне кажется, этого недостаточно, но иногда хочется просто хотя бы цветочек подарить или сказать: «Я с вами согласна, спасибо. Спасибо, благодарю». Но иногда хочется написать, а я не могу, потому что у меня сейчас грудной ребенок София на руках, и это очень тяжело. Я, конечно, могу все, что угодно напечатать одним пальцем, но наговорить – это очень удобно.

Блог без рекламы.

Мария: На самом деле, я сейчас начинаю понимать, почему у тебя такая атмосфера в блоге.

Анастасия: Потому что у нас обнимашки постоянные.

Мария: Да-да, дружественная и уважительная.

Анастасия: Да, у меня никогда практически не бывает каких-то холиваров, я даже, честно, не помню, было такое или не было.

Мария: При том, что, друзья, я напоминаю, что на момент съемки этого подкаста это около 500 000 человек.

Анастасия: Да, я тут ездила в Крым и выложила информацию про Крым. Я очень боялась, что сейчас начнут: «Крым наш / не наш». Нет. Все ми-ми-ми такие, ни одного комментария даже на этот счет.

Мария:  А я заскринила название отеля. Очень рекомендуешь, да?

Анастасия: Да, я честная. У меня в блоге никогда не бывает рекламы какой-то сторонней, кроме моих продуктов. Бывают партнеры. Я делала ремонт и был проект «Искусствовед делает ремонт», просто я знала, что меня будут спрашивать, поэтому у меня были партнеры. Я про них рассказываю, но я делаю это очень красиво, а так у меня не бывает никакой рекламы, потому что для меня самое важное – это лояльность моих читателей. Если я их буду кушать от целлюлита, скрабами и еще чем-то таким-этаким, то лояльность упадет, продажи упадут и @op_pop_art не сможет развиваться и нести свою миссию. Поэтому мои подписчики мне очень доверяют, и если я что-то рекомендую, они понимают, что это не реклама, а просто потому что мне было там так хорошо! И это было от чистого сердца.

Мария: Хорошо, еще один момент по поводу все-таки продвижения, роста. Мы поговорили про систему, поговорили про рост, можно сказать, от 0 до 30 000. А все-таки в Instagram от 30 000 до 500 000 – это же все-таки квантовый скачок, да?

Анастасия: Квантовый скачок, да.

Мария: Какие инструменты работают сегодня?

Анастасия: А мы будем сейчас по-честному говорить?

Мария: Мы всегда по-честному говорим. Ну, ты можешь не выдавать весь арсенал, выдай один-два, что реально работает.

Анастасия: Ну, все блогеры мне потом напишут в Instagram: «Анастасия, да что же вы делаете? Вы нас сейчас всех дискредитируете».

Мария: Ты сейчас просто задаешь такую нотку пикантности подкаста вообще. Мне стало любопытно, что ты такое скажешь.

Анастасия: Что я такое скажу? Слово, которое состоит из трех букв…

Мария:  И начинается на букву «Г». Я поняла. Почему, ты думаешь, многие блогеры это скрывают?

Анастасия: Ну, потому что, мне кажется, в нашей блогосфере, в нашей Инста-деревне то, что ты опорочил свой аккаунт участием в giveaway, это что-то такое вот… Ну, потому что giveaway – это инструмент, который приводит тебе нецелевую аудиторию.

Мария: Да.

Анастасия: И это очень-очень важный момент. Огромное количество аккаунтов выросло за время этих сумасшедших гивов за год. Вот этот квантовый скачок произошел именно в этот момент. Ну, здесь еще такая ситуация, что просто огромное количество пользователей Instagram появилось в связи с тем, что смартфоны стали гораздо дешевле.

Практически у каждого есть телефон, который может поддерживать такое приложение, как Instagram. Огромное количество новых пользователей и, соответственно, гивы. Это прямо гремучая смесь получилась. И все, кто понял эту фишку, начали этим активно пользоваться и как-то одновременно так выросли.

Мария: В Инста-деревне, как ты сказала.

Анастасия: В нашей Инста-деревне, да. И тут такая получается ситуация, что я, например, не могу дать рекламу у тех блогеров, у которых раньше давала, потому что она неэффективна. Она стоит баснословных денег, потому что, конечно, у них там сотни тысяч подписчиков, но с этой рекламы приходит три человека, потому что из-за гивэвеев у всех блогеров, а сейчас они меня возненавидят все, просто неприличный охват, очень маленький охват. Соответственно, ваш рекламный пост увидит вот столечко человек. Соответственно, это становится неэффективно и сейчас Instagram в глубочайшем кризисе и все это осознают, кроме блогеров, которые зарабатывают на рекламе. Все, кто зарабатывает на своих продуктах, все воют, плачут, страдают и просто внедряют какие-то антикризисные меры. Все, кто зарабатывает на рекламе, все просто переживают сейчас свой «звездный час».

Мария: Но при этом реклама реально неэффективна.

Анастасия: Абсолютно неэффективна.

Мария:  С точки зрения соотношения цена/качество, я в этом смысле.

Анастасия: Конечно.

Мария: Мы же считаем стоимость лида, а потом…

Анастасия: Да, конечно. Если ты, например, инвестируешь 70 000 рублей в рекламу, то раньше за 70 000 рублей можно было такое количество подписчиков получить! Когда у нас был первый запуск «Института благородных девиц», я за 150 000 рублей купила пост у Ирены Понарошку и ко мне пришло, по-моему, 7 500 подписчиков. Это же просто аллилуйя! Если бы сейчас такое могло произойти. Ты вкладываешь 70 000-100 000 рублей и к тебе приходит, я не знаю, может быть, 2 000 придет человек. И это невероятные страдания. Поэтому, все выросли на гивах, но я считаю, в моем отношении это абсолютно не стыдная история, потому что в моем проекте есть возможность заработать для меня и для моей команды, но самое главное это миссия – искусство в массы. Гив – это что? Это когда к тебе приходит поток людей, которые хотят выиграть iPhone, а огромное количество потом уходит, потому что они поняли, что iPhone не получили, тебя как спонсора использовали и до свидания. Но огромное количество людей остается, потому что им искусство интересно. И тут я выполняю свою функцию, я выполняю свою миссию и это невероятное счастье! Поэтому в моем отношении это круто, в отношении других бизнесов пусть каждый принимает решение сам и как он к этому относится.

Мария: Благодарю тебя. Добавили сейчас огня.

Анастасия: Да. Мне страшно.

Как связаны Смольный и “Институт благородных девиц”

Мария: Ладно, сейчас будет еще страшнее, потому что я тебя сейчас спрошу про «Институт благородных девиц».

Анастасия: О, класс!

Мария: Класс?

Анастасия: Да, я очень люблю этот проект.

Мария:  Вот я спрашиваю. Фантастический проект и главное, во-первых, игра, название, миссия проекта совершенно какая-то на стыке, да? Сейчас шестой поток идет на момент записи интервью.

Анастасия: Да.

Мария: Расскажи для слушателей, подписчиков, что это такое вообще? Как ты это придумала?

Анастасия: Это невероятный проект, который родился, когда мы отдыхали в Таиланде вместе с Яни, я о ней уже говорила сегодня. Она в тот момент пошла к Смольному.

Мария: Сушиться?

Анастасия: Да, сушиться. Поприседала там, сделала берпи, у нее заболели коленки, все заболело и она поняла, что лучше прокачивать вот это полушарие, чем вот это полупопие. И мы поняли, что нужен проект, который будет девушек вдохновлять развиваться, не только физически совершенствоваться, но и духовно, и умственно. Мы ни в коем случае не стесняемся, что мы взяли эту идею у Смольного. И так интересно получилось, сразу же в голове у меня возникло это название «Институт благородных девиц», а «Институт благородных девиц» где был? При Смольном.

Мария: Да-да.

Анастасия: Да. И вот тут Смольный с его сушкой, тут смолянки вот эти, «Институт благородных девиц», все классно.

Мария: Вася, привет!

Анастасия: Это очень классно. Мы теперь мечтаем с ним какую-то совместную историю сделать, но что-то пока не клеится, руки пока не доходят выстроить эффективную коммуникацию. Это проект, где каждая девушка за шесть недель может изменить себя, полюбить себя, открыть себя, а также прокачать знания в какой-то определенной сфере. У нас три сезона на данный момент: про искусство, историю, музыку, театр, литературу, начало ХХ века, Россия. Вот эти уже все сферы, но только вместо театра у нас кино про «Оттепель», и сейчас то, что сейчас происходит, это ар-деко. Девочки выполняют домашние задания. Не выполнил – вылетаешь. Каждую неделю новая тема. Если ты дошел до самого конца и ты все домашние задания выполнил лучше всех, ты получаешь 100 000 рублей.

Мария:  А что такое «лучше всех»?

Анастасия: У нас есть члены жюри, которые отсматривают финалисток, ставят им оценки, потом мы все это суммируем, и кто набрал больше всего баллов, тот выигрывает.

Мария: Прекрасно.

Анастасия: Есть второе место, в этот раз у нас, по-моему, шубы, экошубы и картины, у нас были бриллианты – в общем, все лучшие друзья девушек.

Мария: Для благородных девиц что подходит.

Анастасия: Да. У нас это все в конце финалится выпускным. В этот раз у нас был выпускной в квартире… Дом, музей, квартира Станиславского, в таких аутентичных декорациях, с лекцией, девочки в платьях, и как на «Оскаре» объявляется победительница, обнимашки, слезы, все дела.

Мария: То есть девушки прямо реально приезжают с разных регионов?

Анастасия: Да, у нас была в пятом сезоне победительница, которая приехала из Уфы. Она знала, что она будет первая, мне кажется, по внутренним ощущениям, потому что она была лучше всех, и она знала, что надо ехать.

Мария: Знаешь, многие же обвиняют всякие игры за деньги, что это популизм какой-то, что «пипл хавает», что-то примитивное из серии «Подкачайся», «Ешь нормально», какие-то такие вещи, «Выиграй iPhone», а вы придумали игру востребованную, которая про развитие, про рост девушки с точки зрения именно такого внутреннего наполнения.

Анастасия: Да.

Мария:  Потому что это и литература, и кино, и театр. На самом деле, если так задуматься, если бы я хотела подтянуть свои знания искусства, театра и так далее, куда бы я пошла?

Анастасия: Мы почувствовали, что есть потребность у людей, но людям, конкретная целевая аудитория – девушкам где-то от 25 до 45, это наша целевая аудитория, этим девушкам просто не к кому пойти, чтобы получить вот такой 3D-подход за очень короткие, сжатые сроки. Просто нет таких ресурсов. И мы решили, что мы его создадим.

Мария: Это некий уровень даже эрудированности, получается.

Анастасия: Да, конечно. Самое главное, что когда человек получает какое-то образование, порой мотивация где-то в середине сдувается. Даже если тебе очень интересно, я сама по себе знаю, так как я огромное количество онлайн школ прошла, в середине нужно, чтобы тебя как-то кто-то зарядил, какой-то драйв немножечко тебе передал. А когда у тебя такое, что если ты не выполнил задание, то дальше ты не увидишь продолжения банкета, это очень сильно мотивирует. Ну, и приз. А что в этом такого? Девочкам нужны деньги, для того чтобы ухаживать за собой. Мы все нуждаемся в том, чтобы выглядеть хорошо, путешествовать. Не знаю, кто на что тратит эти деньги, но я знаю, что победительница второго сезона эти 100 000 рублей потратила на обучение в @op_pop_art и купила у нас все наши курсы на два года вперед и она сейчас учится на этом шестом потоке. У нас на шестом потоке учатся все победительницы. Я не знаю, что с этим делать.

Мария: То есть они там… Баттл будет.

Анастасия: Баттл, я чувствую, будет. Победительница третьего сезона выиграла четвертый сезон и невозможно было не дать еще раз ей этот приз, потому что она была лучшая.

Мария: Это «Л» – любовь, «Л» – лояльность.

Анастасия: А она еще такая особенная, она очень такая пышечная. Если вы посмотрите, как выглядела она, то это просто невероятно классно! У нас они такие все разные: девушка «плюс сайз», девушка такая очень скромная, в себе, которая выполнила домашнее задание и благодаря ему она, в основном, победила, потому что она вышла в электричке и рассказала лекцию публично. Она вышла из зоны комфорта и публично там рассказала про Серебрякову вот этим людям, которые унылые едут на работу. Скромная девушка, такая вся в себе. У нас там столько всяких историй!

Мария: Хорошее задание.

Анастасия: Да, у нас выход из зоны комфорта – это самое основное.

Мария: Вы даже через этот проект несете культуру в массы, в электричке.

Анастасия: Да-да, в электричке. Она сказала: «Анастасия, я тоже, как и вы, теперь выполнила вашу функцию и искусство в массы понесла».

Мария: Круто! И один из последних вопросов. Здесь такой момент, я не знаю, готова ли ты об этом говорить или нет, я сейчас начну с одной стороны, а потом спрошу… Ну, ты много раз сегодня, это как лейтмотив звучало, начну с тайм-менеджмента для тебя, для мамы с точки зрения семьи, потому что все-таки бизнес, двое детей, малыши. У тебя муж сейчас чем занимается?

Анастасия: У меня муж гребет, как и греб последние десять лет. Он на сборах, очень часто его нет дома, 21 день сборы. Мы с ним виртуально общаемся, такая вот я жена декабриста.

Муки выбора - не муки, важность в приоритетах или самое тяжелое на свете задание.

Мария: Жена декабриста. Какие-то, может быть, лайфхаки, как ты успеваешь управлять? Я поняла, что книжку приходится читать не потому, что я расслабилась, а потому что надо подготовиться к лекциям. Но все-таки объем задач, объем влияния, которые ты делаешь, он огромен.

Анастасия: Огромен, да. С появлением Софии стало все очень тяжело. До того как я ее родила, я все держала под контролем и я все успевала. Но когда все-таки грудной ребенок, приоритеты выстраиваются иначе. Все-таки я, прежде всего, мама, жена и мама, а потом искусствовед. Потому что я понимаю, что у меня огромная миссия, но все преходяще-уходящее. Я в ответственности за своих детей и мне очень важно вырастить моего сына и дочку такими людьми, чтобы они потом были счастливы и были благословением для нашего общества. Мы семья верующих, мы христиане и я такая не номинальная христианка, я «горячая». Я очень люблю Иисуса, я очень люблю Бога, я все время про Него говорю. И у христиан, мне кажется, важность семьи на первом месте. Это сейчас такая ситуация в моей жизни, когда мне очень сложно принимать решения, что я выбираю – время с детьми или время с @op_pop_art. Я сейчас в данный момент нахожусь в поиске, я периодически даже прямо страдаю от того, что я отнимаю у своих детей, у своего мужа время, которое я могла подарить им. Но я за собой начала наблюдать и понимаю, что раньше я никогда бы на такие жертвы не пошла, я пошла бы работать. Сейчас телефон разрывается, я его откладываю подальше и иду к ним, потому что мой сын начинает уже говорить такие вещи: «Мама, убери свой телефон. Мама, не смотри в телефон. Мама, я здесь». И я в какой-то момент поняла, что все, перебор, я этого не хочу. Это очень тяжело, это очень страшно, потому что я с ними физически, а мозгами я все равно еще там, и я знаю, что мне вот это вот надо. Если я сейчас не отвечу, то этот бизнес-процесс дальше не пойдет, а у меня сроки, у меня лекция… Это проблема, которую я не могу сейчас на данный момент решить, потому что тайм-менеджмент – это не просто «заведи такую программку, где ты будешь вписывать свои дела, делегирование и так далее». Тайм-менеджмент, ноги растут у него из твоих ценностей, это очень глубокая штука. Поэтому прежде чем выстроить свой тайм-менеджмент, вам нужно покопаться в своих ценностях и вытащить оттуда, что вам нужно в этой жизни, что для вас ценно, что для вас на первом месте, на втором, на третьем, и уже исходя из этого выстраивать свой день. Я сейчас не могу выступать как эксперт, как авторитет, потому что сейчас у меня в этом отношении руины. Но до рождения Софии все было замечательно.

Мария: Я благодарю тебя не за экспертность, а именно за честность в том, чтобы показать, как это реально происходит, потому что в том, что ты говоришь, я тоже нахожу какие-то отклики, близкие для себя, и я уверена, что…

Анастасия: Как и все мамы. Все страдают работающие мамы.

Мария: И даже если сейчас все отстроено, возникает какой-то нюанс, у ребенка появились сопли и это полностью может поменять весь процесс, весь день и так далее. Кстати, тот вопрос, который я хотела задать, но уже задавать не буду, потому что ты на него ответила внутри. Я услышала про твою любовь к Богу, ты говорила об этом в процессе интервью, я как раз хотела задать прямой вопрос, потому что это звучит, это чувствуется.

Анастасия: Да, это важно.

Мария: И когда ты говоришь про пространство любви и про любовь, которой не хватает нам в этом мире, это тоже звучит.

Анастасия: Ну, в Библии написано: «Бог есть Любовь», и первая заповедь – это «Возлюби Бога всем сердцем своим». Если ты христианин, то тебе нужно всем своим сердцем любить Иисуса Христа, потому что многие христиане, мне кажется, как-то об этом не знают, не знаю, почему. Вроде бы, десять заповедей – это очень такая доступная история, которая в открытом доступе, и все об этом знают. Это самое первое, а второе – это «Возлюби ближнего», и без этого никак нельзя называть себя христианином. Каждый человек, который живет на этой земле, это ближний. Иисус в Библии написал, что очень легко любить своих родных, но ближний – это любой человек на этой земле. И это такое задание на всю жизнь, которое очень тяжелое. Самое тяжелое на свете задание – каждого человека полюбить. Но, мне кажется, что в моем возрасте, мне сейчас 35, я делаю какие-то успешные телодвижения в этом отношении, но каждый день преподносит новые испытания.

Мария: Я только что поймала себя на мысли, почему ты не останавливаешься и не остановишься, потому что ты через свою миссию любишь всех.

Анастасия: Ну, да.

Мария: И проект, о котором ты сейчас говоришь, по поводу школ, дошкольного и так далее – это тоже способ любить мир.

Анастасия: Да, конечно. Потому что если мы не будем заниматься нашим подрастающим поколением, то не понятно, к чему мы придем в будущем.

Мария: Да.

Анастасия: Однозначно, потому что сейчас то, что я наблюдаю среди и молодежи, и детей, это очень печальная история. Дети не умеют выражать свои мысли, свои эмоции, просто потому что они не могут говорить, они не могут сложить в предложения свои слова. Это страшно. В школе почему-то этому не учат, а с помощью искусства, с помощью моей методики они могут это делать. Дети сейчас какие-то… С одной стороны, говорят, что креативные, умеют пользоваться гаджетами и прочее, а мне кажется, что гаджеты наоборот ребенка учат не думать, все как-то очень просто. В этом мире сейчас побеждает кто? Кто креативно мыслит и нестандартно мыслит, потому что в этом мире все уже изобрели. Если ты хочешь быть успешным, будь иным, будь другим, будь «белой вороной» и так далее, и изучение искусства ребенку может помочь быть вот таким своеобразным.

У меня Миша не ходит в детский сад. Да, может быть, он не может вот так выстроить взаимоотношения со своими сверстниками, просто потому что ему не надо, он не хочет, ему нравятся те, кто постарше, особенно девочки. Это у нас семейное. У меня просто муж младше меня на шесть лет. В общем, ему тоже нравятся девушки постарше. Это я отклонилась от темы. Так вот, и он у нас такой «белая ворона», он не стесняется говорить про то, что он любит Бога. Какой ребенок из вашего окружения про Иисуса рассказывает? Или он говорит: «Я не буду это делать, потому что Богу это не понравится», то есть я его учу быть радикальным, я его учу не идти на компромиссы с этим миром, просто потому что это классно, потому что его как-то неправильно воспримут и так далее. Многие мне говорят, что нужно про свою веру молчать и тихонечко там себе в уголке верить, потому что это что-то интимное, а я не считаю, что это что-то интимное, потому что Иисус в Библии сказал в самом конце: «Идите и расскажите всем народам». Если он мне сказал, а он лучше знает вообще, чем мне по жизни заниматься, значит, нужно так делать. Почему я буду сидеть и молчать? Миша тоже так же – ходит и рассказывает народу. У мальчика на даче увидел крестик и говорит: - А ты знаешь, кто у тебя там? – Нет. – Я тебе расскажу. Извините, когда меня об этой теме спрашивают, меня уносит.

Мария: Ну, я же сама задала вопрос.

Анастасия: Хорошо, значит, все легально.

Мария: Да, все легально. На этой территории можно все.

Анастасия: Хорошо, спасибо большое.

Мария: В любом случае, я благодарю тебя.

Анастасия: Ой, спасибо за такое душевное интервью. Очень классно! Замечательные вопросы и замечательный… не выговариваю я это слово… интервьюер.

Мария: Я не знаю сама, как это называется.

Анастасия: Да, наверно, это так звучит.

Мария: Я получила прямо тоже кайф.

Анастасия: Класс!

Мария: Друзья, у нас для вас есть подарки традиционно. Сначала скажу, что нужно сделать, а потом Анастасия скажет, что будет подарком. Итак, вы посмотрели это интервью, наверняка у вас есть главная мысль, инсайты, может быть, что-то, что вы сделаете в ближайшее время. Напишите в комментариях под этим роликом именно это – инсайт, ощущение, мысль, следующее действие. Поделитесь с нами своим впечатлением под этим роликом и через неделю после выхода подкаста мы рандомайзингом разыграем среди вас…

Анастасия: Мою онлайн школу. Это мой самый основной продукт – трехмесячная онлайн школа по изучению истории искусства. У меня есть разные школы, вы можете выбрать то, что вам по душе. Запуски происходят каждый месяц, поэтому вам ждать долго не придется. Базовый курс – это европейское искусство, Русский курс и Курс по современному искусству. Самый лучший тариф, самый эффективный – это студент, он стоит 14 500 рублей и я вам его подарю.

Мария: Друзья, вот такой вот ценный подарок. Так что если вы так же, как и я, пока еще с искусством дружили только визуально или, может быть, если вы читали посты как раз про это у Анастасии, или смотрели на картину и думали: «Какая классная! Это Шишкин или кто-нибудь еще?».

Анастасия: Куинджи, например.

Мария: А, Куинджи. Да, о’кей. Поэтому приходите на курс, в принципе, но в ближайшее время у вас есть возможность выиграть это участие. Благодарю вас за то, что вы были с нами, за то, что вы сейчас уже на этом месте и посмотрели это интервью. Ставьте лайк, подписывайтесь на канал и, конечно, подписывайтесь на блог.

Анастасия: Да, на мой Instagram @op_pop_art.

Мария: Да, он есть под ссылкой в этом ролике и на сайте подкастов есть интервью транскрибированное, там тоже есть все ссылки. Хорошего вам дня, счастливо!

Мария: Счастливо!


Плюсануть
Поделиться
Отправить
Класснуть

Мы в соцсетях


Политика конфиденциальности Пользовательское соглашение Договор-оферта support@azarenokpro.com