На главную

Выпуск #21. Антон Бритва

Страха нет!

Антон Бритва Руданов – спикер, общественный деятель, создатель и лидер мужского мотивационного проекта «Спарта». «Спарта» – это более 18 000 участников: почти все города России, Казахстана, Белоруссии, Чехии, Латвии и Украины. Один из учредителей благотворительного фонда «Я расту со спортом» (фонд открыл 32 спортивных зала по борьбе самбо в детских домах).

Антон Бритва
17 июня 2017
Слушать в iTunes Слушать в SoundCloud Смотреть на YouTube

Из этого подкаста вы узнаете:

  • Имеет ли какое-то отношение бойцовский клуб и горение заживо к психологии
  • С чего начиналась «Спарта», и что такое «Мирный воин»
  • Зачем участники тренинга поют в метро, или какие страхи держат мужчину в повседневности
  • Кто такой настоящий спартанец и что такое «философия двух ног и сердца»
  • Самый эффективный источник трафика для трансформационного проекта
  • Что такое личный бренд "Антон Бритва": добряк, каннибал из Конго, проактивный предприниматель, чувак, который рубит бабки на лохах, спикер про мотивацию или … благотворитель?
  • Как понять, что к тебе пришел успех, а всем троллям большой привет!
  • Трагический опыт: его причины, последствия, выводы
  • Что такое духовный рост, или как не засыпать с болью в сердце, когда у тебя есть «горы-часики-машины», но чего-то не хватает
  • «Где внимание - там деньги»: что такое косвенная конкуренция?
  • Как слово способно разжечь огонь, или зачем быть «говорящей головой»
  • Отплати миру, который когда-то тебе помог, или как бэбиситтер стал благотворителем))

И если подкаст для вас актуален, то не забудьте поставить рейтинг и написать нам комментарий!

Сделать это очень просто:

  1. Проходите по ссылке https://itunes.apple.com/ru/podcast/bud-brendom/id1188861100?mt=2
  2. Нажимаете на голубую кнопку под аватаром подкаста "VIEW IN ITUNES"
  3. Если у вас на компьютере установлен iTunes, то он автоматически откроет вам нужное окно
  4. В программе iTunes на странице подкаста надо нажать "ОЦЕНКИ И ОТЗЫВЫ"
  5. Откроется раздел отзывов, где надо нажать кнопку "НАПИСАТЬ ОТЗЫВ"
  6. В открывшемся окне необходимо поставить оценку в звездах, написать заголовок и текст отзыва

Ваша оценка и пара слов помогут большему количеству предпринимателей узнать о нас и получить пользу для активации и роста персонального бренда каждого практикующего и начинающего профессионала.

Текстовая версия подкаста:

Мария:  Всем привет! В эфире авторский подкаст «Будь брендом» и Мария Азаренок. Сегодня у меня в гостях Антон Бритва Руданов – спикер, общественный деятель, создатель и лидер мужского мотивационного проекта «Спарта». «Спарта» – это более 18 000 участников, и это почти все города России, Казахстана, Белоруссии, Чехии, Латвии и Украины. Антон также является учредителем благотворительного фонда «Я расту со спортом», который открывает спортивные залы в благотворительных целях в детских домах. На данном этапе открыто уже 32 таких зала. Антон, привет!

Антон:  Привет!


ГАЙ РИЧИ, ЧАК ПАЛАНИК И СПАРТА

Мария:  Слушай, такой вопрос первый… Почему Бритва?

Антон:  Очень давняя история. Вопреки расхожему мнению, нет никакой тяги к холодному оружию, ножи не коллекционирую, сабли, мечи тоже. Когда-то во времена еще далекого 2007 года, когда я был активным участником бойцовского клуба в Москве, одним из довольно харизматичных членов бойцовского клуба мне было подарено такое прозвище в честь одного из персонажей фильма Гая Ричи «Большой куш». Был там такой Борис Бритва или Борис Хрен Попадешь – вот в честь него меня, собственно, и назвали.

Мария:  А почему прижилось? Реально похож?

Антон:  Это очень такая странная аналогия, внешне вообще не похож, просто одна из ярких характеристик этого Бориса Бритвы было как раз то, что его никак не могли «замочить» в течение этого фильма. Меня тоже, к счастью или, к сожалению, немногие люди могли «замочить», поэтому, собственно говоря, это прозвище и приклеилось.

Мария:  Речь идет о ринге?

Антон:  Речь идет просто о бойцовском клубе в формате, который был популярен лет, наверно, десять назад, когда вышел только фильм Чака Паланика «Бойцовский клуб» – ребята собирались для того чтобы побиться, немножко разрядиться, показать молодецкую удаль. На самом деле, я очень благодарен этому периоду моей жизни, многие люди очень поверхностного мнения по поводу бойцовского клуба, что какие-то ребята собрались, набили друг другу морды и разошлись. На самом деле, было гораздо все глубже – было братство, была некая идеология, которая была, причем, основана не на саморазрушении, была поддержка друг друга, и со многими людьми, с которыми мы тогда выходили и вместе бились в пыльных подвалах, я общаюсь и мы дружим до сих пор.

Мария:  То есть это прямо как в кино – где-то вы собирались, на парковках, в каких-то специальных местах, и вы прямо реально рубились?

Антон:  Врать не буду, парковок не было, а вот подвалы всякие недостроенные, строения, в том числе и бетон, и крошка, и так далее – все это было действительно именно так.

Мария:  Хорошо, вот был бойцовский клуб. Зачем тогда в 2008 году ты создал первый тренинг? Ты дрался, дрался и такой: «Так, надо что-то добавить в это». Как появилась «Спарта»? Зачем она появилась?

Антон:  На самом деле, с моей стороны было бы нечестным приписывать идею создания «Спарты» только мне. Дело в том, что первый тренинг появился в конце 2008 года как идея моего товарища организовать какое-то мероприятие, в рамках которого мужчина за неделю мог бы испытать те или иные острые грани жизни – прыгнуть с вышки, погореть, подраться, поучаствовать в каких-то жестких переговорах и так далее, и тому подобное. Первая «Спарта», которая появилась, и программа, которую я написал в 2008 году, по сути, была компиляцией таких экстремальных видов деятельности. Вообще, наверно, справедливо сказать, что изначально «Спарта» появилась из бойцовского клуба, и основная идея, которую мы несли в течение долгого времени, то, почему нас во многом воспринимают как бойцовское сообщество – это идея, которая была скомпилирована, вытащена из бойцовского клуба. Через выход на осознанный поединок мужчина может очень сильно трансформировать себя. На самом деле, самая первая идея «Спарты» – это идея осознанного преодоления своего страха. Можно взять и выписать список из 20-30 основных мужских страхов, и если мужчина выбирает осознанно их прорабатывать, в какой-то момент времени или в какой-то момент своей жизни он становится сильнее, он становится больше, он, возможно, даже становится лучше. И первая идея «Спарты» – это не идея создания бойцовского клуба или какого-то клуба единоборств, а это идея создания проекта, где мужчина может на практическом аспекте начать преодолевать собственные страхи. Первые лет пять, наверно, так и было.

Мария:  Получается, твой друг придумал идею, а ты выступил как сопартнер, который написал программу внутри.

Антон:  Да. Я помог найти первых инструкторов, написал программу и так далее.

Мария:  У тебя было на тот момент какое-то специальное психологическое образование? Почему ты решил, что именно эти вещи должны быть в этом первом тренинге?

Антон:  А как бойцовский клуб или горение заживо относятся к психологии?

Мария:  Честно говоря, никак не относится, но…

Антон:  Мне тоже это интересно. Мне периодически задают этот вопрос: «Вот вы ведете психологические тренинги. А у вас есть психологическое образование?». На тот момент у меня, кстати, не было психологического образования, но для меня очень непонятна корреляция бойцовского клуба и фундаментальной психологии. Не могу до сих пор найти ответ, чем Юнг или Фрейд, или Франкл помогут человеку, который выходит осознанно побиться. Однако так или иначе, деятельность, которой мы занялись, она стала касаться граней психологии с точки зрения преодоления своего страха, с точки зрения избавления от каких-то комплексов и так далее.

Мария:  У меня в голове сидит слово «трансформация». То есть человек входит в это пространство и трансформируется там. Зачем людям слово «психология»? наверно чтобы что-то трансформировать в себе.

Антон:  Психология – настолько всеобъемлющее понятие, настолько многогранное, что каждый запихивает внутрь этого понятия то, что ему важно, то, что ему удобно или то, что он хочет видеть, или тот ярлык, который он хочет навесить. Не смотря на то, что у меня два образования – юридическое и психологическое – я очень условно могу назвать себя психологом или юристом, и также насколько можно условно могу назвать своей деятельностью деятельность именно в области психологии. Мотивации – да. Если рассматривать мотивацию как часть психологии, тогда, наверно, можно сказать, что я занимаюсь психологией, но по большей части это психология достижения.

КТО И ЗАЧЕМ ПЕРВЫМ ПРИШЕЛ НА «СПАРТУ»?

Мария:  Хорошо. У вас на первом тренинге было 14 человек, да?

Антон:  То ли двенадцать, то ли четырнадцать.

Мария:  Почему вдруг они пришли? На какой-то тренинг первый такой?

Антон:  Просто как раз мы договорились о партнерской рассылке, нас поддержали в далеком тогда еще 2008 году, когда эти рассылки еще работали. Нас поддержали несколько друзей-партнеров, и я даже прекрасно помню, что первые 12 человек, которые пришли, были пикаперами – тогда это было модно. И, кстати, до определенного момента первые один-два, может быть и три года основная аудитория, которая к нам приходила, это были реально пикаперы, которым было важно, чтобы их внутреннее состояние соответствовало внешнему – тому, которое они пытались показать женщинам на тот момент времени. Я помню, как мы долго выступали с мастер-классами, презентациями на разных пикап-проектах, и большая часть ребят, которые приходили, они приходили именно со стороны пикап-тренингов. Потом в какой-то момент времени я как-то неудачно пару раз высказался по поводу пикапа и моего отношения к пикапу в целом, и как-то пикап-аудитория в момент…

Мария:  Расстроилась?

Антон:  Да, прекратила ко мне идти, некоторые даже начали меня ненавидеть, некоторые начали завидовать, некоторые даже пытались делать какие-то козни, но это в локальном формате, в формате «песочницы», в которой они сидели и игрались.

МЕТОДИКА «СПАРТЫ»

Мария:  Что такое тогда методика «Спарты»? Трансформационный процесс понятно, зона какого-то страха, мужчина входит туда. Я знаю парней, которые приходили, и я им говорю: «А что вы делали?». Они такие: «М-м-м». И они не «колятся».

Антон:  Не колятся?

Мария:  Не колятся. Но я что-то слышала про то, что они в метро пели.

Антон:  Ой, где они только не пели?

Мария:  Это да?

Антон:  Да, конечно. Поют и поют много. Самые банальные страхи, которые держат мужчину в обыкновенной его жизни – это боязнь потерять лицо, боязнь выглядеть некрасиво, боязнь осуждения и так далее. На самом деле, преодолеть эти страхи гораздо более важно, чем преодолеть, к примеру, страх получить по лицу. Просто это несет более практический аспект. Слава Богу, мы живем в таком мире, когда не приходится каждый день получать по лицу, но каждый день приходится преодолевать себя, каждый день приходится звонить человеку, которому неудобно звонить, и начинать какой-то разговор, который неудобно начинать, и так далее, и тому подобное, и социальные страхи в определенный период времени для нас были приоритетной областью проработки. Поэтому если вы видите в метро поющего человека или группу поющих мужиков на улице, знайте, что это, скорее всего, кто-то проходит какую-то программу проекта.

Мария:  Прикольно. Еще я слышала такую фразу… Ты говорил, что тренинг – это что-то типа чиповки двигателя. И все-таки давай резюмируем именно этот момент. За счет чего эта чиповка достигается?

Антон:  Первое, если мы говорим о базовой фундаментальной программе «Спарты», благодаря которой мы стали известны и популярны, ведь откуда эта «Спарта» пошла распространяться? У нас же не было каких-то технологий радикального ислама, чтобы вербовать людей и расползаться по стране. Нас, конечно, иногда пытаются окрестить сектой или чем-нибудь таким еще.

Мария:  И ваши адепты говорят, что вы секта и гордятся этим.

Антон:  Адепты? Здорово. У меня есть товарищ банкир, наш выпускник, и его супруга недавно спросила, что он будет первым делом выносить из дома, если в доме начнется пожар. Он ей сказал: «Ну, если тебя в этом доме не будет, первое, что я вынесу, я вынесу спартанскую футболку». Не паспорт, не деньги, не документы, а спартанскую футболку. На самом деле, все это начало распространяться, потому что люди, которые проходили тренинг или проект, они видели огромную для них ценность в том, что у них было, и им важно было этим поделиться с людьми в своих городах. Они выбирали организовывать дальше мероприятия на каком-то федеральном или локальном уровне, и это потихонечку все расползалось, и как ты уже сказала, появилось в Украине, в России, в Казахстане, в Белоруссии, в Чехии, в Латвии и еще везде чуть-чуть по миру выпускников разбросано. А если говорить о методе, то нет какого-то одного метода, как, например, логотерапия Виктора Франкла. Нет какого-то психологического направления, которое было бы уникальным, отличалось от других и так далее. Мы учимся у всех. Мы, на самом деле, много кого приглашаем для того чтобы они преподавали или передавали нам свои знания и навыки. Если вы думаете, что проект «Спарта» – это проект, в котором главенствует, властвует и несет свою мысль в мир Антон Бритва, это глубоко не так. И я прекрасно понимаю, что в этом мире огромное количество людей, которые гораздо более компетентны и гораздо более сведущи в тех или иных моментах, чем я.

Мария:  И ты их приглашаешь?

Антон:  Я приглашаю их преподавать, если мне нужно, например, чтобы внутри проекта прошел ретрит випассана, то, естественно, я приглашаю человека, который может эту випассану провести. Не так давно, в конце 2016 года, мы приглашали настоящего буддийского ламу, довольно титулованного в тибетском буддизме, для того чтобы он проводил для нас лекцию по развитию сердца и духа воина. Какие-то моменты, какие-то аспекты я могу и сам закрыть, а в каких-то моментах мне тоже стоит кого-то пригласить и тоже поучиться.

Мария:  Я поняла. То есть методика «Спарты» – это, по сути, брать лучшее, что может предложить мир для современного мужчины, давай так скажем.

Антон:  Да. Брать опыт других мужчин, то, что может помочь стать лучше, что может в физическом, в интеллектуальном, в духовном плане помочь вырасти, и передавать это другим людям, а при помощи чего это будет сделано, при помощи каких инструментов – это уже совершенно другой вопрос. Здесь главное – тот опыт или тот посыл, а не те инструменты, которые в итоге выбирают люди, для того чтобы передать этот опыт.

Мария:  Получается очень гибкая конструкция.

Антон:  Гибкая?

Мария:  Да, в хорошем смысле этого слова.

Антон:  Да, она достаточно гибкая.

Мария:  Потому что она позволяет расти через приглашение новых экспертов, которые могут делиться опытом.

Антон:  Я вообще мечтаю, чтобы мы как проект начали вбирать опыт реально лучших мужчин, потому что даже в моем окружении есть мужчины, которые накопили громадный опыт в тех или иных отраслях жизни, они могут им поделиться, могут научить, и я понимаю, что этот опыт мог бы позволить улучшить качественно свои финансовые или какие-то еще показатели для ребят, которые приходят и являются частью нашего проекта.

Мария:  Хорошо. Давай вернемся к футболкам «Спарты», тем самым футболкам, которые выносят из дома первыми. На самом деле, я реально знаю ребят, которые из них не вылезают.

Антон:  Да, это так.

Мария:  Это так почему?

Антон:  Иногда их жены на это жалуются очень сильно, говорят: «У меня был нормальный муж, одевался в человеческую одежду, а сейчас он ходит в твоей футболке и не снимает эту футболку». Давай так, чтобы было понятно. Знаешь, в спецназе есть такое понятие «краповый берет»? Вот этим краповым беретом люди гордятся, и краповый берет – это ценность для любого человека, который проходил квалификационный экзамен. Наверно, глупо проводить аналогию «Спарты» и крапового берета, все-таки мы немножко разные, но для человека, прошедшего тренинг, получить футболку «Спарты» – это все равно, что для спецназовца получить краповый берет. Именно поэтому ими так гордятся, дорожат, и это своеобразный такой билет или проездной, вход в сообщество. Если ты в спартанской футболке приезжаешь в какой-то город, в котором есть «Спарта», и у тебя нет друзей, нет знакомых, ты всегда знаешь, что эта футболка обеспечит тебе, где пожить, где поесть, и поможет решить тебе какие-то твои насущные вопросы в пределах разумного.

Мария:  Да, это, кстати, так и есть, потому что я обсуждала это с ребятами. Это некий чит код, это «свой», такое узнавание в толпе.

Антон:  Да. По сути, мы как байкерский клуб, только без склонностей к мотоциклам и алкоголю. Я бы реально описал это так. У байкерских клубов немножко своя идеология, но в целом, с точки зрения сообщества это похоже на байкерский клуб без бухла, без рок-концертов, хотя иногда бывают, и без алкоголя.

ЦЕЛЕВАЯ АУДИТОРИЯ «МУЖСКОГО КЛУБА», ИЛИ КТО ТАКИЕ «СПАРТАНЦЫ»?

Мария:  Хорошо. Давай тогда сейчас немного поговорим маркетинговыми терминами.

Антон:  Маркетинговыми терминами…О том, в чем я не очень сведущ, но давай.

Мария:  Целевая аудитория?

Антон:  Мужчины и женщины, их женщины.

Мария:  И их женщины?

Антон:  Конечно. Мы же последние два года проводим трансформационные программы, в которых принимают участие и женщины. Это, на самом деле, очень важно. Более того, в Киеве у нас есть движение… Девчонки, если вы смотрите, привет! «Спарта Girls» – это жены, подруги, которые участвуют в нашем движении, они сами проявляют активность и сами проводят какие-то семинары, занимаются благотворительностью, вместе занимаются спортом. Там такой уже сильный женский клуб. Подожди, тут нужно еще с терминами определиться – кто такой настоящий спартанец.

Мария:  А я у тебя как раз хочу спросить.

Антон:  Да? Знаешь, очень часто считают, что человек, который прошел тренинг, типа спартанец. Но это же не так.

Мария:  Ну, не знаю.

Антон:  Совсем не так. Человек, который прошел тренинг, является выпускником тренинга. Его футболка – это памятный сувенир о том, каким ему стоит быть. Настоящий спартанец – это человек, который живет и который своим сердцем несет основные принципы: ответственности за себя и за свою жизнь, честности, максимального вклада в основные процессы того, что он называет своей жизнью, поддержки. Вот этого человека можно назвать спартанцем, если он живет и практикует это самое спартанское бытие. Не в смысле детей со скалы выкидывает или воюет с персами каждый день и носит только красные трусы – это не об этом. Это именно в том самом контексте, который создается внутри проекта. Если он несет его, транслирует, этого человека можно назвать спартанцем. Если человек пришел, прошел у нас мероприятие, которых у нас десятки проходят по стране, пошел дальше, оставив себе на память футболку, он выпускник проекта просто.

Мария:  Я тебя услышала. И все-таки целевая аудитория? Смотри, что я вижу: очень разные мужчины приходят, то есть может прийти молодой парень, который еще не самоопределился по жизни, а может прийти уже успешный предприниматель и отец семейства с тремя детьми, взрослый состоявшийся мужчина.

Антон:  Более того скажу, что может прийти уже даже дедушка, не просто отец семейства, а дедушка семейства. У нас самому старому, самому опытному, прошу прощения, выпускнику за 70. И даже сейчас, например, в Екатеринбурге есть ребята в движении, которым уже за 60, и они создают правильный контекст, правильные стандарты, и направляют молодежь в правильном направлении. Более того, по уровню своей ментальной и физической активности они дадут фору еще и молодым. В Екатеринбурге команда «Спарты» проводила не так давно чемпионат по зимнему водному поло. Они играли в ледяной воде водное поло таймами по 10 минут. Соответственно, устраивали свой чемпионат и, по-моему, там даже проводили то ли чемпионат России, то ли чемпионат Европы как раз по зимнему водному поло.

Мария:  Зимнее водное поло – это под открытым…

Антон:  Представляешь, вырубается прорубь, мужчины оголяются, надевают шапочки и играют в водное поло, только играют его в ледяной воде. На самом деле, это очень круто, потому что я искренне рад тому, что мне довелось с этими людьми познакомиться. Они составляют основу Федерации «моржей» Новосибирска. Я вижу, насколько холодная вода, и эта дисциплина по отношению к себе в возрасте за 60 позволяет сохранить молодость и энергию. Они гораздо лучше физически и гораздо лучше ментально подготовлены, чем ребята, которые приходят в возрасте 25-35 лет.

Мария:  Я услышала тебя, но, опять же, почему приходят такие разные мужчины? Почему они все находят здесь свою ценность?

Антон:  Это два вопроса. Почему приходят веками… Веками? Ну, последние лет 5-10? Я уже прямо пошел маркетинговые истории использовать. Так вот, последние лет 5-10 «Спарта» собирается за счет того, что люди выбирают делиться с другими людьми ценностью. Реклама в Интернете в нашем случае – это не самый эффективный инструмент.

Мария:  Чувствуется, что вообще неэффективный.

Антон:  Вообще неэффективный. Такие мероприятия собираются только путем рекомендаций, когда человек приходит с зажженными глазами и говорит: «Ребята, это лучшее, что было в моей жизни» или «Это входит в ТОП 3, ТОП 5 или ТОП 10 самых ярких событий. Сходите». Я думаю, что если бы мы были женским сообществом, то мы бы, наверно, были раз в 10 или в 100 больше, потому что женщины легче как-то передают информацию, делятся, легче вовлекаются, легче открываются к чему-то новому. Мужики все-таки такие…на своей правоте. Для мужчины, на самом деле, один из самых важных аспектов в собственном росте – это снять корону эго и просто понять, что есть еще люди, которые его в этом мире могут чему-то научить, и ему есть чему учиться. Иногда ему нужно, чтобы его тренировали, или ему нужна помощь, для того чтобы он эффективно тренировался. Эта штука, на самом деле, многим очень сильно мешает в том, чтобы вырасти. Особенно сильно это мешает тем, кто уже в жизни добился каких-то результатов. Немножко по Карлосу Кастанеде: несколько врагов, которые мешают человеку расти и развиваться. Первое – это страх. Когда человек преодолевает свой страх, появляется ясность. Он думает, что он все видит, все знает, все понимает и так далее, и в какой-то момент эта ясность становится фактором, ограничивающим его энергию.

Мария:  Вторым врагом.

Антон:  Вторым врагом, не дающим ему двигаться дальше.

Мария:  И в итоге они приходят, потому что тот посыл, который несут выпускники, актуален для любого мужчины, так?

Антон:  Да, абсолютно.

Мария:  Хорошо, о’кей.

Антон:  Скажем так, я встречался с действительно малым количеством людей, которые бы, пройдя программу, сказали: «Нет, это не для меня. Нет, это неинтересно. Нет, я ничего не вынес». Самое интересное, что у меня часто проходят программы «Трансформационные тренера», то есть люди, которые сами ведут тренинги в течение долгого промежутка времени, и даже они, при условии, что у них за плечами огромный опыт или огромный бэкграунд уже проведенных тренингов и программ, для себя выносят какую-то ценность.

О РЕАЛЬНЫХ РЕЗУЛЬТАТАХ, КОТОРЫЕ НЕВОЗМОЖНО ИЗМЕРИТЬ

Мария:  Хорошо, тогда давай к конкретике по поводу результатов. Что именно тогда как результат дает тренинг?

Антон:  Знаешь, если бы мы учили людей зарабатывать деньги или скидывать килограммы, было бы легко померять.

Мария:  100%, да.

Антон:  То есть согнал 50 килограммов или заработал миллион долларов, миллион рублей. Когда речь идет о жизненных результатах, все намного сложнее. Дело в том, что каждый приходит и получает некие отрасли или области для проработки. Для кого-то результатом будут восстановленные отношения в семье, для кого-то результатом будет новый открытый проект, для кого-то результатом будет то, что он бросит пить, курить или какие-то еще вредные привычки или зависимости преодолеет, займется собой. Каждый выбирает сам то, в чем ему расти. Я не говорю человеку: «Давай, ты приходишь ко мне, и мы работаем только над тем, как тебе зарабатывать бабло, или давай мы будем из тебя сейчас только ЗОЖ-ника делать». Он сам в ходе процесса определяется над тем, что ему сейчас важнее, и в какую сторону ему важнее расти, сам в этом направлении начинает работать и получать результаты.

Мария:  Тогда у вас наверняка есть сложность конкретно измерять эффективность.

Антон:  Да, действительно есть.

Мария:  Получается, что у человека может быть на выходе много эмоций, но результаты могут быть через месяц или, может быть, через полгода-год.

Антон:  Да, год или два, или три. У меня были случаи, когда люди спустя год писали мне: «Антон, я прошел процесс год назад, а меня только сейчас накрыло. Спасибо тебе. До меня только дошло, только сейчас я делаю то-то, то-то и то-то, это, это и это». Скажем так, мы даем всегда возможность попробовать себя и улучшить себя в разных направлениях жизни. Программа «Спарты», основная классическая программа, которая до последнего момента шла, – это три дня вводного тренинга и еще месяц работы над собой, над основными сферами жизни: как раз над физической, над интеллектуальной, над духовной. Я могу сказать, что человек, который, например, начнет вставать до шести утра, который начнет час времени с утра тратить на свой личностный или духовный рост – займется спортом, «прочистит» отношения, попросит прощения у тех, у кого уже давно стоит попросить прощения, или просит себя; человек, который начнет читать книги или, к примеру, закрывать свои долговые обязательства, просто научится держать слово, он так или иначе получит результаты какие-то. Какой результат будет от того, что человек выберет держать свое слово, я не знаю, но то, что он будет, это я гарантирую.

Мария:  Да, 100%.

НЕМНОГО ПРО МАРКЕТИНГ. ОСНОВНОЙ ИСТОЧНИК ТРАФИКА

Мария:  Тогда, плавно выходя на концепцию продвижения проекта, действительно, наверно, тяжело упаковать эти смыслы маркетинговыми терминами.

Антон:  Очень тяжело.

Мария:  Я просто слышала, что ты инвестировал достаточно много средств и времени в различные бизнес-тренинги, в тебя как управленца процессом.

Антон:  Не совсем так. В различные маркетинговые инструменты.

Мария:  Тестировали ли вы воронки?

Антон:  Да, конечно тестировали воронки. Ты же понимаешь, что это тоже зависит от сайта, от лидогенерации, от того, какой лид идет и так далее. Здесь все тоже по-разному, и никакие инструменты классического бизнеса в Интернете нам не чужды вообще, но основная ставка, основной акцент – это, конечно, живые люди.

Мария:  Грубо говоря, сейчас вы не инвестируете в рекламу, вы стараетесь фокусироваться на качестве контента и на «сарафанке»?

Антон:  Да.

Мария:  А у вас нет такой темы, как на лидерских программах на некоторых, там конкретно ставят задачу привлекать новых участников? То есть это естественный порыв души?

Антон:  У нас нет такого понятия или аналога какой-то программы, которая носила бы в себе элементы лидерки или была бы аналогом лидерской программы, но у нас есть подготовка капитанов в рамках которой ребята, которые выбирают капитанить тренинг, то есть они заходят и готовят себя как инструкторов, как капитанов, они так или иначе подтягивают своих друзей, родных для того чтобы они в проекте поучаствовали. То есть если ты хочешь вырасти как капитан или как инструктор, по любому какой-то вклад в сообщество ты должен сделать. Никто не ставит планки и не говорит: «С тебя 10 человек, или ты не заходишь» – такого нет, но по любому в процессе от тебя должны быть люди. Это и принципиально разное отношение к происходящему, когда в зале сидят люди, которых ты не знаешь, и когда в зале сидит твой близкий человек. Даже я сейчас спустя 8 лет ведения мероприятий каждый раз с трепетом начинаю относиться к происходящему процессу, когда в зале сидит друг моего детства.

У меня, к счастью или, к сожалению, половина друзей только прошли мою программу – это долгий процесс. Для них я не Антон Бритва, я тот самый Антон, и постепенно, полегонечку они выбирают тоже приходить, тоже перенимать какой-то опыт. Просто сначала они не верили, а потом уже стыдно стало, а потом уже столько результатов и столько всего, что уже стыдно стало. Сначала занимались какой-то херней, типа думают, что какой-то херней там занимаешься… Как мне мой руководитель на моей первой работе говорил: «Что за ерундой ты там занимаешься? Вы что там бьете друг друга по морде, и за это люди вам еще и платят деньги?». А со временем уже, когда уже обросло все таким количеством движений, результатов, просто каких-то реализованных проектов и так далее, в какой-то момент даже неприлично как-то становится.

Мария:  Да, это такая тема, что нет пророка в своем отечестве. Ведь ты же для них Антоха, ведь они же тебя знают, и что ты можешь, какую ценность дать? Я с этим, кстати, сталкиваюсь.

Антон:  Знаешь, какую я одну из самых главных ошибок совершил, когда только начинал тренерскую деятельность? Я в какой-то момент времени возомнил, что я могу тренировать родных и близких. Я-то знаю, как правильно, я-то ого-го! У меня вон уже сколько тысяч выпускников! Они мне все благодарны, пишут: «Спасибо, Антон» и так далее, и я знаю, сейчас, думал я, я научу родных и близких, как жить. Не делайте этого. Если у вас есть желание потренировать кого-то из родных и близких, потренируйте себя. Человек не просил у тебя обратной связи по поводу своего внешнего вида, а ты ему говоришь: «Знаешь, вообще-то люди тебя будут лучше воспринимать, если ты наденешь другие туфли». Посмотрим, как человек на это отреагирует. Вот и я в какой-то момент времени начал давать обратную связь друзьям, родным и близким, не спрашивая их на то разрешения.

Мария:  Кстати, в сетевом, так как я сетевик со стажем, есть тоже такая тема. Когда ты начинаешь им говорить: «Ребята, давайте, эге-гей!», именно близкие люди часто воспринимают это прямо ух.

Антон:  Это нормально. Близкие люди сопротивляются больше всего, и если вам важно вовлечь своих друзей или родных в какую-то новую тему, которая в коробочку их мышления не вписывается, этого в их жизни не было, просто знайте: смиритесь с этим. Люди будут воспринимать это крайними.

Мария:  Да, но можно найти авторитета для них и через этого авторитета…

Антон:  Ну, да. Изменить их отношение к этому или, может быть, их даже в это вовлечь. Просто чтобы вы, когда будете смотреть этот подкаст, чтобы вы не расстраивались, что оно так происходит.

Мария:  Смотри, «Спарта» создавалась в таком процессе, да? Вы сделали первый тренинг, я так поняла, что вы не инвестировали туда денег, то есть это без копейки инвестиций…

Антон:  Ну, мы сняли аудиторию, это стоило денег каких-то…

Мария:  Но отбили их, наверно, за счет…

Антон:  За счет людей, которые пришли и каких-то денег дали тоже.

Мария:  Ты предполагал, что это вырастет в такое сообщество?

Антон:  Нет, конечно. В соседних государствах думают, что мы дочерняя компания ФСБ, или меня кто-то курирует, помогает мне все это дело растить. В России думают, что мы какая-то секта, которая, может быть, даже из Запада ведется, курируется, и это какой-то план по развитию чего-то там. Каждый в силу своего колхоза в голове ровно настолько и мыслит. Никогда я не предполагал, что это будет моей работой, никогда я не предполагал, что я в этом буду двигаться и развиваться. Я всегда первые года два или три своей жизни, как раз до 2011 года, относился к этому как к хобби – хобби, которое приносило просто какие-то деньги за потраченное время. Для меня это был способ самовыражения или передачи.

Сейчас модно снимать блоги, вести какие-то собственные авторские колонки. В наше время тогда еще давно был моден «ЖЖ», люди писали в своих теплых уютных «ЖЖ-шках», так самовыражались, а я самовыражался на тренингах, на мероприятиях – мне нравилось. Мне нравилось организовывать прыжки с вышек, мне нравилось организовывать бойцовские клубы, мне нравилось приглашать каких-то спикеров, чтобы они проводили мастер-классы на тему жестких переговоров или еще чего-то. Потом со временем, когда я уже наигрался во все эти вещи, пришло понимание, что самая главная мышца, которую надо раскачивать, это мышца ответственности, осознанности и ответственности. Эти две мышцы помогут в жизни добиться больше всего результата, гораздо больше, чем умение вести жесткие переговоры или умение поднять руки к лицу, в нужный момент отбиться, хотя и это важно тоже.

«НЕ РАЗВИВАТЬ ЛИЧНЫЙ БРЕНД – МОЯ САМАЯ БОЛЬШАЯ ОШИБКА»

Мария:  Так как этот блог посвящен личному брендингу, ты вообще осознаешь, какую роль во всем этом процессе сыграл твой личный бренд – Антон Бритва? Какую роль в росте проекта «Спарта» он сыграл?

Антон:  Знаешь, какую самую большую ошибку я сделал за время ведения проекта? Самая большая ошибка была в том, что я практически не занимался личным брендом. Позиционирование Антона Бритвы в головах у людей настолько разное – от какого-то добряка, до каннибала из Конго, от человека, который занимается благотворительностью и делает что-то для этого мира, до человека, который рубит бабки на лохах. И, наверно, нужно было в какой-то момент времени заниматься выстраиванием собственного позиционирования, портрета для аудитории, но я же этого ничего не знал, а просто делал свое дело. Мне вообще когда говорят: «Ты бизнесмен», я говорю: «Ребята, тормозите. Я не бизнесмен, я ремесленник. Я работаю ручками. Все, что у меня есть, это благодаря тому, что я сам руками сделал, и когда я перестаю руками что-то делать, я перестаю получать какие-то деньги». Поэтому когда мне говорят «бизнесмен», еще что-то, я говорю: «Я просто хорошо получаю за свою работу».

Мария:  Хорошо, ты не занимался брендом сознательно, но, тем не менее, он у тебя есть. Да, он тобой не управляется, он дает разные посылы в этот мир на разные аудитории, но, тем не менее, Антон Бритва, если набрать в Яндексе или в Youtube, и смотря, в какой ты тусовке. Я вообще из другой сказки, но я тебя знаю и знаю уже давно, и слышу про «Спарту», то есть он есть.

Антон:  Ну, да. Мы просто как такие экстраординарные ребята появились, без аналогов, поэтому как-то и приобрели известность.

Мария:  Да, отлично. И все-таки твоя личность, твоя персона во всем этом процессе как играла? В процессе становления проекта? Ты понимаешь, что ты, в принципе, являешься некой ролевой моделью для спартанцев?

Антон:  К сожалению, да.

Мария:  Почему к сожалению? Смотри, ты занялся кроссфитом, увлекся, да? Я знаю, что ваши ребята открывают залы.

Антон:  Да, понеслась. Я не ожидал, что это будет настолько глобально.

Мария:  Ты полез на гору – ребята…

Антон:  Да, занялись альпинизмом.

Мария:  Так это же круто!

Антон:  Некоторые начали после этого даже сами в горы водить.

Мария:  Так почему к сожалению?

Антон:  Я, на самом деле, до этого момента не задумывался насчет этого кардинально. Ну, есть и есть. Я тоже на кого-то посмотрел и занялся этой деятельностью.

Мария:  Но если ты обладаешь весом и влиянием у аудитории, то ты становишься ролевой моделью, вот и все. В этом смысл-то личного брендинга.

Антон:  По ходу дела, да.

Мария:  Короче, я поняла. Ты по ходу дела просто шел по этому пути.

Антон:  Вообще не задумывался. Я с тобой максимально буду честен – никогда я не задумывался: «А начну-ка я сейчас популяризировать кроссфит, пускай тоже кроссфит-залы открывают, а я с них за это еще копеечку возьму». Да не было у меня никогда такого.

Мария:  Хорошо. Тогда вопрос по поводу того, отличается ли Антон Бритва от Антона Руданова, он бессмысленный?

Антон:  Отличается.

Мария:  Так… Чем?

Антон:  Я же рассказал, что я дома в тренера-то не играю.

Мария:  Понятно. То есть Антон Бритва – это твой образ именно в проекте?

Антон:  Да.

Мария:  То есть по жизни ты не Бритва?

Антон:  Когда как. Я же тоже в зависимости от того, в каком формате мы работаем. То, что человек является командиром специального подразделения, это же не значит, что он дома тоже должен быть командиром специального подразделения и со своими домашними общаться так, как будто он руководит специальным подразделением.

Мария:  Это понятно, это его профессиональная компетенция.

Антон:  У меня тоже профессиональная компетенция. В каких-то моментах, если нужно в рамках мероприятия кому-то хорошенечко дать емкую обратную связь, я это сделаю, но в жизни я вообще не фанат жесткой обратной связи, и вообще я не фанат ни жесткости, ни жестокости. Знаешь, какой самый частый стереотип я о себе встречаю? Что я – такое огромное лысое тело под 100 кг веса. И люди очень сильно начинают удивляться тому, что то, что я транслирую, мой внутренний мир не соотносится с тем образом, который они видят. Ребята, это же только в вашей голове, это вы меряете тем опытом или теми рамками, которые у вас есть. Если в вашем представлении лысый мужик в весе за 100 должен быть такой «не надо, я открою» или откуда-то из Омска телефоны отжимать, бывает по-другому, бывает сильно по-другому.

КАК ПОНЯТЬ, ЧТО К ТЕБЕ ПРИШЕЛ УСПЕХ, ИЛИ ЧТО ОБЩЕГО У ТИМАТИ С МХАТМОЙ ГАНДИ?

Мария:  Хорошо. Кстати, тоже вопрос про прошлое. Ты чувствовал момент, что вот пришла какая-то популярность, успех? Вот он пришел?

Антон:  Да, когда люди начали узнавать. А популярность пришла, когда еще появились люди, которые начали ненавидеть. Вот это я понял: «Вот это популярность!». Причем самое интересное, что в какой-то момент времени растет количество людей, которым ты нравишься и которые говорят: «Вау, Антон! Ты очень крутой! Мы тебя знаем, давай! Мы за тобой следим, смотрим. Давай двигайся, не останавливайся», и в какой-то момент начинают появляться люди, которые тебя ненавидят. Ты их не знаешь вообще, ты их не видела или не видел, ты никогда с ними за руку-то не здоровался даже, и они начинают ночами не спать, чтобы доказать тебе, что ты не имеешь право на свое существование. Я когда-то очень сильно переживал по этому поводу, у меня были такие расстройства на уровне, что к психологу прямо бери и иди. Я думал: «Господи, ну как так можно?!».

Я помню, когда мы просто начали заниматься благотворительной деятельностью, какая-то модная блогерша, прям очень модная, «ЖЖ» был тогда популярен, написала статью о том, что мы новая волна гопников, которые отмывают бабки через благотворительность. И я думаю: «Господи, ты что, дура?! Как ты можешь такое писать?! Ты же меня даже не знаешь, ты же с нами не была ни разу. Какие бабки? Это наши деньги. Ты вообще о чем? Мы сами их набираем, мы сами находим и так далее». Ну, это для меня было-таки откровением, я очень сильно переживал по этому поводу. Потом в какой-то момент я зашел в Instagram Айзы, бывшей жены Гуфа, просто случайно. Прикольная девчонка такая, я открываю какую-то фотографию и вижу опрос какой-то. Я вижу там тысячу комментариев типа: «Айза, ты лучшая, Айза, мы тебя любим, Айза красотка» и так далее, и я вижу там 300 или 400 комментариев оскорбительного характера, такого, знаешь, сексуального контекста. Типа: «Айза, а не хотела бы ты…». Я думаю: «Люди, вы что, дебилы?! Она же чья-то мать, она же чья-то дочь, она же чья-то сестра. Вы представляете, если бы вашей матери под фотографией в Одноклассниках 300 или 400 комментариев оставили по поводу этого о вашей дочери и так далее?».

В какой-то момент я уже понял, что просто нужно двигаться вперед, не обращая на это внимания. Хорошая история с Тимати. Если взять слова Мхатмы Ганди, сначала тебя не понимают, над тобой смеются, потом тебя боятся, ненавидят, и в какой-то момент, если ты через все это проходишь, тебя любят. Если не брать уже историю Мхатмы Ганди, который тоже, ты знаешь, подвергался гонениям, и много у него чего в жизни было, самая яркая такая история – это история Тимати, над которым сначала все ржали, когда он был на «Фабрике звезд», потом когда начались истории с «Welcome to Saint Tropez» и так далее, золотой мальчик – его начали ненавидеть, страшно ненавидеть. Я помню, что под каждым постом или видео там было пополам комментариев о том, куда Тимати нужно засунуть и что нужно с ним сделать. Респект Тимуру, он не сломался, а пошел дальше делать свое дело, скорректировал обратную связь, применил обратную связь, которую ему давали, пускай в нелицеприятной форме, и сейчас, когда Тимати на фотографии стоит с Кадыровым, что-то никто не пишет ему: «Ах, ты такой-сякой, нехороший». Все говорят: «О! Тимати! Прикольно! Привет Рамзану Ахматовичу» и так далее. Как-то так.

Мария:  Грубо говоря, ты в какой-то момент выбрал для себя идти по своему пути и что? Все-таки не обращать внимания…Я по себе знаю. На меня выходила как-то статья на тему функционального питания, где мне говорили, какая я нехорошая, что я эту тему пропагандирую, и прямо вот до слез первая реакция.

Антон:  Да, это очень тяжело. Меня прямо вообще по этой теме шлепнули очень капитально.

Мария:  Я просто видела конкретно видеообзоры, где конкретно про тебя снято и так далее.

Антон:  Хоть бы кто-то из этих людей знал бы меня вживую, хоть бы кто-то познакомился и прошел мероприятие у меня, или просто как-то поговорить бы что ли попытался, узнать бы, еще что-то и так далее. Конечно, обидно, конечно, злость, боль, возмущение какое-то и так далее. Желание просто найти человека и сделать ему кучу неприятностей. Просто в какой-то момент времени я понял, что я не могу себе позволить поступить так, как я поступил бы 7 или 8 лет назад – направление пальцев сделать человеку в другую сторону, чтобы он никогда больше гадостей не писал. Я уже медийная личность, не могу я уже себе позволять такие вещи просто физически делать.

Вот яркий пример – Мхатма Ганди. Какое количество людей его любило, и какое количество людей его ненавидело. Яркий пример – Тэнцзин Гьямцхо, Далай-лама XIV. Я как-то вывесил информацию о том, что я или лечу на учения, или мы были уже на учениях Далай-ламы в Риге, и какой-то чувак мне на Facebook пишет: – Ой, да он сепаратист, ля-ля тополя и так далее. – Да ты что, мудак?! Ты что, просто сумасшедший?! Что ты пишешь?! Всегда найдутся люди, которые будут ненавидеть. Да ладно, Далай-лама. Господи, Владимир Путин. Давайте посмотрим, какое количество людей его любит, и какое количество людей его ненавидит, а какое количество людей в этом мире его ненавидит. У меня такое ощущение, что если бы можно было всю ненависть к Путину собрать в какое-то водохранилище, это была бы Атлантика такая, знаете? Реально. Я езжу очень много по миру, я вижу там отношение и представления людей – ненависть, боль, страх. Они считают, что эмигранты у них в Латвию приехали из-за того, что Владимир Путин здесь в России что-то делает не так.

Мария:  В общем, смотрим на примеры людей, которые через это прошли, и идем дальше.

Антон:  Да, двигаемся дальше. Знайте свою дорогу, обращайте внимание на обратную связь, которая действительно конструктивна, меняйтесь, двигайтесь. Это неизбежно просто.

ТРАГИЧЕСКИЙ ОПЫТ КАК ФАКТОР ДЛЯ РОСТА

Мария:  Хорошо, давай сейчас по поводу обратной связи, которая имеет под собой определенные веские обоснования. Я слышала, что есть факты, что в процессе «Спарты» были все-таки определенные ситуации, случаи…

Антон:  Я тебе напрямую могу сказать, я же не стесняюсь и не боюсь этого случая. У нас был трагический прецедент, когда в сентябре прошлого года на мероприятии умер человек – оторвался тромб. И, действительно, это такое событие, которое меня просто повергло в шок, когда у тебя через 20-30 минут после начала мероприятия умирает человек – садится, встает и умирает, и никто не может ему помочь. Ты 15 минут делаешь дыхание человеку, который уже не жив и не дышит. Это действительно очень сложно, и меня это в какой-то момент времени тоже очень сильно уронило вниз, с одной стороны. Потом я начал разговаривать с людьми, с другими тренерами. И ты знаешь, у многих, кто ведет тренинги по 20-30 лет, некоторые ведут и больше, были такие или подобные случаи. Потом я захожу в Интернет и набираю «Ребенок умер на уроке физкультуры», и я вижу, что в сентябре месяце, ровно плюс-минус в те же даты, когда у меня произошло трагическое событие, два ребенка, абсолютно не связанные между собой, умерли на уроках физкультуры. Потом я вбиваю в Интернете «Смерть на марафоне», и практически на каждом мероприятии, которое даже здесь в России проходит, «Будь героем Reebok», Nike-марафон и так далее, есть люди, которые тоже не добежали до финиша. Это происходит не потому, что организаторы марафона плохие, Это происходит не потому, что марафоны плохие, это происходит не потому, что физруки или учителя физкультуры плохие, это просто происходит.

У меня за прошлый год не стало шестерых выпускников, каждый по своим причинам и обстоятельствам. Один умер на марафоне – получил несколько тепловых ударов, но продолжил бежать. Один разбился на мотоцикле, одного буквально за год «сожрал» рак, «съел» полностью. Его буквально за 2 месяца «съел» рак, и никто – ни мы, ни врачи ему не смогли помочь и так далее. В моменте локальном это трагедия, это очень страшно. Когда уже просто через какой-то промежуток времени начинаешь смотреть на это в целом со стороны, ты понимаешь, что это неизбежно. Я понимаю, что еще, к сожалению, в моей жизни и среди моих выпускников будут те люди, которые уйдут раньше из жизни по тем или иным причинам. Это будет и в следующем году, и в году после следующего и так далее. Что касается обратной связи ко мне, эти сентябрьские трагические события были сигналом к тому, чтобы ужесточить ценз по людям, которые приходят на мероприятие. Мы всегда говорили о том, что необходимо обследоваться, принести справку о состоянии здоровья и так далее, но ты знаешь, что большинство людей довольно халатно относятся к собственному здоровью, пока не происходят какие-то события. И, возможно, если бы тогда человек, который пришел к нам на мероприятие, просто бы сходил к врачу-кардиологу обследовался, то он бы, наверно, узнал об ужасном состоянии собственных сосудов, болезни сердца, которая у него есть, и просто физически не выбрал бы в текущем состоянии участвовать в мероприятии, но этого не произошло. Мы не досмотрели, он сам не углядел.

Мария:  То есть как следствие, вы сейчас на входе применяете более жестокие…

Антон:  Мы применяем более жестокий ценз, но, опять же, если говорить честно, мне логика некоторых людей непонятна. Например, мне часто пишут о том, что «я здоров», а потом вскрывается, что у человека шизофрения, или человек пишет расписку, заполняет «у меня нет заболеваний», а выясняется, что у него гепатит, или приносит «левую» справку. Ну ты что, дурак что ли? Ты участвуешь в мероприятии рядом с другими людьми. Как ты можешь скрывать то, что у тебя гепатит? Скажи хотя бы об этом, я тебя отведу в отдельную группу, будешь заниматься, не имея возможности нанести кому-то вред. Это происходило, происходит и будет происходить всегда. Я со своей стороны лучшее, что могу сделать, это просто создать максимум условий для того чтобы было все безопасно. Ценз на входе, по технике безопасности внутри, по работе, наблюдением за людьми после мероприятия.

У меня был вопиющий случай, когда человек просто с отказавшими почками попал в больницу. В Краснодаре это было, когда температура, я уже не помню, по каким причинам, упала на 10 градусов. Была +10 температура, а стала 0 -1. Человек после тренинга вышел где-то потусоваться в легкой одежде, просто постоять несколько часов на улице по каким-то своим причинам, после интенсивной физической нагрузки в легкой курточке. Приехал из другого города проходить мероприятие, в итоге после интенсивной физической нагрузки и нахождения в течение нескольких часов на улице, а они вообще не хорошо складываются для здоровья, и он уезжает на неделю в больницу с отказавшими почками. Слава Богу, все хорошо там, почки врачи запустили и так далее, но иногда такие вещи происходят и, к сожалению, они происходят вне моего желания.

Мария:  Хорошо, вот такие ситуации, критика, которая после этого идет, она приводит все-таки к тому, что вы как-то меняете и программу саму тоже?

Антон:  Да с программой нормально-то у нас все более чем. У нас врачей, докторов и спортивных врачей, инструкторов и мастеров спорта, и людей которые участвовали в олимпиадах, и призер олимпиады, по-моему, даже был, проходило столько, что мама не горюй. Есть просто очевидные вещи или очевидные факты. Давай так, если ты болен – тебе нельзя. Если у тебя проблемы с сердцем – тебе нельзя. Если у тебя проблемы в почками – тебе нельзя. Если ты знаешь, что у тебя проблемы с сердцем или проблемы с почками, но все равно выбираешь идти, и когда у тебя спрашивают, есть у тебя какие-то заболевания или нет, ты выбираешь написать «Здоров», к кому этот вопрос? А у меня, к сожалению, часто происходит именно так.

У меня просто нет возможности сейчас тебя познакомить, я бы представил сейчас тебя людям, которые у нас проходили мероприятия, и у которых у кого-то нет ног, у кого-то нет руки, кто-то слепой, кто-то с ДЦП, кто-то проходил мероприятия с гемофилией – это несвертываемость крови, если ты знаешь, кто-то проходил мероприятия с эпилепсией и так далее. Практически на каждом мероприятии «Спарты» присутствуют 1-2 человека с какой-то болезнью или с ограниченными возможностями. Просто есть люди, которым категорически нельзя. Если у тебя проблемы с сердцем, прямо проблемы с сердцем – у тебя запрет от врачей занятия любой спортивной активностью, тебе нельзя к нам, по крайней мере, не на программу «Спарты» первого шага, которая шла. В горы, наверно, тебе нельзя, под воду тебе аккуратно стоит лезть и так далее. Есть программы, в которых спокойно можешь участвовать.

ЧТО ТАКОЕ ДУХОВНЫЙ РОСТ, И ЗАЧЕМ ОН ЛИЧНОМУ БРЕНДУ?

Мария:  Хорошо. Я просто со стороны наблюдаю, и я просто предположила о том, что у вас происходит такая плавная трансформация. Я знаю о вашей новой программе, которая скоро запускается, она называется «Мирный воин».

Антон:  Да.

Мария:  Знаешь, может быть, я чисто по-женски наблюдаю, я подумала, что это некий просто показатель смещения акцентов?

Антон:  Абсолютно верно. Это эволюция. Дело в том, что программа, которая была центральной и шла по стране до последнего момента, по-хорошему, лет пять назад она появилась и просто там немного где-то менялась, докручивалась, дорабатывалась. Сейчас со временем пришло понимание того, что помимо интеллектуального роста и физического роста, помимо того, что человека важно научить читать книги, ставить себе цели, вести какую-то ежедневную отчетность, заниматься спортом или собой, есть еще и категория духовного роста. Пять лет назад, для нас, для проекта это было невозможно, и это было недоступно, потому что мне в этом плане похвастаться было нечем. Я в настоящий момент времени достаточно, хотя, честно говоря, мне кажется недостаточно, но по сравнению с большинством людей достаточное количество времени уделяю практикам и вопросам, связанным с духовным ростом. У меня даже уже накопился определенный опыт, который я готов нести и передать, не считая тех людей, которых я считаю своими наставниками и своими учителями. И мне очень важно, чтобы люди, которые со мной взаимодействовали, с проектом, они рано или поздно открывали для себя категорию духовного роста тоже. На самом деле, большинство людей даже не могут ответить на вопрос: – Что такое духовный рост? – Ну, это, наверно, что-то где-то там как-то, ну я это…это…А, в церковь пойти помолиться.

Мария:  Скажи, а что это?

Антон:  Что такое духовный рост?

Мария:  Да. Давай синхронизируемся в этом моменте.

Антон:  Давай. Я могу сказать тебе, что это в моей картине мира. Это гармонизация отношений с самим собой, с людьми и с этим миром. Состояние того самого присутствия или, как в буддизме говорят, в христианстве, благодати какой-то, что ли, которую человек несет с собой, умение совладать со своим разумом, умение жить свою жизнь, не страдая и не создавая дополнительные страдания другим людям. Тут каждый сам за себя, конечно, несет ответственность, но в любом случае. Просто в какой-то момент времени пришло понимание, что увеличение количественных показателей жизни – часиков новых, костюмчика, машинки, гор покоренных и так далее – они на общий уровень счастья не влияют. В моменте – да. В моменте – да, конечно. Часики новые купил – «Ох, какие у меня часики новые», или на гору влез – «Какая классная фоточка там». Порадовался, друзьям показал и далее, а дальше жизнь вернулась в свою обыкновенную колею. Для того чтобы эти качественные составляющие жизни менять, для того чтобы не просыпаться в боли или не засыпать с болью, для того чтобы быть в ладах, в конце концов, с самим собой, со своим сердцем, нужно расти, нужно практиковать.

Мария:  Давай честно. Это то, через что ты прошел?

Антон:  Через что я прохожу.

Мария:  То есть это ты сам столкнулся с тем, что часики, машина, горы – этого недостаточно?

Антон:  Конечно, недостаточно. Прямо по факту. Я тебе сейчас об этом напрямую говорю. Если вы думаете, что количество бабла на вашем счете сделает вас счастливым – нет. Возможностей даст больше, но поверьте мне, можно быть абсолютно несчастным, находясь даже на собственной яхте где-нибудь в Эгейском море.

Мария:  То есть в какой-то момент ты обнаружил себя в этой точке и задал себе вопрос: «А что дальше?».

Антон:  Да-да. Человек растет, как правило, следующим образом, по крайней мере, как у нас выглядел: сначала физический, потом интеллектуальный, потом духовный. И мне важно, чтобы в концепции проекта обязательно появилось место и обязательно появились для людей возможности найти себя и инициировать себя как-то в плане духовного роста. Ты бы знала, какая срань творится у людей в голове, когда речь заходит о духовном росте. Мы недавно с парнем разговаривали на мастер-классе, он говорит: «Я христианин настоящий. Вот скажите, как я, христианин, имею право заниматься медитацией?». Ну, с этим колхозом нужно как-то разбираться.

Мария:  И вот «Мирный воин»?

Антон:  И вот «Мирный воин».

Мария:  Это инструмент, который может помочь человеку? Это для тех, кто уже прошел или вообще для других?

Антон:  Это отдельный эволюционировавший новый проект или продукт. Если вы не понимаете, что такое мирный воин, почитайте книгу или посмотрите фильм о том, что такое присутствие или что такое сила настоящего момента здесь и сейчас, это станет понятно для вас довольно быстро.

Мария:  То есть смотри, опять закономерность такая: ты идешь по пути, ты вбираешь опыт и потом этот опыт перекладываешь для своей аудитории.

Антон:  Вот такой вот я.

Мария:  Да, но ты действуешь как в хорошем смысле типичный личный бренд.

Антон:  Типичный личный бренд. Значит я типичный личный бренд.

Мария:  Я говорю методологией. Я же со своей стороны смотрю на этот процесс.

Антон:  Я же всегда транслирую то, что мне интересно, то, что я считаю ценным и важным. Если на меня это работает, если мне это помогает, если медитация помогает мне справляться с моим несчастьем, а в моей жизни достаточно несчастья, то я готов это нести людям и как инструмент передавать. Если я понимаю, что випассана работает, то я готов поделиться этим с людьми. Если я понимаю, что сатори работает, я готов этим поделиться с людьми. Если я понимаю, что просто разобраться с чувством вины, с чувством обиды, с чувством стыда внутри работает, я готов это нести людям.

«ГДЕ ВНИМАНИЕ – ТАМ ДЕНЬГИ»- ИЛИ ЧТО ТАКОЕ КОСВЕННАЯ КОНКУРЕНЦИЯ?

Мария:  Хорошо, а теперь вообще другой ракурс. Конкуренция.

Антон:  Да.

Мария:  Я слышала такую фразу, по-моему, она в интервью с Татунашвили она прозвучала, «монополия на нишу».

Антон:  Проектов-аналогов «Спарты» нет. Иногда пытаются выпускники мои что-то скопировать, сделать, иногда люди, которые не проходили «Спарту» думают, что мы тоже что-то такое сделаем, и пытаются сделать, но у большинства из них ничего не получается.

Мария:  Почему?

Антон:  Я не знаю, честно. Я не знаю. Я никогда не вдавался сильно в дела так называемых конкурентов. Я знаю, что мы лет на 6-8 впереди, но конкуренция существует в настоящий момент. Можешь верить, можешь – нет, но даже ты сейчас конкурируешь. Вот здесь в этом видео ты конкурируешь с другими блогерами, которые тоже борются за внимание людей, потому что где внимание людей – там деньги. Кто держит внимание, тот зарабатывает бабки, по крайней мере, в том, что связано с Youtube, все так. То же самое касается и отраслевых сообществ. Если человек на какое-то время попадает, например, в Сколково, и Сколково держит его внимание, он выбирает получать образование там, значит Сколково.

Мария:  Значит Сколково или «Бизнес-молодость».

Антон:  Или «Бизнес-молодость».

Мария:  Это получается, что нет прямых конкурентов, но есть косвенные?

Антон:  Да, конечно.

Мария:  Грубо говоря, в какое сообщество попадет человек и частью чего он станет?

Антон:  Да. Хотя мы же не байкерский клуб, где можно быть приписанным только к одному цвету, или не футбольные фанаты, где можно болеть только за один клуб. У нас такое количество выпускников, которые коррелируются и вертятся во всех сообществах, что просто не передать словами.

Мария:  Кстати, я периодически вижу в своей ленте Instagram людей, которых я читаю, и они оказываются выпускниками.

Антон:  Сектантами.

Мария:  Сектантами «Спарты». Приведи примеры, кто закончил из людей, которых, может быть, знает аудитория. Поделись какими-то кейсами.

Антон:  Самый яркий пример – мой дружище Вася Смольный. Вася красавчик! Если будешь смотреть это видео, тебе респектую. Всем до тебя далеко, все пытаются тебя повторить, никто из этих людей не сможет. Кто еще… Учитывая, что нас очень много людей, которые в региональном масштабе…Например, на уровне региона, если я скажу, что такой-то депутат, его зовут Николай, в городе Уфа, например, его будут знать как общественного деятеля и так далее. То, что я скажу, что такой-то здесь в Москве, его знать не будут. Просто если мы сейчас говорим о медийных личностях, то их, на самом деле, было немного. Большинство медийных личностей «лицо» боятся потерять, но они знают практически гарантированно, что та масочка, которую они носят или транслируют этому миру, и то, что люди увидят внутри процесса, скорее всего, будет расходиться. Поэтому не так много именно тех, кто собирает внимание аудитории, проходили.

Мария:  Сергей Бадюк – это друг проекта?

Антон:  Сергей Бадюк очень помогает нам по благотворительности, я ему за это очень благодарен.

Мария:  Или какие-то там… Александр Воловик, например.

Антон:  Саша Воловик проходил… Если говорить о Youtube-блогерах, Rakamakafo, Гурам Нармания. Я сейчас если неправильно выговорил фамилию, дико извиняюсь. Арсен Маркарян тоже - супер-мега популярный эксперт по травоедению и накачке мышц и так далее Арсен, тебе привет большой. Очень уважаю тебя и люблю то, что ты делаешь. Так просто в памяти…Если, знаешь, так посидеть, покопаться, то…

Мария:  Еще бы, 18 000.

Антон:  …начинаю что-то вспоминать. Еще кто-то зайдет, скажу: «О, здравствуй! Привет».

Мария:  Поняла. В общем, если говорить про конкуренцию, скорее, это косвенные моменты, куда человек…

Антон:  Это борьба за внимание.

Мария:  Борьба за внимание.

Антон:  Это реально борьба за внимание, в которой участвуешь и ты, и я. Я сделаю свой Youtube-канал, не знаю, мы с тобой будем конкурентами, нет? Отчасти, косвенно – да. Отчасти, косвенно – нет. За внимание человека.

Мария:  Я предполагаю, что мы будем друзьями.

Антон:  Да это само собой.

СЛОВО, СПОСОБНОЕ РАЗЖЕЧЬ ОГОНЬ

Мария:  Спикерство.

Антон:  Так…

Мария:  Ты выступаешь сейчас на различных площадках – «Synergy Global Forum», «Лига лидеров», там где-то еще…

Антон:  Я тут выступал недавно в «Альфа-Банке» перед руководителями среднего звена, у меня было дичайшее выступление в Торгово-Промышленной Палате Балашихи, это запомнится на всю жизнь. Иногда меня даже в некоторые политические партии зовут выступить, но здесь не буду афишировать пока. Ты знаешь, я до определенного момента времени ко всем спикерам относился, как к «говорящим головам». С моей точки зрения – это чуваки, которые просто зазря прожирали свой хлеб, даже если они супер известные, супер популярные. Я просто вырос на трансформационных программах, и все процессы, через которые я проходил, в рамках самопрохождения практик, тренингов, они были очень глубокие. К сожалению, у профессионального спикера, когда он работает на 5 000-10 000 человек, у него нет возможности глубоко построить процесс.

Мария:  Да.

Антон:  Это просто обратная сторона, с этим никуда не деться. Я поэтому всегда пренебрежительно относился: «Вот, Тони Робинс там, что-то какие-то лекции ведет об успешном успехе, тысячи человек к нему приходят и так далее». А сейчас до меня дошла одна простая истина, до которой я не мог дойти 8 лет. Оказывается слово, брошенное на 10 000, способно разжигать огонь в сердцах людей. Это возможно. Можно дать прикурить человеку, который пришел к тебе на форум. Можно сказать что-то в рамках своей речи, человек вытащит то, что ему важно или нужно, пойдет и сделает, или поменяет что-то в своей жизни сам. Он просто зарядился энергией твоего слова, он просто взял и вытащил то, что ты говорил, и в числе того, что ты говорил или говорила, взял это и при помощи этого взял и что-то сделал по-другому. И это работает.

Мария:  И когда ты это для себя осознал, ты начал говорить?

Антон:  Да, я начал говорить. Знаешь, есть три категории таких: быть, иметь, делать. Я по большей части сейчас не о том, что иметь, а о том, что делать, и иногда о том, каким быть – и вот это я несу миру. Естественно, в зависимости от темы выступления, от формата выступления, все бывает по-разному. Вчера, когда я выступал на тему командообразования, у меня был один спич или одна речь. Когда я выступал неделю назад на форуме во Владивостоке, у меня был другой спич. Часто это касается категории «быть».

Мария:  Я, кстати, когда спрашивала некоторое окружение: «А Антон Бритва про что? Говорит про что?», очень много ответов про мотивацию.

Антон:  Да, наверно.

Мария:  Ну, это как обратная связь. Это, опять же, управляемый процесс. Я думаю, если ты начнешь говорить про духовный рост, то через год все будут говорить, что ты про духовный рост. Это просто про медийность, и что ты транслируешь. Вот такой момент. Есть пикаперы, с которых мы начали разговор, да?

Антон:  Они есть еще?

Мария:  Представь себе.

Антон:  О, ребята! Вы живы?

Мария:  И есть люди, которые это пропагандируют.

Антон:  Серьезно? До сих пор?

Мария:  Ну, я сталкиваюсь. Может быть, потому что я девушка и мы периодически что-то обсуждаем.

Антон:  Меня не клеят.

«ФИЛОСОФИЯ ДВУХ НОГ» ДЛЯ НАСТОЯЩИХ МУЖЧИН

Мария:  И есть философия мужчин «Спарты».

Антон:  Я бы весьма образно назвал это философией. Скорее, некие принципы или составляющие. Как единое философское движение это еще не сложилось.

Мария:  Ну, хорошо. Убери слово философия, но есть контекст, что мужчина, выходящий со «Спарты», часто восстанавливает отношения, улучшает отношения, и вообще на него можно как-то опереться.

Антон:  Если быть до конца честным, иногда бывает так, что ребята приходят и расстаются в своих отношениях.

Мария:  Потому что что-то понимают?

Антон:  Потому что они достаточно честными по отношению к себе становятся, и понимают, что они играют в эти отношения, не любят этого человека и просто играют или создают вид. Конечно, иногда это женщины очень сильно переживают, начинают пытаться меня винить в своих проблемах, что у меня был такой-то нормальный, а тут он прошел «Спарту» и со мной расстался, сказал: – Извини, нам лучше порознь. «Что ты с ним сделал, Антон?», и так далее. Это не я с ним сделал. Это вы просто играли в игру и закрывали глаза друг на друга. Но, в целом, я за уважительное отношение к женщине, потому что, как я уже говорил, я понимаю, что это чья-то мать, чья-то сестра, чья-то дочь и так далее.

Мария:  Я слышала про то, что был такой термин «философия двух ног».

Антон:  По-прежнему актуальна философия защитника, и нужно быть достаточно компетентным, чтобы защитить себя и свою семью. Извините, друзья мои, но если вы в нужный момент не можете поднять руки к лицу и драться, мужчины, я к вам обращаюсь, вы экономическая единица. Может, очень талантливая, может, очень жизнеспособная, реализовавшая себя в этом мире, но по факту вы – экономическая единица. Ваша семья должна знать, что в любой момент времени вы найдете возможность ее защитить, что бы в этот момент ни происходило. Вторая – это нога добытчика, человека, который в настоящий момент времени приносит экономические блага. Меня тоже очень удивляют мужчины, которые строят из себя супер крутых мачо, но которые при необходимости не смогут обеспечить собственную маму. Для меня реально важно, чтобы мужчина, если он действительно называет себя гордо мужчиной, кичится этим, что он мужчина, чтобы он действительно мог постоять за себя и за свою семью и в экономическом, и в физическом, и в социальном плане в целом.

Мария:  Хорошо, и сердце?

Антон:  Сердце? Сердце важно открывать. Ты знаешь, если мы сейчас начнем с тобой говорить еще и по поводу сердца, по поводу всей этой бодхичитты и так далее… Как Кастанеда говорил? Я сейчас могу немного исказить фразу, но в целом путь, который не имеет сердца, если человек идет путем, в котором нет сердца, путем называться не может. Поэтому если мы говорим о «Мирном воине», если мы говорим о духовном росте, если мы говорим о «Спарте» в целом, обо мне и так далее, мой путь – это путь с сердцем. Я не могу делать то, что я не принял, или то, во что я сердцем не верю. То, что я говорю людям, я часто выбираю говорить из сердца. Я вижу огромную разницу между тем, как меня слышат и слушают люди, когда я говорю из головы, и тем, когда я говорю из сердца.

Мария:  Это то, о чем мы с тобой говорили за кулисье, да? Про то, что есть спикер, и когда он говорит из сердца, аудитория реально зажигается?

Антон:  Конечно.

Мария:  Хорошо, а некий месседж для женщин? Потому что мужское трансформационное пространство. А женщина в этом, если мужчина становится более мужественным или хочет стать, или идет по этому пути, как она? Она поддерживает, наблюдает, не мешает? Вот ты как? Какой бы месседж ты женщинам отправил в этом контексте?

Антон:  Любить и принимать своих мужчин, давать им право совершать ошибки, с одной стороны. С другой стороны, быть требовательным к ним, и не забывать о том, что когда мужчина растет и развивается, очень важно, чтобы женщина, которая идет с ним рядом, тоже росла и развивалась. Просто в какой-то момент времени может остаться так, что он вырастет, перейдет уже просто на другой уровень, на другие ценности, какие-то другие идеи, а вы останетесь на том же уровне, и это может послужить началом развала ваших отношений. А если вы вместе создаете общее пространство, вы вместе развиваетесь, вместе поддерживаете, вы можете рассчитывать на то, что эти отношения будут расти и развиваться во что-то более целостное.

Мария:  Интересно, а эта инициатива, что появился некий женский клуб «Спарты», это была инициатива от женщин?

Антон:  Вообще ко мне никакого отношения не имеет. Я сам в шоке был, когда я приехал в Киев и узнал, что там целое женское сообщество уже «Спарта» – девчонок, жен, в основном, и девушек ребят, которые проходили программы «Спарты». У нас же есть совместная программа трансформационная для мужчин и женщин, называется «PRO», и много девчонок как раз проходили эту программу. И вот они начали как-то вместе собираться, поддерживать, то есть у них такой клуб домохозяек, активных, спортивных и жизнерадостных.

«Я ПЛАЧУ МИРУ ЗА ТО, ЧТО ОН МНЕ ПОМОГ»

Мария:  Зачем ты занимаешься благотворительностью?

Антон:  Зачем я занимаюсь благотворительностью?

Мария:  Именно такой?

Антон:  Если отбросить вариант того, что это некий мой социальный вклад, и копнуть в глубину, то это та плата, которую я плачу миру за то, что он мне когда-то помог. У меня в жизни была у самого сложная история, когда я в 2003 году остался на улице, и что такое, когда некуда идти, я знаю очень хорошо, что такое жить по друзьям, по знакомым, по чердакам и так далее, я знаю прекрасно. Я не беспризорничал, я не как тот Гаврош, который во времена французской революции собирал ружья-винтовки, но что такое тяжелая жизнь, и что такое остаться на улице, я знаю очень хорошо, это во-первых. Во-вторых, я очень хорошо знаю по себе, что такое детские дома, и как происходит жизнь в этих домах. Дело в том, что моя мама по образованию педагог, и она долгое время работала как раз в детских домах педагогом, воспитателем, преподавателем. И я очень много времени провел в самом раннем своем детстве, практически до зрелости как раз с детьми. Даже первая моя работа, на которой я начал зарабатывать хоть какие-то деньги, это было бэби-ситерство. В возрасте 14-15 лет я нянчился с детьми все свободное после школы время и так далее, и даже умудрялся на этом зарабатывать какие-то деньги.

Мария:  Кайф, такой бэби-ситер. Из тебя бэби-ситер такой.

Антон:  Да, вот такая вот история о том, как Антон Бритва устраивался на работу бэби-ситером. Ну, понятно, что я тогда еще не был Антоном Бритвой. И если бы тогда в 2003 году мне не помогли люди, которые могли бы этого не делать и не помогать, их ничего к этому не обязывало, я не знаю, где бы я сейчас был и чем бы я сейчас занимался. И когда у меня появился рычаг, когда у меня появилась возможность аккумулировать какие-то денежные средства при помощи, спасибо ребятам, силами сообщества, и эти денежные средства направлять уже на какую-то целевую благотворительную деятельность, для меня это прямо стало поводом для гордости.

Мы всю жизнь занимались благотворительностью, начиная с начала создания проекта, постоянно какие-то, сначала небольшие денежные суммы, потом уже чуть больше, аккумулировали для того чтобы помогать детям – оплачивали реабилитации детей с аутизмом, с ДЦП и так далее, лечение, поездки на море детские, какие-то локальные ремонты в детских домах. Я практически там каждый год проводил акции по сбору подарков на Новый год детский, в детских домах, и проводили весенне-осенние акции, которые назывались «Мне не все равно», по сбору вещей как раз для тех детских домов.

Но потом я понял, что когда ты просто приезжаешь и даришь ребенку что-то – игрушку, вещи, еще что-то – в какой-то момент времени это становится пагубным для ребенка, это воспитывает потребительское отношение. К сожалению, это действительно так. Дети, которые часто выходят из детских домов, достаточное количество детей выходят с запросом: «Этот мир мне должен». Часто педагоги, которые работают с детьми, не в состоянии привить правильные морально-этические ценности, просто потому что они педагоги. Это задача мужчины и, к сожалению, мужчин педагогов в наше время не так уж и много, но тренер, грамотный тренер может эти правильные морально-этические ценности сформировать.

Мария:  То есть стать неким наставником?

Антон:  Стать наставником, заменить отца. Так же, как это у меня было когда-то в моей жизни, когда мой первый тренер фактически в моментах советов, в моментах передачи каких-то мужских уроков, реально мне заменял или подменял отца. И когда у нас появилась возможность уже в более глобальном масштабе влиять, мы стали открывать первые залы по борьбе самбо в детских домах, и вскоре уже один за одним, один за одним это выросло уже в такой пул в 32 зала. Я очень благодарен моему другу Мирославу Смирнову, который когда-то просто прислал мне сообщение с просьбой поддержать открытие детского зала, просто записать видео-обращение. Он прислал его нескольким людям: спортсменам, мне, Сергею Бадюку. Спортсмены не откликнулись, Бадюк, по-моему, видео записал, а я когда это сообщение увидел, я понял: «Господи, это то, что я искал», потому что я хотел открывать детские площадки и спортивные, но есть проблема, что если там некому тренировать, дети тренироваться не будут.

Мария:  Они же должны знать, как снаряды там…

Антон:  Нет, им просто не нужно это будет. Будет турник этот стоять, будет стоять эта дорогущая площадка «Workout» за миллион-полтора, они будут на ней, наверно, висеть периодически, но так, чтобы заниматься осмысленно, нужна харизма, нужен тренер, нужен лидер, кто поведет, нужен кто-то, кто возьмет ребенка и скажет: «А ну пойдем-ка в зал, пойдем-ка на тренировочку» и так далее. По сути, получается, что я просто присоединился к этому проекту, но тогда еще и проекта как такового, и фонда не было. И самое главное, что мы в какой-то момент времени научились находить пускай небольшие, но достаточные деньги, для того чтобы эти залы открывать. Вот, как я уже сказал, 32 зала. Крайний, как ни странно, мы открыли в Грозном буквально 2 недели назад.

«КОЛХОЗ В ГОЛОВЕ», ИЛИ ПАРУ СЛОВ ПРО СЕТЕВОЙ МАРКЕТИНГ

Мария:  Давай про сетевой. Почему ты пришел в такую как бы неоднозначную отрасль как МЛМ?

Антон:  Почему неоднозначную? Для меня однозначную.

Мария:  Для меня тоже.

Антон:  Просто мозгом надо немножко колхоз из головы своей вытравить, просто сесть и посмотреть, и разобраться, что такое пирамида, к примеру, а что такое сетевой бизнес. В моем представлении, не в обиду моим потенциальным заказчикам будет сказано, настоящая пирамида – это классические компании и корпорации, где вышестоящие срут на нижестоящих, а нижестоящие все блага, которые они создают, отдают туда наверх, в сторону учредителей и так далее. Вот это классическая пирамида, а модель сетевого бизнеса, любого нормального сетевого бизнеса – это где большинство прибыли или дохода распределяется между членами или участниками компании, это нормальный, взрослый, адекватный бизнес.

Модель бизнеса, где лидер компании или директор компании может помочь начинающему вместе с ним провести какую-то встречу, что-то объяснить и так далее, это круто! В моей компании, когда директор компании или руководитель направления, когда я работал в корпорации, поздоровался, это уже считалось здорово. Сетевой – это бизнес, который построен на отношениях. Главное, чтобы продукт, который несется внутри сетевого, он был ценностным, нес какую-то пользу людям, для того чтобы это не превращалось просто в какой-то «пирамидос», где главное – это не продукт, который несется людям, а просто система финансового выкачивания бабла.

Мария:  Грубо говоря, ты для себя разобрался, нашел твердый факт, а раз это твердый факт, ты спокойно берешь…

Антон:  Да, со мной спокойно вообще в порядке. Я просто тоже разделяю сетевые компании. Для меня сетевой бизнес – это не одно и то же. Я могу прямо выделить пять компаний, в которые я бы не сунулся никогда, а могу назвать достойные компании, которые здесь на российском рынке присутствуют, это не секрет. Просто я сделал выбор для себя к тому, что мне ближе конкретно по продуктовой линейке.

Мария:  Отлично! Благодарю тебя еще раз. Очень классное интервью. Может быть, какой-то месседж?

Антон:  Месседж будет прямо в канве нашего разговора. Всем, кто посмотрит это видео, всем, кто что-то переосмыслит, передумает, или наоборот ничего не переосмыслит: идите и делайте – оправдаться потом всегда успеете. Пока.


Плюсануть
Поделиться
Отправить
Класснуть

Мы в соцсетях


Политика конфиденциальности Пользовательское соглашение Договор-оферта support@azarenokpro.com