На главную

Выпуск #44. Юлия Селютина

“Колоссальная проблема кадров в детской стоматологии, поэтому, что уж говорить про другой конец Москвы…”.

Юлия Селютина - победитель конкурса Детский стоматолог России, автор книги, ведущая передачи на радио, трудоголик, знающий истинную цену своего времени.


Смотреть видео-подкаст  

Юлия Селютина
5 мая 2018
Слушать в iTunes Слушать в SoundCloud Смотреть на YouTube

Из этого подкаста вы узнаете:

  • Как выбрать профессию и стоит ли прислушиваться к рекомендациям родителей.
  • Как слон на водопое помогает с выбором специализации.
  • О том самом конкурсе…
  • Как блог может стать средством борьбы с забывчивостью.
  • Как делегировать в стоматологии.
  • Зачем тратить шесть часов на поездку из Вологды в Москву.

А также ознакомитесь со всей подноготной хештега #давайтеследитьзазубамидетей и почему он самый информативный. #подкастбудьбрендом

СМОТРЕТЬ ПОДКАСТ


И если подкаст для вас актуален, то не забудьте поставить рейтинг и написать нам комментарий!

Сделать это очень просто:

  1. Проходите по ссылке https://itunes.apple.com/ru/podcast/bud-brendom/id1188861100?mt=2
  2. Нажимаете на голубую кнопку под аватаром подкаста "VIEW IN ITUNES"
  3. Если у вас на компьютере установлен iTunes, то он автоматически откроет вам нужное окно
  4. В программе iTunes на странице подкаста надо нажать "ОЦЕНКИ И ОТЗЫВЫ"
  5. Откроется раздел отзывов, где надо нажать кнопку "НАПИСАТЬ ОТЗЫВ"
  6. В открывшемся окне необходимо поставить оценку в звездах, написать заголовок и текст отзыва

Ваша оценка и пара слов помогут большему количеству предпринимателей узнать о нас и получить пользу для активации и роста персонального бренда каждого практикующего и начинающего профессионала.

Текстовая версия подкаста:

Пророческий выбор

Мария:  Юля, привет!

Юлия:  Привет!

Мария:  Я знаю, что ты не из династии врачей.

Юлия:  Да, верно.

Мария:  Как так получилось, что ты попала в эту профессию?

Юлия:  Несмотря на то, что я не из династии врачей, родители сыграли ключевую роль, поэтому я им бесконечно благодарна, потому что профессию мне выбрал мой любимый папа. В один прекрасный день он пришел домой и сказал: «Дочь, я знаю, кем ты будешь - врачом-стоматологом». Меня это тогда так удивило, но я приняла, начала учить химию, биологию и готовиться к поступлению в медицинский институт.

Мария:  А ты не спрашивала его спустя время, когда уже стала популярной в этой нише: «Папа, почему?»

Юлия:  Нет. Мне кажется, сейчас это уже не важно.

Мария:  Не вспомнит?

Юлия:  Может быть не вспомнит, а может и не скажет. Или скажет: «Я знал, что так будет. Я все просчитал». Не знаю. Надо знать просто моего папу, насколько он глубокий человек, насколько он далеко смотрящий человек. Возможно, он просчитал это. Очень долго можно рассуждать на эту тему, но случилось так, как случилось. Я начала учиться в институте. Во-первых, надо было в него поступить – в медицинский институт это очень сложно сделать.

Мария:  Сложно. Там конкурс очень высокий. Я знаю, потому что сама поступала.

Юлия:  Мало того, что надо поступить, там еще надо проучиться. Чего только стоит латынь. Нужно не то только косточку всю выучить и каждую точечку знать, как она называется, а как она называется на латинском языке, не зная при этом при всем латинский язык и параллельно изучая его грамматику. Короче говоря, каждый медик меня поймет, что учиться в медицинском институте, несмотря на то, что ты стоматолог, хотя многие врачи (не все, конечно, хочется верить) считают: «А, стоматологи… Что там им знать? Только тридцать два зуба и все». Стоматологи проходят то же самое, что и лечебники, только у них в определенный момент начинается еще и узкая специализация, которая готовит их в перспективе заниматься исключительно полостью рта. А так, по сути, мы те же самые врачи, у нас те же самые дисциплины были в медицинском институте – и по больницам мы ходили, и по хирургическим операциям, не только касаемо челюстно-лицевой области. Так что мы подготовлены со всех сторон.

Хотя, конечно, со временем что-то забывается. И я никогда не стесняюсь признаваться, что я чего-то могу не знать и обращаться за консультацией к своим коллегам. Стоматология сама по себе настолько разноплановая, что иногда приходится консультироваться с врачами другой, более узкой специальности. У меня узкая специальность – детская стоматология – это прямо уже некуда. Еще есть другие узкие специальности – тот же самый хирург, тот же самый имплантолог, пародонтолог.

Мария:  Я даже не буду спрашивать тебя, считаешь ли ты это своим призванием, потому что читая твои посты, становится понятно, что да. Но в какой момент ты осознала: «Да, это то самое, в чем я хочу построить карьеру, совершенствоваться, изучать новое». Где этот момент?

Юлия:  Именно детская стоматология или вообще стоматология в принципе?

Мария:  Это два разных вопроса, на самом деле. Давай сначала о стоматологии.

Юлия:  В стоматологии прекрасно помню этот момент, когда я первый раз профессионально почистила человеку зубы. Это было на третьем курсе. Я испытала удовольствие, клянусь тебе. Прекрасно помню эти чувства, хотя уже прошел миллион лет с того момента.

Мария:  Но я читала, что, учась в институте, ты уже начала работать. Как это называется? Ассистент врача?

Юлия:  Ассистент стоматолога, да. Мне вол18 лет, я училась на втором курсе. Причём, я пошла бы и раньше, но у нас была плотная учеба – с утра до вечера занятия, в том числе и по субботам. А деньги студенту всегда нужны.

Как вообще родилась эта идея пойти в стоматологию? У меня была девочка знакомая, она не стоматолог. Просто мы с ней общались, и она постоянно бегала по собеседованиям и на одно из них позвала меня с собой. Мне там не понравилось, а на обратном пути к метро смотрю – стоматология. Думаю: «О! Может быть, мне в стоматологию пойти, хоть пол мыть?» Захожу и говорю: «Я хочу». Попросили оставить мой телефон. Естественно, мне никто не перезвонил. Потом думаю, что я же не остановлюсь, у меня-то уже идея возникла. Я купила в ларьке газету, начала искать «ассистент стоматолога» или «медсестра в стоматологическую клинику», и нашла.

Первый год я была помощником врачей, а потом меня назначили гигиенистом. Вернее, я сама напросилась, обучилась и начала работать. И получилось так, что моя практика опережала теорию в институте.

Мария:  А у тебя на сегодняшний момент стаж уже более десяти лет?

Юлия:  Да.

Мария:  А в какой момент ты поняла, что детская стоматология? И, я так предполагаю, это не самое простое?

Юлия:  И популярное.

Мария:  И не самое популярное, да?

Юлия:  Абсолютно верно, не самое популярное. Я не знаю, сейчас, может быть, тенденции меняются и я тоже вношу свою лепту для популяризации детской стоматологии, потому что в большинстве умов детские зубы – это что-то такое временное, за ними ухаживать не надо.

Многие выбирают себе направление, исходя из критериев высокооплачиваемости, исходя из дороговизны твоих услуг в перспективе. Если ты крутой имплантолог, соответственно, ты будешь получать много денег, потому что это заведомо дорогая процедура. А что там у детской стоматологии? Пломбочки какие-то поставить!? И я предполагаю, что многие студенты детскую стоматологию вообще не рассматривают ( и я такой была), потому что считают, что это какая-то ерунда. Ну, что там вообще с детскими зубами делать? Это неинтересно. Я хотела клеить виниры на зубы, красивые коронки. Мне все нравилось, на самом деле. Мне даже какое-то время нравилась хирургия, нравилась и пародонтология (специалист, который занимается проблемами десен). Мне хотелось много и пробовала я себя в разных клинках. Сейчас я благодарю свой жизненный путь, потому что у меня была возможность посмотреть на разные схемы работы врача и клиники в целом, потому что мне это пригодилось сегодня, ведь, как ни крути, я тоже небольшой пока, но уже руководитель. У меня есть люди, которые мои не подчиненные, они мои соратники, но тем не менее.

Мария:  В команде.

Юлия:  Да. Я являюсь в некоторой степени наставником, руководителем и сейчас я уже смотрю на свой опыт и могу оценить руководство, как они поощряли своих сотрудников либо наоборот не поощряли. Все это сейчас, как по крупицам, собирается в моей голове, и мне это очень помогает, потому что если бы этого не было, возможно, не было бы и меня как руководителя.

Мария:  А руководитель означает, что в той клинике, где ты сегодня работаешь, у тебя есть те люди, которым ты передаешь практический опыт? Или как?

Юлия:  Не опыт, а пациентов. К врачам, работающим в моей команде, приходят пациенты, которые знают меня как специалиста и, грубо говоря, своим авторитетом я доверяю пациентов врачам своей команды, назовем это так.

Мария:  Ну, они не обязательно в твоей клинике? Они могут находиться где угодно в Москве? Это просто вас некая идея объединяет?

Юлия:  Нет, они работают в одном месте со мной. Это не моя клиника, но мы, как организм в организме. Это пока в силу финансовых моментов, потому что открыть стоматологическую клинику – это очень затратное мероприятие, но все возможно. Я к этому стремлюсь.

Мария:  Я была искренне удивлена, при том, что ты много времени инвестируешь в то, чтобы популяризировать определенный подход в детской стоматологии – ведешь блог, выступаешь в СМИ, ведешь радиопередачу – при этом ты работаешь в найме. Мне думалось, что у тебя своя клиника. Когда люди популяризируют что-то, они создают так называемый «входящий трафик» и они предприниматели, и я была уверена, что у тебя своя клиника. Я поняла, что пока еще нет, но ты такой вариации не исключаешь.

Юлия:  Сейчас некий промежуточный этап. Я не могу сказать, что я в найме, что я на кого-то работаю, но в то же время и не могу сказать, что у меня своя организация, которую я могу назвать «моя клиника».

Мария:  В общем, в стоматологии есть свои законы взаимодействия клиник и врачей.

Юлия:  Да, лучше не вникать.

Как слон на водопое помогает с выбором специализации.

Мария:  Лучше не вникать. Давай тогда про детскую стоматологию. То есть ты увидела разные варианты, как можно, и что было этим «спусковым крючком»? «Точно, я буду детским стоматологом».

Юлия:  Есть такая, опять же, специфика в медицине, когда заканчиваешь институт, ты не имеешь права принимать пациентов до тех пор пока у тебя не будет сертификата, а для того чтобы получить элементарный сертификат, нужно закончить интернатуру. Когда я училась в интернатуре, я попала в очень хорошую клинику в Москве, где был детский прием. И меня поставили ассистировать детскому врачом. И я была так удивлена! Для меня были большим открытием все эти элементы игровой детской стоматологии. Чтобы понимать, о чем речь, элементы игровой детской стоматологии – это обыграть весь лечебный процесс на детском языке. У нас есть агрегат, называется слюноотсос – лишнюю жидкость изо рта отсасывает. И врач говорит: «Дай-ка, мне слоник. Давай-ка слоник к нам придет водичку попьет». Я говорю: «Чего?!». Ну, не в голос, конечно: «Слоник?!». То есть там уже паззл сложился, и я взяла слюноотсос. Потом она еще что-то отчебучила. Это было ново для меня.

Как для специалиста с определенным опытом, детская стоматология не сложна в плане выполнения каких-то манипуляций. Здесь важно прочувствовать ребенка и понять, какой подход конкретно ему нужен. Включаешь интуицию, чтобы понимать с кем нужно строго поговорить, а с кем “сю-сю”. А еще у меня были прецеденты, когда они матерились.

Мария:  Дети?

Юлия:  Да. Пятилетний ребенок на меня с кулаками и с матом. И пинались и дрались. Но в любом случае дети – самые благодарные пациенты. Они запомнят, что ты им сказал ласковое слово, был с ними добрым, что подарил машинку. Если ты такой подход имеешь и если тебе это в удовольствие, плюс ко всему ты можешь быстро работать, то детская стоматология для тебя.

Мария:  Все-таки, исходя из того, что ты говорила ранее про монетизацию профессии, у тебя все-таки были веские причины, что несмотря на не очень в перспективе прибыльное направление в стоматологии…

Юлия:  Почему я туда пошла все-таки?

Мария:  Да.

Юлия:  В клинике, где я работала, приветствовали молодых специалистов и как-то так сложилось, что мне предложили поработать детским стоматологом. А потом из декрета вышла девочка, на чьем месте я работала. И я начала искать новую работу. Я детским стоматологом не хотела быть, но в то же время у меня уже был неплохой опыт.

И все же мне хотелось развиваться во взрослой стоматологии. В итоге клиника, в которую я пришла, специализировалась в основном на детях, но взрослыми тоже они занимались. Я поняла, что это клиника моей мечты. Это работа моей мечты и до сих пор с теплотой вспоминаю все семь лет, что я там отработала. Я получила колоссальный опыт. Были и промахи, но руководством они воспринимались адекватно, с пониманием. Они, можно сказать, вырастили меня как детского стоматолога и я стала занимать определенные лидирующие позиции в коллективе. Это выражалось и в том, что меня направили на тот самый конкурс…

Мария:  Кстати, по поводу конкурса. Это ты там победила, да?

Юлия:  Да, там.

О том самом конкурсе...

Мария:  Скажи, а это была твоя инициатива пойти на конкурс?

Юлия:  Нет. Может быть, сейчас его уже отменили, но тогда он проходил ежегодно в разных городах России.

Мария:  «Лучший детский стоматолог России»?!

Юлия:  «Лучший детский стоматолог России» - это конкурс стоматологического мастерства. Он проводится по детской стоматологии, по терапевтической – по всем отраслям стоматологии. На конкурс меня направили мои руководители. Видимо, они увидели во мне какой-то потенциал. Плюс ко всему я уже тогда начала писать тексты. Блога тогда еще не было. Был запрос от руководства: «На сайт клиники требуется написать текст по такой-то теме, все напишете и мы лучшие выберем».

Мария:  Среди стоматологов?

Юлия:  Да. Я написала текст, руководству понравилось и они предложили мне и дальше писать для сайта. Мне было это интересно! Самая фишка была писать на узкие стоматологические темы доступным языком.

Мария:  Конкурс очень любопытно. Я же вообще не из этой сказки. Конкурс среди стоматологов знаешь как представляется? Сажают десять детей, заводят десять специалистов, им дают бормашину…

Юлия:  Нет-нет. Как чисто технически это все проходило?

Мария:  Просто, если коротко, как определить лучшего стоматолога? По отзывам, по данным каким-то, по фотографиям работ?

Юлия:  Нет, там было жюри. Приезжали участники из разных городов. Вначале у нас была теоретическая часть..

Мария:  Типа, как экзамен?

Юлия:  Типа экзамена, да. В жюри сидели светила стоматологии, профессора. Потом была часть практическая. Практика на манекенах, оценивались мануальные навыки. Потом собеседование в устной форме. Мы общались со всем жюри по одному. Как экзамен, по сути.

Мария:  Волновалась?

Юлия:  Конечно, волновалась.

Мария:  То есть для тебя это было из серии: «Я войду в топ 3»?

Юлия:  Нет, вообще такого не было. Там финалистов было по-моему, человек десять. Нас долго томили. Прошла официальная часть, потом нас отправили на прогулку по городу, затем повезли в ресторан. И потом уже объявлять итоги. Жюри совещались все это время, пока мы гуляли по Белгороду. Они объявляют вначале лауреата, потом второе место. И все не я. А потом первое место и «Боже мой!». Это что-то такое, может быть, на Оскаре приблизительное, но классно было вообще. Я прямо прочувствовала это, до сих пор помню свои ощущения.

Мария:  У тебя как-то изменилась жизнь после победы? Что-то поменялось в практике? В качестве, в количестве клиентов? Или крылья расправились и ты начала летать по клинике?

Юлия:  Конечно, больше да, чем нет, потому что в плане моих профессиональных качеств не поменялось ровным счетом ничего, потому что я их продолжаю совершенствовать и по сей день. Но все равно тот факт, что ты где-то на сайте можешь написать, что ты победитель крутого конкурса и это яркий пункт в твоем резюме. Родители, которые приводили ко мне детей, уже относились ко мне не как к молодому специалисту, которому надо еще пойти поучиться.

Поэтому все-таки, как ты говоришь, крылья расправились, да. Меня даже просили выступить перед молодыми специалистами нашей же клиники, в которой я работала, как поменялась моя жизнь. Это, конечно, громкие слова, что это разделилось на «до» и «после», но все равно это определенную роль сыграло и не говорить об этом я не могу. считаю.

Мария:  Я правильно понимаю, что если это событие происходит раз в году, а этот конкурс существует десять лет, то десять лучших детских стоматологов в России…

Юлия:  Конечно, но я их не знаю. Ты знаешь?

Мария:  Нет.

Юлия:  И меня ты не знаешь?

Мария:  Тебя-то как раз я знаю. И давай перейдем к теме почему я тебя знаю, потому что, по большому счету, я бы могла тебя узнать только двумя способами. Первый способ – мы с ребенком пришли на прием и я тебя знаю, а второй способ – я однажды увидела тебя в Instagram и на тот момент в Instagram было, наверно, 400 000 подписчиков. И я так: «Стоматолог?».

Юлия:  «400 000 подписчиков?».

Мария:  «Зубы?»

Юлия:  «Кто это читает? Кому это интересно?».

Мария:  Да, то есть у меня реально был слом в этот момент. Люди там делают контент, супер фотографии, позируют в купальниках, фотографируют собак, кошечек – все, что угодно. Ты выставляешь детские зубы и детские зубы собирают…

Юлия:  Между прочим, они собирают большее количество лайков, чем если я там вся такая раскрасавица.

Мария:  Я заметила, если зубы. Мы буквально перед съемкой показывали эти детские зубы, у которых 10 000 лайков. А ты знаешь, в чем прикол? Когда мы начали листать ленту, мы такие смотрим: «Слушай, это же, как у нашего, у младшенького».

Юлия:  Диагнозы сразу ставить?

Мария:  Да. Сразу вопросы возникают по своим детям.

Юлия:  Так это и работает.

Мария:  Все таки не так много стоматологов становятся блогерами. Не то чтобы популярными, а вообще начинают вести блог. Почему?

Юлия:  Начну с того, что сама идея родилась давно, еще до того как я начала вести блог именно в Instagram, потому что Instagram на тот момент не рассматривался вообще как площадка. Были Livejournal, бэби-блог и муж постоянно меня пилил: «Пиши, пиши, пиши, пиши. Давай мы сделаем это, сделаем то». Мы на Livejournal зарегистрировались, я писала тексты впрок, если у меня было какое-то время.

Мария:  А почему твой муж? Он редактор?

Юлия:  Нет, он просто в этом видел перспективу. Он видел мои тексты, что мне это нравится, что надо это совершенствовать и выходить на новый уровень. Я верю во всякие знаки. У меня были даже на приеме известные блогеры. Илья Варламов приходил, причем получилось это совершенно случайно. У меня была полная запись детей. Я детский стоматолог и у меня дети. И тут образовалось «окно». Выписался пациент и мне говорят: «Сейчас блогер к тебе придет и надо ему сделать чистку или еще что-то». А у меня уже тогда возникла идея. Попыток еще не было, но идеи были. И тут приходит Илья Варламов, которого читает мой муж. Я не подала виду. Когда я уже стала блогером, я прекрасно понимаю, когда к тебе подходят и говорят: «Я вас знаю», то это все равно как-то неловко...

Мария:  Тебе неловко?

Юлия:  Мне неловко, да. Одно дело, когда к тебе пациенты приходят и говорят: «Мы вас читаем», ты понимаешь откуда они идут, что это все-таки из-за блога, а другое дело, когда ты идешь по IKEA и к тебе: «Ой, Юля! Здравствуйте». Это как-то неловко. Может быть, я не привыкшая к этому или еще что-то. И тогда я понимаю, как ему было тогда неловко. Когда понял, что мы его знаем, он такой: «Ну, сейчас узнаете обо мне чуть побольше». То есть все равно какие-то такие знаки: «Юля, начинай думать».

Мария:  То есть для тебя это был сигнал: «Слушай, а может надо все-таки…», да? Ты у него ничего не спрашивала?

Блог как средство против амнезии

Юлия:  Нет, хотя у меня была идея такая. Мне когда сказали, что блогер ок мне идет, я хотела спросить у него про лучшую площадку для блога. Он пришел и я у него ничего не стала спрашивать. Я к тому, что были какие-то моменты, которые меня подталкивали: «Юля, надо, надо». А потом я ушла в декрет. У меня появился ребенок, были тексты, я завела блог на Livejournal «Зубик не болит». Я туда писала тексты, фотографии вставляла, но не шло. Какого-то стимула у меня однозначно не было тогда. Потом я пошла на бэби-блог. Моему ребенку был один месяц ровно, как сейчас помню этот момент. Захожу я в бэби-блог, начинаю там что-то писать и там прямо крупными буквами написано: «Если вы постите в Instagram, то тогда вы можете поставить хештег #бэбиблог, и ваш текст, который вы опубликовали в Instagram, автоматически перейдет в бэби-блог. Я думаю: «Интересно. Дай-ка я в Instagram загляну».

У меня там было 30 человек подписчиков - все свои. Как сейчас помню первый свой пост. У моего ребенка были жуткие колики, я нашла средство, которое мне помогло и рассказала о нем.

То есть я изначально пришла в Instagram для того, чтобы постить через него в бэби-блог. Так было удобнее, чтобы не через компьютер. Закинула фото, написал быстренько текст, поставила хештег, и это все автоматически переходит в бэби-блог.Я начала все это дело делать, какие-то фотографии зубов, мне тоже начали мои знакомые, которые на меня подписаны: «Юля, что ты там зубы какие-то? Фу, блин. Опять эти зубы выставила. На фига ты это делаешь?». Я говорю: «Надо. Я блогер». И потом в один прекрасный момент, тоже прекрасно его помню, я искала вдохновения по поводу того, что бы еще написать. У меня были какие-то журналы, я их листала, какие-то фотографии. Я же прием не веду, потому что у меня ребенок месячный, поэтому у меня под рукой нет как такового контента. Я увидела зуб – у меня идея возникла: «О! Надо про это написать», или сфотографировала: «Вот, смотрите, какой показательный случай». Это все равно, как ни крути, требуется.

Мария:  И это связано с практикой ежедневной.

Юлия:  Да. А тут я начала писать для того, чтобы элементарно не забыть. Во всех этих пеленках, подгузниках ты все равно начинаешь что-то забывать и я начала постоянно это все в своей голове прокручивать. Я даже дала задание своим врачам, с которыми общалась, фотографировать зубы. А я буду их выставлять и какие-то идеи генерить.

Потом я искала очередного вдохновения, решила посмотреть хештег #зубыдетские и наткнулась на блог Левадной Анны, @doctor_annamama. Мне стало интересно, потому что я молодая мама, а значит я ее целевая аудитория. У нее было тогда 6 000 подписчиков. Я пролистываю, пролистываю и смотрю – лицо знакомое. Смотрю – моя пациентка. Взяла и написала, просто: «Здравствуйте» и все. «Это я». Она: «Ой, мы по вам скучаем. Мы сейчас ходим к другому врачу, но мы ждем, когда вы выйдете», то есть она меня тоже узнала. Я говорю: «Что-то я тоже так подумала, может быть, мне тоже пописать чего-то?». Она: «Давайте, давайте. Я могу у себя что-то публиковать, будете моим автором. А позже я поняла, что это перспективно.

Потом она на меня подписалась, я написала какую-то очередную статью, которая Анне очень понравилась и она попросила ее текст. Потом я выложила еще какой-то текст и она снова попросила его к себе на публикацию. Постепенно из роли «пациент – врач» перешли в более дружеские отношения – и гости и она ко мне ходит, сейчас с детками своими лечится и взаимотношения в плане взаимовыгодного продвижения.

Мария:  Это в Instagram называется взаимный пиар.

Юлия:  Ну, да.

Мария:  Но тогда у тебя аккаунт, я так понимаю, был маленький совсем?

Юлия:  Да. У нее был на тот момент 6 000 – это о-го-го сколько по тем временам. И когда она опубликовала мою первую статью, естественно, указала мое авторство и у меня тут же пошли подписки. Сорок новых человек подписались. Это было прямо событие. Это определенно вдохновляло.

Мария:  Проснулась с полумиллионом?

Юлия:  Проснулась, да, в один прекрасный момент.

Мария:  А что значит «менялись тексты», «менялись фотографии»? Зачем они менялись? Или ты обучалась где-то?

Юлия:  Нет, качество менялось, естественно. Для начала было достаточно на тот момент, как мне казалось, просто какую-то фотографию из Интернета взять – ребенка какого-то плачущего, условно, или не плачущего, улыбающегося, с щеткой, в каком-то текстовом редакторе все это подписать, потому что обязательно нужно не просто ребенка какого-то, а о чем текст написан.

А потом я поняла и подсказали знающие люди, которые давно ведут свои блоги. Поэтому позже появились профессиональные фотосессии для красивого визуального контента.

Мария:  Сегодня, когда ты фотографируешь зубы, ты их фотографируешь «айфоном»?

Юлия:  Да.

Мария:  То есть сама делаешь, да?

Юлия:  Да.

Мария:  А надписи всей этой истории сама делаешь?

Юлия:  Сама.

Мария:  А тексты пишешь тоже сама?

Юлия:  Сама.

Мария:  А отвечаешь на комментарии?

Юлия:  Сама. Иногда помогает мне моя врач, потому что бывает очень много комментариев и хочется по максимуму всем ответить, чтобы без ответа не оставалось.

Мария:  Я просто видела, что у тебя люди иногда расписывают проблему, как диагноз, и ты даешь рекомендации.

Юлия:  Про директ я вообще молчу. Продолжая тему относительно личностного роста и роста числа подписчиков в Instagram, я поняла, что если где-то на большой площадке публикуют твои тексты, значит, на тебя автоматически могут перейти. Тогда же не было осведомленности, как раскрутить свой аккаунт. Я тогда действовала исключительно интуитивно. Мне пришло сообщение в директ от мамского паблика, у которого на тот момент было 8 000 подписчиков с предложением раз в неделю публиковаться у них.

Я писала, пока ребенок спал, пока мы гуляли. Я пишу, что-то переписываю. Ты спросила, что такое переписывать тексты. Дело в том, что когда ты постоянно это делаешь, то хочешь, чтобы это было лучше. Соответственно, те тексты, которые я писала два года назад, я могу их сейчас перечитать и чисто стилистически мне уже может что-то не нравиться – это нормальная практика. Я общалась с людьми, которые занимаются исключительно текстами, которые учат этому. Я сама училась и я благодарна случаю, который привел меня на курс по написанию текстов. На тот момент уже почти 40 000 подписчиков было и меня пригласили принять участие в курсе, мне показалось это интересным. Я очень много для себя открыла в плане написания текстов, потому что, как ни крути, ты пишешь все на интуиции, а знаний не хватает.

Мария:  Из твоего опыта, что нужно знать в написании текстов, для того чтобы текст воспринимался аудиторией лучше? Это начало, конец? Что?

Юлия:  Для меня это тоже было одним из открытий – это краткость. Потому что я всегда считала, что если у тебя предложение напичкано деепричастными и причастными оборотами, то ты крутая. Нет. На самом деле, я это уже потом поняла, что краткость – сестра таланта.

И сейчас я не могу сказать, что это прямо мое кредо, но я стараюсь, чтобы было все четко и без «воды», потому что «вода». Блог Instagram же все-таки ограничивает тебя количеством знаков, и если ты уходишь за это ограничение, то приходится часть текста выносить в комментарии, а когда много комментариев, это элементарно неудобно и читатели не будут это читать. Соответственно, ты ограничен рамками в 2 000 знаков, в которые ты должен внести максимум информации, а не воды.

Мария:  Еще такой вопрос сразу про контент. Как я увидела, у тебя есть информационный контент, когда ты делишься пользой, и есть контент про тебя, некий lifestyle.

Юлия:  Да, его мало, конечно. Не так много, как хочется.

Мария:  Хочется больше, да. Тут уже интуитивно. Такое ощущение, что так много пользы, что ты просто не успеваешь себя вставлять.

Юлия:  Да, это так и есть, на самом деле.

Мария:  Это удивительно, потому что, казалось бы, что можно говорить про зубы? С каких сторон – зубы спереди, зубы сбоку. Есть такое мнение, что для того, чтобы блог был более успешен, все-таки надо людей сподвигать на какое-то действие. А ты что-то продаешь или нет?

Юлия:  Продаешь в смысле какую-то свою продукцию или рекламирую какую-то?

Мария:  Реклама – это отдельная история, я потом про это спрошу, а вот именно к чему ты их сподвигаешь? Какой у тебя «call to action»?

Юлия:  Чтобы они пришли ко мне на прием.

Мария:  Тогда не реально, наверно, попасть к тебе на прием? Запись, наверно, за месяц идет?

Юлия:  Ну, иной раз и больше.

Мария:  Просто получается, мне кажется, количество желающих, которые доверяют тебе и хотят попасть к тебе, оно не поместится никак.

Юлия:  Поэтому у меня есть врачи. Это все не сразу же было.

Мария:  Все, я тебя поняла. То есть у тебя была такая цель, ты понимала, что этот блог может позволить увеличить тебе количество пациентов?

Юлия:  В перспективе, конечно. Изначально у меня не было бизнес-плана, что я сейчас заведу Instagram, а потом у меня будет большое количество подписчиков и все ко мне придут. Сейчас, естественно, да. Зачем мне кривить душой. Для чего я это все делаю? Для того чтобы жить лучше. Чтобы жить лучше, нужно много денег. Каждый труд должен быть оценен, должен быть определенным образом оплачен деньгами. Соответственно, для того чтобы повышать свою узнаваемость, я должна постоянно быть «на гребне волны», постоянно давать полезную информацию, чтобы люди не пролистывали мой Instagram, а знали про меня и прямо в подкорку залечь, что есть детский стоматолог.

Мария:  А цена приема у тебя поменялась после того, как у тебя…

Юлия:  Конечно.

Мария:  То есть ты прямо сознательно ее повышала?

Юлия:  Конечно.

Мария:  А твои коллеги, которые не являются брендовыми стоматологами, на сколько отличается разница?

Юлия:  Отличается.

Мария:  Наверно, спрос рождает предложение.

Юлия:  Да, безусловно. Поэтому мне искренне непонятно, когда мне говорят: «Ты вообще обалдела такие цены?!», потому что никто не задумывается о том, за что он платит: «Вот там-то консультация стоит столько-то, а у тебя вот столько-то. А в чем разница?». А в том, что я в свою консультацию очень много вкладываю, что вы уходите без единого вопроса. В том, что я ежедневно пишу для вас абсолютно бесплатную информацию, в том, что я абсолютно бесплатно провожу прямые эфиры и стараюсь делать это регулярно, отвечая бесплатно на все вопросы. Из этого всего складывается и ваше доверие ко мне. Вы хотите попасть ко мне. Вы не хотите попасть к врачу, который принимает дешевле. Вы хотите ко мне. Если вы хотите ко мне, соответственно, это будет стоить определенное количество денег. Да, чуть больше, чем среднестатистический стоматолог. Но вы и хотите ко мне не просто так, потому что я сидела на диване и закончила институт, а потому что я вкладывала в свое имя определенное время. Я сидела ночами вместо того, чтобы лежать, отдыхать после бессонной ночи с ребенком. Я отвечала на ваши вопросы в комментариях.

Я начала говорить про сообщество, в которое меня позвали и у меня таких сообществ потом было очень много, то есть я много кому контент делала, у меня каждый день выходила статья, которая была, во-первых, уникальна по своему содержанию и в которой были комментарии, на которые я отвечала. Еще у меня были онлайн консультации в тех же самых огромных сообществах и я отвечала на вопросы, а их там были сотни, причем было много одинаковых, а я отвечала до мозолей на пальце. Со временем я от этого отказалась, потому что это уже не приносило столько отдачи, как было вначале. Я не вкладывала вообще никаких финансов до определенной цифры.

Мария:  До какой цифры органически?

Юлия:  До 40 000. 40 000 у меня было спустя полтора года этой непрерывной работы.

Мария:  Получается, что ты везде генерировала уникальный контент, эффективно размещалась в различных пабликах, давала статьи, отвечала на комментарии и так далее. По сути, ты свое время инвестировала в то, чтобы у тебя органически рос аккаунт?

Юлия:  Да.

Мария:  Плюс о тебе писали твои друзья блогеры.

Юлия:  Да, какие-то. ВП – взаимный пиар.

Мария:  А потом наступило 40 000 и что ты сделала?

Юлия:  Потом я поняла, что наступил тупик, я «уперлась в потолок» и нет того прогресса, которого бы мне хотелось. Соответственно, я начала вкладывать в это деньги.

Мария:  Во что надо вкладывать деньги в Instagram?

Юлия:  В рекламу.

Мария:  Это таргетинг, да?

Юлия:  Нет. Реклама у блогеров, по бартеру. Я принимаю и не скрываю этого. Приходят ко мне люди, которым требуется лечение и я их могу полечить, условно, бесплатно за рекламу. Могу. Что еще?

Мария:  А ты сама искала этих людей или они начали обращаться и сами предлагать такую форму взаимодействия или это по-разному всегда было?

Юлия:  Абсолютно по-разному. И так, и так было.

Как делегировать в стоматологии?!

Мария:  Кстати, у тебя есть сейчас ассистент, который делает все эти вещи? Курирует, контролирует?

Юлия:  Да, конечно.

Мария:  То есть сейчас ты уже все это делегировала?

Юлия:  Конечно, потому что без делегирования невозможно. Был момент, когда я одна вообще всем занималась. Это закончилось в январе прошлого года, когда я начала прямо активно делегировать все и я не могу сказать, что я стала работать меньше. Мне кажется, что я даже больше стала работать, но, соответственно, с делегированием рождается больше…

Мария:  Эффективности?

Юлия:  Да, эффективности, конечно. КПД сейчас зашкаливает.

Мария:  А кто сейчас у тебя в команде? Получается, сейчас над этой digital-представленностью бренда у тебя работает один человек, два, команда? Как это строится?

Юлия:  Именно моих помощников ты имеешь в виду?

Мария:  Да.

Юлия:  У меня есть помощница, которая организовывает запись, решает все организационные вопросы: проконсультироваться по поводу стоимости, как доехать, выбрать время и прочее. Естественно, она не будет консультировать, если ей пришлют фотографии, потому что были такие ситуации: «Посмотрите, у нас там… Нам надо к Юле приезжать или пока терпит?», и зубы, фотографии зубов.

Мария:  А если говорить про продвижение? Про взаимный пиар, про какие-нибудь марафоны, giveaway – этим у тебя занимается кто-нибудь, какой-то человек, или ты все равно продолжаешь сама это делать?

Юлия:  У меня есть помощник.

Мария:  На сегодняшний день Instagram очень сильно изменился. Как ты думаешь, что на сегодня работает лучше всего? Что можно порекомендовать людям, которые не так давно ведут блог и у них пока 1000-2000-3000-5000?

Юлия:  Взаимный пиар с блогером, который сопоставим по количеству подписчиков.

Мария:  Если у тебя 5 000, то 5 000?

Юлия:  Глупо надеяться на то, что если у тебя 5 000 подписчиков, что с тобой взаимный пиар будет делать блогер, у которого 100 000 подписчиков. Ну, это как бы…

Мария:  Странно.

Юлия:  Сотрудничество должно быть взаимовыгодное. Когда не взаимовыгодное, одной из сторон это неинтересно.

Мария:  Но у таких блогеров, у которых гораздо больше, ты, например, покупала рекламу в свое время?

Юлия:  Конечно.

Мария:  А в итоге дорого ли это? Не конкретно по людям, а в целом? Во сколько обходилось в месяц содержание блога, вывод его на какой-то новый уровень, чтобы преодолеть вот это плато? Плюс-минус в каких цифрах у тебя? А то, знаешь, многие люди попостили немножечко и говорят: «Что-то у меня не идет».

Юлия:  Ты знаешь, не идет… Здесь можно уложить вообще в миллионы рублей, но если ты не будешь продолжать работать, потому что блог, как ни крути, это определенная работа, и если забьешь даже на неделю, то будут определенные ухудшения с тем же самым охватом.

Мария:  То есть регулярно надо?

Юлия:  Конечно, иначе тебя забудут твои подписчики. Во всяком случае, мне так кажется, потому что если я уезжаю куда-то в отпуск, я стараюсь тоже полезным контентом подпитывать. Это не всегда бывает настолько же регулярно, насколько это не в отпуске, но мне, во всяком случае, как человеку, который слишком уж ответственный, как-то не по себе, если я что-то не публикую. Они, может быть, там не скучают, но я-то должна о себе давать знать и какой-то полезный контент должна выдавать, потому что это нужно.

Есть примеры тех людей, которые тоже начинают, что-то делают и понимают, насколько это сложно, насколько это творческая работа, потому что генерировать идеи реально сложно, и не все выдерживают такой ритм. Они, вроде, и денег уже вложили, вроде и подписчиков у них прибавилось не один десяток, а вот не лежит душа, не пишется. И тогда смысл в том, что ты вложил какие-то деньги? Ты можешь вложить немного денег, у тебя будет, условно, до 100 000 подписчиков, но ты будешь постоянно на виду у этих 50 000, и у тебя будет результат. А если ты разными способами «набьешь» себе количество подписчиков, но при этом ты не будешь давать никакую информацию, то грош цена этим всем затратам. Я все это к чему? К тому, что все равно нужно продолжать работать. Чем больше у тебя подписчиков, тем ответственнее ты должен вообще ко всему подходить.

Мария:  Ты бы назвала это уже не просто хобби, а работа?

Юлия:  Конечно. Безусловно, это моя работа. У меня даже ребенок сейчас уходит в садик: «Мама, ты сегодня дома будешь работать или на работу поедешь работать?». Я говорю: «Сегодня дома буду работать».

Мария:  А дома работать – это писать посты?

Юлия:  Ну, да, тексты.

Зачем ехать шесть часов из Вологды в Москву.

Мария:  Хорошо. Но стоматолог – это все-таки профессия, привязанная к какой-то локации. Как я предполагаю, люди через всю Москву не поедут к стоматологу. Хотя я понимаю, что к такому, как ты, поедут. Едут?

Юлия:  Да. У меня недавно был пациент из Вологды. Я была в шоке. Они приехали, мы с ними общаемся, я говорю: «Раз десять вам надо будет прийти». Тут она говорит: «А мы из Вологды приехали». Добирались 6 часов! А у меня первичный прием стандартно тридцать минут. Если мы успеваем что-то за эти тридцать минут, то мы можем сделать. Как правило, мы что-то легкое успеваем. Это выверенное время для меня, я его выверяла в течение долгих лет практики – тридцать минут. Ни больше, ни меньше. Бывают ситуации, когда я знаю кто ко мне придет и что мне нужно будет побольше времени, но это исключение, а так тридцать минут. Из Вологды вы едете, не из Вологды, вот вам тридцать минут. Мы с ней успели пообщаться и она поехала обратно домой в Вологду. Ну, это, конечно, я не знаю, от безысходности, что ли, происходит, потому что они обошли пять клиник и везде говорят, как под копирку: «Это не надо лечить, это не надо», а там у ребенка просто караул такой, что мама не горюй. Поэтому ищут и ездят ко мне на регулярной основе и из других городов.

Из Владимира приезжают регулярно каждые три месяца, чтобы помазать зубы. Они нигде не могут найти у себя специалиста поближе, для того чтобы элементарно, как мне кажется, помазать двухлетнему ребенку зубы. Никто не берется, никто не хочет связываться с детьми. Колоссальная проблема кадров в детской стоматологии, поэтому, что уж говорить про другой конец Москвы.

Мария:  Ты сейчас просто развенчиваешь мои стереотипы. Нет, я предполагала, что к «звездному» стоматологу могут ездить... Вопрос у меня был в том, что, наверняка, когда ты начинала, то не предполагала, что могут ездить издалека.

Юлия:  Я, если честно, вообще не думала об этом.

Мария:  Я тебе объясню. Иногда у меня спрашивают специалисты, у которых локальная профессия, с локальным приемом: «Зачем мне вести блог на YouTube, например, если все равно ко мне люди не поедут оттуда».

Юлия:  Едут. В том-то и дело, что едут. Когда искала место, где я буду вести прием, у меня много было параметров, но как-то все сложилось хорошо: добираюсь до работы 5-7 минут, есть все лицензии, хорошее оборудование. Там небольшая клиника, в которой я принимаю, то есть это не что-то VIP класса, помпезное в плане какой-то крутой детской комнаты. Это все в перспективе, это я буду все делать однозначно, но конкретно сейчас, где я принимаю, я не могу назвать это прямо что-то высшего уровня. Это не в центре Москвы находится, но люди едут. И я их прекрасно понимаю, потому что я тоже мама, я езжу к своему врачу-педиатру. Походив по разным педиатрам, я езжу к педиатру на юго-запад, хотя живу на севере Москвы. И нормально. Зато я могу отключить голову и выполнять вообще все, что она мне скажет. Поэтому, поездите поближе к дому, потом все равно приедете. Это, конечно, очень самонадеянно, но так бывает очень часто.

Мария:  Поняла тебя, хорошо. Ты есть же не только в Instagram? Радиопередача.

Юлия:  Да.

Мария:  Но Instagram же наверняка дает тебе и трафик и возможность самореализации, и дружбу с другими блогерами, то есть такая площадка, которая решает много задач, но ты не останавливаешься, ты что-то еще тестируешь, пробуешь. Что тобой движет? И как ты выбираешь то, что тестируешь?

Юлия:  Мне просто это нравится. В какой-то момент я поняла, что мне нравится быть, возможно, публичным человеком. Мне кажется, это либо дано тебе и тебе это прямо по кайфу, либо не дано и ты этим не занимаешься. Мне это нравится. Первый раз, когда я попала на радио (чуть больше года назад), я вообще обалдела. Мне было жутко волнительно, я не знала что там будет. Ну, приблизительно представляла, что мы будем говорить про зубы. Но в то же время, выйдя из студии, я получила огромное удовлетворение. Это как выход из зоны комфорта, после чего ты получаешь реальный кайф. Мне это нравится, это мое.

Я прекрасно помню, как я выходила первый раз в прямой эфир в Instagram. Это был треш. Они все сразу подключились, начали задавать сразу все вопросы, я теряюсь. Боже мой, они все прыгают: «Какую щетку нам выбрать? Какую пасту?». Я что-то там поотвечала, получила прямо не очень хорошие впечатления от этого дела и поняла, что нужно в этом совершенствоваться. И моя помощница мне пишет: «Юля, что вы сделали сегодня, все хотят к вам записаться». Я говорю: «Ну, в прямой эфир выходила». Она: «Выходите почаще». И я начала это модернизировать, заранее собирать вопросы, чтобы мне как-то привыкнуть к новой роли. Я читала все вопросы и , вроде, только на этот вопрос ответила, он мне опять это задает. Меня это прямо раздражало. Я начинала вопросы собирать предварительно, то есть я делаю анонс накануне, собираю вопросы и потом просто по этим вопросам прохожусь. Там они все равно все однотипные.

Мария:  Повторяются.

Юлия:  Да, и я всегда проговаривала и писала в анонсе: «Ребята, вы если вдруг там что-то забыли, не успели, вы не переживайте. Вы слушайте просто меня внимательно. Возможно, что тот вопрос, который вас волнует, он был адресован мне от другого человека. Соответственно, я на него отвечу и вы получите ответ на свой вопрос». И так вот долго продолжалось, потом я даже не стала заморачиваться. Даже перед нашей сегодняшней встречей я думаю: «Часик есть. Что бы поделать? В прямой эфир выйду». Это я сейчас приукрашиваю, естественно, но мне уже ничего не стоит выйти в прямой эфир. Я переломила это волнение, меня абсолютно не пугает то, что меня в настоящий момент смотрит 500 человек, а потом эти 500 человек превращаются в тысячи человек. То же самое на радио. Везде должен быть опыт, дальше будет лучше, надеюсь.

Мария:  Получается, что тебе есть, чем поделиться, и тебе интересно это делать.

Юлия:  Мне прикольно, мне интересно, я получаю от этого удовольствие, потому что когда ты занимаешься одним и тем же, монотонной работой… Условно, три раза в неделю я принимаю пациентов – это очень утомляет эмоционально. Я иной раз прихожу и мне прямо хочется в точку уткнуться, и потом весь следующий день я восстанавливаюсь энергетически, для того чтобы мне пойти на следующий день опять потратить всю эту энергию, а эфир - это переключения определенные. Вроде как тоже про профессию и вроде даже определенная тренировка речи. Уверенность возрастает. Ты себя ощущаешь «в своей тарелке», тебе ничего не стоит с каким-то «сложным» ( в эмоциональном плане) пациентом пообщаться. Придет папа, условно, который тебя не читает. Мама-то читает, она на тебя смотрит: «Ой, это же Юля», а папа придет такой: «Ну, что ты тут мне расскажешь? Зубы надо лечить молочные? Ага… А убедить сможешь?». Это я уже, конечно, утрирую, но меня это так веселит иной раз! Иногда даже не хочется связываться: «Вы мне не доверяете? Давайте – выход там». Это, опять же, очень условно. Естественно, я всю информацию донесу, если человек ко мне пришел. Если вы мне не доверяете, я прямо даже проговариваю, я это чувствую, я это вижу и ему это говорю. Раньше я могла где-то постесняться, где-то сказать: «Ну, приходите, приходите».

Мария:  А вот скажи основную мысль. Почему надо лечить детские зубы? Тем мамам и папам, которые сомневаются в том, что молочные зубы нуждаются во внимании.

Юлия:  Мы можем очень глубоко закопаться, потому что я про это вообще очень долго могу говорить.

Мария:  Ну, давай одна минута. Самая главная мысль.

Юлия:  Потому что это залог здоровья в будущем.

Мария:  Все, о’кей. У тебя есть какой-нибудь специальный тег про молочные зубы?

Юлия:  Да. #давайтеследитьзазубамидетей.

Мария:  Такой тег?

Юлия:  Да.

Мария:  Так что, друзья, тег #давайтеследитьзазубамидетей. В Instagram и в блоге у Юли сможете почитать больше постов по этой теме и развеять ваши сомнения, которые у меня, например, раньше были.

Я хочу еще про контент дать тебе обратную связь. Как я уже тоже говорила закулисье, когда я зашла на твой аккаунт и увидела зубы, зубы, зубы, я так: «Почему 10 000 лайков у этих зубов?». А потом начинаю смотреть фотку и узнаю зубы своего ребенка... , то есть ты начинаешь вовлекаться. Но все-таки 10 000 лайков на фотографии с зубами..

Юлия:  Там двести пятнадцать.

Мария:  Двести пятнадцать. По 700 комментариев. Что пишут люди, кроме вопросов? Ты там устраиваешь голосовалки: «Как вы думаете?».

Юлия:  Да. Сейчас, кстати, это тоже стало очень популярным и интересным. Я даю какую-то картинку зубов, то есть даю намеки и те люди, которые меня читают давно, смогут ли они определить, что с зубами что-то не то? И они начинают рассказывать. Для меня это было таким открытием! Я могу вообще какую-то ерунду просто выставить, условно, три зуба. То, что ты увидела, три зуба вместо четырех. Что только у меня не видят подписчики! Вплоть до того, что они обточены под стальные коронки и вообще у них флюороз, и вообще это постоянные зубы, ребенку десять лет и мне кажется, что это мальчик.

Короче говоря, когда я первый раз, ради прикола, решила такое провести и это прямо так…

Мария:  Зашло?

Юлия:  Зашло, вообще зашло, и они прямо просят: «Пожалуйста, почаще такое делайте, потому что это очень-очень интересно.

Мария:  Задача с тем, что делать, когда у ребенка три коренных зуба вышли и они под углом сжаты, а стоят у него, оказывается, пять внизу зубов… Я даже не знала, что бывает пять зубов внизу, два стоят молочных, прямых. Так забавно выглядит! Честно говоря, если бы я была мамой, мне бы казалось, что надо вырвать, а оказывается, если вырвешь, то эти займут место и коренной не вырастет и будет три зуба у ребенка.

Юлия:  Да.

Мария:  Прикольно. То есть я реально прямо читала, смотрела комментарии, в итоге, как и что пишут. Заинтересовала эта тема. Но, опять же, я подпадаю под целевую аудиторию, я мама, поэтому понятно.

Юлия:  Ну, да.

Мария:  Ты динамику аудитории смотрела в плане того, сколько у тебя процентов женщин на аккаунте?

Юлия:  86%.

Мария:  Вообще огонь. Очень круто! Хорошо, давай все-таки к моменту монетизации еще. Ты блогер. У блогера же есть не только прямая монетизация: «Вот я стоматолог, у меня прием», да?

Юлия:  Да.

Мария:  Реклама, какие-то вещи… Ты такие вещи используешь?

Юлия:  Да, использую.

Мария:  А есть какие-то требования? Или просто к тебе обращаются и ты смотришь, что тебе нравится, о чем ты пишешь?

Юлия:  Да, конечно. Обращаются и я уже провожу строгую цензуру, потому что рекламы у меня вообще немного в блоге и я не буду рекламировать то, в чем я не уверена. Допустим, мне предлагают пасту и прежде, чем дать согласие на рекламу, я должна ее посмотреть ее состав и не расходится ли это с тем, что я пишу,. Потому что если я, допустим, пишу, что там должно быть то-то, а не должно быть этого, потом я смотрю состав этой пасты, которую мне предлагают для рекламы, а там вот это есть… Соответственно, я не буду это рекламировать. Иногда бывает, что какие-то детские товары рекламирую, что не стыдно – игрушки какие-то хорошие.

Мария:  Все, я поняла. Есть такой момент?

Юлия:  Есть.

Мария:  И один из последних вопросов конкретно про индустрию стоматологии и медицины в целом. Есть твой пример, когда ты начала вести блог, системно к этому подходила, долго и регулярно это делала, использовала, изучала новые способы и в итоге выросла и это повлияло на твою востребованность как специалиста. Но стоматологов же гораздо больше, чем стоматологических блогов.

То есть, многие не делают этого по какой-то причине. Как твои коллеги относятся к этому? Они спрашивают, допустим: «Поделись опытом», или они говорят: «Это не достойно стоматолога»? Как вообще люди из твоей отрасли относятся к этому?

Юлия:  Ни разу мне не говорили, что это не достойно. Чаще всего я встречаю именно положительные…

Мария:  Тебя это вдохновляет?

Юлия:  Да.

Мария:  А это вдохновляет людей тоже что-то делать?

Юлия:  Наверное. Не знаю. Они пытаются, может быть. Я же уже говорила, что это колоссальный труд, который не каждый может осилить. Кто-то не может писать элементарно, потому что писательское мастерство тоже должно быть твоим коньком. То есть мне все равно кажется, что это либо дано тебе, либо не дано. Как все.

Мария:  Но у тебя же писательский талант открылся, по сути, случайно. Вас попросили написать статью в клинике.

Юлия:  Ну, наверно. Но это все равно определенная работа над собой, которую ты постоянно должен делать. Если ты ее не будешь делать – у тебя не будет хватать времени, у тебя семья будет, ты много работаешь или еще что-то – то никакого результата не будет. Нужно, прежде всего, понять, что это не просто накалякать статейку и все – привет, популярность. Нужно отдавать себе отчет в том, что это гигантский труд.

Мария:  Создание контента…

Юлия:  Это отдельная работа.

Мария:  Работа, да. Работа и бюджет для того чтобы расти, предъявлять оплаты, договариваться, делегироваться и так далее.

Юлия:  Да.

Мария:  Благодарю тебя. Друзья, я из этого интервью, на самом деле, услышала совершенно четкий алгоритм не про фокус-покус из серии: «Я был стоматологом – я стал популярным блогером», а конкретно пошаговую историю, как это может расти. Другое дело, что сегодня мы живем немного в других реалиях – сегодня в Instagram не так просто продвигаться, потому что много кто это делает. Ты бы какой месседж дала людям, которые делают какое-то дело и присматриваются к некоторым площадкам, популярности, к активации своего бренда?

Юлия:  Я считаю, что нужно просто работать. Работать и совершенствовать себя. И если ты отдаешься этой работе, если ты качественно ее делаешь, если не придраться к качеству и ты не можешь себе сказать: «Где-то здесь я мог бы и получше сделать. Здесь вот что-то я прохалявил». И если ты получаешь от этого удовольствие, то, собственно говоря, будет и успех наверняка. Главное верить в это и работать. Будешь работать – будет все хорошо.

Мария:  Мне больше нечего добавить. Я благодарю тебя за эту встречу.

Юлия:  Спасибо.

Мария:  Друзья, ждем ваши лайки, комментарии под этим роликом на YouTube. Если это было полезно, показывайте вашим друзьям и из области медицины, и из стоматологии как пример роста, успеха и любви к тому делу, которым ты занимаешься. Благодарю тебя еще раз.

Юлия:  Спасибо.


Плюсануть
Поделиться
Отправить
Класснуть

Мы в соцсетях


Политика конфиденциальности Пользовательское соглашение Договор-оферта support@azarenokpro.com