На главную

Выпуск #51. Олег Торбосов

“Если ты с чем-то перестаешь работать и что-то перестаешь развивать, это начинает умирать и останавливается. Если ты свое тело не тренируешь по гибкости, оно становится заскорузлым, если не тренируешь силу и выносливость, силы теряются, выносливость уходит – ничто не остается неизменно долго в состоянии стабильности”

Олег Торбосов - инвестор, предприниматель, основатель кредитно-консалтинговой компании “Финансовые партнеры”, сервиса онлайн оценки персонала “Hrscanner.ru”, владелец агентства недвижимости “Whitewill”.
В интервью Олег рассказывает о том, как из официанта стал предпринимателем, что его мотивировало и каким способ реализовывал поставленные цели.

Олег Торбосов в Инстаграмм


Смотреть видео-подкаст  

Олег Торбосов
20 июля 2018
Слушать в iTunes Слушать в SoundCloud Смотреть на YouTube

Из этого подкаста вы узнаете:

  • Почему бесплатная работа сотрудника-предпринимателя хуже неэффективности.
  • Как отсутствие личного наставника влияет на уровень личной эффективности и ответственности.
  • Личный бренд как инструмент управления информационным потоком.
  • Instagram-органика или как продать подписчику квартиру, стоимостью 73 млн.руб.
  • Что такое карго-культ и чем он опасен в бизнесе.
  • Как тратить на бизнес всего 10 часов в год.

А также разберем четыре типа аватара слушательниц курса. #подкастбудьбрендом

СМОТРЕТЬ ПОДКАСТ


И если подкаст для вас актуален, то не забудьте поставить рейтинг и написать нам комментарий!

Сделать это очень просто:

  1. Проходите по ссылке https://itunes.apple.com/ru/podcast/bud-brendom/id1188861100?mt=2
  2. Нажимаете на голубую кнопку под аватаром подкаста "VIEW IN ITUNES"
  3. Если у вас на компьютере установлен iTunes, то он автоматически откроет вам нужное окно
  4. В программе iTunes на странице подкаста надо нажать "ОЦЕНКИ И ОТЗЫВЫ"
  5. Откроется раздел отзывов, где надо нажать кнопку "НАПИСАТЬ ОТЗЫВ"
  6. В открывшемся окне необходимо поставить оценку в звездах, написать заголовок и текст отзыва

Ваша оценка и пара слов помогут большему количеству предпринимателей узнать о нас и получить пользу для активации и роста персонального бренда каждого практикующего и начинающего профессионала.

Текстовая версия подкаста:

Из хорошего официанта в успешные предприниматели

Мария: Олег, привет!

Олег: Привет!

Мария: Когда я готовилась к интервью, у меня случилось шокирующее открытие, что в 2012 году ты работал официантом.

Олег: Да.

Мария: Причем для официанта зарабатывал от 60 000 и выше, то есть это много, ты, видимо, старался и был хорошим.


Олег: Да.

Мария: Многие люди, находясь в такой ситуации, когда их все устраивает, они выше рынка в этой профессии, то в этом и остаются. Зачем ты пошел в предпринимательство? Что было спусковым крючком?

Олег: Я читал Роберта Кийосаки «Богатый папа, бедный папа», он как раз рассказывал про переход из одного квадрата в другой, у него там было четыре квадрата дохода: работник, индивидуальный предприниматель, бизнесмен и инвестор. Я сделал этот прыжок из работника в предприниматели, взял на себя риск, ответственность и открыл дизайн-студию, которая потом переросла в «Финансовые партнеры», а затем превратилась в Hrscanner и в Hrpartners и вылилась в агентство недвижимости. Еще было несколько бизнесов, которые у меня не получились, но, конечно, любой предприниматель, который идет в бизнес, больше всего хочет свободы и денег. Я любил и деньги, и свободу, и при этом любил риск и ответственность. Не каждый может быть предпринимателем, не каждый хочет им стать, и не каждый человек на себя готов примерить платье риска или пиджак ответственности, надеть их на себя. Поэтому я по этим причинам ушел в предпринимательство. Было еще, наверно, какое-то желание проверять свои гипотезы и делать то, что я считаю правильным, не спрашивая, не согласовывая с другими.

Мария: Но все равно это прыжок. Вроде, я работаю, все стабильно, прочитал книгу. У многих людей на моменте прочтения книги все и остается. Я, например, ушла в предпринимательство, потому что меня уволили. Прочитала Ричарда Брэнсона и у меня родилась идея, которую я хотела реализовать и меня уволили. То есть, мне пришлось это сделать, а ты, как я понимаю, просто пришел и сказал: «До свидания, я больше не буду». Опять же, почему дизайн-студия? Как ты выбирал ниши? Как ты тестируешь гипотезы? Какие критерии?

Олег: Тебя уволили, наверно, потому, что ты стала представлять угрозу для бизнеса. Я сам не очень люблю брать сотрудников-предпринимателей. Если мне человек пишет: «Я прошел тренинг по предпринимательству и хочу с тобой работать. Я готов бесплатно работать и приносить пользу твоей компании, тебе, лишь бы только научиться, набраться и посмотреть, как же ты все устраиваешь и как у тебя все работает», я понимаю, что это «волк», которого сколько ни корми, он все равно будет смотреть в лес. Его задача – урвать, посмотреть, что-то скопировать, что-то подглядеть, где-то и чем-то пропитаться, а эта бесплатная работа даже хуже неэффективности. Это такой шпион, который осознанно внедряется, чтобы твой бизнес разобрать по кусочкам, взять и построить на этом что-то свое. Люди, которые это пишут, мне кажутся очень недалекими, и по мне, так это верх бесхитростности и глупости.

Даже когда я поначалу из-за неопытности брал людей, которые говорили: «У меня есть бизнес, но он вообще не требует моего времени, я полностью все там делегировал и буду работать только на тебя», каждый раз, когда я брал, это был полнейший провал. Эти люди выбегали с бешеными глазами каждые 20 минут, решали какие-то вопросы по своей компании и в итоге ни один человек, который имеет свой бизнес, у меня в компании не задерживался. Для меня это сейчас правило – я предпринимателей к себе на борт категорически не пускаю. Если человек «заражен» предпринимательством, пусть идет и строит свои компании, а ко мне в команду не суется. Мне нужны понятные, проверенные, адекватные люди, которые со мной смотрят в одну сторону и не пытаются здесь выстроить какой-то бизнес. Но, по большому счету, каждый мой сотрудник чуть-чуть предприниматель, потому что у меня многие работают без оклада.

Мария: Проактивность.

Олег: Да, они готовы брать больше риска, больше ответственности, и они, по факту, работают внутри компании, как предприниматели, но не обладают полным задором, азартом,не пытаются изменить то, что работает, не пытаются разрушить то, что я строю, не мешают и не конкурируют со мной. Этого творческого начала мне здесь не надо. У меня все придумано, все работает. Поддерживайте, берите флаг и двигайтесь с нами в одну сторону.

Мария: Получается, это проактивность в рамках его зоны компетенции, то есть там он может гнать, там он может рвать рынок, но в рамках…

Олег: Да. Если ему нужно предпринимательское решение, как закрыть сделку, я буду рад, но если он хочет мне подсказать, как строить компанию и как мне двигаться, здесь я готов слушать только самых продуктивных сотрудников, которые уже что-то доказали своими результатами, а не тех, кто приходит и говорит: «Я бы все поменял. У меня свое видение». Вот, чувак, не надо мне этого.

Мария: Иди в свою компанию и там качай свое видение.

Олег: Да.

Мария: Хорошо. То, о чем ты сейчас говоришь, это то знание, которое выкристаллизовалось, по сути, благодаря твоему предпринимательскому пути, правильно я понимаю?

Олег: Да.

Мульти-предпринимательство как способ повысить средний чек.

Мария: Вот момент: ты построил франшизную федеральную сеть, сейчас 48 филиалов, правильно? Это порядка 30% прирост каждый год. Согласись, что это хорошие цифры, но, тем не менее, ты параллельно как бы впрыгиваешь в новую нишу, инвестируешь в новые гипотезы. Что тебя заставляет не останавливаться на том, что работает, а делать дальше? Откуда у тебя желание быть мульти-предпринимателем?

Олег: Средний чек. Средний чек заставляет меня двигаться, потому что у каждого человека есть свой уровень нормы, и если этот уровень нормы повышать периодически, повышать качество своей жизни, качество отдыха, качество одежды, еды, дома, в котором ты живешь, квартиры, пространства для жизни, качество здоровья, то есть, по факту, влияние на свое выживание. Когда человек стремится повышать качество, он понимает, что самым простым инструментом для достижения всех этих новых уровней являются деньги. Деньги – это, как сказал один из моих друзей, Петя Осипов, это благодарность от мира за ту пользу, которую ты приносишь, улучшая жизни людей. По факту, это так и есть. Конечно, есть «грязные» деньги, неэтичные, когда ты не жизни улучшаешь, а ломаешь их, ты не решаешь никакую проблему – продаешь наркотики или подделки, фейки. Но если ты действительно решаешь чью-то боль, чью-то проблему и люди тебе благодарны, в качестве благодарности ты получаешь деньги, на которые можешь повышать качество своего выживания, уровень своей жизни. Конечно же, новые ниши и новые запуски были для меня поиском ответа на вопрос: «Какую же пользу я еще могу принести людям? Какую пользу я могу принести миру? Как я могу помочь людям, чтобы это принесло больше финансовой благодарности?». Я понял, что мне надо решать более сложные задачи покупки зданий, покупки земель, продажа каких-то девелоперских активов, когда нужно сращивать какие-то крупные сделки. Таким образом я пришел в недвижимость.

Мария: По поводу уровня нормы. Ты помнишь, вот этот самый существенный переход для тебя был на каком уровне? С какой цифры на какую или какой предмет? Что было тем самым?

Олег: Мы вчера сидели с другом и обсуждали. Я вспомнил, как я в Питере жил и снимал комнату в коммунальной квартире. Я платил 15 000 рублей, и для меня при доходе в 50 000-60 000, это было 20% – существенно. 15 000-20 000, там нужно было еще коммуналку заплатить, за свет, за интернет и так далее. Потом я переехал из этой коммунальной комнаты в отдельную квартиру на Марата в Питере, рядом с Невским, за 30 000 рублей. Это был прыжок Х2, причем доход тогда вырос не сильно. Я тогда зарабатывал, имея свою компанию, 120 000-150 000 рублей. С партнером мы зарабатывали 200 000, 100 000 оставалось – что-то вкладывали, что-то инвестировали – немного получалось на себя выводить. Потом я переехал в Москву и снял квартиру в Сокольниках за 40 000 рублей. Это была такая советская квартира, я покрасил плинтуса в оранжевый цвет, я снял ужасные двери, потому что без них, мне казалось, это больше напоминало какую-то европейскую квартиру, и покрасил рамы на окнах и это хоть как-то скрашивало ужасный пол, ужасный потолок, люстры, обои, страшный санузел, я все застелил коврами. В общем, пытался как-то приспосабливаться. Потом я переехал на Белорусскую в хорошую, новую квартиру уже за 70 000 рублей, потом переехал в Сити за 130 000 рублей. Сейчас я снимаю за 200 000 с лишним уже хорошие апарты в одной из башен и я понимаю, что каждый этап был ментально и психологически сложным. Это повышение расходной части, плюс я дома не готовлю. У меня вообще нет посуды, я плиту не включал в этом году ни разу, потому что можно каждый день ходить в разные рестораны пробовать разные блюда. Мне нравится заказывать блюдо, которое я никогда бы не сделал дома, какую-нибудь свеклу с инжиром и пекинским бананом, условно. Дома ты попадаешь в рутину, в какие-то такие стандарты, ешь всегда одно и то же, я не согласен на это – отварить пельмени себе или салат порезать. То же самое во многих других вещах. Я сейчас начал учиться на фортепиано играть, у меня здесь фортепиано стоит в соседней комнате, и когда я сел впервые, изучил ноты, я стал по-другому музыку слушать, это новые нейронные связи формирует. И все это является неким мотиватором, для того чтобы развиваться.

Мария: А дай свой алгоритм перехода на новый уровень. Получается, ты сначала повышаешь расходную часть и бизнес подтягивается, ресурсы подтягиваются или в какой-то момент ты понимаешь, что тебе тесно, ресурсы накопились, тебя зажимают и ты дальше шагаешь. Первый или второй? Или миксы, по-разному?

Олег: Очень хороший вопрос. Здесь есть две проблемы. Есть люди, у которых слишком много «жира» собралось, в виде денег, например. У них лежит 10 000 000 на карточке и они теряют хватку, они теряют чувство необходимости, у них нет reason why, причины фигачить. Конечно, если они ребенка отдадут в Англию учиться за 3 000 000 в год или они купят хорошую квартиру за 30 000 000-40 000 000-60 000 000… Мне, кстати, нравится этот тренд. Сейчас у нас ребята, которые, может быть, даже не могут себе позволить купить полностью квартиру за 30 000 000-40 000 000-50 000 000, используют ипотеку. Причем ипотечная банковская ставка сейчас 9%, такой никогда не было у нас в стране,пока я работаю или за какой-то период, когда я наблюдал за рынком. Сейчас самые доступные кредиты. Они берут накопившиеся деньги, допустим, 7 000 000-10 000 000, покупают классный актив для себя, и он создает для них тонус и причину зарабатывать деньги, и ты развиваешься, потому что у тебя появляется необходимость. Поэтому я считаю, что иногда нужно «сливать воду», сливать эти накопленные деньги, превращая их в какие-то активы, инвестируя их куда-то и высушивая запас денег на карточке до такого состояния, что ты вынужден фигачить, у тебя появляется причина экспериментировать, пробовать, запускать, а если у тебя там 15 000 000 скопилось, тебе этого хватит на год жизни или полгода жизни. Ты становишься сытым ленивым котом и не делаешь никаких активных действий. Это одна из ситуаций.

Вторая ситуация – когда ты повышаешь доходы, не имея возможности, то есть прыгаешь потихонечку на новый уровень, на новый слой мира, разблокируешь для себя новые опции, связанные с путешествиями – ты впервые полетел бизнес-классом или ты впервые заехал в какой-нибудь крутой номер в отеле. Это подтягивает, опять-таки, чувство необходимости и желания действовать, поэтому ты можешь быть сытым котом, сбросить балласт, купить себе пентхаус, квартиру, загородный дом, даже не оплачивая полную сумму, а создав обязательство, которое заставит тебя вставать, просыпаться и действовать, или, не имея денег, тоже потихонечку повышать уровень нормы. Я не говорю погрузиться в ипотеку, если у тебя нет дохода. Это глупо и абсурдно, но если у тебя есть доход, ты можешь, как в тренажерном зале, больше и больше вес брать. Потому что если ты будешь все время, придя в первый раз и взяв гантели по 10 кг, всю жизнь по 10 кг поднимать, ты можешь получить выносливость, но точно не растущую силу. Здесь хочется, чтобы мощность повышалась, поэтому вес должен расти, объем ответственности и задач, которые ты решаешь, должен расти. Например, я купил квартиру в Таиланде, а сейчас хочу купить в Москве, я очень много денег инвестирую в разные проекты и иногда кажется, что все начинает вот так трястись, потому что столько проектов параллельно ты двигаешь, где-то что-то проседает… Вот это и есть азарт, некая правильная энергия, которая, когда у тебя получается, что-то срабатывает из того, что ты делал, дает тебе снова топливный бустер. Как раньше было, помнишь, «Форсаж»? И вот эти закрытые сделки, какие-то деньги у тебя, как впрыск топлива работают, и ты снова ускоряешься и двигаешься вперед.

Отсутствие наставника как стимул повышения личной эффективности и ответственности

Мария: Благодарю тебя. Здесь один аспект только. Подскажи, а у тебя есть какой-то наставник или ментор, который тебе подсвечивает, что пора. Бывали моменты в твоей жизни, когда ты засиделся, но не понял? Или у тебя внутренняя система всегда сигнализирует, ты сам это видишь?

Олег: Сейчас же YouTube есть, и ты можешь выбрать себе в наставники любого публичного предпринимателя. Подключайся к его каналу вещания, смотри интервью с ним, его main set, его взгляды на жизнь ты можешь транспонировать и использовать. Тем более социальные сети, социальный капитал, который сейчас люди накапливают, он безумно классно работает. Ты можешь написать любому олигарху, по большому счету – можешь Оскару Хартманну написать, Игорю Рыбакову в Instagram или даже Герману Грефу.

Мария: Кому пишешь ты?

Олег: Я, знаешь, как человек приходит к врачу и говорит: «Доктор, какое лекарство мне выпить?». Зависит от того, чем ты болеешь. Тебе нужно либо к окулисту, либо к хирургу, либо к отоларингологу. Когда мне надо какие-то затыки решить, я могу посмотреть Брайана Трейси, когда мне нужно посмотреть и пересобрать жизнь, могу Тони Роббинса посмотреть, я могу послушать интервью Грефа, когда мне хочется каких-то таких идей. Поэтому нет у меня ментора, с которым я бы постоянно был на связи, которому бы звонил и говорил: «Вот у меня проблема». Мне кажется, что в том числе возможность наличия такого человека позволяет тебе лажать. Оно как не сожженный мост. Ты знаешь, что если ты налажаешь, ты можешь прийти к человеку, посоветоваться, упереться ему…

Мария: Разобрать, да.

Олег: Да. У меня такой опции нет, поэтому даже если я ошибаюсь, я как-то больше сам себе доверяю и к себе прислушиваюсь, и это дает больше ответственности, наверное, за свои действия и на ментора не свалишь. По факту, когда люди часто советуются с кем-то, это размытие ответственности.

Мария: Перекладывание, да.

Олег: Они говорят: «Ну, вы же мне сказали. Не сработало». Поэтому я не люблю, я считаю, что советы не работают вообще, бесплатные советы точно не работают. Если платить ментору за каждый совет, появляется ценность. Я даже сделал такую опцию, мне пишут в соцсетях люди каждый день: «Слушай, братишка, подскажи, пожалуйста. Вот я новый бизнес запустил, что-то не идет» или «Я хочу тему протестировать. Расскажи. Давай, напиши свой номер, я тебе посоветоваться позвоню». Я говорю: «У меня опция «Бизнес-ужин» есть, 48 000 рублей стоит час-полтора. Давай сядем, я все равно буду ужинать. Если ты сядешь и расскажешь свою историю, а я поделюсь своими взглядами на то, как бы я поступал, я не знаю, как бы другие люди поступали или как нужно делать тебе, то вот, пожалуйста, заплати за мое время. Я не хочу тратить их на тех, кто не ценит этого».

Мария: Уже были покупки?

Олег: Ну, конечно. Я начинал продавать консультацию с 1 000 рублей, потом 2 000, 3 000, 5 000. Я каждую следующую сделку повышал на 1 000 рублей. Потом было 20 000, 30 000, 40 000. Потом, когда было 50 000 и было 52 000, продажи вдруг резко остановились. И я понял, видимо, был психологический барьер какой-то в эти 50 000, когда ты уже можешь поехать отдохнуть за эти деньги, и я снизил до 48 000, зафиксировал на 48 000. Во-первых, мне число нравится, оно очень ритмическое, правильное для меня. Я 24-го мая родился, там 2, 4, 4, 8, 8, 16. И мое любимое число 48, я решил 48 000 поставить. Говорят, что это хорошее число, сильное, правильное. Жалко, на рулетке нет такого числа, я бы ставил на него.

Мария: Хорошо. Вернемся к истории. Ты пошел в рынок недвижимости за более высоким чеком, но как ты в него заходил? Я читала твое интервью и ты говорил: «Я хочу порвать к чертям этот рынок и положить на лопатки старые агентства», то есть так дерзко, с такой заявкой.

Олег: Ну, это драматургия жанра, понимаешь? Есть всегда некие законы. Если ты напишешь: «Было бы неплохо открыть очередное агентство недвижимости и сделать какую-нибудь компанию», никому это неинтересно. Ты должен делать порой эпатажные штуки, чтобы привлечь внимание, потому что те, кто вниманием управляют, по факту управляют и людьми, миром и многими другими вещами.

Мария: Вот эта внутренняя готовность заявиться так, чтобы привлечь к себе внимание и сделать ставки. Это что? У тебя был такой расчет, что «я в любом случае возьму большой кусок пирога»? Вы сейчас сколько, 10% сделок делаете?

Олег: Это от месяца к месяцу зависит, конечно, конкуренты тоже не спят. Просто получилось так, что в апреле я прочитал аналитический отчет, что в нашем сегменте было заключено столько-то сделок, посмотрел, сколько мы подписали, и на основании этого у меня получилось, что мы 10% продаж в элитном сегменте сделали за апрель. В мае я не видел статистики. Может быть меньше, а может быть и больше, но это просто приятно осознавать.

Мария: Ну, да, потому что это высококонкурентный рынок и ты на нем как бы новичок.

Олег: Да, просто нужна была заруба, нужно было вызвать антагонизм у кого-то, у кого-то интерес, у кого-то внимание и это сработало. Просто кому-то было любопытно посмотреть, как я проиграю или как у меня получится. И мне признаются брокеры других агентств недвижимости, что их руководители заходят и почитывают, все просят проверить те цифры, которые я пишу, позвонить застройщикам, узнать информацию, узнать, были ли у нас эти сделки. Поэтому это для меня как большая игра. Я создал игру, этот огонь, запал и по некоторым мы позициям уже выиграли этот армрестлинг. По запросу «Купить особняк в Москве» мы на первом месте, по объему, количеству проектов и я уверен, что и по количеству сделок сейчас, по количеству трафика и заявок, которые мы обрабатываем, по качеству клиентов. Сейчас мы по лофтам отжимаем и я считаю, что у нас одна из самых достойных команд и объемы предложений по лофтам. Сейчас мы прорабатываем пентхаусы, загородную недвижимость, хамовники. Я не иду во вторичку, не иду в какие-то сферы, где «красный океан», я ищу «голубые океаны», это моя позиция.

Мария: «Голубые океаны» внутри этой ниши?

Олег: Да.

Личный бренд как инструмент управления информационным потоком.

Мария: Хорошо, а как во всем этом работает твой личный бренд? Приведу пример. Есть информационное пространство и вдруг где-то со стороны начинает звучать: «Олег, недвижимость, миллионы, Торбосов». Когда мы общались с тобой в закулисье, ты сказал: «Ну, вообще-то я не про недвижимость» и тем не менее, я услышала имя, отрасль, фамилию и миллионы. Грубо говоря, образ твой пошел в мир так работать. Понятно, что большую роль в капитализации твоей компании играет твой личный бренд. Вопрос: ты им как-то сознательно управляешь?

Олег: Конечно, но здесь надо понимать некие основы маркетинга и информационных потоков. Любой вакуум, созданный вокруг какой-то области, создает домыслы. Если ты что-то оставляешь на усмотрение зрителя, то он это заполняет в любом случае.

Мария: Своими какими-то…

Олег: Своими рассуждениями, догадками, своей аналитикой. Если же ты даешь ему готовые факты, препарированную информацию, то этот вакуум заполняется тобой. Есть как раз-таки области, где я создаю вакуум, куда я вообще никакую информацию не даю и не обсуждаю ее, а есть области, которые я активно заполняю, формируя реальность людей. Потому что если я напишу, что у меня работает 30 сотрудников, что мы закрыли вот такие-то сделки и продали на 300 000 000-400 000 000 за месяц, у людей не остается пространства для додумывания. Они могут верить или не верить в это, но поскольку цифры поданы так, что их можно проверить и можно прийти посмотреть, я не держу это в секрете, а иллюстрирую фотографиями, артефактами, доказательствами, тогда у людей по поводу этой области не создается какого-то сомнения. Если бы я не писал этого, то здесь как раз таки и появлялись бы догадки, домыслы или суждения.

Поэтому, когда я создаю личный бренд, я показываю то, что считаю нужным показывать. Понятно, что у нас есть провалы, у меня семь компаний закрыто, которые я открывал, семь компаний, которые не получилось построить, и я часто находил в себе силы писать о провалах. Мы проиграли тендер. Участвовали, готовили документы, вложили деньги на аналитиков, собрали все, что надо, подали документы и проиграли. Я написал, что мы проиграли этот тендер, и это людям тоже нравится, они чувствуют искренность. Здесь главное сочетать инфопоток, выгодные для тебя факты и искренность. Бывает, что у нас есть слабые месяца, когда мы, допустим, можем не закрыть супер сделок. Никто не любит проигравших, никто не любит общаться с лузерами, никто не любит тех, у кого не получается. Все стараются общаться с победителями. Поэтому, конечно, хочется побеждать, в том числе публичность создает для тебя некий вызов. Выход в публичное поле само по себе challenge, который мобилизует, заставляет иметь большую хватку и где-то даже, пускай, за счет потери эффективности, дожимать и работать на результат. Часто это дает очень позитивный результат. Например, я понимаю, что мне нужны сделки для того, чтобы писать про них, и я мотивирую своих людей, устраиваю игры-соревнования внутри компании. Мы сейчас сделали такую фишку, буквально вчера ее презентовали для сотрудников – мы повесили на стену большой плакат-постер, я это в «Макдональдсе» подсмотрел, у них написано: «Лучший сотрудник месяца», и все люди на кассе, когда обслуживаются, видят этого парня, и ему, находясь в окружении своих сотрудников, кайфово и здорово. Появляется причина, нематериальная мотивация, просто повесить его на доску почета. Как раньше было на заводах, как у нас в классе было: «Лучший ученик», «Лучший учитель», «Лучший работник». Вот мы сделали такую доску по объему сделок. У нас есть топ-брокер, доминатор мы его называем, есть лидеры брокеров и есть серая масса брокеров, которые что-то делают, но не являются топовыми. Ну, я бы не назвал «серая масса», у нас просто есть серая рамочка вокруг этой. Просто брокеры, просто хорошие. Ты в начале сказала: «Ты был хорошим». Быть хорошим – это тоже так себе стратегия. Просто хороший парень, просто хороший человек. Для кого-то быть хорошим – это посредственная позиция, то есть это значит, что…

Мария: Быть в рамках каких-то.

Олег: Ну, да. Я, наверно, не хотел бы быть просто хорошим. Пусть тебя кто-то ненавидит, пусть тебя кто-то не любит, пусть кто-то тобой восторгается, но не хочется быть просто посредственным и прожить такую жизнь на троечку, быть человеком на три с плюсом или на четыре с минусом. Хочется жизнь крутую, классную, ведь это не репетиция, живем мы только раз, а люди многие живут на компромиссах: «Ой, ставка сейчас по ипотеке 10%. Вот дождусь, когда будет 7% и куплю» и теряет самые главные годы своей жизни. Мне так прикольно рассуждать, я вижу людей. Допустим, сейчас пять моих друзей покупают квартиры по 50 000 000-60 000 000 рублей. Я понимаю, что для них это игра, что это не репетиция, что они повышают уровень осознанности, повышают уровень необходимости в своей жизни, сами для себя создают контекст игры. Ведь это большая игра, жизнь – игра, и когда ты создаешь эти новые препятствия, новые преграды, новые барьеры, создаешь для себя некие планки, до которых нужно дотянуться, у тебя развивается игра нового уровня, ты ищешь другие решения. А те, кто говорит: «Да, ладно, поживу в съемной квартире на окраине Москвы, потому что мне 30 000 достаточно», к ним никогда и не придут эти миллионы и не будет причины у мира дать им эти деньги, создать новые вызовы, привести новых людей, поехать ему и перейти в зону комфорта, попасть в предпринимательские клубы, потому что ему нужны деньги, ему нужно платить ипотеку, ему нужно обеспечивать свою семью. Человек ставит эти настройки: посредственная квартира, компромиссы в еде, компромиссы в окружении, согласие на то, чтобы быть на троечку или на четверочку, и его жизнь проходит. Потом ему уже 40, потом ему 50 и все, и game over. Потом ему ставят памятник: «Был хорошим человеком» и восемь человек скажут: «Ну, он был хороший» и разойдутся, и не останется книг, не останется фильмов, никто не будет о нем говорить и в Википедии не появится статья.

Instagram-органика или как продать подписчику квартиру. стоимостью 73 млн.руб.

Мария: Смотри, получается, что даже на примере твоего контента в Instagram этот принцип открытости, формирования информационного поля, для тебя это тоже определенный способ управления своим уровнем нормы?

Олег: Ну, конечно. Когда ты уже вышел на арену, по факту, создаешь некие стандарты, некий уровень, ты формируешь ожидания – они не ждут от тебя какого-то посредственного контента, они не ждут от тебя посредственной жизни, ты для них выходишь на арену, на сцену свет софитов, когда создаешь социальные сети и начинаешь принимать участие в куче интервью. Есть люди, которые смотрят все мои видео и все мои интервью, такие преданные поклонники, фанаты. Когда мы делали в пятницу встречу подписчиков, у меня 100 000 человек в Instagram сейчас, а когда 90 000 было, я объявил конкурс, что к 100 000 я соберу встречу и приглашу туда тех, кто напишет пост у себя на странице с моей фотографией, почему они читают меня, и отметят меня, чтобы их подписчики могли познакомиться, почитать. И я подумал, что я не хочу приглашать из 100 000 тысячу или даже 500 человек, я хочу собрать тех 100 самых лояльных, преданных и самых готовых к тому, чтобы делиться и быть евангелистами. Я позвал 80 человек, кто прямо является для меня преданными, приятными поклонниками, кто разделяет мою картину мира, мое мировоззрение, и я поражен был, насколько это приятные, крутые люди. Когда ты создаешь контекст у себя в соцсетях или строишь свой личный бренд, то, по факту, проецируешь на своих подписчиков свою картину мира, точку зрения. Я захожу к некоторым ребятам, кто живет жизнью лайфстайл - это высокомерие, дорогие машины и их же подписчики там внутри хейтят. Там написано: «Урод, что за телка у тебя?». У меня нет ни слова мата, за мат у нас сразу…

Мария: Ты видишь разницу аудитории, которую ты привлекаешь на свои ценности и которая привлекается на какие-то хайповые темы. Ты это хочешь сказать, да?

Олег: Я к тому, что я осознанно управляю теми людьми, той аудиторией, которая у меня…

Мария: Давай так это назовем – тем качеством аудитории, которая будет привлечена к тебе. Тема, на которую ты пишешь, это не хайповая тема, понимаешь?

Олег: Так я наоборот как раз таки не сторонник хайпа.

Мария: Да, но я так по-другому: ты пишешь про недвижимость, ты пишешь глубокие инсайты, какие-то наблюдения жизни, то есть это не в чистом виде тема, которая в Instagram типа заходит, согласись?

Олег: Ну, как… Если люди это комментируют, если они это читают… Где книжка, где кодекс правил того, что заходит в Instagram, а что нет. Я его не читал, к сожалению.

Мария: Вот я тоже его не читала.

Олег: Может быть, какой-то есть учебник по правильному ведению Instagram

Мария: Но мы его не читали.

Олег: Я его не читал и действую интуитивно. То, что я замечаю в жизни и то, что мне кажется интересным, я об этом пишу и приятно, что кто-то разделяет мою точку зрения.

Мария: Разделяет, да. Я бы хотела спросить, если говорить про концепцию раскрутки, я знаю, что ты сторонник именно органических методов, что ты не используешь гивы, марафоны и все эти вещи.

Олег: Да. В итоге у меня в Instagram 100 000 подписчиков за 5 лет, а у кого-то за 3 недели в гиве 100 000 подписчиков придет. Просто здесь же абсолютно не важны цифры. Что ты хочешь? Стадо баранов иметь или армию из десяти супер профессиональных воинов? Кто победит? Мне кажется, часто стадо баранов или стадо львов, управляемое бараном, проиграет стаду баранов, управляемых львом. То же самое и здесь. Если у тебя сильные, влиятельные, обеспеченные, умные люди, они являются для тебя неким фронтом, поддержкой, тылом! Я помню, как я попал в ситуацию в «Афимолле» пакетик с белым порошком в карман, и я написал пост: «Ребята, вот такая ситуация». Я, конечно, его выкинул и ничего мне не было, но я думал: «А вдруг сейчас подойдут люди из органов?». Я офигел, насколько влиятельные у меня подписчики есть. Я любые вопросы и вещи, которые возникают, в принципе, могу через Stories написать, то есть я им напишу и обязательно из этих 100 000 найдется какой-то человек, который знает кого-то. 100 000 человек – это же несколько десятков миллионов или миллион, как минимум, охват людей. Если ты набрал каких-нибудь хейтеров, которые сидят с банкой пива и на жизнь никак не влияют, смотрят, срыгивая, твой контент, я так не хочу. Я блокирую тех, кто матерится, я блокирую тех, кто желчь выливает. Этой желчи и так хватает, у нас треть страны желчью поливают друг друга и хейтят все, что видят вокруг – своих друзей за спиной и своих родственников, государство, которое он создает, и компанию, в которой работает, и руководителя своего и своих коллег. Мне этого не надо.

Я не говорю, что все должны восторгаться. Конструктивные обсуждения приветствуются, но только когда они не обесценивают человека, не заставляют его оправдываться, не унижают его достоинство, не выглядят, как обвинение, оскорбление или претензия, а просто с достоинством человек доносит свою позицию и при этом уважает твою. Все, что относится к религии, к музыке, к ведению дел, к личному. Кто-то иногда заходит и говорит: «Ой, как устало ты выглядишь! Наверно, работаешь, как вол». WTF?! Зачем ты это пишешь? Что ты хочешь этим сделать? Ты хочешь меня поддержать? Ты хочешь обратить на что-то внимание? Это же желчь, это и есть давление, которого люди не любят и не ждут.

Мария: А ты когда заходил в Instagram и начинал вести осознанный контент, вот этот принцип открытости, ты вообще в перспективе предполагал, что у тебя будут сделки на 40 000 000-70 000 000 оттуда прилетать или для тебя это… Я просто знаю, что за прошлый год через твой Instagram было продано сделок на 300 000 000, по-моему?

Олег: 330 000 000. Самая дорогая квартира, которую купил мой подписчик, 73 000 000 рублей.

Мария: 73 000 000. Для тебя это было «Вау!» или «Я понимал, что к этому придет»?

Олег: Я понимал, что достойные люди меня читают и я всегда старался делать smart-контент. Он был не таким хайповым, у меня нет этих глупых конкурсов типа: «Напишите 1 или 2», «Поставьте любой смайлик», то есть это от безысходности люди делают или от глупости. Я стараюсь такие штуки не делать. Но если я и делаю какие-то конкурсы, делаю какие-то розыгрыши, то в Instagram. В Facebook я вообще никаких розыгрышей не делаю, там такие все суровые, холодные, серьезные. Кстати, я для разных соцсетей по-разному пишу. В Facebook у меня точка в конце и никаких вопросов, ничего, никакого вовлечения аудитории, просто «Получите свой кусочек контента». В Instagram другие правила игры, просто мне приятно и интересно читать, я все комменты читаю, которые люди пишут.

Что такое карго-культ и чем он опасен?

Мария: Вот, кстати, следующий вопрос. Я занимаюсь темой активации личного бренда предпринимателей и у многих из них есть возражение – время: «Да, это важно, это полезно, я бы хотел это делегировать, найдите мне специалиста, который будет за меня вести контент, писать и прочие вещи». Ты пишешь сам, у тебя чувствуется стиль. Явно ты делаешь классные фотографии, ты явно не заморачиваешься, чтобы прямо было вылизано определенным способом или как-то, да? Или, кстати, может, заморачиваешься при твоей любви к деталям?

Олег: У меня есть две программы для обработки – Snapseed и Facetune. Я ими пользуюсь и они вполне удовлетворяют все…

Мария: То есть ты сам освоил и…

Олег: Да, но тут такая тема в том, что есть такое понятие, как «карго-культ». Когда американские военные кормили туземцев, потом закрыли военную базу, а те привыкли получать еду. И чтобы прилетали крылатые машины с едой, они начали строить из соломы полосы, из дерева самолеты, сделали себе палки и ходили маршировали и думали, что этим они привлекут к себе внимание. Они выглядели, как военная база, но почему-то они ей не являлись и самолеты не прилетали, потому что они не понимали, почему эти самолеты раньше прилетали, они не понимали причинно-следственной связи. То же самое и у предпринимателей, которые выходят в социальные сети. Для чего? Если человек не хочет делиться своей картиной мира и сам писать, является неинтересным, посредственным и скучным и делает вид, что его жизнь классная, крутая, его заставляют фотографироваться в часах, сидеть с ручкой подписывать или ходить в места, от которых его тошнит, чикиниться в дорогих ресторанах - это и есть карго-культ. Ты пытаешься казаться, а не быть, пытаешься создать глянцевую картинку, вот эту фарфоровую оболочку для кого? Для чего? Участвуешь в гивах и накручиваешь себе аккаунт, чтобы казаться популярным, чтобы казаться успешным? Блин, это самое стремное, что может быть. Это как заплатить проститутке деньги и слушать ее слова, как она тебя любит и как она готова выйти за тебя замуж и какой ты классный. Да она любому толстяку будет говорить, какой он классный и какой он ловелас в постели, потому что он платит ей деньги. Но я бы не хотел иметь такую аудиторию из каких-то людей, которые за деньги будут тебе комментировать, покупать тебе накрученные комментарии, фейковые лайки, фейковые подписчики, а ты типа такой красавчик Д’Артаньян. Как внутри людям тяжело понимать, что они всех обманывают, они никакие неинтересные и непопулярные.

И когда человек говорит: «У меня нет времени вести Instagram», ну, не иди в Instagram. Еще особенно интересно то, что ему маркетологи говорят: «Ты должен сделать Instagram классный, крутой». О'кей, но это должно от человека исходить, чтобы это не было карго-культом, чтобы это не было псевдо.

Мария: То есть человек, если он находит внутри отклик, о чем делиться, что делать, и есть вот это, как реагировать…

Олег: Должна быть тема. Если тема высосана из пальца, это будет высосанный из пальца Instagram, а когда предприниматели говорят: «У меня нет времени», это значит, что они никакие не предприниматели, они тупорылые с точки зрения строительства архитектуры своей компании. Если он построил так компанию, что она сжирает все его время и у него не остается времени на жизнь, на какие-то приятные штуки, на то, чтобы делиться с миром своей картиной, своими открытиями, инсайтами, озарениями, это значит, что ему ни до какого Instagram сейчас, ему нужно срочно архитектуру компании менять, срочно делать оргполитику, регламенты прописывать и освободить время для жизни, и тогда уже решать, буду я вести Instagram или нет, поеду я посреди рабочего дня в shore house на пляже поваляюсь или на вейке покатаюсь, пойду я в тренажерный зал, поеду в сауну с друзьями или поработаю. Это должно быть выбором, а не необходимостью. Если человек говорит: «Я не могу ничем другим заняться, кроме как впахивать, встречаться с клиентами, подписывать сделки, тушить пожары, которые в компании», пусть покупает мой курс «Как писать регламенты и создавать оргполитику» за 30 000 рублей. Это хотя бы высвободит его время и позволит ему подумать: «А стоит ли мне заниматься Instagram или нет?»

Мария: Я благодарю тебя за это, потому что сегодня вокруг культивируется немножко другой подход и активно раскручивается про то, что надо делать гивы, делать то, делать се. И то, о чем ты говоришь, это действительно концепция «Быть на самом деле». Есть чем поделиться – делись. Друзья, я надеюсь, что вы услышали этот посыл. Не пытайтесь делегировать это, это часть вас. Посмотрите на реальные результаты, к которым приводит ваш честный разговор. То есть честность, искренность, открытая политика приводит, по сути, тех людей, о которых ты говоришь - «своих» людей.

Олег: Естественно. Тупой SMM может загробить любой аккаунт, любую соцсеть, и я помню, как Садовничий, ректор МГУ нанял себе SMM-щика, которая должна была от имени ректора МГУ писать посты в Twitter, в Instagram, в Facebook, и она там писала какую-то чушь, ахинею, что вызвало супер скандал, он извинился и удалил всю эту жесть. Когда Миша с Петей наняли людей, которые начали писать за них посты, сразу чувствовался контраст. Это должен быть либо человек твоего уровня, либо ты просто выглядишь, как смешной бегемот в балетной пачке. Когда супер классный предприниматель руками неумелого копирайтера доносит свои мысли и получается вот этот «глухой телефон» - слабые стремные тексты, какие-то высосанные из пальца фотографии, в общем, это смешно наблюдать. Ведь хороший предприниматель построил компанию так, чтобы она ему дала свободу и чтобы у него было время, а глупый предприниматель строит так, что компания все время сжирает.

Как тратить на бизнес всего 10 часов в год?

Мария: Давай про свободу. Я знаю, что некоторыми бизнесами ты управляешь по 10 часов, внимание, в год, да?

Олег: Да.

Мария: Но при этом у тебя был период, когда ты был не свободен, был в рабстве у своего дела!? Какие ключевые действия по-простому? Ведь есть же много людей, огромная масса предпринимателей, кто все-таки находится в рабстве. Да, они понимают, что важно, но они постоянно тушат пожары, твоим языком выражаясь, и ты наверняка таких много знаешь. Что нужно сделать, чтобы выйти в систематизацию? Понятно, что курс по оргполитике, мы это уже услышали, я про курс тоже спрошу пару слов, но все-таки базово: раз, два, три.

Олег: Ну, конечно, нужно понимать, какие действия повторяются и описывать их, создавать базу знаний в компании, чтобы тебе не приходилось повторять. Ключевая проблема собственников бизнеса – это то, что те ошибки и те победы, которые происходили у них в компании, никак не фиксировали, и то, что приводило к результату, и то, что не приводило к результату, остается только у них в голове. Они, чтобы донести это до нового сотрудника, достают это из головы и прогововаривают: «Делай так. Здесь ты не прав. Здесь вот так надо делать». Но тем самым они становятся тромбом своей компании, заложниками ситуации, что компания без них не может работать.

Мария: То есть любое повторяющееся действие описать?

Олег: Да.

Мария: Круто.

Олег: Это все. И не соглашаться на то, чтобы тебя заставляли делать работу, которая не твоя.

Мария: Я знаю, что есть такой метод, например, когда сотрудник приходит с задачей, которую способен решить сам, то ему за это штраф. У тебя нет примеров такого?

Олег: У нас нет штрафов, у нас есть понимание того, что любой сотрудник пришел сюда производить некий продукт, и когда он приходит, мы договариваемся, что ты этот продукт производишь, а компания тебе дает вот такие ресурсы в виде денег, рабочего места, интересных задач, признания. И вот идет обмен: сотрудник – продукт, компания ему какие-то блага, сотрудник дает продукт, компания – блага.

Если ты платишь повару и говоришь: «Я хочу вкусный борщ», а он тебе делает невкусный борщ, ты же не будешь платить ему полную сумму? Если ты говоришь водителю: «Довези меня до аэропорта, а он тебя высаживает на середине пути, ты же ему не заплатишь полную сумму? Или вообще не заплатишь. Если сотрудник говорит: «Я сделаю столько-то», а делает не столько или делает не то, то ты имеешь полное право, поскольку обмен не произведен, платить ему меньше. Вопрос, называть это штрафом или некачественным производством? Это немножко разные вещи. То есть сотрудник, который производит брак, не может получать столько же, сколько сотрудник, который производит качественный продукт. И когда сотрудник делает что-то не так, для меня это всего лишь несколько очень важных моментов.

Первое – это то, что моя система обучения не позволила ему действовать без ошибок, это значит, что ее можно улучшить – можно увеличить тренировки, увеличить практику в этой области, где он сейчас ошибается.

Второе - вообще описано ли у меня то, что он сейчас делает неправильно, есть ли у меня на это оргполитика, регламенты и сталкивались ли мы с этим раньше. Может, это какая-то новая сущность появилась. У многих же нет инструкции, как пользоваться туалетной бумагой, например, в офисе, потому что не было прецедентов, чтобы кто-то сказал: «Я не знал, что это за штука» или нет инструкции, как добраться до офиса и как пользоваться лифтом. А есть лифты супер сложные, где нужно там набрать…

Мария: Там это есть.

Олег: Там это появляется, потому что были люди, которые не справились или не разобрались. У компании, которую тяжело найти, появляется инструкция «Как пройти», потому что много людей терялись. То есть они осознанно доходят до этого, что если ты будешь скидывать в WhatsApp один раз сделанную карту, ты кучу коммуникации убираешь. То же самое с сотрудниками, которые что-то делают не так. У нас нет штрафов, у нас есть некачественное производство. Если сотрудник не может сам полностью закрыть сделку, привлекает к этому учредителя или руководителя, это значит, что просто он меньше заработает, вот и все. И у нас доход снижается в зависимости от того, производит он меньше или больше.

Руководитель и инвестор - разные грани одной личности

Мария: Прикольно. А если говорить про ценный конечный продукт тебя как руководителя?

Олег: Как руководителя или как учредителя? Это разные важные роли.

Мария: Согласна с тобой. А ты кто в бизнесе? Ты учредитель?

Олег: Когда я создаю компанию, я учредитель и предприниматель, основатель. Часто я выступаю еще и инвестором, потому что это разные сущности. Инвестор дает деньги и рассчитывает получить доходность. Если я беру свои деньги и вкладываю их, я хочу получить доходность как инвестор, я инвестирую, но при этом у меня есть некая идея, цель, некая игра, которую я хотел бы использовать. То есть, я могу взять инвестора, взять предпринимательский талант, скрестить, и доход мы будем делить в какой-то пропорции. Но при этом есть еще функции гендиректора, то есть человека, который строит все это, который строит всю игру, ведь это совершенно разные роли.

Учредитель находит ресурсы, его задача – найти ресурсы, привлечь их – либо свои, либо какие-то другие, но без ресурсов не получится. Он дает технологию, он придумывает, что надо делать и как надо делать. Инвестор с деньгами может не понимать, куда их вложить и что «выстрелит». Предприниматель всегда имеет видение, поэтому он обязан учиться, он обязан развиваться, он обязан быть многосторонним и самые классные предприниматели – это те, кто в мире живут, видят боли и проблемы и решают их. Если он летит бизнес-классом, его ужасно кормят и ужасно обслуживают, он открывает свою авиакомпанию и понимает, что другие люди тоже страдают.

Мария: И если ему не продают жилье в Санкт-Петербурге, он открывает свою собственную компанию, агентство по недвижимости, как сделал ты.

Олег: Может быть, да. Я видел, что некая сложность существует, боль, и она даже была больше не с качеством сервиса, а с упаковкой. Я заходил на сайты агентств и понимал, что я бы сделал лучше, я понимал, что я бы сделал понятнее, больше ценности, больше удобства принес бы, и поэтому я пошел через свою понятность и изюм.

Мария: К ролям. Предпринимательская и гендиректор. Ты иногда в этой роли тоже выступаешь?

Олег: Конечно. Когда я создаю компанию, я обычно три роли выполняю, но я осознанно понимаю, что сейчас я делаю работу гендиректора, учредителя, и здесь главное не заходиться в путанице и в замешательстве. А у многих это склеивается навсегда и они не разделяют, так и живут, делая работу гендиректора, думая, что они предприниматели, а еще и доходность как инвесторы не получают, вкидывая все новые и новые деньги. Будучи инвестором, они бы давно вышли из этого проекта. Но поскольку они имеют тесную связь с этим, то они не могут из этого выйти, и не смотрят на это как инвесторы, а как учредители они делают операционку, не занимаясь стратегическим развитием, стратегическим маркетингом. То есть профессиональный учредитель должен ездить на все симпозиумы, выставки, смотреть за трендами, куда едет все это, потому что директор в операционке не может видеть глобально всю картину целиком, а учредитель должен как бы подняться над всем рынком, посмотреть на новые рынки, на тренды, течения, куда что движется, что сужается, что расширяется.

Это и есть предпринимательский талант – увидеть возможность, увидеть область, которая сформируется. А если ты потом за операционку садишься, все – у тебя шоры, видение схлопывается и ты сидишь тушишь пожары. Поэтому я осознанно, если выполняю роль гендиректора или директора по построению, собираю команду, обучаю ее и описываю регламенты, а это задача к учредителю отношение только отчасти имеет. Он обязан дать технологию, описанные регламенты, которые я в курсе у себя делаю, описание, структуру, порядок того, как это делается – это повлияет на капитализацию. Если у тебя вся компания описана, ее легко продать, у нее выше стоимость, рыночная оценка, потому что любой новый собственник получает сразу 20-30 книжек, папок сотрудников, и он понимает, что это более ценно, чем если ты ему перескажешь, накидаешь на диктофон или скажешь: «Я тебе сейчас все объясню, как это работает», это меньшую ценность имеет. Поэтому, когда я осознанно создаю оргполитику и описываю ее, я понимаю, что это повышает капитализацию моей компании и здесь я мыслю уже как учредитель, и я как учредитель обязан настоять на том, чтобы моя компания была описана. Если ты сам можешь это сделать – сделай, если ты можешь это делегировать – делегируй, если можешь нанять внешних ребят, найми.

Мария: Ты сейчас ответил на вопрос, как ты управляешь бизнесами за 10 часов в год, потому что действительно у многих предпринимателей эти роли сращены и получается такое уродство. И когда он хочет выйти из операционки, он не понимает, какие процессы как работают.

Олег: Самое большое уродство еще начинается, когда он при этом занимает позицию HR, директора по маркетингу и менеджера по продажам.

Мария: Да-да.

Олег: И он, являясь генеральным директором, учредителем и инвестором, сам еще ездит продает и за это не получает деньги, как менеджер по продажам, сам нанимает или пытается нанять персонал и делает это, как слон в посудной лавке – у него нет сотрудников, никто не выходит, никто работать не хочет, и он при этом не может взять потратить 50 000-70 000 на то, чтобы нанять профессионального агента, кадровое агентство, которое ему подберет сотрудника, за него напишет вакансию, за него составит профиль должности, за него разместит их, отсобеседует всех кандидатов и даст ему трех финалистов, за это время он может свою работу делать, и HR он нанять не хочет. И вот он сидит на этих восьми стульях, с одного на другой прыгая, нигде не задерживаясь. Сам себя как учредитель или как директор он бы давно уволил. Если бы у него был сотрудник, который вывел ноль сотрудников за месяц, за второй и за третий, и он бы еще и зарплату получал, он бы сказал: «Проваливай», понимаешь? Но он сам себя не может уволить, потому что не видит, какие роли он занимает, это все путается у людей.

Я осознанно много описывал то, как писать регламенты, то, как создавать папки, как проводить аттестации, как руководить компанией. У меня это самая слабо описанная сейчас должность из всех, но это моя точка роста. Сейчас я описываю уже именно управление компанией.

Процесс непрерывного улучшения

Мария: Я обратила внимание, что в жизни вокруг тебя много интересных деталей – нюансов в интерьере, каких-то флажков в определенных местах, ты обращаешь внимание на нюансы. Это твоя особенность? И, в принципе, такой перфекционизм в упаковке, докрутка каких-то деталей в бизнесе… У меня возникает такое ощущение, что ты на каждом узле докручиваешь конверсию, как мне кажется со стороны, когда я читаю твои посты. Это у тебя врожденное, раскрытый талант или ты воспитал в себе такой подход?

Олег: Это называется процесс непрерывного улучшения. Если ты с чем-то перестаешь работать и что-то перестаешь развивать, это начинает умирать и останавливается. Если ты свое тело не тренируешь по гибкости, оно становится заскорузлым, если ты силу и выносливость не тренируешь, она становится меньше, силы теряются, выносливость уходит – ничто не остается неизменно долго в состоянии стабильности. То есть, если мы видим что-то, что не развивается, то это умирает. Поэтому мне хочется, чтобы компании мои имели процесс непрерывного улучшения. Поэтому мы постоянно находимся в поиске решений, интересных идей.

Мария: В общем, это твой сознательный выбор.

Олег: Ну, это необходимость я даже считаю.

Мария: Хорошо, а как быть с такой темой, что ты не веришь, что люди меняются, и когда ты нанимаешь сотрудника, то нужно смотреть твердые факты его биографии?

Олег: Конечно.

Мария: Но вот нюанс. У тебя раньше была такая фишка, как подавляющее лидерство, то есть как бы у тебя были твердые факты про то, что ты как лидер подавлял. Но ты же это осознал и исправил, то есть я к тому, что на твоем примере, получается, что все-таки трансформация возможна?

Олег: Конечно, но на это понадобилось два года. Сколько ты готова к экспериментам, если ты берешь нянечку для своего ребенка? И она говорит: «Вы знаете, я с детьми никогда не работала, но я научусь. Я обязательно научусь и я уверена, что у меня должно получится. Дайте мне шанс». И ты говоришь: «Ну, это же мой ребенок, я не могу такие риски себе позволить». Твоя компания – это твой ребенок. Готова ли ты к экспериментам? Готова ли ты брать водителя, который говорит: «Блин, я первый раз сажусь за руль, но до аэропорта довезу»? И он тут же берет и стукается об один отбойник, второй, и ты думаешь: «Ну, нафиг. Лучше поеду с профессионалом».

Мария: Короче, это просто твой выбор не давать шанса тем, кто не имеет твердых фактов.

Олег: Когда ты приходишь в магазин и видишь ящик с помидорами, а рядом ценник: «100 рублей». Ты берешь оттуда самые спелые помидоры, выбираешь их. Если ты захочешь подгнившие снизу достать, ты тоже за них заплатишь 100 рублей. У нас есть сервис Hrscanner.ru, я им сам два с половиной года пользуюсь и всех своих друзей на него подсадил, у нас 800 клиентов. Из них куча вообще незнакомых мне компаний и людей, но они в восторге. Почему? Потому что если ты научился отбирать людей, ты будешь брать себе самых достойных, самых крутых. Если же ты в этом слаб, тебе будут доставаться те, кто тебя продал, затер или те, кого не взяли остальные. Ты будешь довольствоваться посредственным персоналом и они будут делать посредственную работу. Кто-то из них поменяется путем проб и ошибок, разбив тебе десять сделок, разрушив тебе наполовину компанию, и скажет: «Спасибо вам, Олег, вы сделали меня лучше». Я говорю, у меня не институт благородных девиц и не школа реабилитации покалеченных жизнью людей. Я хотел бы брать счастливых, здоровых, довольных жизнью профессионалов, а не пытаться изменить жизнь покалеченным травмами, алкоголем, разрушенными судьбами.

Мария: Хорошо, тогда последний вопрос. Давай возьмем призму личный бренд – сотрудник. У тебя на сайте Whitewill.ru огромная галерея сотрудников, плюс сейчас завели эту тему топ-брокеры и так далее. Как ты считаешь, сотруднику на рабочем месте надо ли задумываться о личном бренде, о контенте каком-то, вести социальные сети, показывая, допустим, свою лояльность. Ну, в хорошем смысле, если это есть, если ему нравится. Ты как владелец бизнеса, который наблюдает за разными компаниями, для тебя важно, чтобы сотрудники внутри были брендами? Или это не принципиально? Своим сотрудникам ты бы какой месседж дал?

Олег: У меня есть некие стандарты того, как он должен общаться, как он должен выглядеть и какими качествами он должен обладать, вот это, я считаю, его личный бренд как сотрудника. Если он ведет социальные сети какие-то, я никак в это не вмешиваюсь, но и не являюсь сторонником звезд. Все не любят звезд, таких, которые независимые, которые блещут и только и думают, как бы себе побольше урвать. У нас нельзя собственный телефон использовать для коммуникации с клиентами, у нас нельзя вести переписку через свои мессенджеры и через свои директы. Те, кто это делают, даже если нам это неизвестно, находятся под большим висячим мечом, потому что нашей политикой это запрещено. Если кто-то из моих сотрудников видит и все равно продолжает коммуницировать через свой Instagram, через свой Вконтакте или директ, или через свой WhatsApp, они, по факту, пока что просто еще не пойманы, потому что компания генерирует клиентов и претендует на то, чтобы эти клиенты все-таки были частью и собственностью компании, а сотрудник по нашему соглашению с ними работает, и большая ошибка, когда люди начинают воспринимать: «Это мои клиенты».

Я понимаю, когда друг к нему обратился, знает, что он занимается недвижимостью, и хочет купить через него квартиру. Мы за это даем дополнительные 10% к сделке. За то, что он, по факту, выполнил работу отдела маркетинга. Но осознанно делать продолжительно работу отдела маркетинга не требуется. Те, кто заставляют сотрудников вести соцсети и прокачиваться, зачастую просто перекладывают на них функцию лидогенерации, ответственность за неспособность выстроить отдел маркетинга, потому что тогда я должен ему и за лиды платить. А если он сидит, сам генерирует лиды и говорит: «Это мои лиды, это мои клиенты, это я сам с ними работаю», для меня это представляет угрозу и опасность как для предпринимателя, потому что появляется неконтролируемый, неуправляемый поток. Мне это неинтересно и невыгодно. Я бы хотел, чтобы каждый делал свою работу. Я тогда должен с него как с маркетолога спросить: «Слушай, ты потратил 5 или 10 часов вместо продаж на то, чтобы писать посты, встречаться с кем-то и так далее. Сколько это принесло заявок, какая их цена», понимаешь?

Мария: Да.

Олег: Поэтому я сторонник работы с профессионалами, но мы договариваемся, кто за что отвечает. Я же не прошу их аренду оплачивать за офис или не прошу своих брокеров сайты мне делать. Каждый должен своим делом заниматься. Если таксист думает, как должно выглядеть приложение, через которое люди заказывают, и где брать клиентов, он уже становится предпринимателем, а ты помнишь, что предпринимателей я не сильно люблю у себя в компаниях.

Мария: Это было третье возражение из Интернета.

Олег: Да, я думал и я понимал, что я же сам себе придумываю ограничения. Так же и большинство людей – они что-то хотят начать, и у них тысяча возражений. Я понял, что это реально необъективные причины, это возражения и я буду делиться этим. При всем при этом, если мир не будет реагировать, значит действительно это ограничение, а если будет реагировать, значит это просто мои «отмазки» и я для себя принял решение просто двигаться вперед. Несмотря на это, у нас самый большой онлайн образовательный курс в Интернет для женщин, который называется «Путь женщины». Ни у кого ничего нет масштабнее.

Мария: Да.

Олег: Ну, потому что отдел маркетинга должен привлекать клиентов, а отдел продаж должен продавать, и как только брокер сочетает в себе две функции, это уже становится менее продуктивным.

Мария: Да, это четкое разделение разных сущностей, как у тебя и в управлении, создании бизнеса, так и внутри компании. Круто, я услышала. Олег, огромная благодарность. Для меня вот инсайты, инсайты, инсайты. Такая у тебя жесткая позиция по многим вопросам и отличающаяся в каких-то местах от общепринятых вещей. Это очень круто, благодарю тебя. Для меня твой бренд стал еще более проявлен, понятен и он созвучен с тем контентом, который ты делаешь, просто здесь получилось глубже.

Олег: Спасибо.

Мария: Круто! Благодарю тебя.

Олег: Пока-пока.


Плюсануть
Поделиться
Отправить
Класснуть

Мы в соцсетях


Политика конфиденциальности Пользовательское соглашение Договор-оферта support@azarenokpro.com